Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

События

Черные и белые лебеди 2020 года

Авторская версия

В Москве 16-17 сентября в пятый раз прошла конференция «Рынок леса и пиломатериалов» компании MaxConference. Пока внимание всего мира приковано к коронавирусу, лесной отрасли угрожают такие же непредсказуемые, но более долгосрочные «черные лебеди», возникшие еще до пандемии. Ведущие аналитики и топ-менеджеры отрасли включают в этот список торговую войну США с Китаем и вызванное потеплением климата нашествие жука-короеда в Европу и, вероятно, в Россию. Помогут же лесной отрасли цифровизация и мировой тренд на экологичность.

Новая норма и возвращение короеда

Конференцию открыла секция о мировых тенденциях и экспортных возможностях российского ЛПК. «Мы все делаем вид, что всё нормально, но должен признаться, что у меня вид на зал довольно странный», – начал модератор первой секции, старший менеджер StepChangeConsulting Алексей Бесчастнов, глядя на гостей, рассаженных по залу на расстоянии двух метров друг от друга. Многие докладчики и слушатели участвовали в мероприятии удаленно, по видеосвязи. «Впервые в этом году участвую в оффлайновом мероприятии», – разделила необычные ощущения первый докладчик конференции – директор по маркетингу Segezha Group Надежда Рязанцева. По ее словам, компания разработала несколько экономических сценариев для себя на 2020 год, и пока реализуется средний из них. Топ-менеджмент уже начал готовиться ко второй волне коронавируса: важно иметь готовый план и в нужный момент набраться духа для принятия быстрых решений, промедление в 1-2 дня критично для бизнеса, отметила Надежда Рязанцева.

Надежда Рязанцева

Продукты группы являются базовыми и заметно зависят от строительного рынка, но несмотря на неприятные сюрпризы, год был полон и возможностей, рассказала аналитик: в Китае из-за карантина остановили производство фанеры из местных пород, и рынок стал переключаться на берёзовую. «Мы увидели глобальный всплеск спроса и, как серферы, поймали эту волну», – заключила Надежда Рязанцева.

Российский рынок пиломатериалов компания оценивает в 10 млн м3 и не ожидает на нем роста. В первом полугодии 2020 г. экспортные продажи просели на 2%, в основном за счет Китая (-7%).

По китайским данным, импорт хвойных пиломатериалов в страну за семь месяцев года снизился на 9,7%, при этом в портах Поднебесной стали накапливаться беспрецедентные запасы продукции. Эта тенденция возникла ещё до пандемии, хотя коронавирус и укрепил её. В конце 2019 года на покупательной способности строительного сегмента в Китае стал сказываться слабеющий юань: разгоралась торговая война с США. «Каждый час мы пересматривали цены на переговорах с китайскими партнёрами», – вспоминает Надежда Рязанцева.

В последнее время цены удается точечно повышать, восстановлению помогают два фактора: правительство Китая оказало серьезную поддержку своему бизнесу, а европейцы и канадцы перенаправили часть поставок на рынок США. В средней перспективе, впрочем, аналитик не ожидает в Китае заметного улучшения.

Алексей Бесчастнов
Алексей Бесчастнов

В Европе возникло бедствие, с которым ранее столкнулись тихоокеанские районы Канады – нашествие жука-короеда. Это привело к появлению на рынке больших объемов дешёвого сырья и росту поставок в Китай, Египет и внутри Евросоюза. Германия и Швеция в определенных нишах отыграли долю у россиян в Китае. В августе на европейском рынке древесной продукции наблюдалось необычное оживление торговли и повышение цен, видимо, связанное со строительством частных домов.

Волна дефицита спроса на рынке ЛПК, по оценке Надежды Рязанцевой, уже прошла, и к 2025 году потребление древесной продукции превысит производство. Этому будет, в частности, способствовать тренд на экологичность, снижение доступности лесов и рост стоимости сырья.

2021-й станет годом восстановления на ведущих рынках ЛПК: в США, Китае, на Ближнем Востоке. Доминирует на мировом рынке строительный сегмент (70% потребления хвойных пиломатериалов), мебельный заметен главным образом в Европе. По чувствительному рынку мебели удобно отслеживать здоровье экономики в различных странах.

Цены на российские пиломатериалы в 2019 г. упали на 20%. В 2020 г. они отыграют всего 1%, в следующем году – еще 7%, оценивает Надежда Рязанцева. «Среднесрочные тренды в основном проявились ещё до пандемии и только усилились с ее приходом», – взял слово Алексей Бесчастнов. – «В системе растет уровень долга, стоимость денег остаётся низкой, а рост экономики при этом замедляется. Математически и психологически эти составляющие жить вместе не могут, и такая реальность плохо влияет на инвестиционную активность. В этом смысле пакеты экономической поддержки в США сделали только хуже: долг вырос относительно ВВП ещё больше».

Сам по себе коронакризис при этом нельзя назвать крупнейшим в мировой истории: апрельский провал компенсировался достаточно резким восстановлением. Ввод нового жилья в США в 2020 году останется на среднем уровне за последние 50 лет – 1,5 млн единиц.

«Тренд, который можно было предвидеть – это всплеск DIY-сегмента. Люди сидели на карантине в своих домах и решили заняться их улучшением. Рост продаж HomeDepot в США во втором квартале 2020 г. составил 25%», – продолжил Алексей Бесчастнов.

Аналитик выразил мнение, что сейчас хорошее время для поставок пиломатериалов и плит OSB в США, если у компаний есть такая возможность. Цены в стране примерно на 40% выше предыдущего пика 2018 года.

По словам Алексея Бесчастнова, есть первая информация, что вспышка жука-короеда началась не только в Европе, но и в некоторых регионах Сибири. «Мягкая зима, сухое лето, отчасти эффективная профилактика пожаров – те же триггеры доберутся и до России, а может быть, уже добрались», – отметил аналитик. Бесчастнов рассказал об аналогичной эпидемии короеда, начавшейся в середине девяностых в канадской провинции Британская Колумбия. Во многом из-за нашествия вредителя выпуск пиломатериалов в провинции сократился с 41 млн м3 на пике в 2005 году до нынешних 24-28 млн м3. Местные власти долгое время игнорировали эпидемию и не поднимали расчетную лесосеку, а когда все же решились поднять, заготовка резко упала, потому что древесина уже успела повредиться.

Похожая картина может ждать Германию и Россию, причем климатический цикл может оказаться короче, чем в прошлый раз в Канаде (20-25 лет), поэтому последствия нужно учитывать в инвестиционных решениях уже сейчас. Эпидемия короеда скажется на конкурентоспособности всех игроков.

«Сами эпидемии вредителей цикличны, они случались ещё до появления человека. Но климатологи говорят о том, что природные процессы стали интенсивнее по частоте, амплитуде и географии. Поэтому сложно на предыдущих примерах прогнозировать, как ситуация сложится в этот раз», – дополнил коллега Алексея Бесчастнова, аналитик Николай Беляев. Европейские власти, отметил Беляев, пока повторяют ошибку канадцев и игнорируют эпидемию. Для анализа ситуации с короедом в России компания использует свежие данные космической съёмки.

«Влияние коронавируса не долгосрочное, даже в России реальное падение пришлось только на март-май», – согласился с оценками коллег ведущий научный сотрудник Института природных ресурсов Финляндии (Luke) Евгений Лопатин. – «Более серьезные последствия, на мой взгляд, имеют другие факторы. В основном они относятся к изменению климата, которое повышает вероятность экстремальных событий: нашествия вредителей, связанных с ними ветровалов и так далее».

В России изменение климата проявляется в более теплых зимах и сыром лете. «Два-три дня температуры -30°C зимой решают проблему короеда. Но такое случается в России все реже. Из-за этого за зиму короед успевает родить сразу два поколения, а не одно. Если не случится морозов, в 2021 году мы увидим вспышку на Северо-Западе России, в Финляндии и Швеции», – прогнозирует Евгений Лопатин.

Исследователь подтвердил, что короед уже присутствует в Сибири. Первая волна распространения, пока слабая, началась в Красноярском крае.

Основной породой для короеда является ель, поэтому он так повлиял на лесную отрасль в Германии, где ели много и ее качество высокое. Если пиловочник поврежден короедом, цена за кубометр падает примерно с €60/м3 до €17/м3. Активизируются и другие вредители: сосновый пилильщик и грибы, повреждающие берёзу. В Европе риски, связанные с вредителями, уже можно застраховать. Европейцы также развивают производство биотоплива из поврежденной древесины – в России эти возможности ограничены в силу нефтегазовых приоритетов экономики.

Комбинирование космосъемки и данных с беспилотников решает проблему старых данных лесоустройства в России и может сочетаться с анализом климатических прогнозов. Эти технологии можно также использовать для умного планирования делянки под целевой выход конкретных сортиментов. Известный принцип Парето действует и здесь: 20% делянки способны давать 80% пиловочника, рассказал Евгений Лопатин.

Теплый климат способствует и ускорению роста лесов и, соответственно, распространению лесных пожаров. Такие сильные пожары, как в Австралии и США в этом году, способны в свою очередь менять микроклимат вокруг себя. Катастрофические пожары в Австралии могут быть связаны с широким распространением плантаций эвкалипта, дополнила Надежда Рязанцева. Такие леса очень тяжело тушить, и пожары начались именно с них.

В заключение Евгений Лопатин поделился прогнозами на ближайшее будущее. Тренд низкоуглеродной экономики набирает обороты в Европе: компенсации за выращивание древесины и аккумулирование углерода вместо рубок уже являются вторым по объему продуктом лесного хозяйства. Поскольку сократить выбросы полностью нельзя, для соблюдения положений «Зеленого пакта» (EuropeanGreenDeal) будет увеличиваться площадь старовозрастных лесов.

В Финляндии по итогам 2020 г. объемы заготовки сократятся на 10%, цены на пиломатериалы снизятся на 4%. Заметным будет сокращение бумажного производства (-15%), но вырастет спрос на упаковку.

В 2019 г. 55% заготовленной в Австрии древесины было повреждено короедом, в Германии – до 80%, рассказал советник по экономике и политике Европейской организации лесопильной промышленности (EOS) Диего Бенедетти: «Нам повезло, что Китай поглотил этот объём, в Европе не было мощностей, чтобы его переработать». Если в 2017 г. объем поврежденной древесины в Европе составлял 27 млн м3, то в 2020 г. ожидается более 100 млн м3.

Краткосрочно из-за короеда в Центральной Европе будет наблюдаться избыток сырья по сниженным ценам. Экспорт в Китай и даже в США стал конкурентоспособным.

Среднесрочно сырья будет не хватать, особенно елового, что приведет к консолидации рынка. В долгосрочной же перспективе из-за изменения климата потребуется найти способ, как продавать рынку больше лиственной древесины, заключил Бенедетти.

По итогам 2020 года снижение ВВП в Европе составит 8%, строительства – 11,5%. Германия и Скандинавия, возможно, потеряют не более 4%, но во Франции, Великобритании и на юге Европы падение превысит 10%. Восстановление в 2021-2022 гг. не сможет полностью компенсировать нынешнее снижение.

Будущее потребления в строительном секторе под вопросом: текущие проекты возобновляются, но пока неясно, насколько активно будут инициироваться новые. Сегменты DIY, ремонта и упаковки относительно благополучны, ситуация в мебельной отрасли хуже. После финансового кризиса 2008 года производство деревянной мебели в Европе не вернулось к прежним объемам и даже начало снижаться.

Надежду, по мнению Бенедетти, даёт то, что доля дерева в домостроении растет: в Германии с 13% в 2007 г. до нынешних 19%, в Австрии – с 14% в 1998 г. до 24% в 2018 г. К тому же использование дерева все чаще рассматривается как инструмент борьбы с изменением климата.

Стабильным рынком для многих европейских стран является Япония, где доля деревянного домостроения достигает 55-58%. Все важнее для европейцев становится и Китай, растут поставки в США. Большие возможности несет египетский рынок: в стране молодое население, ежегодно вводится 500 тыс. единиц жилья.

Потенциал роста есть и в таких регионах, как Индия, на этом огромном рынке потребление дерева на душу населения пока очень сильно отстаёт от уровня Европы или Японии, отметил Диего Бенедетти.

Директор AFRY ManagementConsultingПеттериПихлаямяки коснулся влияния COVID на рынок целлюлозно-бумажной продукции. Он отметил связанные с пандемией разрыв цепочек поставок, высокие складские запасы и ускорение падения спроса на полиграфические бумаги. Вместе с тем, текущая ситуация приведет к сокращению новых проектов в 2020-2021 гг., что хорошо скажется на отрасли.

Спрос на пиломатериалы в Европе по итогам года сократится на 10%, в Северной Америке – всего на 5%, но и восстановление там будет медленным, отметил Пихлаямяки.

Во время карантина многие финские и шведские лесопилки приостанавливали производство по рыночным причинам и из-за ограничительных мер. Целлюлозные мощности эта ситуация почти не затронула.

Несмотря на рост заготовки в Скандинавии, запас лесных ресурсов растет. Самообеспеченность компаний сырьем в Швеции достигает 50-65%, что намного выше, чем в Финляндии – это дает шведским лесопромышленникам большую гибкость. Вместе с тем, конкуренция на шведском рынке привела к росту цен на круглый лес относительно Финляндии за последние 20 лет. Трансграничная торговля лесом в странах Скандинавии, Балтии и на российском Северо-Западе постепенно снижается по всем направлениям.Нашествие короеда повлияло на стоимость лесного сырья в 2020 г. гораздо больше, чем пандемия.

Лесная отрасль адаптируется к новым реалиям, ускорит темпы цифровизации и будет уделять много внимания нейтрализации рисков, заключил Пихлаямяки. Глава египетской компании ElshalTimber Ибрагим Эльшаль поделился взглядом на рынок Северной Африки. Медианный возраст населения в этом регионе – один из самых низких в мире и составляет 25 лет, а прирост населения – 1,8% в год. Оба фактора говорят о больших перспективах роста потребления в будущем, хотя высокие цены на жилье являются проблемой для жителей региона.

Поставки пиломатериалов в шесть стран региона в 2019 г. составили 7 млн м3, из которых 4,3 млн м3 пришлось на Египет. В первом полугодии 2020 г. в Египте произошло снижение импорта на 15%. Восстановление поставок ожидается в декабре: с июня по ноябрь египетское правительство замораживало жилищное строительство в связи с коронавирусом. При этом продолжается несколько крупных проектов в государственном секторе.

Несмотря на то что туризм почти полностью на паузе, экономическая ситуация в Египте остается достаточно стабильной, инфляция держится на невысоком уровне (3,4%). Займы Всемирного Банка и МВФ в апреле помогли не повторить кризис 2016 года, когда импортеры не имели возможности платить поставщикам, хотя внешний госдолг Египта из-за этого вырос до $111 млрд.

Пиломатериалы в основном поставляются в Египет навалом. В отличие от россиян, облагаемых 2%-ной пошлиной, скандинавские компании поставляют пиломатериалы беспошлинно.

Деревянного домостроения в Египте нет. Основные области применения древесины – двери и оконные блоки из сосновых досок камерной сушки 18-22% (Швеция, Россия, Финляндия, Прибалтика), дешёвая мебель и мебельные плиты из еловых досок (Скандинавия, Россия, Германия; более дорогую мебель поставляют из лиственной древесины), а также паллеты, опалубка для фундаментов (балки – боковая доска 25 мм из скандинавской сосны и стойки, которые в Египте называют термином fillery – сосна/ель распила по схеме 1 Ex-Log естественной влажности или камерной сушки 70х70, 70х90, 90х90), строительные леса (сосна/ель 50х250-300 мм и стойки-fillery), недорогая обшивка крыш (стойки-fillery и еловая доска).

На профилированные и строганые пиломатериалы высокого качества спроса нет, египетские компании покупают обрезные доски: сосну различных сортов, а ель – преимущественно низких. В очень ограниченных объемах египтяне покупают и низкосортную лиственницу. Договоры заключаются на фактические сечения после сушки, а не номинальные.

Первый зампред председателя правления Белорусской универсальной товарной биржи Андрей Новиков поделился историей ее создания. Изначально она планировалась как лесная, однако сейчас на торги выставляются также металлы и сельскохозяйственная продукция. Оборот биржи достиг $2 млрд в год, на ней аккредитовано 24 тыс. клиентов из 63 стран мира.

Широкая география биржевой торговли дала возможность удержать цены на хорошем уровне в пандемию, поскольку закрытие одних рынков приводило к перенаправлению поставок на другие.

Здесь торгуют многие средние и крупные трейдеры: им неинтересны долгие контракты, а биржевая торговля подходит их задачам. Экспорт пиломатериалов через биржу по итогам 2020 г. должен составить около 2,35 млн м3.

Интересными позициями на данный момент Андрей Новиков называет паллетную доску и щепу. Перед холодным сезоном и после ограничительных мер на биржу возвращаются потребители щепы из Прибалтики.

Поставляются в балтийские страны и пиломатериалы. Поскольку белорусским компаниям все еще сложно гарантировать крупные объемы поставок со стабильным качеством, основная масса экспорта из Беларуси оседает в портах Клайпеды и Риги, где сушится, допиливается, переупаковывается и отправляется по всему миру.

Страна участвует в программе субсидирования возврата вагонов китайскими экспедиторами. Поставка по железной дороге благодаря этому сравнялась по цене с морскими перевозками через порты Балтики, а время поставки втрое меньше, чем морским транспортом. По маршруту Минск-Чунцин доставка с таможенным оформлением осуществляется за 16 дней. Ежемесячные объемы продаж сейчас составляют 30 тыс. м3, в пул трейдеров пока входит шесть китайских компаний. Биржа комплектует целые контейнерные поезда под отправку с таможенным оформлением.

По оценке Всемирного банка, за пять лет до 2019 г. в ЛПК Беларуси было вложено $4,5 млрд. Деревообработка за это время выросла вдвое, лесозаготовка – с 19 до 27 млн м3.

Заметный рост сделок с лесом в 2019 г. связан с появлением короеда и соснового пилильщика и ветровалами, но по прогнозам, в дальнейшем заготовка леса будет сокращаться. При этом продолжают появляться мощности по переработке: Kronospan сформировал в Могилеве фактически кластер и регулярно производит там обновления, в этом году на проектную мощность выйдет Светлогорский ЦКК. Все это создаст напряжение на рынке. Видимо, часть пиловочника переквалифицируется в балансы. Цены на круглый лес почти сравнялись с российскими и продолжат резкий рост, и компании из России имеют возможность беспошлиннопоставлять лес в Беларусь по выгодным ценам, заключил Андрей Новиков.

Битва за Китай

Святослав Бычков
Святослав Бычков

Вторая сессия конференции была посвящена рынку Китая – стратегического партнера России в лесной отрасли. Открывая сессию, директор по маркетингу и коммуникациям «Илим Тимбер» Святослав Бычков напомнил, что в первой половине 2020 г. доля Китая в экспорте российских пиломатериалов достигла 70%.

Общий экспорт продукции ЛПК из России в 2019 г. составил $12 млрд, рассказала руководитель проекта по развитию экспортной логистики РЭЦ Алевтина Кириллова. Автомобильные поставки в Китай в этом году тормозились из-за коронавирусных ограничений, в портах наблюдалась нехватка контейнеров, и за счет стабильности железнодорожные перевозчики смогли увеличить свою долю в отгрузках.

Снижение внутреннего потребления привело к перераспределению поставок целлюлозно-бумажной продукции в страны СНГ. Задержки на границах и ограничение импорта во время карантина со стороны Индии, Турции и других стран снижали поставки продуктов ЦБП в страны дальнего зарубежья. «Мы работаем над тарифными преференциями и логистическими маршрутами, сотрудничаем с транспортными операторами, проводим вебинары и по итогам отправляем предложения компаний в Минпромторг», – продолжила Алевтина Кириллова. – «Также активно работаем с Минтрансом над проектом единого мультимодального документа, который бы упростил оформление перевозки. Сейчас мы формируем единое окно экспорта, своего рода МФЦ. Запуск площадки должен состояться в ноябре. Она будет включать цифровое оформление субсидий, доступ к лицензированию, таможенно-логистические и финансовые сервисы, а также алгоритм подбора торговых площадок, организацию онлайновых бизнес-миссий и форумов. Хотим также разработать единое окно для заказа транспорта».

«Мы смоделировали 18 основных экспортных маршрутов в рамках международных коридоров, наложили на них прогнозные товарные потоки до 2024 года и увидели узкие места», – отметила Алевтина Кириллова. – «Федеральный проект «Логистика международной торговли» предусматривает реконструкцию и модернизацию 38 специализированных экспортных пунктов пропуска. В основном они автомобильные, но есть железнодорожные терминалы и морские порты». Китайские власти не позволяют комбинировать пиломатериалы с другими грузами в одном поезде для получения субсидий на контейнерные перевозки, о чем важно помнить при формировании грузов. Кроме того, в ряде китайских провинций в последнее время снизился объем этих субсидий. При этом на продукцию глубокой переработки они существенно выше, чем на пиломатериалы, что позволяет конкурировать с морским фрахтом, рассказала Алевтина Кириллова. Российская часть транспортных субсидий компаниям тем выше, чем больше плечо поставки по России.

Падение экспорта в Китай пришлось скорее на необработанную продукцию, рассказала генеральный директор VladVneshService Жанна Мартынова. При этом с почти нулевой базы появились объемы поставок ДСП и фанеры. На рынке важно отслеживать изменения и их причины, отметила Жанна Мартынова и привела пример из другого региона: «Когда случилось падение импорта фанеры в Турцию, одна из крупных компаний отследила, куда направился поток продаж, и переориентировала поставки в Европу. Другая же выяснила исходную причину: в Турции построили два завода по выпуску березовой фанеры. Теперь поставляет им шпон».

«В этом году прилетели два черных лебедя. Первый из них – коронавирус, и если посмотреть на индекс PMI, то он как упал в связи с пандемией, так и отскочил», – рассказал в своем выступлении Святослав Бычков. – «Гораздо серьезнее ситуация с американскими торговыми санкциями. Под них попали деревянная мебель, аксессуары, элементы интерьера. Наши китайские партнеры почувствовали падение спроса на американском рынке».

Для России эта ситуация важна из-за породного состава пиломатериалов, которые отправляются в Поднебесную. Строительство и мебель – два основных сегмента потребления пиломатериалов в Китае, которые закупают из России сосну и ель соответственно. Темпы строительства в стране в I квартале 2020 г. упали всего на 4%, но важно, что в этом секторе до 60% пиломатериалов производится внутри страны из импортного пиловочника (сосна лучистая-Radiata pine из Новой Зеландии, тсуга-hemlock из Канады).

В мебельном секторе, наоборот, до 60% пиломатериалов – импортные, в первую очередь российские. При этом розничные продажи мебели в Китае в разгар пандемии упали на 32%, а экспорт мебельной продукции из-за санкций и пандемии – на 50-60%. Поэтому поставки еловой доски из России для этого сегмента пострадали гораздо серьезнее, чем сосновой – для строительства, отметил Святослав Бычков.

В китайских портах в 2019 г. накопились рекордные складские запасы хвойных пиломатериалов: в порту Тайцана несколько месяцев наблюдался уровень в 1,6-1,7 млн м3 против обычных 0,9-1,0 млн м3. Цены в тот период были достаточно высокими, и трейдеры накопили большой объем дорогой доски. При этом складские запасы пиловочника держались в норме. Вероятно, именно это поддержало цены на пиломатериалы, хотя сейчас они на 25% ниже пиков 2018 года, и вряд ли можно ожидать заметного улучшения.

По мнению Святослава Бычкова, китайские потребители, возможно, замещают в импорте круглый лес пиломатериалами, похожий тренд наблюдался в Японии 15 лет назад. Поставщиками кругляка в Китай, скорее всего, останутся только Австралия и Новая Зеландия, которым невыгодно распиливать лес, а в Китае уже есть специализированные центры переработки такой древесины и субсидируемая логистика.

Россия – стратегический поставщик хвойных пиломатериалов в Китай, поставки в Поднебесную в 2019 г. достигли 17 млн м3. Святослав Бычков выразил уверенность, что сейчас едва ли кто-нибудь сможет сместить Россию с этих позиций, по крайней мере в горизонте пяти лет. В первом полугодии 2020 г. доля России на этом рынке составила 63%, даже при снижении объема на 12%. При этом российские предприятия работали на полную мощность, поэтому такое снижение может быть связано с тем, что работники китайских лесопилок в Приморье уехали домой в конце зимы на китайский Новый год и не смогли вернуться из-за закрытия границ.

Росту поставок в Китай способствовали и увеличение мощностей, и перераспределение объемов с рынка MENA (Ближний Восток и Северная Африка), который не смог предложить сопоставимые цены. В регионе MENA с россиянами жестко конкурируют европейские компании – на их стороне низкие цены из-за короеда, выгодная логистика и отсутствие пошлин.

В Китае, напротив, российские поставщики еловых пиломатериалов смогли создать давление на европейских конкурентов. Когда-то ель была более дорогой породой, но из-за крупных поставок цены на рубеже 2019-2020 гг. снизились, и по итогам первой половины 2020 г. поставки российской ели и сосны составили 4,1 млн м3 и 3,7 млн м3 соответственно. На стороне россиян в Китае логистический проект «Великий шелковый путь», который упростит поставки из регионов со сложной транспортной доступностью.

«Это часто воспринимается как должное, но вообще-то российский бизнес закрепился на огромной нише. Это колоссальный вклад наших лесников, а также результат государственных мер субсидирования», – заключил Святослав Бычков. Президент торговой компании Wilwood Вилл Жанг обратил внимание на рост поставок европейского кругляка в Китай из-за эпидемии короеда: в 2019 г. импорт из Германии, Чехии и Польши увеличился в разы и не остановил рост даже в первом полугодии 2020 г. В основном этот кругляк конкурирует с американскими хвойными породами. Бревна поставляются по железной дороге. На 50% в январе-июне 2020 г. выросли также поставки пиломатериалов из Швеции и Германии. Стоимость экспорта продукции деревообработки из Китая в первом полугодии упала на 18% до $13,2 млрд (в 2019 г. – на 12%). Торговая война с США повлияла на экономику гораздо сильнее и долгосрочнее, чем пандемия. Из-за нее производство перемещается во Вьетнам и другие страны Юго-Восточной Азии. Внутреннее потребление древесины и темпы роста экономики в Китае снизились. Самый динамичный рост ВВП наблюдается в южных провинциях: Юннань, Аньхой, Фуцзянь, Хубэй. Драйверами роста могут стать инфраструктурные проекты, инвестиции китайского правительства в западные и центральные регионы страны. Онлайн-торговля привела к развитию логистических сервисов, и заметно вырос спрос на паллеты.

Почти 60% импортного пиловочника на китайском рынке используется в строительстве. В импортных пиломатериалах распределение более равномерное: 38% – интерьер и отделка, 27% – мебель, 25% – строительство, 10% – паллеты. В логистике есть две тенденции: рост доли сухопутных поставок относительно морских и увеличение доли перевозок в контейнерах, рассказал директор филиала «РЖД Логистика» в Нижнем Новгороде Андрей Смольников. Морской фрахт лесных грузов в Китай уже ненамного дешевле поставки по железной дороге даже из европейской части России: $2500 против $3000 за контейнер. Цена заметно зависит от наличия контейнеров, в первом квартале 2020 г. наблюдался большой дефицит из-за простоя заводов в Китае.

Субсидирование транспортных затрат китайской стороной имеет много нюансов, например, есть ограничение на количество контейнеров в поезде (полносоставная длина – 43-45 контейнеров), а субсидия дается только на поезд в целом. Если он пришел неполным (например, на таможне отцепили вагоны с браком) или если состав задержался на границе, то субсидия может сгореть. Чтобы формировать такие поезда, нужны стабильные объемы поставок или комбинирование разных грузоотправителей.

Доля железнодорожных поставок пиломатериалов в Китай в этом году осталась на уровне 88%, отметил генеральный директор компании «ТрансЛес» Алексей Барбариуш. С мая торговля возобновилась, динамика оптимистичная: если в первом полугодии поставки просели на 19%, во втором ожидается всего -6%. Почти 90% всего экспорта по железной дороге идет через три пункта – Забайкальск, Наушки и Гродеково, это бутылочные горлышки, над пропускной способностью которых нужно работать. Поставка через морские порты не всегда оправдана – растут цены и сроки, причем пропускная способность морских терминалов также ограничена.

Среди возможных решений Алексей Барбариуш упомянул увеличение доли маршрутизации по России и Китаю, использование современных вагонов большей вместимости и цифровизацию всех логистических процессов. На Дальнем Востоке в ближайшее время также будет достроен новый погранпереход – Нижнеленинское, а пропускная способность Забайкальска и Гродеково к 2025 г. вырастет на 71% и 22%.

«Контейнеры – наше конкурентное преимущество. Мы выиграли битву за срединный Китай, куда сложно попасть: или реками из Шанхая и южных портов, или по железной дороге по континенту», – дополнил Святослав Бычков. – «Вопрос в том, сможем ли мы повысить добавочную стоимость? Поставлять сюда, например, CLT-панели, или оказаться эффективнее китайцев в торговле вагонкой, аксессуарами, древесными компонентами?»

Генеральный директор дальневосточной компании «Палэкс» Павел Корчагин напомнил, что Приморье обладает дополнительным конкурентным преимуществом при торговле с Китаем – незамерзающими портами. Несмотря на пандемию, в последнее время в регионе ввели новые мощности по глубокой обработке, и теперь Приморский край способен перерабатывать всю заготавливаемую в регионе древесину.

Старший специалист департамента инвестпроектов Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Валерий Смирнов рассказал о налоговых преференциях в Дальневосточном округе. «Главная идея – создать в России кластеры для глубокой обработки. На Дальнем Востоке не так много компаний занимаются таким бизнесом. У нас действует режим сниженного налога на прибыль: вместо 20% пять лет он нулевой, следующие пять – 10%». Валерий Смирнов поделился новостями о проекте ЦПК «Полярная»: с китайской провинцией почти согласован вопрос дополнительного погранперехода в Забайкалье, и этот проект продвигается.

Он также упомянул якутскую компанию «Алмас», поставщика шпона и пиломатериалов, которая ищет инвесторов для пеллетной линии. В пеллетах заинтересованы азиатские компании, использование битоплива субсидируется. Большой интерес после Фукусимской катастрофы к пеллетам и брикетам проявляет Япония.

«В депрессивных северных регионах Китая правительство дотирует целые кластеры деревообработки – цеха с транспортной инфраструктурой, складскими мощностями, бесплатной логистикой с простым оформлением. Можно заезжать со своими станками и перерабатывать, а рядом расположен еще и кластер химических предприятий. Хорошо бы увидеть со стороны российских властей поддержку такого уровня для наших компаний», – завершил секцию Святослав Бычков.

Лесное сырье и экологический тренд

В следующей панели со вторым докладом выступил Алексей Бесчастнов, рассказав о проекте финансового бенчмаркинга ведущих компаний мирового ЛПК по итогам первого полугодия 2020 г. «Мир так быстро меняется с приходом коронавируса, что если бы я сейчас рассказывал итоги 2019 года, это уже никому не было бы интересно», – начал Алексей Бесчастнов. – «Позитивный сюрприз в том, как быстро рынок осознал скорый конец кризиса. Об этом можно судить по изменению биржевой стоимости 72 публичных компаний сектора: дно падения было пройдено в середине марта, а к августу показатели уже вышли на уровень начала года».

В лидерах бенчмаркинга – компании сектора сангигиенбумаг (понесли минимальные потери и восстановились быстрее всех), среди проигравших – полиграфические бумаги, целлюлоза и, как ни странно, упаковка: сегмент частного потребления вырос, а промышленного – упал. Древесная продукция (пиломатериалы, плиты, пеллеты) показала средние результаты. Совокупный индекс лидеров рынка ЛПК проигрывает общему промышленному S&P 500, хотя до середины 2018 г. опережал его. Это говорит о том, что в ближайшее время в ЛПК вряд ли рекой потекут инвестиции, заключил Алексей Бесчастнов.

Прибыль EBITDA в первом полугодии выросла во всех сегментах, кроме полиграфических бумаг. Интересно, что в 2019 г. производители древесной продукции показали -1% чистого убытка, а в первой половине 2020 г. вышли в плюс. Вырос и оборотный капитал, что снова говорит о росте уровня долга в системе, напомнил свою первую презентацию Алексей Бесчастнов. Анализ финансовых показателей принес множество сюрпризов. Производители сангигиенбумаг показывают завидные результаты при отрицательном оборотном капитале. Такие простые продукты, как пропитанная древесина (ее выпускает, например, компания StellaJones), очень прибыльны. Опасения вызывает финансовое состояние таких компаний, как бразильская Suzano: отношение обязательств к активам приближается к 100% из-за падения курса бразильского реала. Для инвесторов это обычно тревожный звонок.

Показательна цифра выручки на одного работника: российские компании с 60 тыс. евро на работника в год выглядят в 10 раз хуже мировых лидеров. По оценке Алексея Бесчастнова, даже если учесть то, что лесопромышленники в России сами занимаются лесозаготовкой, а на производствах нужно больше охранников и подобного персонала, такой резкий отрыв все равно содержит большой потенциал для улучшения. Низкая выручка на одного работника несет риски, например, при откате курса рубля, заключил Бесчастнов.

Управляющий директор петербургской сырьевой биржи СПбМТСБ Алексей Рыжиков рассказал, что в 2020 году объем сделок на бирже составит около 2,5 млн м3 против 3,2 млн м3 годом ранее. Малый и средний бизнес в карантин остановил работу, это отразилось на показателях биржи.

В декабре 2019 г. прошли пробные биржевые торги лесом на экспорт – из Приморья в Китай. «Цены, которые декларируются на дальневосточной таможне, не совпадают с реальными ценами поставок в Китай: в разных регионах на одинаковые товарные позиции они отличаются в три-четыре, иногда в 10 раз. С Европой такой проблемы нет», – отметил Алексей Рыжиков. – «В рамках госпроектацифровизации лесной отрасли Дальнего Востока биржа предлагает ввести контроль: сформировать рыночные индексы по товарным позициям и торговать только через биржу, в рамках диапазона рыночных цен. Научиться работать так, а через несколько лет ослабить требования».

В августе 2020 г. биржа заключила соглашение с Рослесхозом о проверке биржевых сделок в ЛесЕГАИС, внедрение системы произойдет до конца 2020 г. На втором этапе, в начале следующего года, данные станут попадать в ЛесЕГАИС автоматически.

Алексей Рыжиков выразил мнение, что квоты на экспорт кругляка лучше отменить: они в любом случае достаются компаниям, у которых нет собственных ресурсов, что бьет по экономике. «Торговать должны реально заготавливающие лес компании», – заключил Рыжиков.

Изменения в Лесном кодексе, которые должны вступить в силу до конца года, сделают обязательной торговлю древесиной из государственных лесхозов через биржу, кроме случаев продажи физическим лицам и некоммерческих поставок – в школы или на социальные объекты.

Биржевая торговля позволила поднять в 5-10 раз рыночную стоимость древесины, заготавливаемой в государственных лесхозах. Благодаря этому они смогут закупить технику, и в ближайшие 1-2 года можно будет увидеть качественное изменение их деятельности, уверен Алексей Рыжиков.

Наталья Пинягина
Наталья Пинягина

GR-директор Архангельского ЦБК Наталья Пинягина рассказала о завершении инвестпроекта на комбинате: за неделю до конференции министр промышленности и торговли Денис Мантуров участвовал в открытии на АЦБК новой выпарной станции. «Мы перерабатываем все до крупинки, включая все отходы, и не наращиваем при этом экспорт целлюлозы. Цепочка производства полная – начиная с саженцев и вплоть до тарного картона и сангигменбумаг», – рассказала Наталья Пинягина. – «До 2025 года у нас есть планы построить новое картонное производство мощностью 300 тыс. т и стоимостью 20 млрд руб. Думаем также о выпуске флафф-целлюлозы, из которой выпускают одноразовые простыни и подгузники. В России этот продукт ещё не выпускают».

В Архангельской области осваивается чуть больше половины расчетной лесосеки – эксплуатируются несколько зон хорошей транспортной доступности, отметила Наталья Пинягина. Частично эту проблему можно было бы решить, освоив заросшие сельскохозяйственные земли: можно и вырубать выросшую на них древесину, и организовать здесь плантации быстрорастущих пород (в европейских странах из такой древесины делают шпон или отделочные материалы).

Кроме того, Наталья Пинягина предложила по примеру Финляндии провести государственное ландшафтное зонирование малонарушенных насаждений, определить действительно нетронутые, ценные участки, а на уже освоенных разрешить заготовку. Сейчас официальная доля малонарушенных лесных территорий в 300 км вокруг Новодвинска – 50%.

Наталья Пинягина указала на необоснованное закрытие в межсезонье современных лесных дорог с хорошим покрытием, которые выдерживают транспортные нагрузки – состояние дорожного покрытия можно проверить в ГЛОНАСС.

Обратила внимание GR-директор АЦБК и на правовые вопросы. Чтобы арендаторы были уверены в будущем, нужен исчерпывающий перечень нарушений, которые служат основанием непродления договора аренды лесов, уверена Наталья Пинягина. Необходимо также административно объединить вопросы лесного хозяйства и лесной промышленности в одном ведомстве: сейчас лесное хозяйство относится к добывающей деятельности, выращивание саженцев – к сельскохозяйственной, и это мешает эффективной работе лесной промышленности. Управление приоритетными инвестпроектами и лесоустройство при этом лучше перевести на федеральный уровень – это особенно важно для межрегиональных холдингов. Механизмы государственно-частного партнерства нужно распространять на строительство лесных дорог, лесопитомников, мониторинг лесов. Сейчас компания строит дороги за свой счет.

Директор по лесным ресурсам «Икеа Закупочные услуги» Константин Агапов признал, что доля IKEA в мировом потреблении коммерческой древесины в 1% (23 млн м3 в мировом масштабе в 2019 г.)накладывает ответственность, и компания намерена следовать экологичным трендам: оптимизировать выход продукции на своих заводах и использовать менее ценные породы и сортименты, сохраняя дизайн и качество продукции. «60% ассортимента IKEA содержит древесину, и дерево очевидным образом ассоциируется с понятием скандинавского дизайна», – отметил Константин Агапов. – «Это обширный спектр материалов, древесина поставляется из 50 стран мира. У нас есть онлайн-система отслеживания происхождения древесины и внутренняя лесная политика, мы посещаем партнеров и проверяем соответствие требованиям». Глобальный карантин привел к определенному спаду продаж IKEA, но онлайн-продажи помогли быстро выровнять динамику, и компания прошла год без больших кризисов, рассказал Константин Агапов.

Директор лесопромышленного комплекса SUDOMA Денис Волгин представил термомодифицированную доску. Древесина нагревается до 180-220°Cв вакууме под давлением и высыхает до молекулярного уровня. После этого она почти не впитывает влагу и становится устойчивее к гниению и горению, но как и любое дерево, может выцветать. Этому продукту 20 лет, он изобретен в Финляндии. Чтобы называться термодоской, древесина должна обрабатываться не меньше двух суток при температуре от 180°C, рассказал Денис Волгин.

Этот продукт втрое дороже обычной доски. Себестоимость его производства в газовых автоклавах достаточно невелика, хотя в России существуют аналогичные производства даже на электрических автоклавах, которые намного затратнее. Ближайшим конкурентом термодоски по цене являются древесно-пластиковые композиты – в холдинг GS Group с SUDOMA входит выпускающее их предприятие в Ульяновской области.

«Доработка и строгание термодоски достаточно сложные, поэтому мы оставили себе именно маржинальный российский и европейский рынок необработанной термодревесины. Она используется, например, в декоративной отделке помещений», – поделился директор SUDOMA.

«Мы производим 700 м3 доски в месяц. Пытаемся занять рынок террасных досок. Поставляем по хорошим ценам в Индию. Знаем, что там очень полюбили строить из термодревесины храмы и другие постройки. При этом у нас не было ни одной поставки в Китай. Пытаемся завезти термодоску и на внутренний рынок: сотрудничаем с «ЛеруаМерленом» и «Петровичем», – заключил Денис Волгин. «Кусок льда размером с Париж недавно откололся от крупнейшего ледника в Гренландии», – начал финальную презентацию первого дня гендиректор LespromNetwork Алексей Богатырев. – «Для производителей пеллет это хорошая новость, потому что экологическая повестка во многих странах будет усиливаться».

Например, Великобритания в июне 2020 г. провела 67-дневный эксперимент по отказу от угля в производстве энергии – крупнейший со времен Промышленной революции. В этот период биомасса обеспечивала 11% потребляемого в стране электричества. Европа, Южная Корея и Япония также планируют избавляться от ископаемых и ядерных источников топлива.

В 2019 г. рост экспорта пеллет из России составил 28% до 1,93 млн т. Россия впервые обогнала Канаду и стала второй после США на рынке Евросоюза. Пандемия не остановила этот тренд: в первом полугодии 2020 г. импорт пеллет на ведущие рынки снова вырос, а выпуск древесных гранул в России увеличился на 15%. Средние цены при этом сократились в пределах 10% почти на всех рынках. Интересным направлением продаж является Азия. Объем японского рынка – треть от Евросоюза, его активно осваивает холдинг Enviva: промышленные поставки расписаны на несколько лет вперед. Крупный производитель на азиатском рынке – Вьетнам, особенно в поставках в Южную Корею.

В планах российских заводов к концу 2023 г. строительство еще почти 500 тыс. т пеллетных мощностей. Этому способствуют и государственные субсидии: если постараются, экспортеры могут вернуть до 80% затрат, отметил Алексей Богатырев.

«Российский бизнес не совсем серьезно относится к вопросу переработки отходов и недооценивает риски ужесточения экологического законодательства. Если Евросоюз примет паспорт углеродного следа, то возможно, неответственным лесным производителям при поставках в Европу придется платить ввозную пошлину. Климатические изменения – инвестиционный риск, который будет влиять на бизнес. Лед тронулся, ледник откололся!», – закончила сессию Надежда Рязанцева.

Оцифровка леспрома

Иван Советников
Иван Советников

Второй день конференции начался с панели, посвященной законодательным изменениям в лесоустройстве и лесоуправлении. Заместитель главы Рослесхоза Иван Советников представил проект скорой цифровизации данных лесоустройства. «Чтобы зарабатывать на такси, гостиничных номерах или банковской деятельности, больше не нужно иметь машину, квартиру или физические отделения. Мы все знаем пример сервиса Airbnb, который не владеет ни одной квартирой, и банка «Тинькофф», не имеющего отделений. Цифровая трансформация пока незаслуженно обошла сферу лесного хозяйства, но леспром рано или поздно догонит другие отрасли», – начал доклад Иван Советников. «Почти готов новый законопроект по лесоустройству. Сейчас отводы лесосек происходят по данным лесоустройства, отчеты до запятой совпадают с материалами 30-летней давности, что невозможно даже в теории. Мы хотим эту систему сломать, данные отвода – информация ключевой важности, и на отвод должно смотреть уполномоченное лицо», – поделился Иван Советников. – «Данные о лесосеке при этом должны даваться в координатах, а не по так называемым «частям выдела». Это позволит нам провести мостик к цифровизации, информацию можно будет вести дальше каждый год. Если в 2020 году была рубка, то в 2021-м нужно подготовить почву или провести лесопосадки, если лесовосстановление – через год на участок нужно прийти с уходом».

Другой проект лесного ведомства – создать общедоступную карту лесных ресурсов, которая в динамическом режиме показывает границы лесов, кварталов, категории защитности, виды разрешённого использования лесов, места пожаров, области лесовосстановления. «Это будет агрегатор данных Рослесхоза, лесных планов и других источников. По Московской области мы такой прототип уже сделали, любой может ознакомиться с этой картой в интернете», – рассказал Иван Советников.

В пользование нужно предоставлять только лесоустроенные участки, централизировать лесопользование на федеральном уровне и создать его четкий цикл, уверен замглавы Рослесхоза: «Запрещать пользователям самим лесоустраивать участки мы, конечно, не можем. Но отводом и лесоустройством должны заниматься только люди с лесным образованием. У нас была идея ввести сертификацию подобной деятельности, но потом поняли, что это будет слишком тяжело».

«От бумажек и отчетов нужно перейти к обмену данными. Любой современный харвестер или форвардер оснащен системами, которые записывают данные о заготовке. Зачем писать длинные бумажные отчеты, если можно собирать данные о тех же породах непосредственно с харвестерных головок заготовительной техники?», – продолжил тему цифровизации Иван Советников. – «Для лесохозяйственной и пожарной техники нужна система, аналогичная «Платону». Это позволит сократить нецелевое использование средств: если лесовоз ездит на участок, который не находится во владении компании, возникнет вопрос, что он там делает».

«Надеемся, что карта и цифровые отводы будут готовы к 2022 году. Мы отказались от того, чтобы год продумывать концепцию, еще год разрабатывать прототип и два года вводить проект в эксплуатацию. Теперь разбиваем задачи на небольшие понятные этапы. Рассчитываем к лету 2021 года уже иметь первые результаты», – заключил Иван Советников.

«Приглашайте к обсуждению больше реальных лесопользователей! Собрать достоверные данные с тех же харвестеров не всегда возможно, есть много субъективных факторов, должны быть нормативы погрешности.

Недобросовестные пользователи вообще могут подкручивать калибровочные головки», – поступило мнение из зала.

Любая техника все равно будет точнее измерений человеком, и для начала можно устранить хотя бы большую часть ошибок, а затем работать над мелкими неточностями, парировал Иван Советников: «Нужно просто сделать так, чтобы при подаче данных врать стало сложнее, чем сказать правду. Очень часто нарушения связаны именно с этим, а не потому что люди такие злодеи». «В законопроекте четко оговорен вопрос собственности лесных дорог, они должны принадлежать одному владельцу. Как строить дороги самим, если пользователей дороги несколько? Не брать же с них плату за проезд?», – продолжились вопросы из зала. Это вопрос бизнес-договоренностей, ответил Иван Советников: «Почему в СНТ люди могут договориться и вместе провести дорогу или во дворе поставить детскую площадку, а два лесопользователя не могут договориться провести дорогу и совместно получать прибыль?»

«Что будет с порогом приоритетных проектов, мы так и продолжим держать его на уровне 3 млрд рублей?», – задал вопрос один из дальневосточных промышленников. «В свое время мы не поддерживали такой вариант в Рослесхозе. Не во всех регионах уместна высокая планка. К тому же, мое личное мнение – почему в лесах, например, не может быть приоритетных инвестпроектовпо рекреации, грибам или ягодам? Давайте пригласим на следующую конференцию представителей Минпромторга и обсудим это», – предложил Иван Советников.

Александр Мариев
Александр Мариев

В Лесной кодекс подготовлено 40 страниц правок, которые скоро будут утверждены, рассказал в своем докладе главный аналитик Рослесинфорга Александр Мариев.

«Учёт древесины теперь обязателен и на лесосеках, и в местах складирования древесины. Он становится балансовым: учитывается и приход, и списание в производство, отходы и прочее. Сопроводительный документ будет электронным, и к нему теперь добавляется автоматический геотэг. В упрощённом виде этот файл нужно будет иметь с собой при транспортировке. При этом полиция или лесной инспектор смогут проверить его только с помощью специального устройства», – перечислил основные нововведения Александр Мариев. Он призвал лесопромышленников активнее участвовать в обсуждении законопроектов.

Новым понятием также станет «блокирующее условие» – при несовпадении объемов или породного состава в отчете подать данные будет нельзя. «Это так называемая "защита от дурака", чтобы нельзя было ввести некорректные данные. Должна выстроиться непрерывная цепочка данных, ведь это наша вечная проблема», – дополнил коллегу Иван Советников.

Некоторые слушатели выразили мнение, что эти изменения повысят административные расходы, особенно у мелких лесозаготовителей, но Советников не согласился с ними: «Стоимость всегда падает при цифровизации. Опять же, вспомните об агрегаторах такси. Я не верю, что с заготовкой будет иначе».

Директор компании «Инсайт-проект» Виталий Быков поделился своим мнением о лесоустройстве. «Сейчас нет никакого ценза по образованию, по техническому и программному обеспечению, кто угодно может заниматься лесоустройством. Идея централизации в одних руках, федерализации мне тоже не очень нравится, я считаю, рынок лесоустройства должен быть, но не в таком неформализованном виде, как сейчас. Таксаторы должны нести ответственность за первичную подачу информации, потому что на этих данных потом строится вся работа отрасли. Формализовать работу можно через лицензирование или саморегулируемую организацию», – отметил Виталий Быков.

Большую часть лесоустройства сейчас проводят сами пользователи лесных участков, потому что они в этом заинтересованы. Их работу нужно поощрять, например, давать льготы по аренде леса, уверен Виталий Быков.

«У нас до сих пор работает три разных системы учета древесины, таможенные данные экспорта и цифры ЛесЕГАИС получаются в разы выше производства по Росстату. Сколько мы будем тратить бюджетные деньги на поддержание этой ситуации?» – задался вопросом глава компании «Лесэксперт» Анатолий Курицын. – «Кроме прочего, требования Таможни приводят к тому, что древесину считают с корой и припусками по длине, что завышает объем на 13%».

Нужно пересмотреть стандарты, нормировать погрешности и ввести обязательную выборочную проверку учета. Несколько крупнейших компаний ЛПК уже написали проект новых правил учета древесины, он поддержан Минпромторгом и выложен на сайте правительства для обсуждения, заключил Анатолий Курицын.

Партнер Ernst&Young Андрей Сулин рассказал о новых инструментах государства, позволяющих получить льготы при осуществлении инвестиционных проектов. СПИК (специальный инвестиционный контракт) позволяет снизить налог на прибыль в части деятельности, которая оговорена этим контрактом (на федеральном уровне – вплоть до нуля). Он также дает приоритетный доступ к субсидиям. В зависимости от региона могут быть ниже и ставки налога на имущество.

Единственным условием заключения СПИК по сути является то, что предприниматель должен внедрить у себя новую технологию, которая увеличила бы серийное производство промышленной продукции, рассказал Андрей Сулин. Закон о СПИК и другие нормативные документы уже подписаны, нужно постановление правительства, и этот механизм вступит в силу. Существует список технологий по этому механизму, но он не закрытый и может дополняться, если технология отвечает определенным требованиям, уточнил эксперт. Ernst&Young разработал связанные с раскрытием технологий меры их юридической защиты.

СЗПК (Соглашение о защите и поощрении капиталовложений) дает возможность зафиксировать налоговый режим на определенное время, чтобы не зависеть от перемен в законодательстве – известно, что это одна из главных тревог инвесторов. Постановление о нем приняли 1 апреля 2020 года, в разгар карантина. Минфин и другие ведомства продолжают доработку нормативных документов.

В СЗПК участвуют инвестор и публичная сторона, обязательных технологий и минимальных объемов инвестирования нет, оговорено только обязательство реализовать проект. От объема вложений зависят сроки фиксации льгот. Пул первых проектов для запуска этого механизма, по данным эксперта, уже сформирован.

В рамках СЗПК компания теоретически сможет претендовать на получение компенсации за строительство лесных дорог как прилегающей инфраструктуры – 50% или 100% в зависимости от того, пользуется ли ей только инвестор или ещё кто-то. Однако недавно ответственные за этот инструмент министерства предложили заменить прямую субсидию на инвестиционный налоговый вычет, поделился Андрей Сулин.

Управляющий директор блока по работе с активами ВЭБ.РФ Сергей Сухецкий поделился информацией, какие риски недооценивают инвесторы при начале новых проектов.

«Доходность по первым переделам обычно стабильная и простая в получении, она составляет 10-15%. С углублением обработки она вырастает до 50%, но и риски также растут, в том числе финансовые, поскольку требуется больше денег для запуска проекта. Вплоть до сушки пиломатериалов обычно продолжают работать даже банкроты», – рассказал Сергей Сухецкий. – «В Сибири и на Дальнем Востоке есть несколько предприятий-банкротов, запущенных на очень хорошем оборудовании. После ввода она не смогли выйти на точку операционной безубыточности, поскольку не проработали до конца маркетинг, как продавать свою продукцию и не учли конкуренцию в глубокой обработке, в том числе международную».

При структурировании инвестпроектов очень важно заранее прорабатывать самые пессимистичные сценарии и механизм фиксации убытков (stoploss). Сергей Сухецкий подчеркнул факт, высказанный ранее Алексеем Бесчастновым: когда долговая нагрузка приближается к 100% капитала, инвесторы начинают тревожиться. Косвенно о приближении к этой планке говорят долги по зарплате, давальческие схемы, купля-продажа через аффилированные лица и субаренда, заключил Сухецкий.

Контейнеры против балка

Заключительная часть конференции была посвящена сотрудничеству лесопромышленников с транспортными компаниями. «У многих грузовладельцев, особенно в ритейле, коронавирус сейчас – основной тренд, они рассуждают о "мире до и после ковида". На лесную отрасль такого драматического эффекта коронавирус не оказал, хотя поставки в Китай и затем в Европу снизились и до сих пор не восстановились», – отметил директор по работе с ключевыми клиентами «ФЕСКО Интегрированный транспорт» Алексей Кравченко.

«Мы даем рынку сигнал, что практики предоставления услуг должны поменяться», – выразил мнение Алексей Кравченко. Взаимные обязательства должны вырасти: транспортным компаниям следует точнее гарантировать сроки поставки грузов и догнать потребность рынка ЛПК в индивидуальных решениях и цифровизации всех процессов, а лесопромышленникам – сотрудничать с транспортными компаниями, предлагая более прозрачные планы, критерии выбора поставщиков и долгосрочные тендеры.

Сейчас контракты в лесной отрасли часто фиксируются на споте, и хотя заказчики много говорят о качестве услуг поставщика, в итоге выбирают того, кто предложил наименьшую стоимость перевозки. «Сам стиль работы на споте требует, чтобы системы перевозчика и клиента были универсальны, и они очень быстро организовывали взаимодействие», – продолжил Алексей Кравченко. Так могут работать автомобильные экспедиторы без активов, но в контейнерных перевозках так не получится, «уберизировать» деятельность Maersk или FESCO нельзя: слишком многое завязано на наличие оборудования, платформ и судов.

В свою очередь, логисты часто не готовы кастомизировать услуги под клиентов. Между тем, мир переживает четвертую промышленную революцию. Чтобы принимать решения быстрее конкурентов, у клиентов есть запрос на измерение всего, повсеместную установку датчиков, обмен данных и интеграцию в цифровую экосистему со своими партнерами.

Важно понимать, что несет ценность для клиента, отметил Алексей Кравченко. Например, для торговли многим компаниям важно иметь опцию придержать груз в порту в последний момент и отправить его позже. «ФЕСКО» идет навстречу крупным клиентам в этом, поскольку Владивосток – крупнейший порт, и груз всегда есть чем заменить.

Компания намерена инвестировать в создание единого цифрового пространства – личного кабинета MyFesco. Крупным клиентам будут доступны автоматическое отслеживание назначенных KPI и аналитика в режиме реального времени, а также отслеживание груза по перевозкам, организованным на сторонних контейнерных линиях и железнодорожных операторах.

По данным Алексея Кравченко, доля контейнеров в экспорте пиломатериалов в 2019 г. составила 38%. В железнодорожных поставках растет доля отгрузок в контейнерных поездах (82% за восемь месяцев 2020 г.) Эта консолидация связана с транспортными субсидиями Китая.

Происходит ощутимый переток грузов из Северо-Западной России с портов Балтики на сухопутные погранпереходы, во многом из-за тех же субсидий и роста экспортных ставок морского фрахта на дальних направлениях. Растет и транзит грузов из Европы через Россию в Китай. В 2020 г. также резко выросли поставки пиломатериалов во Вьетнам с Урала и из Сибири. Поставки продукции деревообработки в последние годы растут быстрее, чем ЦБП, если смотреть на контейнерные отгрузки.

Соотношение экспортных и импортных отгрузок в России составляет сейчас 46/54. «Мы рассчитываем, что в 2022 году наступит их баланс, поэтому будет наблюдаться локальный дефицит оборудования и рост ставок, особенно на Северо-Западе», – предположил Кравченко. Нехватка тары уже чувствуется, в частности, на Урале и в Сибири, где 40-футовые контейнеры «высасывает» на экспорт недавно запущенный в Тобольске завод «Сибура» – «Запсибнефтехим». Менеджер по продукту «Объединенной вагонной компании» (ОВК) Игорь Сергиенко рассказал о разработках новых вагонов, которые позволяют уменьшить стоимость перевозки на тонну груза.

Компания создала сочлененные платформы и в следующем году будет испытывать их, привлекая заказчиков с рынка. Прорабатывается также создание смарт-вагонов с датчиками и взвешиванием товара, ОВК открыта к запросам. Контейнерные перевозки почти не добрались до необработанного леса: сейчас только 3% кругляка перевозится в контейнерах. Падение ставок на полувагоны не привело к переходу отгрузок в этот сектор, как это случалось раньше, доля перевозок в них уменьшилась в 2020 г. до 14%, сообщил Игорь Сергиенко. Руководитель направления «Логистика» группы «Свеза» Дмитрий Леонтьев поделился опытом организации отгрузок в компании.

«Ежемесячно мы отгружаем на экспорт 1500 контейнеров и 800 автомобилей. Мы запустили масштабную программу повышения эффективности и планирования отгрузок. Какие-то решения подсмотрели у ритейла, он чем-то похож на нас», – начал Дмитрий Леонтьев. По его словам, клиенты фанерных заводов стали часто требовать высокую точность поставки, вплоть до часов, при этом высокая скорость необязательна. Это происходит из-за оптимизации складских мощностей.

«Теперь мы требуем и от погрузчиков попадания в окно доставки 2 часа, в ритейле это часто обязательно, и за непопадание могут назначаться штрафы», – отметил Леонтьев.

Раньше план отгрузки был размытым, транспорт приезжал под каждый заказ отдельно, а приехавшую машину могли оставить на второй день. Компания ввела идентификацию каждой пачки на складе: кладовщик видит всю информацию в системе и может комплектовать груз самой близкой к выходу пачкой. «Свеза» также поменяла систему мотивации сотрудников, чтобы им было выгодно отгружать продукцию быстрее.

«С грузовыми компаниями мы работаем на споте, так как автоперевозчики – не собственники. Сначала они привлекают низкой ценой, а потом ищут машину, и нет компаний, гарантирующих поставку», – продолжил Дмитрий Леонтьев. – «Контейнерные перевозчики могут гарантировать поставку груза на судно, но доставку в порт назначения – уже нет, аппелируя к непредсказуемости морской стихии. Мы не требуем от них стопроцентного попадания в интервал поставки, но хотя бы контроля и учета этого показателя. Само измерение уже способствует улучшению. Точно прогнозирующие перевозчики не останутся без заказов даже при более высоких ставках».

По словам Дмитрия Леонтьева, с теми же проблемами компания сталкивается и на европейском рынке, в чем-то российские транспортные компании даже выигрывают. Сейчас попадание автомобильных перевозчиков в срок – 85% при сроке поставки до 15 дней, а контейнерных – 60% на окне обещания плюс-минус неделя.

«Падение рынка и тренд на крытые вагоны и контейнеры привели к изменениям в структуре погрузок. Мы создали 130 терминалов под лесные грузы, закупили автокраны и грейферные перегружатели, которые могли бы работать с тяжеловесными грузами. Можем стыковать графики отгрузки и формировать целые контейнерные поезда», – поделился замначальника дирекции по управлению терминально-складским комплексом РЖД Андрей Зыбкин. – «Постепенно оснащаем терминалы и подстраиваемся под клиентов. Например, для накопления пиломатериалов под отправку контейнерным поездом из Томска и Асино мы предоставляли бесплатное 30-дневное хранение».

Директор по аналитике и логистике компании «Морстройтехнология» Александр Головизнин напомнил об отгрузках насыпью и возможностях специализированных портов. «В последнее время морские перевозки балком и лес разошлись. Когда-то из Игарки за четыре месяца навигации отгружали 1,5 млн м3 леса. В 2017-2018 гг. были разовые попытки поставить в Китай древесину Северным морским путем из Архангельска и Красноярска. Сейчас регулярно насыпью продолжает работать только порт Новороссийска, откуда лесные грузы отправляются в Египет», – рассказал Александр Головизнин.

Драйвером роста контейнерных перевозок долгое время был высокий импорт – оставалось много порожних дешевых контейнеров, но в последнее время ситуация изменилась. Из-за снижения покупательной способности людей и курса рубля импорт проседает. Лесникам придется конкурировать за контейнеры, например, с поставщиками полиэтилена, той же компанией «Сибур», где добавленная стоимость продукции выше.

Отгрузка лесных грузов балком дешевле, чем в контейнерах. Можно строить маленькие порты, концентрироваться на специализированных терминалах, оборудовании, судах, здесь хорошо обученный персонал, перечислил преимущества Александр Головизнин. Особые захваты, боковые погрузчики, флет-платформы для бумаги позволяют отгружать продукцию бережно и быстро. Головизнин поделился одним из новшеств рынка: компания Stora Enso использует особые контейнеры SECU (Stora EnsoCargoUnit), которые могут перевозить до 100 т груза. Для них применяются специализированные платформы и суда, их можно использовать только во внутренней цепочке компании – от собственных заводов до некоторых портовых площадок и логистического центра в Германии, но даже на этом плече такие поставки выигрывают у других способов перевозки. Менеджер по логистике «НОВА-балкерные услуги» (НБС) Андрей Лазаренко поделился информацией, что в реалиях 2020 года перевозки по железной дороге становятся дешевле автомобильных уже на дистанции 400 км, особенно при наличии подъездных путей на предприятии – раньше эта планка держалась на уровне 800 км. Отчасти это связано со строительством платных дорог и введением системы «Платон».

Автомобильные поставки организовать проще, но сговорчивость поставщиков очень зависит от наличия обратной загрузки. Лазаренко привел пример клиента из Нижнего Новгорода, поставляющего пеллеты в Санкт-Петербург. При переходе с фур на крытые вагоны стоимость поставки снизилась с 28 до 20 евро на тонну. Андрей Лазаренко отметил, что в отрасли ощущается острая нехватка аналитических данных – компаниям приходится заниматься аналитикой самостоятельно. По данным НБС, автомобильные перевозки пеллет почти не упали из-за пандемии и сопоставимы с показателями 2019 г., когда из России на экспорт было отгружено 1,2 млн т древесных гранул в фурах. В последнее время к перевозке гранул часто привлекают щеповозы – фуры с подвижным полом, способные перевозить до 25 т за рейс, что снижает стоимость перевозки. Перевозки пеллет в крытых вагонах также не упали в пандемию: 185 тыс. т за первую половину 2020 г. против 358 тыс. т за полный 2019 г. Львиная доля поставок шла через Санкт-Петербург и Ленинградскую область. Одновременно с этим случилось резкое падение поставок в контейнерах (486 тыс. т и 35 тыс. т соответственно). Возможно, это связано с тем, что контейнеры не могли вернуться из Китая при закрытых границах или, наоборот, массово отправились туда при отмене ограничений.

«Летом 2019 года мы открыли свой терминал. Наша специализация – насыпные грузы, но мы готовы обсуждать и другие варианты, заниматься не только балком, но и перевалкой и перетаркой грузов. Например, прямо на конференции обсудили с коллегами перевалку фанерных листов», – заключил Андрей Лазаренко. Компания MaxConference уже объявила, что рассчитывает провести следующий форум в 2021 году. В каком бы формате он ни прошел, лесопромышленникам будет о чем поспорить и что обсудить: конференция 2020 года показала, что коронавирус – далеко не самое большое испытание для современной лесной индустрии.

Текст: Кирилл Баранов