Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Леспром «опошлят»

Экспорт, экономика и патриотизм − 2

Экспорту круглого леса из России осталось жить 2 года. Такой срок ему отмерило федеральное правительство. С 1 января 2009 года вывозная пошлина должна составить 50 евро за 1 м³. В переводе на человеческий язык это запрет на вывоз необработанной древесины за пределы государственной границы. Платить такую сумму станет разве что сумасшедший или измученный ностальгией эмигрант, затеявший срубить баньку из родной елочки.

Призывы запретить вывозить «зеленое золото» родной земли за её пределы раздавались не раз. Вещали чаще политики, и всякий раз люди, ничего не сведущие в лесной промышленности. Речи их были похожи на гремучий коктейль из некомпетентности и демагогии. Специалисты и прос­то трезвомыслящие люди смотрели на таких ораторов с удивлением. Теперь, думаю, они воспринимают такой вариант экономического патриотизма с иным чувством.

Однако на призыв «не пущать» народные лесные богатства за рубеж, не подвергнув их обработке, Правительство РФ и Министерство экономического развития все-таки откликнулись.

Серьезное ведомство, видимо, имеет веские резоны. Вариантов немного:

1. Успокоить «патриотов», заботящихся о сохранении национального богатства.

2. Напугать западных партнеров и заставить их строить перерабатывающие производства на нашей территории.

3. Добиться частично и того, и другого.

4. Добиться того, что скрывается между строк или под ковром политико-экономических игр.

Кстати, вполне возможно, что мотивы Минэкономразвития гораздо проще: успокоим, испугаем, а там посмотрим, что делать, в зависимости от выгоды и обстоятельств. У такой теории есть свои аргументы.

Повышение пошлин на необработанный лес действительно представлено как программа. С 1 июля этого года их низший предел на основные товарные позиции увеличивается до 10 евро за 1 м³, с 1 апреля 2008 года до 15 евро, а с начала 2009 г. в постановлении Правительства РФ «Об утверждении ставок вывозной таможенной пошлины в отношении необработанной древесины…» заявлены полные 50 евро за 1 м³.

Вот эти 50 евро и приводят некоторых лесоэкспортеров в замешательство, когда они пытаются найти экономическое обоснование такой цифры. Другие, глядя на дату предполагаемого введения проекта в действие, понимают намек: цифры взяты «от фонаря», заранее нереальные, с осознанием того, что за 2 года многое изменится, выполнять обещания будет необязательно, а действовать, все равно, придется по обстоятельствам.

Для информации: 1 м³ балансовой древесины на территории перерабатывающего предприятия в Финляндии стоит сейчас 44 евро с учетом всех транспортных расходов. Вопрос: «Станет ли покупатель платить в 2 раза больше за этот товар?»

Так в чем же, собственно, проблема, в чем же, собственно, смысл? Цель Правительства вполне благая − стимулировать развитие отечественной деревопереработки. Но будет ли эта стимуляция эффективной? 1 июля 2007 года плата за вывоз хвойной древесины увеличится с минимальных 4 до 10 евро, будь то пиловочное сырье или балансы для целлюлозного производства. Такие перемены могут создать лишь временные и локальные трудности, но по большому счету никого из лесоэкспортеров не пугают. Экспортные поставки пиловочного сырья и без того быстро уменьшались с каждым годом по мере увеличения количества лесопильных предприятий. Цены на пиловочник на внутреннем рынке постоянно растут, так что больших проблем с его сбытом ни у кого не будет.

Что касается лиственной древесины, то здесь всех лесозаготовителей ждут весьма большие трудности и финансовые потери. Правительство вводит ставку вывозной пошлины на всю березовую древесину диаметром свыше 15 см вне зависимости от её назначения: будь то фанерное сырье, пиловочник или баланс. Ясно, что по цене фанкряж и балансовое сырье − небо и земля, но постановление Правительства их уравнивает. Лесоэкспортеры вынуждены заранее заниматься сортировкой балансов по диаметрам − делом, по их мнению, бессмысленным, да ещё теперь и вдвойне затратным.

«Мне непонятно, зачем сортировать баланс? − негодует директор предприятия „Белозерсклес“ Николай Тихомиров. − Неважно, меньше он или больше 15 сантиметров, его судьба предрешена: его должны изрубить в щепу и сварить целлюлозу». Но у Минэкономразвития свои взгляды на технологию целлюлозного производства и государственную экономику.

Возмущаются лесозаготовители не от недостатка патриотизма, они бы и рады продавать древесину внутри страны, да вот только некому. На березе работает лишь Светогорский комбинат, другие берут, что называется, мизер, поэтому балансовое березовое сырье у нас не востребовано и наполовину от его реальной заготовки. Единственный выход − отправлять его в Европу, в основном в Финляндию, да и то, в зависимости от географического положения, одни могут делать это с небольшой прибылью, другие и вовсе «в ноль». И вот в этой ситуации Правительство вводит пошлину в 10 евро. Не на все балансы, а только свыше 15 см, то есть исходя не из назначения и цены продукции, а из её размеров. На первый взгляд, совершенно глупое решение важных людей из солидного ведомства. Но вряд ли они могут поступать совершенно нерационально.

«Я думаю, это лоббирование интересов крупных отечественных компаний, целлюлозно-бумажных предприятий, − поделился своим мнением директор ЛПК им. Желябова Николай Шкакин. − Так они смогут обеспечить себя более дешевым сырьем. Другого смысла во всем этом я не вижу».

Ясно, что и без того не востребованных на внутреннем рынке березовых балансов станет ещё больше, цены упадут, заготовители начнут сокращать объемы производства. Благо бы в лесу можно было взять только тот лес, что выгоден! Ан нет: взял фанкряж − прихвати и тонкомер; срубил дорогой ельник − возьми и никому не нужную осину. Последняя − головная боль всех наших заготовителей, и с 1 июля она усилится: теперь вывозная пошлина будет браться и за осину, правда не 10, а 5 евро с 1 м³, но это роли не играет: с осинового сырья и до сих пор заготовители имели лишь убытки и всегда предпочитали оставлять его на корню на делянке, платить за это штраф, но не рубить.

История с осиной та же, что и с березой, но ещё более абсурдная. Тут уж точно в федеральных министерствах никто не задумывался, к чему же это приведет в конкретном лесу, на конкретной делянке.

«Здесь нет защиты внутреннего производителя, − комментирует ситуацию генеральный директор холдинговой компании „Череповецлес“ Валерий Писарев. − К примеру, если взять нашу компанию, то у нас 50  процентов хвои и 50 процентов листвы. Хвою без листвы не взять, они вместе растут на одной делянке. Правила лесопользования жесткие: что выписал, то и должен заготовлять. Мы экспортировали 100 тысяч кубометров осины. Куда нам деть её в этом объеме? Придется снова сокращать заготовку, отказываться от лесфонда, в первую очередь от лиственного».

Сократить заготовку − первый и общий ответ всех лесозаготовителей на изменение правил игры.

«Мы уже сократили объемы из-за все возрастающих производственных издержек, теперь придется ещё уменьшать заготовку в ближайшем будущем процентов на 15–20, − отметил генеральный директор холдинговой компании „Вологодские лесопромышленники“ Александр Чуркин. − У нас есть проекты по производству древесного топлива, где можно использовать дешевое лиственное сырье. Но они проблемы не решат». Самые большие проблемы все эти преобразования сулят работникам леспромхозов, жителям лесных поселков, работающим в глубинке по традиционной хлыстовой технологии на традиционной лесозаготовительной технике. Именно они более всего экономически уязвимы и являются первыми кандидатами на сокращение.

Главной задачей, ради которой разработана новая таможенная политика, является увеличение инвестиций в отрасль и развитие отечественной глубокой деревопереработки. Если учесть, что «заградительные» пошлины заработают уже с 1 января 2009 года, то, по замыслу Правительства, к этому времени должно быть построено не меньше десятка целлюлозно-бумажных комбинатов в разных регионах России. Только они могут потребить действительно большое количество сырья, в том числе «проблемного» лиственного, и дать значительную экономическую прибыль. Однако не нужно быть производственником и экономистом, чтобы понять, что такие темпы и масштабы невозможны.

Заявления о намерении строительства целлюлозных комбинатов иностранными компаниями в разных регионах России в последние годы появлялись с завидной регулярностью. Информацию обнародовали в основном власти заинтересованных областей и респуб­лик. Зарубежные инвесторы же вели переговоры, улыбались, пользовались гостеприимством хозяев, но на серьезные действия так и не решались. Неудивительно желание российского правительства подтолкнуть зарубежных партнеров-тугодумов к действию. И прием, кажется, уже подействовал.

В Вологодской области, к примеру, уже 3 года говорят о проекте компании «Метса-Ботния», предусматривающем строительство целлюлозного комбината. Осторожные финны обещали на первом этапе построить лесопильный завод как начальное звено большого перерабатывающего комплекса. Но и это обещание они не выполнили. Сейчас этот проект финская сторона вроде бы реанимирует, правда, пока неизвестно, выживет ли пациент. Хорошо, если встряска, устроенная нашим потенциальным инвесторам, даст результат, хотя ясно, что ждать его придется довольно долго.

Есть и другая проблема, не лежащая на поверхности, но очевидная для специалистов. Финские и шведские компании в последнее время сокращали свое целлюлозное производство и строили новые комбинаты не в России, а в Южной Америке и Юго-Восточной Азии. Если верить экспертам, производство целлюлозы в России обходится хотя и дешевле, чем в той же Финляндии, но все же дороже, чем в Бразилии или Уругвае, более чем в 3 раза. Поэтому не факт, что европейцы ринутся строить ЦБК в России. Они могут ещё больше сократить собственные мощности и увеличить их в Америке и Азии. Но в России есть перспективный, быстрорастущий рынок сбыта, значит, интерес и инвестиции все же будут, но в разумных пределах. Предел прагматизма зарубежных инвесторов и должно просчитать наше правительство. Пока непонятно, сделано ли это.

Зато известна реакция правительства Финляндии на нашу таможенную политику. Министр внешней торговли этой страны заявил о том, что Россия нарушает договоренности, достигнутые в рамках вступления в ВТО. Вероятно, финскую сторону возмутили не регулирующие, а заградительные пошлины, те самые 50 евро, что должны взиматься за вывозимый лес. Финны понимают, что при всех своих возможностях за 2 года они не смогут перестроиться и уйти от российской сырьевой зависимости.

И в заключение небольшой комментарий к известному вопросу, который всегда возникает, когда речь заходит о запрете экспорта необработанного леса. Почему никто не призывает запретить вывоз сырой нефти?

Конечно, подрыв лесозаготовительной отрасли не грозит финансовым и политическим устоям государства и крупного бизнеса. Это уж, скорее, проблемы конкретных леспромхозов, лесных поселков, вальщиков и трактористов. В большой игре с ними не будут считаться. Зато продемонстрировать патриотизм и заботу о благе Родины на поле экспорта лесных богатств можно в полной мере.

А экономика? Она и так выживет. Чай, рыночная…

Максим РОДИОНОВ

Комментарии

Начальник коммерческого отдела ОАО «ЛХК «Кареллеспром» Петр Миронов:

− Государственная политика, направленная на прекращение экспорта необработанных круглых лесоматериалов, нам понятна: сырье необходимо перерабатывать внутри страны. Но это возможно только при наличии в лесозаготовительных регионах достаточных лесоперерабатывающих мощностей. Например, если запрет экспорта хвойной древесины ещё можно понять (уровень платежеспособного спроса и цен на внутреннем рынке сегодня удовлетворителен), то при запрете экспорта лиственной древесины возникает серьезная проблема. При достаточно большом объеме заготовки березы в Карелии современной высокотехнологичной переработки в республике просто нет.

Прежде чем насильственно запрещать экспорт круглого леса, российское правительство должно задуматься над решением проблемы полной комплексной переработки, тем более что сегодня у России есть для этого необходимые финансовые ресурсы.

Начальник отдела лесных ресурсов дирекции по лесным ресурсам ОАО «Сегежский ЦБК» Владимир Голубев:

− С позиции неуклонного роста объемов потребления сырья модернизируемыми отечественными предприятиями ЦБП, сокращение экспорта круглого леса хвойных пород следует приветствовать. Но развитие отечественной глубокой переработки будет зависеть от внутренней экономической ситуации в стране и в первую очередь от внутренней экономической политики самого государства. Если переработчиков не душить налогами, то они легко смогут поднять цену на закупаемое отечественное сырье до экспортной и обеспечить нормальную деятельность лесозаготовителей и свои текущие и перспективные потребности в древесине.

Директор производства ЗАО «Соломенский лесозавод» Анатолий Столетов:

− С точки зрения переработчиков, сокращение экспорта круглого леса − это хорошо. Например, наше вновь строящееся предприятие столкнулось с нехваткой хвойного пиловочника в Карелии: он либо экспортируется, либо перерабатывается на других предприятиях республики. Переработчики в Карелии уже сейчас вынуждены давать конкурентоспособную цену на хвойный пиловочник, то есть готовы обеспечить нормальную работу лесозаготовителей путем поддержания выгодных для них цен. Проблемы в Карелии могут возникнуть у лесозаготовительных предприятий, расположенных далеко от перерабатывающих заводов, но близко к границе с Финляндией: везти древесину вглубь республики им будет накладно, а зарабатывать на экспорте они при этом не смогут.

Директор региональной природо­охранной организации РОО «СПОК» Александр Марковский:

− Сокращение экспорта круглого леса − это правильно, так как позволит более рационально использовать наши лесные богатства. По экспертной оценке, на приграничных территориях Республики Карелия в бизнесе, связанном с заготовкой и экспортом круглого леса, занято около 8000 человек. В случае запрета продажи круглого леса за рубеж необходим переходный период, в течение которого пошлины должны повышаться так, чтобы эти люди смогли приспособиться к новым условиям и не было всплеска безработицы.

Главный редактор архангельской областной отраслевой газеты «Лесные новости» Александр Гревцов:

− В плане резкого сокращения объемов экспорта круглого леса для Архангельской области этот вопрос, я считаю, не так актуален, как для приграничных районов Сибири, Ленинградской области и Республики Карелия. Наш регион находится в более выгодном положении. Дело в том, что у нас экспортируется лишь 2,5 процента заготовленной древесины. Если в 2006 году предприятия области заготовили больше 9 миллионов кубических метров древесины, то экспортировали лишь 236 тысяч кубических метров. Львиная доля круглого леса перерабатывается на предприятиях области: три ЦБК, десятки крупных лесозаводов, сами понимаете, трудно «накормить» древесиной.

Безусловно, у нас есть предприятия, которые ориентированы на экспорт круглого леса, но самые крупные из них уже имеют планы технического перевооружения и углубления переработки древесины, а потому, я думаю, в ближайшее время они освоят лесопиление и будут «гнать» за рубеж пиломатериалы или ту же вагонку. Так что закрытия предприятий ожидать не стоит.

Что касается возможного снижения цен на сырье по причине того, что оно станет в больших количествах поступать из-за пределов Архангельской области, то, честно говоря, мне в это слабо верится. Во-первых, пиловочного сырья сегодня в Архангельской области катастрофически на хватает (из-за этого лесозаводы работают, дай бог, на 50 процентов своей мощности), и в принципе регион готов освоить любое предложенное количество пиловочника по сегодняшним ценам. Сложнее с балансами: ЦБК области загружены практически на 100 процентов, и вполне возможно (с рыночной точки зрения), что внеобластные лесозаготовители попытаются «перехватить рынок» у лесозаготовителей Архангельской области за счет демпинга. Но сделать это сложно, поскольку ЦБК, во-первых, в большой степени снабжаются сырьем собственных лесозаготовительных предприятий и не будут вести политику в ущерб им. Во-вторых, чтобы отказаться от традиционных поставщиков, целлюлозникам должны сделать очень выгодное ценовое предложение, что я считаю маловероятным. Дело в том, что на тот же Архангельский ЦБК древесину нужно везти через всю область, а это повышает стоимость балансов, и комбинат, я думаю, сделает выбор в пользу традиционных поставщиков. Кроме того, цены на балансы в регионе и так сегодня очень низкие, и вряд ли лесозаготовительное предприятие из Карелии или Ленинградской области будет продавать древесину в нашу область.

P. S. Министерство экономического развития от комментариев по вопросам, связанным с повышением вывозных пошлин на необработанный лес, пока воздерживается.