Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Как менялись объемы заготовки древесины санитарными рубками в 2009–2020 годах

За последние двенадцать лет санитарные рубки в России пережили период мощного роста в 2010–2011 годах и период постепенного угасания, продолжающийся в настоящее время.

Рост был связан отчасти с нищетой лесного хозяйства после введения Лесного кодекса РФ 2006 года и поиском возможных источников самофинансирования, отчасти с массовой гибелью лесов в густонаселенных регионах в результате катастрофических пожаров 2010 года, ураганов и вспышки численности короеда-типографа. Угасание было вызвано сначала многочисленными общественными протестами против криминала, связанного с санрубками, а затем ужесточением требований законодательства и контролем правоохранительных органов.

Максимальный объем заготовки древесины санрубками за этот период пришелся на 2011 год: 37,4 млн м3, то есть около 19% общего объема заготовки древесины за год. Минимальный объем пришелся на 2020 год: 13,1 млн м3, около 6% общего объема заготовки древесины за год.

Вот как менялись объемы санрубок в целом, в том числе сплошных санрубок, в России в 2009–2020 годах (по данным ЕМИСС):

В 2021 году, судя по предварительным данным, тенденция сокращения объемов санрубок сохраняется.

В таком развитии ситуации есть плюсы (их больше) и минусы (их меньше, но забывать о них не стоит). Главный плюс – сокращение криминализированного сегмента учтенной заготовки древесины: санитарные рубки давно превратились из способа борьбы с вредителями и болезнями леса в способ обхода разнообразных запретов и ограничений заготовки древесины и (или) снижения платы за использование лесов. Главный минус – реальные санитарные рубки, действительно направленные на борьбу с вредителями и болезнями леса, тоже стало проводить гораздо труднее, чем раньше (впрочем, доля реальных санрубок в общем объеме «лесной санитарии» и прежде была небольшая).

После мощной вспышки «черной лесной санитарии» и ее подавления репрессивно-бюрократическими методами систему санитарно-оздоровительных мероприятий в российских лесах предстоит выстраивать заново практически с нуля. И не прямо сейчас, а когда в стране сформируются минимально приемлемые условия для развития правильного лесного хозяйства.

Одной из важных задач по восстановлению нормальной системы санитарно-оздоровительных мероприятий должно стать разделение процедур назначения санрубок в зависимости от их размера. Например, должна быть упрощена процедура рубки аварийных деревьев или групп деревьев, недавно заселенных стволовыми вредителями, площадью, например, до половины гектара или до гектара, для того чтобы уложиться в жизненный цикл этих вредителей.

Проблема в том, что все давно уже смешалось: «черные санитары» с добросовестными хозяйственниками и лесопатологами, псевдосанитарные рубки с действительно санитарными. Во многом из-за корпоративной солидарности самих лесохозяйственников и лесопатологов, пытавшихся обосновывать правильность проведения санрубок даже в очевидно криминальных случаях. Или вследствие одинакового «древесно-ресурсного» подхода к эксплуатационным, защитным лесам и лесам на ООПТ, притом что одна и та же ситуация, например, со стволовыми вредителями или дереворазрушающими грибами может быть как бедствием для хозяйственного леса (требующим проведения санитарно- оздо­ровительных мероприятий), так и частью естественной динамики дикого лесного ландшафта на ООПТ (не требующей проведения СОМ). Хищнический подход к санрубкам нанес большой урон профессии лесопатолога и системе лесозащиты. 

Текст
Алексей Ярошенко, руководитель лесного отдела Гринпис