Партнеры журнала:

Регион номера

Дороги и направления

Карелия оказалась на пороге дефицита древесины

Власти Республики Карелия готовят комплекс мер, с помощью которых будет решаться проблема нехватки сырья для лесопромышленного комплекса региона. Среди направлений работы ограничение экспорта балансовой древесины и поддержка экспорта продукции глубокой переработки, а также стимулирование рационального лесопользования. Конкретные шаги по ним обозначены в региональных документах лесного планирования.

Лесной план и Стратегия развития лесного хозяйства Республики Карелия приняты в 2019 году. В качестве проблемных вопросов в обоих документах указаны следующие: «отсутствие сырья в ближайших регионах, вывоз сырья за пределы Республики Карелия, экспорт круглых лесоматериалов, изменение структуры стоимости перевозки, увеличение спроса на внутреннем рынке (например, за счет роста интереса к деревянному домостроению), увеличение спроса на внешних рынках (целлюлоза, пиломатериалы, древесные плиты)». Все эти тенденции долгосрочные, несмотря на замедление развития экономики в текущем году, поэтому нуждаются в четком перспективном планировании. И хотя вопросы экспорта леса решаются на уровне федерального правительства (президент РФ в конце сентября утвердил перечень поручений по итогам совещания о развитии и декриминализации лесного комплекса) у региональных властей есть собственные механизмы стимулирования развития производства и сдерживания негативных факторов.

Отчасти недостаток древесного сырья – следствие эффективного экономического развития республики. Согласно официальным данным, в последние годы в Карелии введены в строй новые мощности лесопиления, в том числе ООО «Соломенский лесозавод» – до 300 тыс. м3 пиломатериалов, ООО «Русский лесной альянс» – до 50 тыс. м3 и современный завод ООО «ДОК "Калевала"» по производству 300 тыс. м3 ориентированно-стружечных плит. Всего же в деревообрабатывающей и плитной промышленности насчитывается более десяти предприятий, выпускающих широкий спектр продукции деревообработки, в том числе пиломатериалы, ориентированно- и древесно-стружечные плиты (ОСП и ДСП), топливные гранулы, домокомплекты. При этом на «Калевале» готовятся к строительству второй очереди производства ОСП, которая позволит довести объем выпускаемой продукции до 550 тыс. м3.

«Начало реализации инвестпроекта было запланировано на первую половину 2020 года, но по объективным причинам его пришлось отложить до нормализации эпидемиологической обстановки, – сообщил в начале лета глава Минпромторга РФ Денис Мантуров. – Уверен, что дополнительный объем производства будет с успехом реализован на рынках присутствия российского предприятия. Уже есть предварительные договоренности с покупателями».

Планы модернизации и расширения производства есть и у других карельских предприятий ЛПК. Кроме того, в республике четыре предприятия целлюлозно-бумажной промышленности: ОАО «Кондопога», ООО «РК-Гранд», ООО «Сегежская упаковка» и АО «Сегежский ЦБК», который планирует ввод новых мощностей по производству целлюлозы в объеме 200 тыс. т.

«Создание новых производств привело к увеличению объемов переработки древесины на один миллион кубических метров в год», – отмечается в Стратегии развития лесного хозяйства. В дальнейшем потребность в древесине увеличится еще на 2–2,2 млн м3 в год. Действующие предприятия по механической переработке леса (лесопильные и фанерные производства) обеспечиваются местным сырьем из лесов Республики Карелия полностью при заготовке около 6–7 млн м3 в год. А предприятия химической переработки древесины в виде хвойных балансов, испытывают сырьевой дефицит около 50%.

Частично справиться с нехваткой сырья можно за счет снижения доли экспорта лиственных балансов. Если заготавливать 7 или 8 тыс. м3 древесины в год, то новые производства древесных плит (ДСП, MDF, ОСП) получат дополнительно около 500 или 700 тыс. м3 древесины соответственно. До 15 января 2021 года правительство страны должно принять меры, «направленные на установление начиная с 1 января 2022 года запрета на вывоз из РФ необработанной и грубо обработанной древесины хвойных и ценных лиственных пород», возможно и дальнейшее совершенствование законодательной базы.

На фоне активного развития ЛПК в республике обостряется проблема транспортной доступности. При выгодном географическом расположении Карелии – по соседству с Финляндией, то есть с Евросоюзом, и недалеко от Москвы и Санкт-Петербурга, который еще и открывает промышленным предприятиям выход в порты Балтики, – внутренняя транспортная инфраструктура на весьма низком уровне.

«Значительная часть участков лесного фонда, расположенных в удаленных северных лесничествах (Лоухском, Медвежьегорском, Кемском, Беломорском) с расчетной лесосекой около 1,3 млн м3, не переданы арендаторам, что связано с экономической недоступностью (убыточностью заготовки и вывозки древесины) этих участков в настоящее время, – указывают эксперты. – Объем ежегодной расчетной лесосеки предусматривает возможный съем древесины всеми видами рубок, исходя из лесохозяйственных требований, и не учитывает экономическую доступность лесных ресурсов: наличие лесовозных дорог, техническую оснащенность лесозаготовителей, экономическую целесообразность ведения лесозаготовок на лесных участках с низким запасом древесины».

Слабое развитие производственной и дорожно-транспортной инфраструктуры препятствует освоению эксплуатационных лесов. В списке поручений президента есть пункт о стимулировании строительства лесных дорог, предложения по данному направлению также должны быть представлены до 15 января 2021 года. Сейчас эту обязанность вынужденно берут на себя лесопользователи, поскольку они нуждаются в древесине. Но дорожное строительство весьма дорогостоящий процесс, бизнес стремится сэкономить на качестве, а также провести основной объем работ в зимний период, то есть лесозаготовка становится сезонным производством. Это, в свою очередь, сказывается на уровне жизни в карельских моногородах, поскольку в семи из одиннадцати градообразующими являются предприятия лесной промышленности. К тому же теплые зимы последних лет еще укорачивают период лесозаготовки, так что экономическая проблема оборачивается и социальной.

Карелия почти попала в замкнутый круг. Существенно увеличить объем лесозаготовки в республике уже не получится, а потому бизнесу категорически невыгодно строить новые лесные дороги – если придется возить из других регионов, то по действующим трассам федерального и регионального значения. В то же время без дорог невозможно освоение эксплуатационных лесов в полном объеме.

«Густота дорожной сети в Республике Карелия составляет 2,27 км на 1000 га лесной площади, а для полного охвата лесохозяйственными мероприятиями и организации оптимального лесопользования необходимо 10–15 км на 1000 га», – указано в стратегии. В Лесном плане строительство лесовозных дорог круглогодичного действия по всем лесничествам определено в объеме 350 км, а реконструкция лесовозных дорог – в объеме 330 км в год. Создание дополнительной лесной инфраструктуры, согласно Лесному плану, потребует ежегодных вложений около 700 млн рублей.

Источники финансирования не определены. Поэтому эксперты предлагают «предусмотреть выделение части средств региональных дорожных фондов на строительство лесных дорог, а на лесные проезды – дороги лесохозяйственного назначения – направить средства субвенций». Тем более что лесные дороги впоследствии можно эксплуатировать как объекты многоцелевого назначения: для развития экономики региона (туризма, охоты, рекреации) и жизнеобеспечения лесных поселков. Еще один вариант – допустить лесопользователей к государственному заказу на ремонт и содержание межпоселковых дорог общего пользования, используемых для вывозки древесины. Без подключения новых инструментов, как подчеркивают составители Лесного плана Республики Карелия, «плановые показатели плотности дорог за период действия предыдущего Лесного плана не достигнуты, и к 2028 году достичь их уровня практически нереально». Однако тактические шаги в этом направлении правительство Карелии еще разрабатывает. 

Текст Мария Алексеева

Другие статьи рубрики Регион номера: Республика Карелия

Обзоры ЛПК регионов России