Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Регион номера

Главная угроза – человек

Леса страдают и от коррупции, и от халатности чиновников

В этом году леса Иркутской области опять страдают от лесных пожаров. Пик возгораний пришелся на начало лета, хотя на момент подготовки номера в печать в северных районах региона особый противопожарный режим был продлен до 31 августа, посещение лесов запрещено.

Согласно данным региональной государственной программы «Развитие лесного хозяйства» на 2019–2024 годы, Иркутская область признана пожароопасным регионом.

«Насаждения лесного фонда, обладающие наиболее высокой степенью пожарной опасности, занимают 33,3% территории лесов Иркутской области. В зависимости от погодных условий продолжительность периода возможного возникновения лесных пожаров значительно варьирует по годам и территории Иркутской области. В среднем продолжительность пожароопасного сезона в Иркутской области составляет 176 дней: он начинается в последней декаде марта и заканчивается в первой декаде октября», – указано в программе.

Однако претензии по поводу нанесенного ущерба необходимо предъявлять не только жаркой погоде. В конце июля Следственное управление Следственного комитета (СУ СК) России по Иркутской области возбудило уголовное дело по факту халатности администрации муниципального образования в Качугском районе. «По версии следствия, должностные лица администрации Большетарельского сельского поселения при организации и проведении профилактического контролируемого выжигания сухой растительности на участках, граничащих с землями лесного фонда РФ, допустили нарушения правил пожарной безопасности, которые повлекли за собой возникновение лесного пожара в Качугском лесничестве. Вследствие пожара повреждены и уничтожены лесные насаждения лесного фонда, а также понесены затраты на привлечение сил и средств, задействованных в тушении лесного пожара», – уточнили в региональном СУ СК РФ.

Еще более тяжкие последствия повлекло возгорание в Иркутском районе в начале мая. Работник АУ «Иркутский лесхоз» прибыл на место для опашки и предотвращения дальнейшего распространения огня и, по предварительной версии, задохнулся в дыму и погиб.

А для 32-летнего жителя Нижнеудинска первомайский костер, вероятно, разведенный для шашлыка, обернулся 400 часами обязательных работ. «Установлено, что 1 мая 2022 года, в период действия особого противопожарного режима, обвиняемый разжег костер в лесу, – сообщили в региональной прокуратуре. – Пламя разошлось на 70 гектаров, повреждено более 220 кубометров леса, сумма ущерба составила более 20 тыс. руб. Нижнеудинский городской суд также постановил взыскать с гражданина возмещение ущерба».

К середине мая, по данным ФБУ «Авиалесоохрана», Иркутская область вышла на второе место в России по количеству лесных пожаров. Однако в ряде СМИ регулярно появляется информация о том, что возгорания в регионе – это не только следствие халатности или природных явлений, но и попытки скрыть размеры незаконных рубок. Два года назад Игорь Кобзев, тогда еще врио главы региона, официально заявил: «Мы должны понимать, сколько лесных пожаров возникло из-за попыток скрыть улики на местах незаконных рубок». Довольно часто их ведут в непосредственной близости от пунктов приема древесины. Так, в 2020 году сотрудники МСЧ, работая на лесных пожарах в Тайшетском районе, «чуть ли не за заборами этих пунктов обнаруживали незаконные рубки», как рассказал и. о. министра лесного комплекса Иркутской области Дмитрий Петренев на заседании региональной комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности. «Древесина с них принимается именно на этих пунктах, – пояснил он. – Затем лес оформляют по поддельным документам, утверждающим, что все заготовлено якобы на легальном арендном участке, хотя на самом деле там заготовка не велась».

В мае нынешнего года чиновники – фигуранты дела о незаконной вырубке лесных насаждений в заказнике в Иркутской области получили от пяти до шести с половиной лет колонии общего режима. Экс-министру лесного комплекса области Сергею Шеверде, его бывшему заместителю Алексею Туги, бывшему директору ОГАУ «Казачинско-Ленский лесхоз» Геннадию Рыкову и бывшему инженеру-лесопатологу отдела защиты леса и лесопатологического мониторинга филиала ФБУ «Российский центр защиты леса» – «Центр защиты леса Иркутской области» Александру Владимирову были вменены в вину «пособничество незаконной рубке лесных насаждений» и «незаконная рубка лесных насаждений». «В 2018 году министр лесного комплекса Иркутской области, будучи осведомленным об отсутствии оснований для проведения сплошной санитарной рубки на территории государственного природного заказника регионального значения "Туколонь" Казачинско-Ленского района Иркутской области, в силу занимаемой должности принял активные меры к продолжению рубки лесных насаждений на территории заказника и нарушению его режима. В результате совместных преступных действий указанных лиц была незаконно назначена, согласована и проведена сплошная санитарная рубка в заказнике, – сообщили в региональном управлении СК. – В результате незаконной рубки на площади около 120 га лесному фонду РФ причинен ущерб на общую сумму около 481 млн руб. (по уточненным данным, 748 млн руб. – Прим. ред.).

Только один документально зафиксированный ущерб от незаконной рубки составляет полмиллиарда рублей. О масштабе этого бедствия официальных данных нет. Однако в интервью, размещенном на официальном сайте СУ СК РФ Иркутской области руководитель ведомства Анатолий Ситников официально признал: «Мы концентрируем свои усилия там, где нелегальная вырубка маскируется под легальную, а чиновники способствуют сокрытию преступления, оформляют документы, представляют рубку под видом малоценных участков леса. Это тот момент, когда организованная преступность сращивается с органами власти, и последняя начинает работать не на государство, людей, экономику, а на доход и добычу». 


Кстати

Как и другие субъекты РФ, Иркутская область получает новую противопожарную и лесовосстановительную технику в рамках федерального проекта «Сохранение лесов» нацпроекта «Экология». Так, весной профильные подразделения получили в свое распоряжение снегоболотоход, два седельных тягача, три автомобиля ГАЗ, шесть гусеничных тракторов «Агромаш» 90 ТГ, 10 пожарных автоцистерн, квадроциклы, аэролодку. Тогда же в правительстве Иркутской области отметили, что «в целом лесопожарные силы региона укомплектованы спецтехникой на 90% от норматива, это очень высокий показатель среди субъектов РФ». К 2024 году его планируется довести до 100%. Однако Игорь Кобзев, выступая на совещании с членами правительства РФ по вопросу «О мерах по сокращению лесных пожаров в РФ», предложил финансировать не только закупку новой техники, но и капитальный ремонт имеющейся.

«Анализ показал, что стоимость восстановленной техники с учетом ремонта ниже закупочной цены техники, приобретаемой в рамках проекта, – пояснил он. – Включение в нацпроект позволит организовать эту работу системно».


Текст Мария Алексеева

Другие статьи рубрики Регион номера: Иркутская область

Обзоры ЛПК регионов России