Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

События

Форум «ЛПК 360°»: домостроение – локомотив ЛПК

15 декабря 2020 года Министерство промышленности и торговли РФ провело в онлайн-формате IV отраслевой форум «ЛПК 360°: новая эпоха развития». Это ежегодное мероприятие уже стало традиционным в лесопромышленном календаре.

Участники обсудили грядущий запрет на экспорт круглого леса из России, меры стимулирования глубокой переработки, особенности леспрома Дальнего Востока и ипотеку на индивидуальные дома.

Программа состояла из двух сессий: «Совместные стратегические шаги по развитию ЛПК в новых экономических реалиях» и «Коронавирус как стимул для тектонических сдвигов: переезд в частный дом. Новые квартиры – только с мебелью».

Как дела в ЛПК

«Лесопромышленный комплекс России в последние годы набрал хороший темп развития, и после стагнации из-за пандемии оживление наблюдается даже в наиболее пострадавших секторах, например в производстве мебели», – отметил в начале своего выступления глава Министерства промышленности и торговли Денис Мантуров. – «Приятно отметить, что в хорошем плюсе за 10 месяцев 2020 года производство целлюлозы – оно выросло на 6,5%, бумаги и картона – на 4%. Выпуск биотоплива увеличился на 6%, а его экспорт – на 23%. Спрос в российском домостроении вырос на 30%». Также Денис Мантуров сказал, что предприятия быстро адаптировались к кризисной ситуации и напомнил о государственной поддержке – субсидировании кредитных ставок и компенсации логистических затрат.

Объем экспорта кругляка за десять лет уменьшился втрое: с 49 до 16 млн м3, сказал глава Минпромторга. Запрет экспорта необработанной древесины хвойных и ценных лиственных пород с 2022 года – логическое завершение действий государства по снижению экспортной пошлины с 2008 года. «Соответствующее решение президента открывает новую страницу в летописи развития российского ЛПК. Мы окончательно уходим от сырьевой модели, от серых схем и потребительского отношения к лесу. И, чтобы системно закрепить такой подход, мы уже начали пересмотр отраслевой стратегии с твердым акцентом на повышение эффективности лесозаготовки и ведения лесного хозяйства в целом», – сообщил Денис Мантуров.

Врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев обратил внимание на то, что при введении новых ограничений нужно учитывать региональную специфику: лесная промышленность края «заточена» на кругляк диаметром больше 14 см, а тонкомерная древесина, составляющая 30% объема заготовки,остается невостребованной. «Было бы идеально продавать тонкомеры хотя бы в переходный период, чтобы закупить и наладить оборудование для их обработки», – сказал Михаил Дегтярев.

«Промышленная политика в стране единообразна, но такие тонкости будут проработаны», – ответил Денис Мантуров. По мнению министра, решением может стать производство пеллет. Последние четыре года правительство выделяло Дальнему Востоку специализированные субсидии на создание пеллетных мощностей.

Председатель совета директоров группы «Илим» Захар Смушкин представил новый целлюлозно-картонный комбинат в Усть-Илимске: «Это будет самая крупная картоноделательная машина в Сибири – почти 700 тыс. т, в 2022 году она должна заработать».

Бизнесмен скептически относится к одномоментному запрету экспорта кругляка: создание мощностей по переработке занимает не один год, а краткосрочные меры должны быть увязаны с долгосрочной стратегией. Стратегия развития ЛПК разработана Минпромторгом, но в Рослесхозе подобных документов нет. Захар Смушкин уверен, что быстрый запрет экспорта кругляка приведет к снижению ВВП.

Денис Мантуров не согласился с таким прогнозом: «Не надо забывать про импортозамещение. Запас внутреннего рынка по домостроению большой. Нужны стимулирующие меры для покупки деревянных домов, например, компенсация процентов по ипотеке».

Захар Смушкин перечислил несколько новшеств в законопроектах, которые беспокоят отраслевое сообщество. Борьба с пожарами переложена на арендаторов леса, хотя это нарушает действующее законодательство и не соответствует техническим возможностям компаний. Противоречит Гражданскому кодексу РФ и заключение договоров в системе ЕГАИС. Новое законодательство также запрещает субаренду лесов.

Президент Segezha Group Михаил Шамолин отметил важность дифференцированного подхода при ограничении экспорта кругляка. Для хвойного пиловочника такой запрет совершенно необходим, по мнению бизнесмена. Инвестиции в отечественное производство сухих пиломатериалов из такого сырья быстро окупятся за счет высокого спроса на эту продукцию за рубежом. Так отрасль откажется от роли сырьевого источника, в частности, для китайского рынка. В Красноярском крае, например, сейчас из-за выгодной цены, предлагаемой китайскими покупателями, пиловочное сырье в дефиците.

Иначе обстоят дела с балансовой древесиной: потребителей березовых балансов внутри страны почти нет. Необходимые для этого новые мощности ЦБК за один год не построить, потребуется 4–5 лет. В такой ситуации экспорт березовых балансов, например, в Финляндию, представляется оправданным. Segezha Group с коллегами по отрасли готовит для правительства предложения, учитывающие такой дифференцированный подход.

Ряд российских компаний специализируется только на лесозаготовке, и грядущие изменения заметно отра­зятся на этой отрасли. В ходе онлайн-опроса большая часть слушателей форума не согласились, что запрет заготовки леса будет стимулировать компании вкладываться в лесопереработку. Комментируя результаты опроса, замминистра промышленности и торговли Виктор Евтухов заметил, что на Урале и в Сибири есть много поселков и небольших городов, выросших вокруг зоны лесозаготовки, и нужно позаботиться, чтобы их жители не лишились работы. Опасно запрещать заготовку компаниям, специализирующимся на ней. Одно из возможных решений, по мнению Виктора Евтухова, обязать лесоперерабатывающие компании проверять происхождение древесины перед покупкой. Руководитель проектов «Роквелл Капитал» Иван Валентик (в 2014–2019 годах глава Рослесхоза) предложил экономический стимул: дифференцировать ставки аренды лесов в зависимости от глубины переработки древесины. А старший вице-президент Сбербанка Владимир Ситнов заметил: «С одной стороны, мы с тревогой относимся к запретам, с другой – запрет экспорта не новость сегодняшнего дня, а продолжение той политики, которую Минпромторг вел несколько лет. Сбербанк позитивно смотрит на развитие ЛПК. Объем инвестиций к прошлому году вырос на 30% – такой рост у нас не в каждой отрасли. Инвестиционный портфель к концу года достиг почти 130 млрд руб.».

Комментируя возможность введения экологического сбора или повышения арендной платы за лес для финансирования лесовосстановления, Виктор Евтухов отметил, что экологический сбор существует во многих странах мира и по итогам обсуждений правительство, вероятно, предпочтет его. Михаил Шамолин указал на риски упущенной выгоды в среднесрочной перспективе, если такой сбор будет введен сейчас. Низкая себестоимость – ключевое конкурентное преимущество российских компаний, за счет которого можно завоевать мировой рынок, а затем «снимать сливки» с выстроенной индустрии и постепенно поднимать ставки, но не наоборот. Президент Segezha Group подчеркнул, что «требования по лесовосстановлению – это святое, их никто под вопрос не ставит». Увеличить поступления в государственный бюджет поможет сквозной учет древесины, а также переход на интенсивную модель лесопользования – плантационную модель лесного хозяйства, хорошо зарекомендовавшую себя, например, в Финляндии.

«Увеличивая пошлины, государство, по сути, и так взимает экологический сбор. Где гарантии, что собранные средства будут потрачены правильно?» – задался вопросом Захар Смушкин.

По мнению Ивана Валентика, взимать арендную плату нужно с достоверно известного, поэтому требуется широкое государственно-частное парт­нерство в лесоустройстве, а также в строительстве инфраструктуры: дорог, складов, питомников.

Виктор Евтухов поблагодарил крупные компании за внедрение интенсивного лесоводства и масштабные инвестпроекты и напомнил, что государство поддерживает леспром: «Лесная отрасль забирает самую большую долю транспортных субсидий для экспортеров. Приоритетные инвестпроекты мы уже упоминали, среди инструментов поддержки СПИК 2.0 и СЗПК, которые позволяют вернуть инфраструктурные расходы, не говоря уже об общих мерах экономической поддержки, которые распространяются и на ЛПК. Даже в сложном 2020 году лесная промышленность в сравнении с другими отраслями обработки показала довольно хорошие результаты». В заключение замминистра, однако согласился, что нужно поддержать отрасль проведением таксации и наладить четкую работу системы ЕГАИС с прослеживанием продукции по всей цепочке.

Особый путь Дальнего Востока?

Обсуждая развитие переработки леса на Дальнем Востоке, участники выделили одну из главных проблем региона: как аккумулировать лес под крупные инвестпроекты, вернув в лесной фонд участки недобросовестных арендаторов? «Построить там ЦБК сложно, препятствуют и особенности местной древесины, и нехватка трудовых ресурсов, и высокие транспортные тарифы, однако большой потенциал у пеллетной отрасли», – считает Виктор Евтухов. В этот сегмент приходят и российские, и зарубежные инвесторы. Интерес подогревается запросом Японии и Южной Кореи на «зеленую энергетику», и Россия придет к этим технологиям. Еще одна точка роста и переработки отходов – плитное производство. Замминистра привел в пример завод OSB в Приморье.

Министр экономического развития Хабаровского края Виктор Калашников заявил, что производство пеллет эффективно работает только в комплексе с другими мощностями, в частности, лесопилением. Отдельная линия по переработке балансов в древесные гранулы будет убыточной.

Допустим ли для ЛПК Дальнего Востока особый путь в лесной политике и неполный запрет экспорта леса? Половина аудитории при онлайн-опросе поддержала это решение безоговорочно, еще 30% – с определенными условиями (квоты на экспорт или переходный период).

«Программы поддержки Дальнего Востока есть и сейчас, а отдельное разрешение на вывоз из региона балансов не позволит привлечь уже наметившиеся инвестиции в переработку», – считает Виктор Евтухов.

Виктор Калашников предложил установить на региональном уровне прежний порог инвестиций для получения статуса приоритетного инвестпроекта: «У нас в Хабаровском крае основные игроки ЛПК – малый и средний бизнес, пороги 2 млрд руб. для модернизации и 3 млрд руб. для новых проектов слишком высокие, мы предлагаем вернуться к 350 млн и 750 млн руб. соответственно».

Домостроение – новый локомотив ЛПК

Строительство многоэтажных и индивидуальных домов из дерева могло бы создать огромный спрос на продукцию ЛПК, – считают участники форума. Доля дерева в малоэтажном домостроении по итогам 2020 года выросла с 34 до 37%. «Для нас было сюрпризом, что в коронавирусный год такой спрос на деревянные дома, – поделилась директор Департамента легкой промышленности и ЛПК Минпромторга Вера Хмырова. – Возможно, сыграла роль кампания по продвижению древесины».

«Всплеск спроса на индивидуальные дома на карантине даже потребовал расширения персонала, который сложно найти и обучить в одночасье», – поделился GR-директор Ассоциации деревянного домостроения Вадим Фидаров. Слова коллег подтвердил вице-президент Segezha Group Дмитрий Руденко: на предприятиях группы, выпускающих материалы для деревянного домостроения, очередь за домами растянулась на целых шесть месяцев, а первая в России линия массового производства панелей CLT в Соколе загружена заказами на три месяца вперед – все они поступили от российских заказчиков.

На пути дальнейшего роста стоят несколько серьезных препятствий – например, высокая доля «серого» рынка и отсутствие программ ипотеки на деревянные дома.

«Объем сегмента малоэтажного домостроения – 40 млн м2 в год, и большая часть зданий возводятся из сырых пиломатериалов, без согласований с ведомствами, к работам привлекаются непрофессиональные бригады, а установить происхождение древесины часто невозможно», – перечислил проблемы Михаил Шамолин. Все это тормозит промышленное производство компонентов для деревянных домов, поскольку на такую продукцию нет спроса. Не может развиваться и ипотека на индивидуальные дома, поскольку отсутствуют внятные критерии оценки подобного жилья. По мнению президента Segezha Group, проблему могло бы решить согласование строительных проектов с муниципалитетами.

«В сегменте многоэтажного жилья также есть ощутимый потенциал для использования CLT-панелей. Если хотя бы 5% строящихся многоэтажек будут возводить с применением деревянных конструкций, образуется емкий рынок, который позволит российскому ЛПК открывать новые заводы CLT и вносить свой вклад в совершенствование городского пространства», – заключил президент Segezha Group.

АДД, Минпром и Минстрой внесли изменения в нормативную документацию, которая позволяет расширить применение древесины в домах. Сейчас идет работа над включением в строительные стандарты панелей CLT. «Через три года МЧС России обещает завершить разработку новых требований к деревянным конструкциям с точки зрения пожарной безопасности, и в интересах скорейшего развития отрасли разумное сокращение этих сроков», – обратил внимание присутствовавших чиновников Михаил Шамолин.

Одна из серьезных проблем – недоступность ипотеки на деревянные дома (ставка ипотеки на индивидуальное жилье, по словам представлявшей «Сбербанк» Аллы Сбитневой, составляет 11%) и малая доля домов эконом-сегмента. В России на заводах производятся только дорогие деревянные дома, стоимостью от 10 млн руб., – отмечает Дмитрий Руденко. – Чтобы изменить ситуацию, нужны консолидированные усилия государства и бизнеса: в идеале нужно разработать доступный для широких слоев населения продукт, который можно будет приобрести в короткий срок, получив под него в банке ипотечный кредит и правительственную поддержку в виде соответствующих программ Минстроя».

Представлявшая Совет Федерации Татьяна Гигель предложила создать федеральную программу развития малоэтажного деревянного домостроения и сообщила, что профессиональное сообщество возлагает большие надежды на увязывание этой программы с программой развития сельских территорий.

«Важно запустить механизм ипотеки и обеспечить земельные участки сетями и дорогами, а после не вмешиваться в отрасль с регулированием. Застройщики сами будут конкурировать между собой за счет качества», – выразил мнение замглавы Минстроя Никита Стасишин.

По данным АДД, первые ипотечные проекты все же появились. «Мы рады, что Дом.рф в консультациях с компаниями запустил ипотечный продукт по индивидуальному жилью, это революционный шаг», – рассказал Вадим Фидаров. 

Текст Кирилл Баранов