Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Отрасль

Запретный лес

Экспорт кругляка в 2022 году – самоограничения, усиленные санкциями

После 1 января 2022 года только и говорили, что о запрете экспорта кругляка с введением новых правил оборота древесины. У этого решения было много противников, в том числе с «принимающей стороны»: страны Западной Европы даже собирались принудить Россию продолжать вывозить лес на законодательном уровне – через ВТО. Пока лесозаготовители, чиновники и экспортеры спорили, началась специальная военная операция, и вот уже Запад обложил Россию запретами со всех сторон.

Так, в 2022 году российский ЛПК неожиданно оказался меж двух огней, и теперь должен научиться жить в новых условиях.

Запрет или ограничение

В прессе везде можно встретить слово «запрет», но верно ли это?

Во-первых, на самом деле не полный запрет, а ограничения. Как станет понятно ниже, это не одно и то же. Первое ограничение – финансовое. Пошлину на вывоз круглого леса последовательно повышали, и к 2021 году она достигла 80%. Второе ограничение – логистическое. Из 30 ранее доступных пунктов вывоза теперь открыты только два. В настоящее время вывоз необработанной древесины осуществляется только по железной дороге и всего через два пункта (Люття – на границе с Финляндией и Хасан – на границе с Северной Кореей). Третье ограничение – бюрократическое. При экспорте кругляка необходимо предоставить разрешительные документы – специальную лицензию Минпромторга.

Во-вторых, ограничили вывоз необработанной либо примитивно обработанной древесины (влажность свыше 22% и толщина ствола не менее 10 см). Если точнее, запрет распространяется на балансовую древесину, главным образом березовую, хвойных пород и ценных лиственных (большая часть кодов ТН ВЭД группы 4403).

На страны, входящие в ЕАЭС, новые правила не распространяются, но с марта установлены предельные объемы вывоза, на 2022 год следующие: Казахстан 477,5 тыс. м3, Белоруссия 3,17 тыс., Киргизия 29,68 тыс., Армения 1,27 тыс. м3. Правда, не очень понятно, как эти ограничения будут соблюдаться, если, например, в Беларуссию только с января по май вывезено 131,9 тыс. м3 лесоматериалов. При этом стоит напомнить, что еще в декабре 2021 года Евразийская экономическая комиссия задокументировала запрет на вывоз некоторых видов лесоматериалов и топливной древесины российского производства с территории государств, входящих в таможенный союз (страны ЕАЭС). То есть курс на самоограничение был взят задолго до СВО и связанных с ней западных санкций.

Западные санкции: пакет с пакетами

В начале марта российское правительство ввело дополнительные ограничения для ряда недружественных стран. А спустя месяц, в апреле, уже сама заинтересованная сторона – Европа – установила запрет на ввоз большого перечня лесоматериалов из России. Хотя совсем недавно эти товары считались критически важными для Евросоюза.

Таблица 1. Динамика объемов лесозаготовки в 2022 году по сравнению с 2020–2021 годами
Таблица 1. Динамика объемов лесозаготовки в 2022 году по сравнению с 2020–2021 годами

Так, пятый пакет санкций ЕС, помимо прочего, содержит запрет российского импорта некоторых видов древесины (как необработанной, так и обработанной), пиломатериалов и древесного угля, а также их транзита в Евросоюз через другие страны. Номенклатура не прописана, но именно это позволяет трактовать документ довольно широко. Запрет распространяется на дрова и щепу во всех формах, а также топливные гранулы (пеллеты) и другие продукты для топливной промышленности.

На адаптацию к перечисленным мерам выделили целый квартал, то есть контракты, подписанные до 9 апреля включительно, могли выполняться в течение трех месяцев. Поэтому до 10 июля действие санкций было не слишком заметно и некоторые иностранные партнеры продолжали активно покупать российскую древесину. Исключение из санкций сделано только для ряда изделий и некоторых видов бумаги. А вот оборот необработанной древесины теперь полностью запрещен.

Помимо Евросоюза, ограничения вводят и другие недружественные страны. Дополнительные, а по сути дублирующие, запреты в отношении российского лесного сектора опубликовала Эстония. Свою границу для российского леса закрыла и Финляндия. А правительство Японии полностью запретило импорт российской продукции из древесины с 19 апреля 2022 года, хотя до недавнего времени на японский рынок работали многие деревообрабатывающие предприятия Дальнего Востока.

Интересная история с американским рынком. США не озвучивали прямого запрета импорта древесины из России, но ввозную пошлину повысили до 35%. Правда, она не относится к круглому лесу. Так что Соединенные Штаты теоретически остаются рынком сбыта для отечественных экспортеров, но как туда везти лес? Единственный работающий пропускной пункт на границе с Финляндией уже не в счет, так как там действуют правила ЕС (запрет транзита). Есть вариант использовать страны-посредники. Представители некоторых ближневосточных и азиатских государств уже заявили, что могут выступить в качестве транспортных узлов и помочь доставить в третьи страны запрещенные российские товары. Это Иран, Турция, Египет и ряд других. Но с большинством таких стран у США натянутые отношения. В итоге американские промышленники, видимо, останутся без российской древесины.

Неожиданные ограничения демонстрирует и КНР. Таможенники отмечают снижение пропускной способности на погранпереходах, нередко отсутствие свободного подвижного состава, низкий процент согласования планов по форме РЖД и другие проблемы. После ухода нескольких иностранных транспортных компаний не хватает фур и контейнеров.

Насколько упадут объемы лесозаготовки?

Рис. 1. Динамика объемов заготовки древесины в 2020–2021 годах и прогноз (пунктирный) на 2022 год, плотных м3
Рис. 1. Динамика объемов заготовки древесины в 2020–2021 годах и прогноз (пунктирный) на 2022 год, плотных м3

Лесозаготовительные предприятия и до начала СВО выступали категорически против ограничений, утверждая, что запрет на экспорт леса – это конец Сибири и Дальнему Востоку. Особенно актуальна эта проблема была для рынка ДФО, где леса заготавливается много, а крупных лесоперерабатывающих предприятий мало.

К середине лета первоочередные проблемы российский ЛПК смог решить. Но все время возникают новые, основная – поиск новых партнеров и оперативная перенастройка логистических цепочек. Все участники рынка в один голос утверждают, что в 2022 году ожидается серьезное сокращение объемов лесозаготовки, поскольку спрос российских лесокомбинатов на деловую древесину сократится.

Ограничения действуют уже полгода, что же произошло в отрасли за первые пять месяцев. Из официальной статистики видно, что объемы лесозаготовки «май к маю» снизились незначительно, буквально на долю процента. Но основные проблемы начнут проявляться только во втором полугодии. И связаны они будут больше с западными санкциями, чем с внутренними ограничениями вывоза.

Рис. 2. Динамика производства необработанных лесоматериалов в 2015–2021 годах и прогноз на 2022 год, млн м3
Рис. 2. Динамика производства необработанных лесоматериалов в 2015–2021 годах и прогноз на 2022 год, млн м3

Год начался хорошо, в январе леса было заготовлено на 9% больше, чем в январе 2021 года. В феврале прирост уже уменьшился и составил 5%. А потом пошло снижение: в марте на 4%, в апреле на 7%, в мае на 10%. С большой долей вероятности можно предположить, что падение будет усиливаться (рис. 1). По итогам года оно может составить 18%. И это будет не единственный трудный год. В 2023 году падение может продолжиться.

Данные Рослесхоза по объемам заготовки древесины в России расходятся с оценками Росстата, ежегодно разница составляет 30–35 млн м3. В 2021 году Рослесхоз насчитал 225 млн м3, а Росстат – 185,8 млн м3 (рис. 2), разница 39 млн. Вероятно, Росстат какие-то объемы не учитывает. При этом незаконная лесозаготовка оценивается примерно в 30–40 млн м3 в год, именно на сохранение этого объема и были направлены ограничения экспорта. Сейчас уже можно предположить, что без западных санкций лесозаготовка не сократилась бы настолько. Текущая ситуация сложная, но многие считают, что будет еще хуже.

В итоге рынку грозит не только падение, но и затоваривание, причем как лесосырьем, так и продуктами переработки. Переизбыток сырья на внутреннем рынке наблюдается уже сейчас. Сокращение переработки связано не только с прекращением экспорта, но и со снижением внутреннего спроса на конечный продукт (в частности, мебель). Куда пойдет избыточный объем пиломатериалов, если их вывоз за рубеж прекратится почти полностью, пока непонятно. Ограничения экспорта в этой ситуации хоть и представляются меньшим злом, но их отмена способна спасти российский ЛПК.

Не вывозим?

Рис. 3. Динамика экспорта необработанной круглой древесины (код ТН ВЭД 4403) из России в 2012–2021 годах и прогноз на 2022 год, млн м3
Рис. 3. Динамика экспорта необработанной круглой древесины (код ТН ВЭД 4403) из России в 2012–2021 годах и прогноз на 2022 год, млн м3

До начала СВО из страны экспортировались 25–30% заготовленной древесины, включая первично обработанные и пиломатериалы. Экспорт необработанной древесины до 2014 года составлял 12–13% объема заготовленной, но к 2021 году из-за ужесточения таможенной политики (повышения пошлин и т. д.) его доля уменьшилась до 7–8%. В 2021 году за границу было продано около 14,5 млн м3 необработанной древесины, почти 50% в Китай и примерно 45% – в европейские страны (без учета Украины). В 2022 году экспорт может упасть до 3% заготовки.

По данным РЖД, объем лесных грузов в мае 2022 года оказался на 19,4% меньше, чем годом ранее. Экспорт круглого леса, по данным Рослесинфорга, за первые пять месяцев года упал на 44%. В январе – мае 2021 года из России было вывезено 5,7 млн м3, а за тот же период 2022 г. – всего 3,2 млн м3. В сложившихся условиях падение на 44%, наверное, нельзя считать слишком большим. Тем более что западные страны по-прежнему покупали российский круглый лес.

Всего с января по май 2022 года лес экспортировался в 20 стран мира. Крупнейшими импортерами российского необработанного леса, как всегда, были Китай и Финляндия. Но в этом году китайские и финские покупатели уже не так активны, в прошлом году за тот же период они приобрели в два раза больше. Сократил закупки и Казахстан, который обычно третий по потреблению. Зато Белоруссия увеличила импорт втрое. Выросли объемы поставок в Иран, Южную Корею, Таджикистан, ОАЭ. Но многие страны Западной Европы сократили закупки.

С экспортом пиломатериалов дела обстоят чуть лучше. В январе – июне российские производители продали за рубеж 13,4 млн м3 продукции, то есть им удалось нарастить поставки на 3,4%. Но участники рынка уверены, что относительно спокойная динамика первого полугодия не сохранится.

Например, специалисты лесопромышленной аналитической компании WhatWood прогнозируют, что в 2022 году России стоит приготовиться к существенному падению экспорта продукции ЛПК. Причем перечень будет очень широкий – не только круглые лесоматериалы, но и фанера, топливные гранулы, щепа.

К такому нас не готовили

Рис. 4. Основные рынки сбыта российской непереработанной древесины в первом полугодии 2022 года, %
Рис. 4. Основные рынки сбыта российской непереработанной древесины в первом полугодии 2022 года, %

Некоторые лесозаготовители постановление президента о запрете вывоза леса считали правильным и подошли к решению проблемы деятельно – старались расширить деревопереработку в своих регионах и способствовали трудоустройству кадров, высвободившихся на лесозаготовительных предприятиях. Но даже они оказались в проигрыше – переработка наладилась, появилась добавленная стоимость, а возможности ее экспорта закрыли с внешней стороны.

В начале года всех заинтересованных в экспорте леса волновали простые вопросы. Насколько развиты пропускные возможности двух разрешенных таможенных пунктов? Сильно ли уменьшатся потоки? Каков перечень потенциальных рынков сбыта, на которые можно поставлять древесину через Финляндию и Северную Корею, но не слишком сложным путем? После февраля-марта вопросы совсем другие, поскольку потенциальный рынок сбыта сузился беспрецедентно.

Финляндия всегда была в числе самых больших почитательниц российской древесины и традиционно занимала второе место после Китая. В последние 10 лет закупки финских предприятий составляли 5–6 млн м3 леса, из которых примерно 4 млн м3 приходились на березовую древесину. В основном березовые балансы использовали для производства бумаги финские бумажные комбинаты. За пять месяцев 2022 года туда ушло всего 1,3 млн м3, и, похоже, это все. На фоне подачи заявки о приеме в НАТО Финляндия может проявить невиданную принципиальность в этом вопросе, даже несмотря на риск возникновения дефицита. Помимо березового баланса, будет ощущаться нехватка осины, ольхи и сибирской лиственницы.

Но российским поставщикам будет гораздо тяжелее. Предприятиям Севера с закрытием финского направления заготавливать березу становится нерентабельно. На Северо-Западе РФ березовые балансы потребляют Светогорский ЦБК и Архангельский ЦБК, но это небольшие объемы. В целом же технология производства целлюлозы в России нацелена на хвойную древесину.

Основным направлением экспорта пока остается Китай. Лес туда можно поставлять через пропускной пункт Хасан. Посредничество Северной Кореи не доставит неудобств, ведь Поднебесная крупнейший торговый партнер КНДР. Но высокая себестоимость северной древесины, приемлемая для потребителей из Европы, для Китая может оказаться неконкурентоспособной, тем более что дополнительные издержки транспортировки через всю Россию нивелируют потенциальную прибыль. Древесина получается вдвое дороже. Хуже того, надежды на Китай как главный рынок сбыта не оправдываются – не видно стремления увеличить закупки круглого леса, экспорт пиломатериалов тоже буксует. Китайцы закупают круглый лес не только в России, но и в Северной Америке, а также в Малайзии, Австралии, Северной Корее. Из Африки везут древесину ценных пород. К тому же в Китае достаточно своего леса, так что сокращение поставок не критично.

В результате охлаждения дальневосточного соседа к российскому лесу экспортные доходы теряют Красноярский, Хабаровский и Приморский края, Иркутская область, Алтай. Многие регионы, которые работали на экспорт, сейчас будут пытаться перенаправить потоки на Ближний Восток и в Азию, но налаживание новых торговых связей требует времени, и удорожание логистики неизбежно. Переориентация на внутренний рынок, о которой так мечтали российские чиновники, идет со скрипом.

Зато шпон наш

Введение запрета объяснялось заботой о сохранении леса и развитии российского рынка пиломатериалов. Ожидалось, что эта мера позволит сохранить в России до 6 млн м3 хвойной древесины в год. Конечная цель – мотивация развития ЛПК, фанерного, плитного, мебельного, строительного производств и рынка стройматериалов. Рассчитывали на рост производства продукции и понижение цен, а также увеличение объемов деревянного домостроения. Кроме того, поощрялся экспорт продукции глубокой переработки, то есть дорогой.

Вероятно, кто-то всерьез думал, что инвесторы кинутся строить лесоперерабатывающие заводы и целлюлозно-бумажные комбинаты. И тут вдруг выясняется, что внутренний рынок полон ограничений и не в состоянии переработать объем пиломатериалов, который прежде производили для экспорта в Европу. В текущей ситуации игроки рынка говорят, что налаживание дополнительной переработки в стране фактически невозможно. Некоторые эксперты считали, что шпон и фанерный кряж отечественным производителям не доставались, так как это сырье слишком активно вывозилось за границу, главным образом в Латвию и Польшу. Теперь весь шпон наш. Только что с ним делать?

В январе – мае производство шпона для фанеры и самой фанеры снизилось на 12–13% по сравнению с уровнем аналогичного периода прошлого года. Это одно из самых сильных падений продукции деревообработки. Больше упало только производство бумажных обоев и готовых домов.

Целлюлоза пока производится нормальными темпами, немного вырос выпуск картона и бумаги, в том числе мелованной (рис. 5), из-за дефицита которой было столько шума в апреле. Вообще статистика производства большинства продуктов лесопереработки в январе – мае относительно неплохая (табл. 2). Есть надежда, что некоторые производства сохранят объем выпускаемой продукции примерно на уровне 2021 года, но многие все-таки сократят.

Таблица 2. Производство продукции глубокой переработки древесины в 2022 году (относительно 2021 года)
Таблица 2. Производство продукции глубокой переработки древесины в 2022 году (относительно 2021 года)

Ожидание снижения цен

В правительстве рассчитывали, что почти полный запрет экспорт леса позволит снизить внутренние цены на стройматериалы из дерева. Ожидалось снижение на 10–25%. В мае цены на некоторые виды древесной продукции стали падать. Скорее всего, в течение года все цены скорректируются в сторону снижения (после того как подскочили на 100–150% в 2020–2021 годах), но ненамного, поскольку разогналась инфляция. Дорожает транспорт, логистика, тарифы на сопутствующие услуги. И потому рассчитывать, что производители станут наращивать выпуск и строить новые производственные мощности, чтобы продавать продукцию по сниженным ценам, не стоит.

Как выходить из кризиса

Предполагалось, что после ужесточения мер объем экспорта сократится на 6 млн м3, которые пойдут на внутреннюю переработку. Но даже по этой цифре велись споры – сможет ли отечественный ЛПК ежегодно осваивать такой дополнительный объем? А сегодня внутри страны может «застрять» до 12 млн м3 древесины. И это станет большой проблемой, решать которую придется оперативно.

Будут ли банкротства? Да, из-за санкций ряд заводов уже прекратил закупки круглых лесоматериалов, а некоторые предприятия приостановили деятельность. Труднее всего приходится лесопильщикам Северо-Запада. Так, в начале июля стало известно, что «Череповецлес» объявил технический перерыв и остановил производство. В 2022 году объемы лесопереработки могут упасть на 18%, в 2023 году – еще на 4–5%. И нужно быть готовыми к тому, что на прежний уровень она больше не вернется.

Принятые в мирных условиях, ограничительные меры, вероятно, положительно повлияли на внутренний рынок. Но на это потребовались бы годы, а теперь у промышленности нет времени на адаптацию – заготовленный лес нужно куда-то девать прямо сейчас. И нельзя допустить, чтобы объемы лесопереработки сокращались в ближайшие несколько лет. По всей видимости, правительству придется скорректировать политику ограничений. Пути решения проблемы следующие:

  • снижение экспортных пошлин для дружественных стран;
  • снятие ограничений по объемам для стран ЕАЭС;
  • увеличение числа пропускных пунктов для круглого леса.

Принципиальностью в этом вопросе, наверное, придется поступиться. И если сейчас приветствуется развитие параллельного импорта, можно закрыть глаза и на параллельный экспорт, в том числе и кругляка. В так называемых недружественных странах по-прежнему много желающих купить российский лес. Бизнес страдает от политических решений, и, возможно, пойти навстречу контрагентам будет полезно в перспективе, ведь санкции не вечные.

Рис. 5. Активность ключевых производств в январе – мае 2022 года
Рис. 5. Активность ключевых производств в январе – мае 2022 года
Рис. 6. Цены на ряд продуктов промежуточной и глубокой деревопереработки в 2020–2021 годах и январе – июне 2022 года
Рис. 6. Цены на ряд продуктов промежуточной и глубокой деревопереработки в 2020–2021 годах и январе – июне 2022 года

Что касается внутреннего рынка, то отрасль нуждается в системных и долгосрочных мерах содействия. Вот перечень отраслей, способных «переварить» избыток древесного сырья:

  • плитная промышленность;
  • бумажная промышленность;
  • производство стройматериалов с использованием древесных волокон и муки;
  • домостроение, и не только деревянное;
  • производство межкомнатных дверей, деревянных окон;
  • производство мебели и предметов интерьера;
  • производство деревянных напольных покрытий;
  • топливная отрасль (перевод котельных на пеллеты и брикеты).

Самым сильным магнитом продуктов лесоперерабатывающей отрасли, безусловно, станет строительство. В первую очередь деревянное. К настоящему времени развиты всевозможные технологии домостроения, задача государства – поощрять индивидуальное домостроение, используя самые разные инструменты, в первую очередь финансовые: обеспечение доступных цен на материалы, снижение ипотечных ставок, развитие рынка ссуд и субсидий и т. д.

Для роста популярности строительных и отделочных материалов из древесины не потребуются особые меры, если строительная отрасль будет расти докризисными темпами. А в пандемию 2020 и 2021 года сформировался повышенный спрос на загородное домостроение. Доля ИЖС в общем жилищном строительстве обещает вырасти до 60% и выше. По данным Ассоциации деревянного домостроения, в 2021 году очередь покупателей деревянных домокомплектов была расписана на полгода вперед, спрос опережал возможности домостроительных комбинатов, в августе наблюдалась нехватка пиломатериалов. В 2022 году дефицита не ожидается, производство домокомплектов в январе – мае резко снизилось, а его нужно поощрять. Проекты многоэтажного деревянного домостроения тоже необходимо развивать.

В российской энергетике следует активно использовать твердое биотопливо (брикеты и пеллеты), для чего модернизировать котельные, работающие на мазуте и угле. Это станет подспорьем и для утилизации щепы.

Но главное, нужно кардинально пересмотреть обеспечение оборудованием. В ЛПК лесозаготовительная техника, грузовой транспорт, лесоперерабатывающее оборудование и запчасти к нему в основном импортные, редко белорусские. В связи с уходом западных поставщиков уже сформировался дефицит по всем позициям. На первом этапе реформ можно поощрять импорт китайского оборудования, но жизненно необходимо наладить отечественное производство. 

Текст
Вера Никольская, директор по исследованиям агентства Abarus Market Research
Графика
Abarus Market Research по данным Росстата и таможенной статистики