Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Прежде чем внедрять, нужно создать условия

К вопросу об интенсивной модели лесопользования

Стратегией развития лесного комплекса Российской Федерации до 2030 года определено, что одним из главных векторов развития является «переход от экстенсивной модели освоения лесов к интенсивному использованию и воспроизводству лесов».

В лесосырьевых базах крупнейших предприятий-арендаторов ряда российских регионов, и прежде всего на Северо-Западе, уже как-то реализуются пилотные проекты по интенсификации использования лесов. Сегодня объем заготовки древесины в средневозрастных насаждениях приближается к 1 млн м3 (группа «Илим» – 700 тыс. м3, «Монди СЛПК» – до 100 тыс. м3, «Сегежа Групп» – 100 тыс. м3).

Что это значит? Собственно, почти ничего! Это всего лишь 4–5% имеющегося потенциального ресурса древесины, который можно получать при интенсивной модели лесопользования. Капля в «зеленом море тайги». Кроме того, следует иметь в виду, что это на 95–97% исключительно проходные рубки.

Пилотные проекты по интенсификации внедряются в жизнь аж с 2018 года. Проведено много семинаров, различного рода и вида совещаний, внесены изменения в правила ухода за лесами, а результат – всего 4–5%.

Почему же так мало?

За последние 15 лет Правила ухода за лесами переиздавались три раза, не считая внесения изменений в этот период. Последний вариант документа вступил в действие 1 января 2021 года (утвержден приказом Министерства природных ресурсов и экологии РФ от 30.07.2020 №534).

Однако рубки ухода за лесом так и остались нерентабельными, поскольку это трудоемкое и довольно сложное лесохозяйственное дело. Лесозаготовительные предприятия, на которые действующим законодательством возложены обязанности охраны и защиты арендованных лесных насаждений, а также проведения лесохозяйственных мероприятий, включая рубки ухода за лесом, несут материальные потери из-за отсутствия реализации лиственной, низкокачественной древесины и тонкомерных лесоматериалов, получаемых в результате проведения рубок ухода, особенно при прореживаниях. И если в Финляндии при рубках ухода за лесом заготавливается больше 40% всего объема заготавливаемой древесины, то в России эта доля незначительна.

Только крупные предприятия и холдинги, с высоким конечным «переделом» древесины, в состоянии нести определенные убытки от проведения рубок ухода за лесом – они будут почти незаметны в итоговой себестоимости продукции. Тем более что такие предприятия ограничиваются проходными рубками. А что делать так называемым средним и мелким лесозаготовителям? Рубки ухода могут привести их к банкротству. Поэтому они не рискуют «входить» в интенсификацию.

Можно ли ускорить внедрение интенсивной модели?

Действующее лесное законодательство России не дает лесу хозяина, который был бы заинтересован в долгосрочных инвестициях, включая затраты на рубки ухода за лесом, хотя бы на период оборота рубки, то есть на 100 лет и более. Максимальный срок аренды лесных участков в РФ составляет 49 лет, и представители лесопромышленного бизнеса обычно не выбирают такой большой горизонт планирования.

Для выхода из сложившейся ситуации необходимо пересмотреть систему организации проведения рубок ухода и внести изменения. И обратить внимание на опыт прошлых поколений лесоводов. Не создавать кардинально новое, а улучшить и разработать систему, основанную на проверенных и работающих методах. И самое главное, необходимо заинтересовать арендаторов лесных участков в долгосрочных инвестициях, включающие и затраты на рубки ухода за лесом.

Прогноз научно-технологического развития лесного хозяйства Российской Федерации до 2050 года предусматривает следующее: «Актуальным для российского лесного комплекса является развитие и масштабирование модели интенсификации использования и воспроизводства лесов, апробированной во многих зарубежных странах, технологии которой позволяют увеличить съем древесной продукции с единицы лесной площади, обеспечить качественное воспроизводство и выращивание насаждений, на закрепленной лесной территории (лесном участке) без дополнительного освоения новых лесных массивов. Необходима разработка организационных алгоритмов и технологических решений по обеспечению использования в лесном комплексе 100% заготавливаемой биомассы деревьев, прежде всего древесной биомассы».

В данном случае главный постулат – «разработка организационных алгоритмов и технологических решений».

Что же необходимо сделать?

Как же заинтересовать лесопромышленников, причем всех? Ничего нового, нужно просто создать условия, то есть применить вышеупомянутые «организационные алгоритмы», а «технологические решения» найдут и успешно внедрят сами арендаторы.

Прежде всего необходимо создать условия, при которых ведение лесного бизнеса для всех предприятий будет равноценным, как с экономической, так и с лесоводственной точки зрения. А также принять решения, которые будут стимулировать лесопользователей к переходу на интенсивную модель.

Решения следующие.

1. Ревизия и пересмотр распределения лесов по таксовым разрядам.

Действующая в настоящее время система платежей за пользование лесными ресурсами весьма несовершенна и нуждается в серьезном реформировании.

В основу этой системы положены минимальные ставки платы за единицу лесного ресурса, установленные Постановлением Правительства РФ от 22.05.2007 №310 и ежегодно корректируемые (в сторону повышения) законом о бюджете РФ. Эти ставки рассчитаны до «ближайшего пункта, откуда возможна погрузка и перевозка древесины железнодорожным транспортом, водным транспортом или сплав древесины».

Однако за прошедшее время произошли существенные изменения местонахождения пунктов погрузки древесины, некоторые были закрыты и прекратили существование, появились новые места отгрузки лесных грузов. В связи с ростом железнодорожных тарифов увеличились объемы транспортировки древесины автомобильным транспортом с верхнего склада, который сегодня является пунктом отгрузки, из которого сырье направляется непосредственно потребителю, минуя за ненадобностью установленные ранее пункты отгрузки древесного сырья. Технология лесозаготовительных работ претерпела существенные изменения в связи с применением современной техники. Также, в связи с сокращением экспорта круглых лесоматериалов, поставки древесного сырья переориентировались на пункты переработки внутри регионов.

Сегодня в практике лесопользования нет классического понимания пункта отгрузки, поэтому неактуально и бесперспективно закладывать их в расчеты таксовой стоимости древесины, ведь многие из них числятся формально, что приводит к необоснованному повышению разряда такс и удорожанию древесины на корню. Арендованные лесные участки, пригодные для лесозаготовок, освоены или удалены от пунктов переработки на 100–350 км.

Таким образом, сложившиеся обстоятельства требуют пересмотра распределения кварталов лесничеств по разрядам такс с учетом не пунктов отгрузки, а пунктов потребления и переработки древесины (покупателя-потребителя или собственной переработки).

2. Пересмотр региональных коэффициентов к минимальным ставкам арендной платы.

В регионах РФ к минимальным федеральным ставкам платы за единицу лесного ресурса введены повышающие коэффициенты. При передаче участков лесного фонда в аренду органы власти субъектов устанавливают конкурсные и аукционные коэффициенты. В результате стоимость древесины на корню в 3–5 раз превышает минимальные ставки. Следствием этого является значительное экономическое и лесосырьевое неравенство в лесопользовании. Страдают прежде всего удаленные от рынков сбыта (потребления, переработки) лесопользователи. Соответственно, выигрывают лесопользователи, арендующие более качественный лесной фонд – с большей долей крупномерной хвойной древесины, более высоким средним запасом на один гектар, оптимальным соотношением зимнего и летнего лесосечного фонда, плеча вывозки и т. д.

Действующие сейчас ставки платы за единицу лесного ресурса на корню не говорят о его экономической доступности (эффективности) и поэтому не могут служить основой для экономически обоснованного планирования лесопользования.

Нужна простая и прозрачная система оценки территории (арендованных участков) лесного фонда для расчета региональных коэффициентов, которые обеспечат равные условия производства для всех лесопользователей, независимо от природно-экономических условий, в которых ведется лесопользование. И такие наработки есть в регионах (например, в Карелии).

3. Отмена платы за древесину при проведении ликвидных рубок ухода.

Эта норма лесного законодательства действовала до 2007 года.

В ходе проведения рубок ухода за лесом (прореживания и проходных) появляется большое количество дровяной, низкосортной и мелкотоварной древесины, не имеющей гарантированного сбыта и не пригодной для использования в производстве. Следует учесть, что такая древесина не обеспечивает формирование доходной части бюджета предприятий. При сложившейся себестоимости лесозаготовки и арендной плате заготовка такой древесины убыточна. Более того, проблему усугубляет продолжающийся ввоз в регионы угля и мазута, а также перевод котельных на газ.

При необходимости реализации Стратегии по низкоуглеродному развитию России (Указ Президента РФ от 04.11.2020 №666; Распоряжение Правительства РФ от 29.10.2021 №3052-р) решение проблемы заключается в государственной программе по замещению ископаемого топлива «зелеными» источниками энергии, в частности переориентированию муниципальных котельных на древесное топливо. А до налаживания постоянного и гарантированного сбыта неликвидной и дровяной древесины путем создания государством экономических условий по ее реализации следует отменить взимание платы за древесину, заготовленную при прореживаниях и проходных рубках.

Обременяющими ответными мерами могут быть поставка неликвидной древесины местному населению и освоение не менее 40% транспортно-доступной площади рубок.

Положительные аспекты:

  • для бизнеса – получение дополнительного объема древесины (для обработки тонкомерной древесины, производства топливной щепы, древесных топливных гранул, плитного производства);
  • для государства – компенсация потерь внебюджетных поступлений за счет дополнительных сопутствующих налогов, создания рабочих мест и решение проблемы дровяной древесины (в оптимальном варианте перевод местных котельных на древесное топливо, установка рядом с котельными рубительных машин).

4. Отмена платы за древесину при проведении рубок для создания лесной инфраструктуры.

Такие рубки проводятся не только для заготовки древесины, но и для обеспечения условий проведения лесохозяйственных и лесовосстановительных работ, а также в качестве мер по охране лесов от пожаров, так как необходимы для строительства лесных дорог. Отмена платы будет стимулировать развитие и расширение дорожной сети, доступности лесных участков для всех видов лесохозяйственных мероприятий, то есть повышать качество арендованных территорий.

5. Изменение подхода к лесовосстановлению и рубкам ухода за лесом:

  • в каждом регионе на основе научных исследований и опыта определить и установить зоны (участковые лесничества), где искусственное восстановление объективно необходимо, а где стоит положиться на силы природы;
  • рубки ухода в молодняках проводить исключительно в выделах I–III классов бонитета с преобладанием в составе хозяйственно-ценной породы не менее семи единиц исходя из их транспортной доступности;
  • внести соответствующие изменения в лесные планы, лесохозяйственные регламенты и проекты освоения лесов.

Заключение

Безотлагательное принятие таких мер, безусловно, будет эффективным стимулом ускоренного внедрения интенсивной модели лесного хозяйства и лесопользования, потому что, «прежде чем внедрять, нужно создать условия». Кроме того, в условиях санкций эти меры позволят сохранить трудовой и производственный потенциал предприятий лесного комплекса страны в рабочем состоянии.

Аргументы о якобы «выпадающих доходах бюджетов разных уровней» здесь просто несостоятельны. Так как все эти «выпадения» будут 10-кратно компенсированы улучшением состояния территорий лесного фонда, в том числе и в противопожарном аспекте, а также за счет всех сопутствующих налогов, но только при обеспечении функционирования предприятий за счет предлагаемых мер. 

Текст
Владимир Голубев, инженер лесного хозяйства,
заслуженный работник лесного комплекса Республики Карелия