Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

ЦБП

Председатель правления РАО «Бумпром» Юрий Лахтиков: экспорт продукции ЦБК снизится

Потеряв Европу и перейдя на рынки Азии, Африки, Южной Америки и Ближнего Востока, российские ЦБК вынуждены снизить объемы экспортных поставок. По мнению председателя правления РАО «Бумпром» Юрия Лахтикова, на новых рынках предприятия будут снижать цены до уровня себестоимости, чтобы не останавливать производство и обеспечивать минимальный приток заказов. Иначе часть машин придется остановить.

– Как повлияют на российский рынок ЦБП введенные из-за военной операции на Украине санкции?

 Юрий Лахтиков

– Происходящее сейчас наносит очень серьезный удар по экономике России. Для обрабатывающих отраслей, работающих, как правило, на импортном оборудовании и ориентированных на экспорт своей продукции, конфронтация со странами Евросоюза, Северной Америки, некоторыми странами Азии ведет к большим проблемам с логистикой, сбытом российских товаров на мировых рынках и закупками химикатов, комплектующих, расходных материалов. В настоящее время на ряде целлюлозно-бумажных предприятий уже сокращаются объемы производства и экспорта основных видов продукции. Одновременно ухудшается экономическая ситуация в стране, что негативно отражается на покупательской способности населения и ведет к сокращению внутреннего потребления. Частично экспортные поставки могут быть переориентированы на растущие рынки Азии, Ближнего Востока, Африки, Южной Америки. Однако нельзя ожидать полного замещения выпавших направлений экспорта. К тому же существующие коридоры для железнодорожного и автомобильного транспорта, таможенные посты на восточной границе Российской Федерации не были рассчитаны на такое резкое увеличение пропускной способности.

– Как РАО «Бумпром» поддерживает отраслевые компании?

– Главная задача ассоциации – консолидация предприятий отрасли, выявление общих проблем и совместный поиск путей их решения. Именно этим мы сейчас и занимаемся. Получаем информацию о ситуации на предприятиях, определяем единые для всех векторы приложения усилий, формируем позицию отрасли, представляем ее, обосновываем, защищаем. Большинство проблем, с которыми мы сейчас столкнулись, носят общесистемный характер и накапливались в течение многих лет – это недостаточное развитие машиностроения и отсутствие отечественных узлов и комплектующих, нехватка химикатов для производства целлюлозно-бумажной продукции, огромное количество действующих административных барьеров, несовершенство действующего законодательства. Как и в начале пандемии коронавируса, теперь стало легче говорить с коллегами из других отраслей и государством, поскольку сейчас главная задача для всех – не допустить закрытия предприятий и увольнения работников, сохранить производство и по возможности экспорт. Мы говорим почти в один голос с другими отраслями. Большую помощь оказывает Минпромторг силами Департамента легкой промышленности и лесопромышленного комплекса, Российский союз промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленная палата Российской Федерации.

Ряд стран Европы, Америки, Азии отказываются от российской продукции и перестают поставлять нам свои товары. Некоторые компании прекратили поставки химикатов, ряда комплектующих и расходных материалов. Поэтому в настоящее время мы заняты поиском аналогов у машиностроительных и химических компаний других стран, изучаются и возможности российских компаний в части импортозамещения. Кардинально меняется логистика, поэтому основная задача – это «расшивка» узких мест в транспортных коридорах для поставки товаров в Азию, на Ближний Восток. Поскольку ведущие иностранные транспортные компании прекратили поставку контейнеров в Россию, необходимо наращивать взаимодействие с РЖД, российскими портовыми терминалами, обеспечить более системную работу с ФТС, сократить общее число бюрократических процедур и ряд их упростить.

– Как отразится на предприятиях ЦБП закрытие портов для российских судов Великобританией и США?

– Будем поставлять продукцию в порты тех государств, которые пока еще принимают. Конечно, из-за этого увеличится транспортное плечо, что повлечет рост стоимости доставки. Естественно, это скажется на конечной цене продукции. Ведь все сопутствующие расходы включаются в стоимость продукта. Если его станет невыгодно поставлять, то в ущерб работать никто не будет. А если и будет, чтобы сохранить производство, то совсем недолго.

На мировых рынках российскую продукцию, несмотря на то что она, как правило, высокого качества, всегда найдется чем заменить. Чтобы пережить эту ситуацию, наши предприятия будут минимизировать свою прибыль и уступать в цене, приближаясь к себестоимости, только бы не останавливать производство и обеспечивать приток заказов. А когда все будет позади, вернуться к нормальной работе. Если работать в текущих условиях станет невозможно, придется останавливать часть машин на производствах. Другого выхода просто нет.

– Многие ЦБК – это градообразующие предприятия. Как правительство может поддержать их работу?

– Государство планирует и уже принимает меры экономического стимулирования. Это предоставление преференций по обслуживанию текущих кредитов, которые в связи с увеличение ключевой ставки ЦБ до 20% подорожали минимум в два раза. Этот вопрос очень важен для предприятий, особенно работающих на внутренний рынок и не имеющих экспортной выручки. Однако большинство решений государственных органов пока направлены только на поддержку малого и среднего бизнеса. Конечно, крупный бизнес держится дольше, но если он прекратит существование, последствия будут гораздо серьезнее. Поэтому государственная поддержка необходима всем без исключения предприятиям, независимо от их размера.

В Минпромторге, Минэкономразвития, Минприроды понимают серьезность ситуации, и на выходных, и сейчас почти ежедневно проводятся совещания по антикризисным мерам, собираются предложения и информация по ситуации на предприятиях, все это обобщается, докладывается правительству, для того чтобы максимально поддержать и экономику, и предприятия, и работников. Внешняя угроза всегда сильно сплачивает. Некоторые из поступавших почти от всех отраслей предложения касаются введения моратория на проведение выездных плановых проверок Росприроднадзором, продления на год срока подачи заявок на получение комплексных экологических предложений, замораживания вступления в силу новых нормативно-правовых актов, результатом которых станет ухудшение экономического и финансового положения предприятий. Часть предложений уже учтены в опубликованных постановлениях правительства, ожидаем принятия других.

– Европейские поставщики оборудования уходят с российского рынка. Пострадали ли российские комбинаты?

– Они еще не пострадали. Но у каждого комбината есть срок планового ежегодного технического обслуживания для замены «одежды» бумагоделательных и картоноделательных машин, валов, подшипников, насосного оборудования, автоматики, комплектующих. Все это чуть ли не на 100% импортное. Предприятия, которые закупили все необходимое заранее, пока могут чувствовать себя спокойно. А те, которые этого не сделали, сейчас ждут проблемы с заменой запчастей. Комплектное оборудование для ЦБП Россия не сможет производить очень долго, а отдельные узлы, валы, сетки, сукно пока не выпускаются в нужном объеме. Поэтому большинство отечественных комбинатов переориентируются на китайских производителей, доля которых в общем объеме импорта по отдельным видам оборудования и узлам составляет 10–50%. Отдельные возможности по поставкам некоторых видов оборудования есть у Белоруссии и стран СНГ. Просто сейчас надо тщательно изучить все проблемы с технологиями и оборудованием, постараться спрогнозировать, как будет развиваться ситуация, выстроить модель работы российской промышленности с учетом импортозамещения, чтобы проработать этот год с минимальными потерями. Необходимо снизить зависимость от импортного оборудования, научиться многое делать самим, тем более что некоторые машиностроительные заводы для ЦБП в стране еще сохранились. Нужно постараться локализовать производство автоматики, использовать возможности нашей радиоэлектроники. По возможности привлекать китайские компании, для того чтобы максимально смягчить ущерб в сложившейся ситуации.

– В России ряд проектов в ЦБП реализуются с привлечением иностранного капитала. Будут ли зарубежные инвесторы выходить из них в связи с последними событиями?

– Целлюлозно-бумажная промышленность относится к наиболее тяжеловесным и инерционным отраслям. Оборудование для комбинатов очень дорогое, а сроки его ввода в эксплуатацию и окупаемости весьма длительные. Поэтому все решения принимаются на долгосрочную перспективу. Полагаю, что иностранный бизнес из российской ЦБП уходить не будет. Он может на какое-то время заморозить свое участие, дистанцироваться, сократить часть операций. Но уход из страны с перспективным рынком и избыточной лесосырьевой базой – это недальновидный, неправильный шаг. Россия рано или поздно вернется в русло мировой экономики и будет взаимодействовать со всеми странами. Иностранные компании либо сами вернутся, либо кто-то выкупит у них российские мощности. Ведь сами по себе целлюлозно-бумажные комбинаты не являются объектом санкций, так как выпускают товары первой необходимости, которые всегда будут востребованы. Так что российский рынок ЦБП останется привлекательным для иностранных инвестиций, вопрос только в рисках и гарантиях. В России среднедушевое потребление бумаги и картона на уровне мирового и в 3–4 раза ниже, чем в экономически развитых странах. Нам есть куда расти. А с учетом глобальных трендов и наших лесных ресурсов у России нет других вариантов, кроме развития лесной промышленности. Просто надо преодолеть этот сложный период – политический и экономический.

– Как долго будут продолжаться последствия экономических санкций?

– Трудно делать какие-либо прогнозы, когда ситуация меняется даже не ежедневно, а ежечасно. Тем не менее надеюсь, что после завершения активной фазы в течение полугода ситуация стабилизируется. А дальше все будет зависеть от того, к какому решению придут взаимодействующие стороны, насколько оно будет согласовано со всеми участниками, всеми странами, с которыми у России были и, хочется верить, будут политические, экономические, культурные связи. В истории нашей страны и других стран были трудные периоды, которые неизбежно заканчивались, и после спада начиналось развитие. Так что я с оптимизмом смотрю в будущее.

– Как на предприятия ЦБП повлиял запрет на экспорт круглого леса? Сырья стало больше?

– Пока непонятно. В связи с запретом экспорта круглого леса, введением обязательного заполнения электронных деклараций и оформления сопроводительного электронного документа лесозаготовка затруднена, так как работа по новым правилам еще не отлажена. Процесс проходит обкатку. Тем не менее количество «серых» заготовителей уже резко сократилось. В результате снизился объем нелегальной лесозаготовки. Стало больше участков, на которых теперь «серые» заготовители не будут вырубать лес и которые можно предоставить в аренду проверенным компаниям. Сейчас сезон близится к завершению, когда подведем его итоги, станет понятно, сколько леса было заготовлено и насколько сократилась расчетная лесосека. Думаю, что в марте–апреле Рослесхоз и Рослесинфорг проведут эту работу и к следующему сезону мы получим дополнительные участки для аренды.

Решения требует и еще один вопрос: смогут ли российские предприятия перерабатывать древесину, которая остается внутри страны? Достаточно ли для этого предприятий? Ведь в нынешних условиях вряд ли кто станет вкладываться в рост производства... Так что, на мой взгляд, по итогам этого года будет значительный объем непереработанной древесины. В целом фактический объем лесозаготовок в России уменьшится, может быть, не в два раза, но на 20–30% вполне допускаю.

– Каким был для целлюлозно-бумажной отрасли России прошедший год?

– После пандемийного 2020 года в 2021-м началось оживление, особенно в потреблении бумажной упаковки и картона. Почти все российские производства ЦБП работали на полную мощность. За исключением комбинатов, специализирующихся на выпуске писче-печатных видов бумаги – газетной и офсетной. В этих сегментах потребление сокращалось на внутреннем и мировых рынках. Снижение потребления этих видов бумаги – долгосрочный тренд. В таких условиях нужно прогнозировать деятельность, а для этого следует оценить потребление бумаги и картона для печати внутри страны. Мы попросили издателей провести совместно с Минцифры такую работу и предоставить нам полученные данные, чтобы понять, какой объем писче-печатной бумаги понадобится рынку. Хотелось бы увязать показатели, прописанные в Стратегии развития ЛПК до 2030 года, стратегиях и планах развития предприятий ЦБП, с показателями издателей и полиграфистов, для того чтобы составить баланс, оценить перспективы внутреннего рынка писче-печатных видов бумаги, понять, куда он движется.

Что касается остальных сегментов целлюлозно-бумажной промышленности, то почти во всех в 2021 году наблюдался рост. Производство бумаги и картона увеличилось примерно на 3–5%. В сегменте производства упаковки рост составил около 10%. Рынок доставки продуктов в России после спада в 2020 году снова начал расти в 2021 году, что привело к увеличению потребления упаковки. Также росту этого сегмента способствовали планомерные усилия государства по увеличению использования упаковки из возобновляемых материалов. Поэтому определенные приоритеты и возможности для развития у нас были. По сравнению с пластиками, стеклом, алюминием у бумажно-картонной упаковки были преимущества, так как при ее изготовлении используется растительное сырье, материал быстро разлагается, нет проблем с его негативным влиянием на окружающую среду. Сейчас мы сознательно не говорим о проблемах с внедрением в России концепции расширенной ответственности производителей и разногласиях бизнеса и Минприроды, это тема отдельного большого разговора. Так что на конец 2021 года у нас было ощущение нормального, спокойного и уверенного возврата к допандемийному состоянию и последующего начала роста рынка.

– Какие экспортные рынки можно назвать активно растущими для ЦБП?

– Для ЦБП наиболее активно растущий рынок тот, на котором прежде было самое низкое потребление по сравнению со среднемировым. На сегодня самые большие по объему рынки – Индия и Китай. Это гиганты, которые на многие годы вперед обеспечили работой российские предприятия. И не только российские. При этом в Китае среднедушевое потребление бумаги и картона выше, чем в России, до пандемии оно составляло 55–57 кг, а у нас – около 50 кг. В Китае, в отличие от многих стран мира, рост ВВП и увеличение потребления бумаги и картона не прекращались во время пандемии, продолжаются и сейчас. Период борьбы с коронавирусом эта страна прошла, на мой взгляд, намного успешнее в экономическом отношении, чем большинство других.

– Каким будет спрос на продукцию ЦБП в России в текущем году?

– Думаю, в целом спрос на продукцию ЦБП будет снижаться, причем неравномерно. Сильнее всего сократится спрос на газетную и офсетную бумагу. Упаковка, как и прежде, будет востребована. В этом сегменте снижение если и будет, то меньше, чем в других. Сравнительно стабильно будет производство потребительских товаров – санитарно-гигиенических изделий, канцелярских, так как сейчас школы возвращаются к очному формату обучения после дистанционного. Надеюсь, будет развиваться сегмент производства обоев, декоративных бумаги и покрытий, хотя объемы выпуска могут снизиться против прежних. Несмотря на кризис, будет расти производство древесной массы – как менее энергоемкое и ресурсозатратное по сравнению с целлюлозным. 

Текст bumprom.ru