Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Эколайф

IX Генеральная ассамблея FSC

Итоги первой части

25–29 октября 2021 года состоялась первая, виртуальная, часть IX Генеральной ассамблеи Лесного попечительского совета. Предлагаем обзор принятых решений и основных обсуждавшихся вопросов.

FSC – членская организация, ее членами могут стать как физические лица, так и некоммерческие и коммерческие организации, включая лесохозяйственные, научные, производственные, торговые, в том числе государственные, а также органы по сертификации. Две последние группы организаций не имеют представительства в высшем органе FSC – совете директоров. Сотрудники исполнительных органов FSC (международных, региональных, национальных) не могут стать членами FSC и участвовать в принятии решений организации.

Высший орган управления FSC

Генеральная ассамблея является высшим органом управления FSC. В соответствии с уставом организации она проводится один раз в три года и решает все основные вопросы организации, включая утверждение и изменение основных документов FSC, каковыми являются Устав и Принципы и критерии FSC, выборы совета директоров, который осуществляет руководство организацией в периоды между генеральными ассамблеями, утверждение его отчета, в том числе финансового, определение политики организации и даже утверждение принятия новых международных членов организации.

Предложения по внесению изменений в нормативные документы FSC или разработке новых выносятся на Генеральную ассамблею в виде инициатив (мotions в терминологии FSC). Инициативу на Генеральную ассамблею может выдвинуть любой член FSC, но прежде ее должны поддержать два члена FSC, представляющие разные палаты. Таким образом, любая инициатива должна получить поддержку во всех трех палатах. Как правило, инициативы выдвигаются задолго до проведения Генеральной ассамблеи и заранее обсуждаются на разных предварительных мероприятиях FSC и в инициативных группах. Однако допускается представление инициатив прямо на Генеральной ассамблее.

Различают инициативы двух типов: по внесению изменений в основополагающие документы FSC – Устав и Принципы и критерии FSC (так называемые Statutory Motions) и в политики и процедуры FSC (так называемые Policy Motions). Statutory Motions принимаются в окончательном виде в формулировках, одобренных на Генеральной ассамблее, и вступают в действие сразу после ее окончания. А Policy Motions являются рекомендациями для совета директоров и в окончательном виде, в форме того или иного документа (за исключением изменений в Уставе и Принципах и критериях FSC), принимаются советом директоров позднее. На очередной Генеральной ассамблее совет директоров отчитывается о работе, проведенной по введению в действие одобренных ранее инициатив (Policy Motions).

Для сбалансированного принятия решений все члены организации разделены на три палаты – экономическую, экологическую и социальную, каждая из них, в свою очередь, подразделяется на северную и южную подпалаты. Последние разделены не географически, а по уровню развития государств – развитых и развивающихся. До февраля 2022 года российские члены относились к южным подпалатам соответствующих палат, но в феврале Россия была переведена в северную подпалату в связи с изменением ее Индекса человеческого развития, рассчитываемого в рамках Программы развития ООН, на базе которого FSC разделяет членов по подпалатам. Каждая палата при принятии решений имеет треть голосов, а каждая подпалата имеет половину голосов в каждой палате, и вес голосов индивидуальных членов в подпалате не может превышать 10%. Для принятия решений на Генеральной ассамблее требуется, во-первых, получить простое большинство всех ее участников и, во-вторых, простое большинство в каждой палате. Такая сложная многоуровневая система голосования обеспечивает сбалансированное принятие решений и позволяет учитывать интересы всех сторон, ни одной не предоставляя преимущества. Это же объясняет высокий уровень доверия к этой схеме сертификации и производителей, и потребителей.

Виртуальная ассамблея

VIII Генеральная ассамблея FSC прошла в Ванкувере (Канада) в октябре 2017 года. Следующая была назначена на октябрь 2020 года, но из-за пандемии COVID-19 ее перенесли сначала на весну, а затем на осень 2021 года, и в конце концов было принято компромиссное решение: разделить IX Генеральную ассамблею на две части.

На первую часть, запланированную в виртуальном режиме, были вынесены документы, требующие в соответствии с Уставом FSC безотлагательного рассмотрения: отчеты совета директоров и генерального директора, отчет о работе по введению в действие инициатив, одобренных на предыдущей ассамблее, утверждение принятия новых членов. А кроме того, первоочередные Statutory Motions и Policy Motions, признанные в ходе предварительного обсуждения приоритетными.

Вторую часть планируется провести 9–14 октября 2022 года на Бали (Индонезия) в очном режиме. На нее будут вынесены остальные инициативы и, возможно, иные документы. Предварительную программу намечено подготовить уже в апреле.

Виртуальная часть состоялась в октябре 2021 года. Фактически она продолжалась еще полтора месяца – на виртуальное голосование был отведен месяц после окончания ассамблеи, но, так как кворума проголосовавших (50% зарегистрированных на ассамблее) к концу ноября не набрали, голосование продлили еще на две недели.

На первой части ассамблеи обсуждались представленные отчеты и инициативы, был сделан доклад о начале выполнения Глобальной стратегии FSC на 2021–2026 годы, утверждены новые члены организации. Также проводились параллельные мероприятия, на которых обсуждались значимые для дальнейшего развития FSC вопросы: поддержка развития экосистемных услуг и их сертификация; новые вызовы и возможности для коренных народов; интенсивное лесное хозяйство; картирование FSC-сертифицированных лесов (для России это не актуально, но для ряда стран – проблема, больше всего вопросов и опасений возникает у коренных народов); презентация проекта по генной инженерии вне сертифицированных лесов; возможности использования дистанционных методов контроля при сертификации; исследование потребительского рынка; роль Assurance Services International (ASI; независимого органа по контролю выполнения органами по сертификации требований и процедур FSC) в обеспечении высокого качества FSC-сертификации и др.

Инициативы

Обсуждение и голосование по выдвинутым инициативам стало самым важным элементом виртуальной части ассамблеи. Всего на рассмотрение было выдвинуто 12 инициатив, в том числе четыре, касающиеся внесения изменений в Устав (3) и Принципы и критерии FSC (1), и восемь, касающиеся изменений в политики и процедуры FSC. Последние в ходе предварительных обсуждений были отобраны из более чем 60 выдвинутых инициатив для приоритетного рассмотрения.

При обсуждении обращали внимание на слабую проработку и недостаточную аргументированность ряда инициатив. В результате авторы трех инициатив сняли их с рассмотрения и решили представить в доработанном виде на второй, очной, части ассамблеи. Среди них была крайне опасная для России инициатива, согласно которой FSC прекращает сертификацию и даже обсуждение возможности сертификации при интенсивном лесном хозяйстве. До голосования дошли только девять инициатив, в том числе три, касающиеся изменений в Уставе и Принципах и критериях FSC. Из девяти инициатив были приняты лишь три, получившие большинство голосов как в целом, так и в каждой палате.

Больше всего голосов (92,3%) набрала инициатива, призывающая FSC уделить особое внимание развитию сертификации экосистемных услуг. Все нормативные документы для этой сертификации есть и в настоящее время. Инициатива предусматривает пересмотр соответствующих нормативных документов и повышение их статуса (на данный момент это процедура и руководство), расширение перечня экосистемных услуг, которые могут быть сертифицированы, возможность включениея экосистемных услуг в сертификацию управления лесами и продвижение сертификации экосистемных услуг на рынке. Эти меры расширяют возможности FSC-сертификации, оказываются в тренде развития устойчивого лесного хозяйства и сохранения лесов, но непосредственно на сертификацию управления лесами не влияют.

Следующей по уровню поддержки (83,4%) стала инициатива, предусматривающая создание цифровой карты FSC-сертифицированных в мире лесов. В ходе ее обсуждения и на параллельном круглом столе, посвященном этой теме, высказывались большие опасения по поводу возможности реализации такого проекта. Тем не менее инициатива одобрена, цифровая карта будет создана, но для России это ничего не меняет – такая карта уже есть на сайте hcvf.ru.

Третья принятая (78,12%) инициатива чисто «политическая». Она призывает совет директоров и секретариат FSC сделать задачи по предотвращению изменения климата и сокращения биоразнообразия главными при выполнении новой Глобальной стратегии FSC на 2021–2026 годы. Более никакой конкретики. Как реализовать такую инициативу, будет решать совет директоров, тем более что эти задачи уже содержатся в Глобальной стратегии FSC.

Три инициативы не были приняты. Одна касалась изменения периодичности Генеральной ассамблеи – вместо одного раза в три года предлагалось проводить ее один раз в четыре года с организацией в промежутках виртуальных ассамблей. То есть фактически предлагалось сократить промежутки между генеральными ассамблеями, несмотря на виртуальные собрания. К тому же проведенная виртуальная часть Генеральной ассамблеи продемонстрировала довольно низкую эффективность такой формы общения. Ожидаемо эта инициатива была отвергнута (против – 62,95%), хотя социальная палата ее поддержала.

Другая отвергнутая инициатива касалась изменения Устава FSC – предлагалось узаконить проведение виртуальных генеральных ассамблей (настоящая виртуальная ассамблея является исключением, так как проводится в чрезвычайных обстоятельствах). За нее проголосовали больше половины зарегистрировавшихся (50,83%), но не было поддержки экономической и экологической палат. Интересно, что обе инициативы, связанные с узакониванием проведения виртуальных ассамблей, поддержала только социальная палата.

Третья неодобренная инициатива связана с внесением изменений в основной документ, регулирующий сертификацию управления лесами, Принципы и критерии FSC. Предлагалось исключить из этого документа критерий 5.3 («Организация должна демонстрировать, что положительные и негативные внешние эффекты от ее деятельности учтены в плане управления»). Хотя инициатива получила большинство голосов (54,16%), против проголосовала экологическая палата. Интересна аргументация. Необходимость сохранения этого критерия не поддержал никто. Это один из неработающих критериев, не влияющих на устойчивость ведения лесного хозяйства. И он не единственный. В настоящее время создана и уже действует рабочая группа по пересмотру стандарта управления лесами FSC. Экологическая палата посчитала целесообразным дать этой рабочей группе возможность пересмотреть весь стандарт, а не исключать из него один критерий.

Из трех отложенных «политических» инициатив одна призывала к необходимости разработки особых социальных, экологических и экономических индикаторов для оценки выполнения Глобальной стратегии FSC на 2021–2026 годы. Целесообразность этого предложения сомнительна, так как в стратегии уже прописано, что эффективность ее выполнения должна оцениваться по измеряемым индикаторам. Создавать для их разработки специальную рабочую группу, подотчетную Генеральной ассамблее, вряд ли имеет смысл. За счет абсолютной поддержки социальной палаты инициатива получила большинство голосов (53,89%), однако другие две палаты проголосовали против.

Вторая сомнительная инициатива содержала предложение обязать FSC заниматься продвижением сертификации управления лесами на тропических охраняемых природных территориях. Непонятно, зачем и как это можно реализовать и какой будет эффект. Скорее всего, результаты будут имиджевого характера. К тому же это сугубо региональная инициатива, никак не затрагивающая интересы сертификации в России. При немалой поддержке (69,68%) с небольшим перевесом инициативу отклонила экономическая палата.

«Политическую» инициативу сделать проведение удаленных аудитов управления лесами и цепочек поставок держателей сертификатов, которые в настоящее время разрешены в виде исключения из-за распространения COVID-19, обычной практикой тоже отвергли – при общем большинстве (62,01%) голосов «за» ее не поддержала экологическая палата.

Основные итоги

Эффективность виртуальной части Генеральной ассамблеи оказалась невысокой. Из 12 выдвинутых для рассмотрения инициатив приняты только три. Две действительно «политические», так как определяют направление дальнейшего развития FSC, а непосредственно на сертификацию управления лесами не влияют. Только одна инициатива технического характера, но для российских компаний – держателей сертификатов FSC большого значения она иметь не будет. Самым большим достижением виртуальной части стало решение о создании цифровой карты всех FSC-сертифицированных лесов в мире.

Генеральная ассамблея подтвердила эффективность системы голосования в FSC. Принимаются только те решения, которые действительно важны для организации и продвижения созданной ею системы сертификации управления лесами. Узкопалатные интересы не будут реализованы, какими бы важными они ни казались той или иной палате и стоящими за ними заинтересованным сторонам. Такой подход обеспечивает баланс интересов в организации и доверие к FSC-сертификации вообще. Бытует мнение, что экологическая и социальная палаты сообща выступают против экономической палаты, которую интересует только собственная прибыль, но это не соответствует действительности. Лишь в одном случае экологическая и социальная палаты голосовали против решения экономической палаты, в двух случаях социальная и экономическая палаты были не согласны с экологической палатой, а в трех случаях экологическая и экономическая палаты – с социальной палатой.

Что дальше?

Виртуальная часть IX Генеральной ассамблеи FSC завершена, но в октябре пройдет очная часть. На данный момент на нее заявлены 47 инициатив, возможно, появятся новые, но некоторые могут быть сняты.

В январе этого года FSC провел опрос членов, с тем чтобы ранжировать по приоритетам все инициативы, выдвинутые на Генеральную ассамблею. По итогам будет составлен план их предварительного обсуждения на круглых столах в палатах и региональных офисах. А обсуждать есть что. Ряд инициатив может иметь большое значение для дальнейшего развития FSC-сертификации в мире, в том числе в России.

Вновь выдвинута инициатива о запрете сертификации интенсивного лесного хозяйства. Сразу три инициативы направлены на пересмотр требований по сертификации малонарушенных лесных территорий и одна – в целом ВПЦ2 (высоких природоохранных ценностей 2-го типа). Предложено пересмотреть требования по применению принципа свободного, предварительного, осознанного согласия, разработать нормативные документы для функционирования ASI, определить, что означает «конфиденциальность» в рамках сертификации, обязать предоставлять информацию о санитарном состоянии лесов, расширить права работников компаний и многое другое. Еще предстоит проанализировать значимость выдвинутых инициатив и потенциальное негативное действие, в том числе на развитие FSC-сертификации в России.

Схема лесной сертификации FSC широко известна в мире. Многие крупные производители, ритейлеры и потребители лесной продукции поддерживают и соблюдают требования по использованию только FSC-сертифицированной продукции. К настоящему времени в мире по схеме FSC сертифицировано почти 232,1 млн га лесов, выдано более 1800 сертификатов на управление лесами и около 51 тыс. сертификатов на цепочки поставок.

Россия уверенно лидирует по площади FSC-сертифицированных лесов – почти 62,6 млн га, или 27% всех лесов мира, прошедших сертификацию. FSC-сертификация, особенно сертификация управления лесами, быстро развивается и уже оказывает значительное влияние на лесное хозяйство страны. Экспорт российской древесины в значительной степени связан с FSC-сертификацией, в последнее время растет и внутренний рынок сертифицированной продукции. Однако пока на долю России приходится менее 15% сертификатов на управление лесами и всего 2% сертификатов на цепочки поставок.

Еще хуже обстоят дела с представительством России в FSC как организации – всего 14 из 1165 международных членов в мире, или 1,2% (примерно одинаковый процент в каждой палате), но из них только восемь представлены организациями (ни одной в социальной палате) и всего три – производственные компании. То есть возможности российских членов влиять на принятие решений в FSC весьма ограниченные, при том что все держатели сертификатов и другие стороны в этом заинтересованы, так как именно им приходится выполнять требования стандартов, принятых FSC, или стараться использовать сертификацию как инструмент достижения целей по сохранению лесов. О социальных задачах сертификации можно даже не говорить, так как ни одна российская общественная организация не заявила о желании участвовать в FSC, а ведь организации коренных народов в разных странах становятся ведущими в социальной палате и успешно используют FSC-сертификацию для решения своих задач.

Можно сколько угодно жаловаться, что требования FSC не учитывают российских условий, латиноамериканские члены FSC вряд ли будут заботится о бореальных лесах и проблемах сертификации в России. Почему латиноамериканские? Этот регион лидирует по количеству членов FSC (28,8%), а больше всего (128) членов из Бразилии.

Вывод очевиден: вступайте в FSC, участвуйте в разработке документов FSC, их обсуждении и принятии, тогда не придется жаловаться, что с FSC что-то не так. 

Текст Александр Воропаев