Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Регион номера

Разница потенциалов

Кадровая проблема лесного хозяйства завязана на социальной сфере

Власти Республики Карелия оценивают кадровое обеспечение лесного хозяйства в целом удовлетворительно. Согласно официальной информации, 33% работников имеют высшее образование, 35% – среднее специальное и 32% – среднее и прочее. В качестве основной проблемы эксперты указывают потребность в омоложении кадрового состава квалифицированными специалистами. Однако условия, которые регион может предложить, абсолютно не конкурентоспособны.

Данные Лесного плана и Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Карелия расходятся. Так, составители плана посчитали, что в 2018 году число работников лесопромышленного комплекса региона было 12,6 тыс. человек, в том числе 3931 человек в лесозаготовке, 3118 человек в деревообработке, 5572 человек в целлюлозно-бумажной промышленности, 6712 человек в лесном хозяйстве. В то же время в отчетах «Карелиястат» значится, что в 2018 году в республике в общей сложности лесоводством и лесозаготовкой были заняты 6,2 тыс. человек, обработкой древесины и производством изделий из дерева – 5,3 тыс. человек, а, по данным за первое полугодие 2020 года, среднесписочная численность занятых лесоводством и лесозаготовкой – 4354 человека, обработкой древесины – 3950 человек, производством бумаги – 5282 человека.

Как видно из приведенных данных, число работающих в ЛПК и лесном хозяйстве снижается. Несомненно, одной из причин является общее замедление в экономике страны. Однако, кроме пандемии как относительно недавнего и краткосрочного фактора (по крайней мере ретроспективно), есть более существенные проблемы.

Средний возраст работников лесного и лесопромышленного сектора в Карелии – 45 лет, причем в лесничествах – 47 лет. Стаж работы в отрасли более 15 лет у 48% работников, в том числе в лесничествах у 56% – таковы данные Лесного плана. Однако SWOT-анализ социальной инфраструктуры и кадрового обеспечения лесного комплекса, приведенный в отраслевой стратегии развития, в качестве угрозы отрасли фиксирует текучесть кадров (специалистов и квалифицированных рабочих), снижение качества миграционного притока, рост доли низкоквалифицированных кадров, а также деградацию социально-бытовой сферы и снижение качества и уровня жизни из-за недоступности социальных услуг. Моноэкономика лесных поселков порождает дефицит рабочих мест для других членов семьи.

Но одна из фундаментальных проблем отрасли – низкая оплата труда. По данным одного из популярных интернет-порталов по поиску работы, инспектору в ГКУ РК «Муезерское центральное лесничество», который «осуществляет государственный контроль за состоянием, использованием, воспроизводством, охраной и защитой лесов в районе нахождения государственного лесного хозяйства (лесхоза), а также разрабатывает и осуществляет мероприятия по повышению продуктивности и качественному составу лесов», предлагается заработная плата 21 834 руб. в месяц. На другом портале государственному инспектору по охране леса в Лахденпохье обещают 13–20 тыс. руб., отводчику леса в Пудоже – 20 тыс. руб. (для сравнения: водителю лесовоза – от 100 тыс. руб.).

На проблему отрасли обратили внимание федеральные власти. В конце октября вице-премьер правительства РФ Виктория Абрамченко выступила в Совете Федерации на правительственном часе и отметила: «Главной задачей для нас является вопрос сохранения кадрового потенциала в отрасли. Если не будет специалистов-лесников на земле, у нас ничего не получится. Государство должно обеспечить защиту таких людей и гарантировать им достойную заработную плату».

А пока отрасль будет испытывать недостаток квалифицированных рабочих и специалистов. И чем больше средств государство вкладывает в техническое оснащение лесного хозяйства, тем критичнее нехватка кадров. Например, в АУ РК «Карельский центр авиационной и наземной охраны лесов» износ техники, по данным на 2018 год, составляет всего 15%. В техническом резерве центра 10 бульдозеров, 12 лесопожарных тракторов, 25 пожарных автоцистерн, 10 колесных тракторов, 59 мотопомп, 178 РЛО, шесть вахтовых автомобилей, пять тягачей с тралами, 35 грузовых машин, вертолет, шесть самолетов и восемь катеров. Кто будет управлять этой современной техникой?

«В ближайшее время, с переходом к интенсивной модели лесопользования, в Карелии также обострится проблема подготовки работников для лесозаготовки – в связи с модернизацией и автоматизацией лесозаготовительной техники, а также необходимостью проведения несплошных рубок леса с применением экологически безопасных технологий», – отмечают составители стратегии. В регионе есть специализированные учебные учреждения, например, Шуйско-Виданская лесотехническая школа, в которой готовят рабочих по таким специальностям, как тракторист на трелевке и вывозке леса, вальщик леса, машинист харвестера, машинист форвардера.

Однако при тенденции оттока населения в города, райцентры и мегаполисы диспропорции рынка труда и системы профобразования в долгосрочной перспективе угрожают устойчивому социально-экономическому развитию республики. «Риски связаны с неконкурентоспособностью индустрии на рынке современной рабочей силы, а также с резким сокращением рабочих мест в лесном секторе экономики вследствие масштабной технологической модернизации и реструктуризации компаний», – отмечают эксперты. Особенно сильно дефицит квалифицированных кадров и низкий уровень подготовки работников может отразиться на реализации новых инвестиционных проектов, заявленных в стратегии. 

Текст Мария Алексеева

Другие статьи рубрики Регион номера: Республика Карелия

Обзоры ЛПК регионов России