Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

События

XXIII ПМЛФ

Все что вы хотели знать о лесозаготовке

На конференциях «Лесозаготовка: развитие предприятий» и «Лесозаготовка: лесозаготовительная практика, лесные машины, оборудование, инструмент», проходивших в рамках Петербургского международного лесопромышленного форума, выступали представители компаний – производителей машин, оборудования и технологий для лесозаготовительного производства, а также сотрудники профильных вузов.

Руководитель ассоциации «Лестех» Александр Тамби в докладе «Тенденции развития лесозаготовительных производств. Взаимодействие лесозаготовительных и лесопромышленных предприятий» отметил, что усиление интеграционных процессов в лесном комплексе России вызвано постепенным истощением запасов качественных круглых лесоматериалов в освоенных эксплуатационных лесах и связанным с ним увеличением плеча вывозки заготовленной древесины, которое в Сибири и на Дальнем Востоке уже превышает 300 км. Растущее плечо вывозки заготовленной древесины, помимо увеличения удельного расхода топлива на транспортировку обез­личенного кубометра древесины и удельной амортизации автолесовозов, вызывает значительный рост себестоимости заготовленной древесины, связанный с необходимостью финансирования строительства и содержания большой сети лесовозных дорог. При этом, несмотря на длительные дискуссии в различных органах власти, перспектив на компенсацию затрат, связанных с развитием сети лесных дорог, у лесопользователей так и нет. Даже при относительно низкой ставке платы за лесной ресурс в России, заготавливаемая в естественных лесах древесина становится все менее конкурентоспособной по себестоимости.

Сложности лесозаготовительных предприятий наряду с истощением доступных качественных ресурсов спелого леса обуславливают дефицит древесного сырья и для отечественных деревоперерабатывающих предприятий. Причем в ситуацию периодически приходится вмешиваться и на законодательном уровне. Например, в марте 2018 года в Министерстве промышленности и торговли РФ прошло заседание подкомиссии по таможенно-тарифному, нетарифному регулированию и защитным мерам во внешней торговле, на котором было принято решение о вводе временного ограничения экспорта фанерного кряжа сроком на два года. В течение 2017 года Минпромторг изучал положение c сырьем на российских фанерных предприятиях, в результате была выявлена отрицательная динамика обеспечения фанерным кряжем перерабатывающих производств и рост экспорта этого сырья в Китай. На определенный период эта мера позволила смягчить проблему дефицита фанерного сырья на отечественных фанерных комбинатах, но очевидно, что это лишь временная отсрочка. Во многом это связано с некорректной политикой лесовосстановления, когда на месте вырубленного леса любого породного состава (кроме твердолиственного) восстановление осуществляется хвойными породами, а также с отсутствием политики выращивания лиственных насаждений семенного происхождения.

В настоящее время наиболее востребованные круглые лесоматериалы – это хвойный пиловочник диаметром 14–38 см, балансы диаметром 6–24 см, а также фанерные бревна диаметром 18 см и больше.

Накопление в арендных базах лесозаготовительных предприятий низкотоварной древесины требует широкого развития и внедрения технологических процессов и систем машин для ее эффективной переработки, как минимум для того, чтобы добавленная стоимость продукции, получаемой из такой древесины, покрывала затраты на ее заготовку.

Поскольку продукцию с наибольшей добавленной стоимостью выпускают деревоперерабатывающие предприятия, они могут взять на себя большую часть необходимых вложений в развитие сети лесных дорог, закупку нового и модернизацию существующего оборудования, диверсификацию производства и продукции и даже подготовку и переобучение необходимых для производства кадров.

Большинство деревоперерабатывающих компаний России, включая лесопильные, ориентированы на экспорт, что обеспечивает им гарантированную отпускную стоимость производимой продукции и объемы потребления в евро и долларах, возврат НДС, снижение себестоимости производимой продукции за счет укрупнения объемов. Эти преимущества обусловили создание холдингов с собственными подразделениями по заготовке древесины. При формировании таких комплексных лесопромышленных предприятий в бизнес-плане на первом плане оказывается наличие древесного сырья в арендной базе и его размерно-качественные характеристики и только потом выбор оборудования.

При этом потребители внутри страны ощущают планомерное повышение стоимости качественной продукции деревопереработки, включая пиломатериалы, вслед за стоимостью сырья и укреплением основных валют, дефицит пиломатериалов у домостроительных компаний, не готовых приобретать пиломатериалы у крупных лесопильных компаний в больших объемах и по высокой стоимости.

При заготовке древесины в перестойных лесах, а также быстрорастущей мягколиственной древесины довольно часто наблюдаются сложности с переработкой толстомерной древесины вследствие недостаточного распространения ленточнопильной технологии в лесопилении.

Укрупнение объемов переработки древесины в рамках комплексных лесопромышленных предприятий позволяет концентрировать значительные ресурсы кородревесных отходов основного производства, из которых можно получать как прессованное биотопливо, так и различные продукты лесохимической переработки.

Хорошим примером интеграции лесопромышленных предприятий при освоении удаленных от мест переработки древесины лесосек является использование принципа временных лесных терминалов (непостоянных лесопромышленных складов, по советской классификации 4НС). Известно, что лимитирующим фактором объема воза лесоматериалов, вывозимого лесовозным транспортом, является коэффициент полнодревесности. В возе сортиментов он не превышает 0,7. Следовательно, лесовоз на дальнюю дистанцию везет в объеме воза 30% воздуха, а также не менее 30% будущих отходов лесопиления – коры, горбыля, реек и т. д. С каждым километром пути перевозка этого накладного груза увеличивает себестоимость древесины для предприятия-потребителя.

Принцип непостоянных лесных терминалов, основанных на использовании мобильного деревообрабатывающего оборудования, заключается в первичной обработке заготовленной древесины с получением бруса, коэффициент полнодревесности воза которого приближается к 1,0. В дальнейшем полученный на мобильных лесопильных станках брус при необходимости (например, в теплый период года) может быть обработан антисептиком, а затем вывезен на специализированные лесопильные предприятия для финишной переработки в качественные пиломатериалы.

При этом на лесной терминал можно поставлять не только круглые лесоматериалы (хлысты, сортименты), но и кроновую часть (характеризующуюся минимальным коэффициентом полнодревесности) для переработки в мобильных экстрактивных установках с получением востребованных биологически активных веществ. Из полученных при первичной обработке древесины на лесном терминале отходов можно производить не только тепловую (электрическую) энергию, но и готовую продукцию в виде прессованного биотоплива, например, с помощью мобильных грануляторов.

При распиловке до 50 м3 в смену лесной терминал достаточно оснастить однопильным станком позиционно-проходного типа, энергопотребление которого составляет около 37 кВт. При распиловке 80–210 м3 в смену оптимальным вариантом будет установка мобильной линии проходного типа со скоростями подачи до 30 м/мин и энергопотреблением около 340 кВт, при распиловке 300 м3 в смену – мобильной линии проходного типа со скоростями подачи до 50 м/мин и энергопотреблением около 750 кВт.

Чем масштабнее производство, тем дешевле единица продукции или услуги при прочих равных условиях. Крупные лесопромышленные компании, называемые также комплексными лесопромышленными предприятиями, могут расширять бизнес, в том числе за счет выполнения на аутсорсинге компенсационного лесовосстановления, причем по полному циклу, или за счет расчистки вновь вводимых в целевую эксплуатацию заброшенных земель сельскохозяйственного назначения, заросших древесно-кустарниковой растительностью. Все необходимое для этого оборудование, а также подготовленный персонал у таких предприятий есть.

Надо отметить, что от работы комплексных лесопромышленных предприятий, объединяющих подразделения (участки, дивизионы) по заготовке, переработке и восстановлению лесных ресурсов, помимо очевидной экономической выгоды, есть и экологические преимущества.

Президент Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Костромской области Андрей Смирнов в докладе «Арендные отношения» рассказал о современных проблемах лесопромышленных компаний региона. Его специфика заключается в удалении от границ, а значит, и от экспортных рынков. Больше 90% предприятий, входящих в союз, лесозаготовительные (арендаторы лесных участков). Средний объем договора аренды в Костромской области 10,5 тыс. м3. Значимыми требованиями договоров аренды лесных участков является не только соблюдение объемов заготовки, но и выполнение полного комплекса работ по лесовосстановлению, лесопожарному обустройству, охране и защите леса от вредителей. При этом в Костромской области не созданы специализированные структуры для ведения лесного хозяйства, в связи с чем весь объем лесохозяйственных работ выполняется силами и средствами лесозаготовительных предприятий, за их счет, в рамках исполнения договоров аренды.

Лесозаготовительные компании вносят арендную плату, формируя лесной доход субъекта и Российской Федерации. В доходах региона арендные платежи сейчас лидируют по наполнению бюджета субъекта.

Как субъект РФ, Костромская область, исполняя переданные полномочия по управлению лесным фондом за счет субвенций из федерального бюджета, заключает контракты на проведение лесохозяйственных работ на неарендованных лесных участках. Подрядчиками по этим контрактам выступают все те же лесозаготовительные предприятия области, только у них есть необходимые силы и средства (техника и кадры), которые позволяют выполнить весь необходимый объем работ более или менее качественно. При этом для проведения лесохозяйственных работ предприятия привлекают всех, кого получается. Тем самым к затратам на заготовку древесины добавляются арендная плата и затраты на выполнение лесохозяйственных работ, в итоге формируется себестоимость круглых лесоматериалов.

После введения в начале 2000-х упрощенной системы налогообложения и отмены лицензирования деятельности, после развала местных леспромхозов сформировался рынок недорогих лесоматериалов, значительно превышавший по объему потребности деревоперерабатывающих предприятий. Это во многом спровоцировало выход на внешние рынки и сопутствующий рост цен на древесное сырье. Государство вынуждено было регулировать отечественный рынок лесоматериалов всеми доступными в рамках ВТО способами: введением экспортных квот, заградительных пошлин, временным ограничением экспорта отдельных видов сортиментов и намеченным запретом экспорта необработанных и грубо обработанных лесоматериалов хвойных и твердолиственных пород.

Стремление государства оградить отечественных деревопереработчиков от глобального спроса на круглые лесоматериалы и вызванного им роста цен на древесное сырье вполне понятно. Но с ним плохо согласуется намерение увеличить к 2030 году лесной доход РФ в четыре раза. Больше чем на 90% лесной доход состоит из арендной платы за лесные участки. Получается, что для выполнения этого целевого показателя необходимо существенно увеличить либо площадь арендуемых лесных участков, либо размер арендной платы.

Конечно, нужно стремиться к тому, чтобы всю заготавливаемую древесину перерабатывали с созданием продукции с высокой добавленной стоимостью сами арендаторы. Но практика работы деревоперерабатывающих предприятий показывает, что из 9–12 полученных на лесосеке сортиментов эффективно перерабатываются только два-три. Для эффективной комплексной переработки всего заготавливаемого древесного сырья необходима цепочка деревоперерабатывающих производств, однако не в каждом субъекте ее можно создать. И по технологическим и экономическим причинам эти производства не всегда могут быть объединены в холдинг. Например, объемы безубыточности по переработке древесного сырья для лесопильных, фанерных и целлюлозно-бумажных предприятий существенно разнятся. И потребности в объемах сырья у этих предприятий разные.

Кроме того, разместить все необходимые деревоперерабатывающие предприятия на территории одного небольшого субъекта РФ, например Костромской области, площадь которой 60 тыс. км2, проблематично.

Практика организации лесозаготовительных подразделений в рамках реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов показывает, что выделение лесозаготовок в отдельную юридическую и хозяйственную структуру позволяет не только снижать риски выполнения проекта, но и максимально эффективно управлять экономикой заготовки древесины.

Если из 9–12 заготовленных сортиментов перерабатываются два-три, то остальная заготовленная древесина должна быть реализована на рынке, причем максимально эффективно. И отдельной лесозаготовительной структуре это удается.

После введения в действие федерального закона №415 «Об учете древесины и сделках с ней» затраты лесозаготовителей существенно повысились, поскольку для исполнения закона лесозаготовительным предприятиям необходимо специальное оборудование, программное обеспечение, нужен обученный персонал и т. д. Только на оборудование для склада древесины согласно требованиям законодательства придется потратить от 1,5 млн руб. Поэтому создавать пункты учета на промежуточных складах временного использования, как это требуется для системы ЛесЕГАИС, весьма накладно.

С 3 февраля 2021 года круглые лесоматериалы объявлены биржевым товаром. Это обусловило ряд рисков и новые затраты лесозаготовительных предприятий. Риски возникли в связи появлением параллельного учета двумя регуляторами: Минпромторгом через биржевой регулятор и Минприроды через ЛесЕГАИС. В этих параллельных учетах очень много пересечений и совмещений. Риски состоят в том, что по каждому виду отчетности предусмотрены очень серьезные штрафные санкции. За одну и ту же ошибку сотрудника лесозаготовительного предприятия, отвечающего за заполнение необходимых учетных форм, можно получить два больших штрафа: 300–500 тыс. руб. по линии Лес­ЕГАИС и 500–700 тыс. руб. по линии ФАС (биржевая торговля). Причем штрафы начисляются за каждую позицию в договоре, который признан незарегистрированным, либо проведенным с нарушением. Получается, что по договору, состоящему из трех позиций, из-за одной ошибки сотрудника лесозаготовительное предприятие может получить минимальный штраф 500 × 3 + 300 × 3 = 2400 тыс. руб.!

Добавляет проблем лесозаготовителям и Россельхознадзор. Так, в Костромской области введен карантин по аборигенному виду жуков – усачам, которые с незапамятных времен распространены здесь повсеместно, не только в лесах, но и в парках и скверах городов. Из-за усачей Россельхознадзор ограничил перевозку круглых лесоматериалов как за пределами области, так и внутри. Это связано с тем, что есть усачи черные большие еловые и черные сосновые, и по этим видам введены разные карантинные зоны. Из одной зоны в другую, иначе говоря, из одного района области в другой, перевозить круглые лесоматериалы без предварительной фитосанитарной обработки запрещено. Затраты на обработку, получение фитосанитарных сертификатов, лабораторные исследования, составляют примерно 600 руб./м3, причем никак не коррелируют с ценовой категорией круглых лесоматериалов: и для дорогого пиловочного сырья и для дешевого балансового стоимость фитосанитарных мероприятий одинаковая.

Отдельную проблему представляют ветровально-буреломные лесосеки. 15 мая 2021 года в Костромской области прошел ураган, в результате были повреждены около 16 тыс. га спелых и перестойных лесных насаждений (по запасу примерно 2,6 млн м3). Это притом что в 2020 году освоенная расчетная лесосека в регионе составила около 5,8 млн м3. Арендаторы лесных участков обязаны разобрать ветровал. При этом нужно по максимуму выбрать ликвидную древесину для реализации и выручкой от нее покрыть часть затрат на приведение лесного фонда в нормативное санитарное состояние. За этим тоже очень внимательно следит Россельхознадзор. Товарность ветровально-буреломной древесины быстро снижается. Процедуры лесопатологических обследований очень сильно затянуты, по регламенту они могут проводиться в течение года. И если ветровально-буреломная древесина уйдет под снег, разрабатывать такие лесосеки станет невозможно, а когда снег оттает, товарность древесины будет уже крайне низкой. Это показал в том числе печальный опыт разработки ветровально-буреломных лесосек в Ленинградской области в 2010–2011 годах. К тому же подсохшая древесина на таких участках еще и кратно повышает пожаро­опасность в теплый период.

В 2019 году из Постановления Правительства РФ от 22.05.2007 №310 «О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности» был исключен понижающий коэффициент к ставкам платы за ветровально-буреломную древесину (ранее этот коэффициент составлял 0,5). В результате пропал стимул разбирать ветровально-буреломную лесосеку для лесозаготовительного предприятия. А объем работ по лесовосстановлению в рамках исполнения обязательств по договорам аренды лесных участков значительно увеличился. Причем увеличился относительно изначального, предусмотренного проектом освоения лесов.

В результате все проблемы по ведению лесного хозяйства, поддержанию лесов в требуемом санитарном состоянии, учету древесины и другие сходятся на лесозаготовительном предприятии и существенно повышают его расходы, очевидно увеличивая себестоимость заготовленной древесины для потребителей.

Гюнтер Сатзингер
Гюнтер Сатзингер

Менеджер по экспортным продажам Konrad Forsttechnik GmbH Гюнтер Сатзингер в докладе «Технологические решения для лесозаготовки на сложных участках» рассмотрел современные технические и технологические решения для освоения лесосек на крутых склонах, а также на переувлажненных лесосеках.

Спикер отметил, что эффективность освоения лесосек на склонах зависит от целого ряда факторов, к которым относятся система машин, их технические характеристики, включая тип движителя, наличие лебедки, почвенно-грунтовые и климатические условия и др. В большинстве случаев освоение лесосек на склонах проводится при помощи канатной тяги (канатных трелевочных установок, машин с лебедками, самоходных лебедок типа T-winch или ROB). Для эффективной и безопасной работы необходимо правильно выбирать и тщательно контролировать закрепление канатов. Наиболее распространено закрепление канатов на растущих деревьях, или пнях. При выборе дерева следует ориентироваться не только на его размеры и санитарное состояние, но и на породу, поскольку корневая система пород развита по-разному. При прочих равных условиях для крепления каната сосна предпочтительнее ели. Кроме этого, нужно учитывать состояние почвогрунта.

Слушателям были представлены инновационные разработки компании для освоения лесосек на склонах, в частности валочно-трелевочно-процессорная машина (ВТПМ) Highlander, которая при необходимости может трансформироваться в харвардер, самоходные лебедки T-winch – автономное решение для поддержки лесозаготовительных машин для обеспечения тяги и повышения безопасности на крутых склонах или сложных участках.

В докладе «Переработка низкотоварной древесины на мобильных линиях» профессор кафедры ТОЛК Арктического ГАТУ Ольга Куницкая отметила, что постоянный рост среднего расстояния вывозки заготовленной древесины сказывается на всех лесопромышленных компаниях России. Особенно сложная ситуация складывается в Сибири и на Дальнем Востоке. В том числе это связано с вступлением в силу в 2022 году запрета на экспорт необработанной древесины. Он затронет около 4000 лесопромышленных компаний, поставляющих круглые лесоматериалы на внешние рынки.

Известно, что на лесозаготовительные предприятия Дальнего Востока приходится наибольший объем экспорта необработанной древесины – около 3 млн м3. Для переработки всей заготовленной на Дальнем Востоке древесины мощностей стационарных деревообрабатывающих предприятий в настоящее время не хватает.

в России объемы заготовки растут, транспортно-доступные спелые и перестойные эксплуатационные леса истощаются, лесные плантации не создаются. Все это заставляет постоянно расширять транспортную сеть и в результате приводит к росту себестоимости заготовленной древесины, которая постепенно приближается к категории низкотоварной, когда себестоимость заготовки и вывозки достигает отпускной рыночной стоимости и превышает ее.

Для снижения транспортной составляющей себестоимости заготовленной древесины в Сибири и на Дальнем Востоке все чаще используются технологии переработки древесины на мобильных линиях лесных терминалов (непостоянных лесопромышленных складов). Это позволяет увеличить коэффициент полнодревесности воза автолесовозов, оптимизировать логистику доставки готовой продукции и полуфабрикатов до потребителя, минуя лишние перевалочные пункты.

При этом основным источником энергии для мобильных линий лесных терминалов остаются двигатели внутреннего сгорания (ДВС), обычно дизельные. Такой вариант является далеко не оптимальным, поскольку выбросы ДВС загрязняют окружающую среду, а доставка жидкого топлива для них – дорогостоящее мероприятие.

Оптимальный вариант энергообеспечения лесного терминала – комбинация альтернативных автономных источников тепловой и электрической энергии: газогенерирующих систем, малой солнечной энергетики, а также микро-ГЭС. Недостаток объектов солнечной энергетики и микро-ГЭС в сезонности их работы: основные объемы заготовки и вывозки древесины приходятся на холодный период года, когда мороз укрепляет почвогрунты лесосек и полотно лесовозных дорог, но именно тогда эти источники энергии либо не могут работать, либо работают с существенным снижением эффективности.

Таких недостатков лишены газогенераторные установки. При работе мобильных линий лесных терминалов образуется значительное количество твердых и мягких древесных отходов основного производства (горбыли, рейки, опилки, щепа), которые могут быть эффективно использованы в качестве топлива для газогенераторной установки.

В докладе эксперта компании Wirtgen Андреаса Буша «Стабилизация грунтов от Wirtgen», были рассмотрены инновационные технологии и системы машин укрепления (стабилизации) грунтов рабочего слоя основания дорог, и применение слоев с гидравлическими (неорганическими) вяжущими материалами. С помощью этих технологий, смешиванием существующих грунтов и инертных материалов с вяжущими свойствами, устраиваются новые несущие слои дорог с заданными характеристиками.

Харвардер на базе ВТПМ Highlander
Харвардер на базе ВТПМ Highlander

Технология укрепления грунта и слоев дороги с гидравлическими вяжущими завоевала популярность во всем мире. Прежде всего, по экономическим показателям: за счет удешевления стоимости из-за экономии на приобретение, транспортировку новых дорожно-строительных материалов и использования вторичных цементо- и асфальтобетона и отходов промышленности. Не требуются получение лицензии и разработка новых карьеров (а ведь в некоторых регионах просто нет требуемых материалов надлежащего качества). Эффект достигается за счет максимального использования существующих материалов с получением из них материалов с заданными характеристиками; с увеличением прочности нижележащих слоев дороги можно уменьшить толщину вышележащих. Не нужна и транспортировка инертных дорожно-строительных материалов, которая приводит к затруднениям для прочих пользователей дорог, перегрузке дорожной сети и ее преждевременному разрушению. Требуется намного меньшее количество землеройной техники и автомобильного транспорта и значительно уменьшается срок выполнения работ. Попутно решаются также и экологические проблемы.

Профессор АГАТУ Игорь Григорьев сделал сообщение на тему «Развитие корпоративного обучения в лесном комплексе», в котором отметил, что наиболее перспективным вариантом создания корпоративных учебных центров лесопромышленных компаний и/или их ассоциаций, является сотрудничество с действующими учебными заведениями в районе расположения предприятий. Основой нормативной базы такого сотрудничества может служить Письмо Министерства образования и науки РФ от 04.02.2011 №03-66 «О применении механизмов частно-государственного партнерства в сфере образования» (в качестве очень хорошего примера, правда не из лесной сферы, можно привести Санкт-Петербургский горный университет).

В результате симбиоза государственного учебного заведения и корпоративного учебного центра создается наиболее эффективное образовательное пространство как для студентов вуза или колледжа, так и для слушателей учебного центра компании – а значит, и выигрыш самой компании.

Сохраняя возможность учить тех, кого надо, тому, чему надо, и так как надо, компания получает экономию на необходимых лицензиях, помещениях, на методистах, а также возможность на месте еще добрать будущий персонал из студентов очной формы обучения.

Как показывает практика, компании – производители лесных машин и оборудования, а также их дилеры, с удовольствием участвуют в оснащении учебного процесса самыми современными техническими решениями, и даже конкурируют между собой в этом вопросе, когда дело касается центров подготовки будущих потребителей их продукции.

В свою очередь, государственное учебное заведение получает финансирование на ремонт и оснащение части аудиторного фонда, и, может быть, общежитий. Получает возможность лучшей организации практик для желающих работать в отрасли студентов, и обеспечить приработок учебно-вспомогательному, а может быть и профессорско-преподавательскому коллективу.

***

По итогам выступлений участников и последовавшей за ними дискуссии была принята резолюция, в которой, в частности, значилось:

  1. Развитие автоматизации учета заготовленной древесины сдерживается отсутствием ряда необходимых законодательных актов, аналоги которых давно и успешно работают за рубежом, например, в Финляндии.
  2. Истощение запасов доступных спелых и перестойных насаждений в эксплуатационных лесах приводит к увеличению плеча вывозки заготовленной древесины, что увеличивает ее себестоимость и снижает конкурентоспособность лесной отрасли. Для решения этой проблемы необходимо использовать современные и разрабатывать новые специальные средощадящие технологии и системы машин для заготовки древесины на склонах и в лесах на вечной мерзлоте.
  3. Разрабатывать новые специальные средощадящие технологии и системы машин для заготовки древесины целесообразно с привлечением ведущих научных школ лесной отрасли как объединений ведущих специалистов лесного комплекса, а также с участием отраслевых союзов.
  4. Необходимо на законодательном уровне рассмотреть вопрос о разработке механизма и принципов выкупа построенных лесопромышленными компаниями лесных дорог после окончания срока аренды лесных участков, а также о возможности и целесообразности строительства лесной транспортной инфраструктуры собственником лесного фонда перед предоставлением его в аренду.