Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Биоэнергетика

Сибирский энергетический форум

В середине декабря 2020 года в Красноярске в течение трех дней работал Сибирский энергетический форум. Одной из главных его тем были возобновляемые источники энергии.

В первый день форума министр промышленности, энергетики и ЖКХ Красноярского края Евгений Афанасьев и президент Восточно-Сибирской ассоциации биотехнологических кластеров Николай Бугаенко подписали соглашение о сотрудничестве в альтернативной, малой распределенной энергетике и информационном сопровождении ее развития.

Из докладов, затрагивающих возможности эффективного использования твердого биотоплива, произведенного из местных древесных и сельскохозяйственных отходов для генерации тепловой и электроэнергии в Красноярском крае, можно выделить следующие: «Глобальные перспективы безуглеродной энергетики» (акад. МАНЭБ С. Баякин), «Результаты исследований по распределению возобновляемых энергоресурсов на территории Красноярского края» (член-корр. РАН Н. Цугленок), «Современные технологии переработки отходов лесного комплекса» (зав. лаб. ОИВТ РАН В. Зайченко), «Энергетический комплекс на базе древесных, сельскохозяйственных и коммунальных отходов» (гендиректор ООО «Балткотломаш» В. Безруких), «О развитии биотопливных производств в Республике Коми» (А. Кривошеин, министерство инвестиций, промышленности и транспорта Республики Коми), «Достижения “зеленой энергетики” в Германии и предложения для российской биоэнергетики» и «Проект ООО "ГринЭнерго" по экологически безопасной энергоэффективной переработке твердого топлива в конечные энергоносители: тепло и электроэнергию на энергогенерирующих предприятиях (котельных и ТЭС)» (С. Передерий, Германия).

В ряде докладов была изложена весьма актуальная для участников форума информация о поручении Пр-1816, п. 2к, которое В. Путин утвердил по итогам состоявшегося 29 сентября 2020 года совещания по вопросам развития и декриминализации лесного комплекса. В поручении предписано разработать и утвердить новую стратегию развития лесного комплекса в «Российской Федерации, предусмотрев при этом мероприятия по переводу муниципальных котельных с мазута и угля на биотопливо». Ответственным назначен премьер-министр РФ Михаил Мишустин, срок исполнения 15 января 2021 года.

Интересно, что в регионах о Пр-1816, п. 2к мало кто слышал и выразил свое отношение, поскольку большинство грандиозных программ и заверений из Москвы (национальные проекты Д. Медведева, обещанные к 2020 году 25 млн новых рабочих мест и далее по списку), как правило, заканчиваются пшиком. Что касается конкретики, пока понятно лишь одно: если о переводе муниципальных котельных с угля и нефтепродуктов на местное топливо, то же биотопливо, заговорили на уровне первых лиц государства, то вполне возможно, что наконец что-то начнет решаться. И в первую очередь видна обратная связь региональных и муниципальных администраций, отчитывающихся перед федеральными государственными структурами: мы впереди всех и одобряем политику правительства.

А если серьезно, то у меня весьма скептическое отношение к подобным действиям центральной власти сегодня, во время тотального кризиса в связи с пандемией, плавной девальвацией национальной валюты, обнищанием населения и т. п. К сожалению, господа-товарищи во власти не думали в «тучные» нулевые годы о возобновляемых источниках энергии, в то время как Европа инвестировала колоссальные средства в «зеленую энергетику».

Между тем автор не сомневается, что после посыла с самых «верхов» идея перевода муниципальных котельных на биотопливо, будет преобразована в специальную программу или так называемую дорожную карту.

Что из этого следует?

На деле это коснется котельных в отдаленных регионах Севера, Сибири и Дальнего Востока, куда топливо (дизтопливо или уголь) поставляется в рамках северного завоза, тогда как на месте есть огромный потенциал сырья для производства твердого биотоплива: древесной щепы, брикетов, пеллет. И в этих регионах, при тарифах на тепловую энергию от 5 до 10 тыс. руб. за 1 Гкал и на электроэнергию до 60 руб./кВт·ч, переход на местные виды биотоплива позволит существенно сократить бюджетное финансирование на поставки угля или нефтепродуктов и будет способствовать созданию новых рабочих мест и поступлению дополнительных средств в виде налогов в муниципальные бюджеты.

Что касается регионов с централизованной энергетикой, то в настоящее время производители биотоплива не могут конкурировать с российскими монополистами – Газпромом, нефтяными и угольными компаниями.

В Красноярске, например, основные загрязнители окружающей среды являются не ТЭЦ и др. промышленные предприятия, а частный сектор и небольшие угольные котельные, у которых, в отличие от ТЭЦ, нет никаких фильтров очистки дымовых газов. И Сибирская угольная энергетическая компания вышла на рынок со своими бездымными угольными брикетами по цене от 1780 до 2800 руб. за тонну, теплотворная способность которых не ниже 6000 ккал/кг, тогда как местные пеллеты с теплотворной способностью не выше 4200 ккал/кг предлагаются по цене 4500–6000 руб./т и выше. Разве при таком раскладе кто-нибудь станет переводить котельные с угля на биотопливо?

Кроме того, нужно отметить, что при сжигании вышеупомянутых так называемых бездымных угольных брикетов выделяется значительно больше различных азотных соединений, чем при сжигании древесных брикетов и пеллет, хотя при производстве древесного топлива как связующее используются добавки (обычно крахмал или мука). Ну и, конечно, при сжигании угля нужно еще учесть выбросы СО2, а при сжигании древесного топлива они нейтрализуются в результате поглощения лесонасаждениями.

Однако в России, которая наконец-то ратифицировала Парижское соглашение по изменению климата, бесполезно говорить о широкомасштабной замене угля и нефтепродуктов биотопливом, пока не будет принята работающая программа торговли единицами сокращения СО2, аналогичная действующим в Евросоюзе. К сожалению, на такую программу в России банально нет денег. ++А, например, в ФРГ на отказ от угольной энергетики до 2035 года (когда планируется закрытие всех угольных электростанций и котельных), выделяется до €100 млрд на модернизацию угольных электростанций для перевода на биотопливо, закрытие старых станций, переобучение и трудоустройство персонала и прочее. Сомнительно, что в России, при жестком угольном лобби, в ближайшей перспективе возможно подобное. Что касается газификации древесных отходов и поставки очищенного генераторного газа в магистральные газопроводы, давно практикуемых в Европе, то всем известно, что Газпром – это «неприкасаемый» ресурс для избранных, а не декларируемое общенародное достояние.

Но, несмотря на все перечисленные негативные факторы, в ближайшее время вырисовывается совсем неплохая перспектива развития малой биоэнергетики в децентрализованных регионах России (районах распределенной энергетики): в Сибири, на Севере, Дальнем Востоке, а также в Республике Саха – Якутия, которая, кстати, не желает быть отнесенной к перечисленным регионам. 

Текст
Сергей Передерий,
s.perederi@eko-pellethandel.de