Партнеры журнала:

Эколайф

Как уберечь природу от человека?

Девяносто два года назад, 30 октября 1916 года, был принят первый в Российской империи закон, предусматривающий возможность создания государственных заповедников. На основании этого закона через два месяца после его принятия, 29 декабря, Правительствующий сенат учредил на Байкале первый в стране заповедник − Баргузинский. Эти события положили начало формированию российской государственной сети особоохраняемых природных территорий.

Памятник садово-паркового искусства XIX века. Памятник природы. Солецкий район, деревня Выбити
Памятник садово-паркового искусства XIX века.
Памятник природы. Солецкий район, деревня Выбити

Временное правительство России также внесло свой вклад в заповедное дело: направило в 1917 году своего эмиссара на защиту заповедника «Аскания-Нова» и ещё двоих в Крым − организовывать национальный парк. Руководство советской России принимало меры по организации заповедников даже в годы Гражданской войны. В 1919 году был создан Астраханский заповедник в дельте Волги, а в 1920‑м − Ильменский на Среднем Урале. Во время Великой Отечественной войны заповедники не функционировали только на оккупированной территории. Более того, в 1943 году организовано два новых заповедника, в 1945‑м − шесть. В конце 40-х годов прошлого века система особо охраняемых природных территорий СССР считалась лучшей в мире. В августе 1951 года Сталин подписал постановление, предписывавшее закрыть 88 из 128 заповедников СССР. Второй разгром заповедной системы произошел в 1961 году. Постановлением Совета министров СССР были упразднены 16 заповедников, а территории семи сократились. К счастью, со временем здравый смысл восторжествовал, в 1970‑е годы началось восстановление системы ООПТ, которая составляет сегодня основу территориальной охраны природы в России. Статус ООПТ в настоящее время определяется Федеральным законом «Об особоохраняемых природных территориях», принятым Государственной думой 15 февраля 1995 года. Согласно этому закону «особоохраняемые природные территории − участки земли, водной поверхности и воздушного пространства над ними, где располагаются природные комплексы и объекты, которые имеют свое природоохранное, научное, культурное, эстетическое, рекреационное и оздоровительное значение, которые изъяты решениями органов государственной власти полностью или частично из хозяйственного использования и для которых установлен режим специальной охраны».

В законе выделяются следующие категории ООПТ:

  • государственные природные заповедники, в том числе биосферные;
  • национальные парки;
  • природные парки;
  • государственные природные заказники;
  • памятники природы;
  • дендрологические парки и ботанические сады;
  • лечебно-оздоровительные местности и курорты.

Среди этих территорий федеральный статус имеют заповедники, национальные парки и заказники федерального значения.

Кавказский государственный природный биосферный заповедник
Кавказский государственный природный биосферный
заповедник

Заповедники являются высшей формой охраны природных территорий в нашей стране. В настоящее время в России действует 101 государственный природный заповедник общей площадью около 34 млн га, что составляет 2 % территории России. Они расположены в 70 субъектах РФ и во всех природных зонах − от полярных пустынь до субтропиков. Сто первый по счету заповедник «Кологривский лес» в Костромской области появился на заповедной карте совсем недавно − 14 февраля 2006 года.

Национальные парки, в отличие от заповедников, наряду с задачами по охране и изучению природных комплексов должны обеспечивать условия для туризма и рекреации граждан. На их территории могут сохраняться земельные участки иных пользователей и собственников, но у национального парка есть преимущественное право их покупки. Первые два («Лосиный остров» и «Сочинский») появились в 1983 году, а за последние пять лет было создано 12 национальных парков. Сегодня в России насчитывается 35 национальных парков общей площадью около 7 млн га. Они расположены на территории 33 субъектов РФ, при этом основная доля национальных парков приходится на европейско-уральскую часть России. В Сибири находятся всего шесть национальных парков, на Дальнем Востоке до сих пор не создано ни одного. Можно сказать, что сеть национальных парков страны только формируется, и это, безусловно, очень перспективное направление заповедного дела.

Основной функцией заказников является охрана охотничьей фауны. Охота здесь запрещена всегда, но нередко вводятся и весьма существенные ограничения на лесоэксплуатацию, строительство и некоторые другие виды хозяйственной деятельности. Охрана этих резерватов обычно довольно неплохо налажена. В настоящее время в России действуют 69 заказников федерального значения общей площадью около 170 тыс. км2, расположенные в 45 субъектах РФ. Всего же государственных заказников всех уровней около трех тысяч.

Не так давно появилась у нас и новая форма природных резерваций − биосферные ООПТ. Сегодня в России действуют 36 государственных биосферных ООПТ на базе 31 заповедника и 5 национальных парков. Концепция биосферного резервата была разработана в 1974 году рабочей группой программы «Человек и биосфера» (МАБ) ЮНЕСКО. Через два года началось формирование их Всемирной сети, поддерживающей сегодня обмен информацией, опытом и специалистами между 529 резерватами планеты. Они созданы в 105 странах и сохраняют участки малонарушенных экосистем большинства биогеографических провинций на площади не менее 300 млн га. Эта сеть имеет ключевое значение для обеспечения устойчивого равновесия между порой конфликтующими целями сохранения биологического разнообразия, содействия экономическому развитию и сбережения соответствующих культурных ценностей. Первые биосферные резерваты в СССР появились в 1977 году. Их создавали на базе существующих заповедников − Приокско-Терассного, Кавказского, «Аскания-Нова» (Украина), Репетекского (Туркменистан) и ряда других. Но принципиальные особенности биосферных резерватов пока не нашли отражения в российском законодательстве.

Зачем они нужны?

Для чего нужны особоохраняемые природные территории? Что это − красивые места для отдыха, убежище для исчезающих животных и растений, уголки природы, которые наши потомки сумеют использовать разумнее? И какую пользу приносят нам с вами заповедные места, в которых нельзя ни шашлычок пожарить, ни рыбку половить, ни палатку поставить?

Долгое время ученые считали, что заповедники − это лаборатории в природе, которые создаются в первую очередь с научными целями: с тем чтобы иметь эталон для сравнения с используемыми человеком землями. Только в 1923 году профессор зоологии Среднеазиатского университета и активист охраны природы Туркестанского комиссариата просвещения Абрам Бродский указал, что основная функция заповедников состоит в том, чтобы гарантировать достаточно здоровое состояние среды и тем самым поддерживать экологическую и, следовательно, экономическую устойчивость страны. В стабильной среде лучше растут сельскохозяйственные культуры, лес; от стабильности среды зависит здоровье людей. И именно для поддержания стабильности и необходимо охранять ненарушенные лесные или тундровые экосистемы и их составляющие − редкие виды животных, птиц и растений.

Не секрет, что экологическая ситуация в мире катастрофическая, сохранившиеся природные сообщества самостоятельно уже не справляются с поддержанием стабильности окружающей человека среды. Но какую территорию нужно отвести под охранные мероприятия, для того чтобы они эффективно выполняли свою задачу?

Стремясь найти ответ на этот вопрос, российские ученые проанализировали огромный картографический материал. Учитывалось количество ненарушенных или малонарушенных сообществ в каждом районе, анализировались (для тех же районов) такие показатели, как заболеваемость и смертность населения, урожайность сельскохозяйственных культур, продуктивность лесов. В итоге получилось: для того, чтобы избежать неблагоприятных для человека последствий, необходимо заповедать в северной тайге 80 % территории, а в лесотундре и тундре − свыше 95 %.

Если доля заповедников и заповедных участков, где запрещена любая деятельность, включая пребывание людей, будет менее 40 % от общей площади особоохраняемых природных территорий, то в обозримом будущем последует неминуемое разрушение экосистем и, как следствие, неблагоприятные для людей изменения окружающей среды. Ещё 30−40 % природных территорий можно использовать только в туристических целях, и то без разбивки постоянных стоянок. А на прочей территории возможны строительство кемпингов, санитарные рубки леса и некоторая другая, строго регламентированная деятельность человека.

Так что ООПТ лишь на первый взгляд выглядят как экономически бесполезные для человека территории. На самом же деле это регуляторы жизненно важного для нас экологического равновесия. А глобальный смысл их создания и поддержания − в осознанном стремлении мирового сообщества в какой-то мере возместить ущерб, нанесенный природе её разграблением и загрязнением, в желании приостановить наступление региональных и всеобщего экологических кризисов. Велика роль ООПТ и в удовлетворении насущной потребности людей в контакте с относительно сохраненной природой, и в воспитании гуманного и бережного отношения ко всему живому, и в сбережении и возрождении экологических, народных, религиозных традиций.

Мировой опыт

Официальная дата рождения государственных природоохранных территорий − 1872 год − год создания Йеллоустонского национального парка в США. Согласно Йеллоустонскому манифесту территории парка объявлялись взятыми под защиту от заселения, пользования или порчи управления с целью сохранения их в интересах будущих поколений и использования на благо и для радости людей, сбережения природных ресурсов и исторических ценностей в их естественном состоянии. Сегодня приоритетной задачей ООПТ становится сбережение биологического разнообразия и естественной динамики экосистем.

В качестве примера рассмотрим систему национальных парков США, в которую входят не только собственно национальные парки (всего их 54), но и множество других образований и учреждений. В конце 1990‑х годов эта система состояла из 378 территорий и охватывала более 32 млн га в 49 штатах. Но, кроме национальных парков, не меньшее внимание уделяется в стране и другим категориям ООПТ. Большую природоохранную роль играет система национальных заказников по охране живой природы службы рыбы и дичи департамента внутренних дел США. Она насчитывает 475 объектов и занимает площадь 37,9 млн га. В заказниках охраняются перелетные птицы и редкие виды животных, ведется исследование водных ресурсов, прерий и пахотных земель, археологические изыскания. Там разрешены наблюдения за дикими животными, охота (на 40 % территории заказника), рыбалка, фотосъемка. Что касается управления ООПТ, то этим в США занимаются самые разные ведомства и структуры, а также частные неправительственные организации, которые достойны отдельного упоминания. Одна из них − Nature Conservancy (NC), основанная в 1951 году, − в настоящее время управляет самой большой системой частных природных резерватов в мире, размеры которых колеблются от нескольких до многих тысяч гектаров. Только в США этой организации принадлежат свыше 1600 частных резерватов. Основная цель NC − охрана редких и необычных природных объектов для научных исследований и образования. Национальное одюбоновское общество, созданное в 1905 году, имеет сегодня 508 отделений в Северной, Центральной и Южной Америке. Основная деятельность общества − охрана водно-болотных угодий, исчезающих лесов Америки и лоббирование принятия закона об исчезающих видах и поддержке национальных заказников службы рыбы и дичи. Союз земельных трестов, возникший в 1982 году, − национальная организация, руководящая 1227 местными и национальными земельными трестами. Главная задача союза − помощь земле­владельцам в сохранении территорий, которым угрожает урбанизация.

Надо отметить, что классификация, которая используется при характеристике мировой системы ООПТ, серьезно отличается от отечественной: за каждой категорией природных территорий строго закреплены совершенно определенные функции, среди которых заметное место занимают прикладные аспекты − туризм и рекреация, устойчивое использование природных ресурсов, поддержание деятельности экологических служб, экологическое образование, научные исследования, охрана дикой природы.

Экономический эффект: как его вычислить?

Природа выполняет свои функции абсолютно бесплатно, до тех пор пока в экосистеме не происходят необратимые изменения. Полезная работа, проделываемая за год биосферой нашей планеты, по затратам энергии не менее чем в 10 раз превосходит работу всего человечества по поддержанию уровня жизни, созданию материальных благ и иных богатств. Это утверждение ученых на первый взгляд кажется сомнительным: ну что такого полезного и ценного может производить природа? Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что это и воспроизводство живых организмов, и связывание углерода растениями (для сохранения атмосферы, жизненно важной для всего живого), и регуляция водных ресурсов (испарение, наводнения, дожди и т. д.), и ещё множество видов полезной деятельности. Для того чтобы эта деятельность была эффективнее, необходимы охраняемые природные территории, на которых природа может выполнять свои функции с меньшими затратами энергии.

Можно ли оценить экономический эффект ООПТ и как это сделать? Для такой оценки разработано несколько методов. Один из наиболее перспективных и распространенных − экономическая оценка природных ресурсов ООПТ на основе концепции общей экономической ценности, получившей развитие в конце 90‑х годов прошлого столетия. Она позволяет учесть не только функции природы как источника ресурсов, но и услуги, которые предоставляет природа человеку. Общая экономическая ценность включает в себя стоимость использования (прямую, косвенную и потенциальную) и стоимость неиспользования. Косвенная стоимость использования оценивает как глобальные, так и локальные экологические функции природы, необходимые человечеству для выживания, например эффект от лесонасаждения и сохранения растительного покрова (связывание углекислого газа и, как следствие, смягчение парникового эффекта); водорегулирующие функции (защита от наводнений); предотвращение эрозии почв; сохранение здоровья населения во время отдыха на территории ООПТ. Прямая стоимость использования ООПТ оценивает выгоды и преимущества природных ресурсов, которыми обладает заповедник или национальный парк.

В качестве примера можно привести работу по экономической оценке туристско-рекреационных ресурсов Тункинского национального парка (Бурятия). В работе рассчитывалась величина прямой стоимости использования туристско-рекреационных ресурсов по отдельным компонентам в Тункинском национальном парке: рекреационные услуги; туризм; дары леса (грибы, ягоды, орехи); охота (мясо и шкурки). Для экономической оценки туристско-рекреационных ресурсов парка за основу был взят метод оценки транспортно-рекреационных затрат, включающих в себя стоимость транспортно-путевых затрат, связанных с выездом людей на отдых, и затрат, связанных с оплатой стоимости путевок в санаториях и домах отдыха. Работа базировалась на имеющейся информации и экспертных оценках рекреации, туризма, охоты, стоимости побочных продуктов. Наиболее значительную часть прямой стоимости использования составили выгоды от рекреационной деятельности. По проделанным расчетам, прямая экономическая стоимость туристско-рекреационных ресурсов Тункинского национального парка составляет $6 969 126,5 в год. Для сравнения: доходы, получаемые национальными парками США от туризма, достигают почти $5 млрд в год. Взаимодействие туризма и системы национальных парков США является классическим примером того, как туризм способствует осознанию обществом ценности охраняемых территорий, необходимому для их защиты. Но это не говорит о том, что все охраняемые территории должны иметь туристическое значение. В США многие охраняемые территории имеют совершенно другие функции. Например, некоторые земли выводятся из оборота в качестве лесных резервов, для охраны естественных мест обитания, водоемов и т. д. Кроме того, большинство охраняемых территорий выполняют несколько функций, и только одна из них − развитие туризма.

Экологи-экономисты-Де Лаки и Локвуд описали большое число методов, которые используются для оценки нерыночного эффекта и затрат. В их числе метод вероятностной оценки, предполагающий создание модели гипотетического рынка для определения желания людей платить за получение специфических благ, предоставляемых природой. Другими словами, люди (в том числе и туристы) оценивают денежную стоимость объекта или явления, называя сумму, которую они готовы отдать за их сохранение. Этот метод был использован в Австралии для оценки нескольких проектов. Так, с его помощью определили желание пользователей природных ресурсов (в основном рекреационных) острова Фрейзера (Квинсленд) и других представителей общества платить за сохранение лесов на этой территории. Сумма в среднем составила $316 для пользователей острова и $205 для остальных австралийцев. Расходы посетителей на путешествие дают представление о «потребительском излишке», который составляет для острова Фрейзера около $3,6 млн в год. Проанализировав эти данные, власти Квинсленда решили запретить вырубку лесов и внести их в Список всемирного наследия.

Другой вариант оценки туризма относится к альтернативному использованию природных ресурсов. Ученые Тобиас и Мендельсон оценили экономический эффект от туризма, связанного с природой, для лесного заповедника Коста-Рики (Моnteverde Сloud Forest Reserve) с помощью метода транспортных затрат (при этом ценность рекреационных ресурсов определяется на основе того, сколько денег тратит посетитель на дорогу). Было установлено, что туризм приносит заповеднику около $1250 на каждый гектар, тогда как стоимость земли составляет от $30−100 за гектар. Получается, что земля заповедников и национальных парков может не только окупать себя, но и приносить значительную прибыль. К сожалению, в России идея такого разумного и перспективного использования природных ресурсов и особенно ООПТ, пока не находит понимания и поддержки.

В чем проблема?

Бесчисленные конфликты в истории отечественного заповедного дела связаны главным образом с попытками отторжения природных участков от этих территорий либо с вовлечением их в нежелательное хозяйственное использование.

Такая ситуация возможна при низкой степени заинтересованности государства в сохранении и развитии территориальной охраны природы, плохой информированности многих руководителей и специалистов, причастных ныне к заповедному делу, в том числе незнание ими мирового опыта, и стремлении некоторых правительственных структур максимально коммерциализировать эту отрасль природопользования. Многим «бизнесменам» не дают покоя идеи освоения и коммерческого использования природных ресурсов, отсюда и постоянные попытки вовлечь последние в интенсивную хозяйственную деятельность.

Но это не единственная проблема ООПТ. Среди других можно выделить:

  • отсутствие эффективного государственного управления на всех уровнях и четких критериев развития систем ООПТ федерального и регионального значения, в том числе для создания новых охраняемых территорий;
  • нечеткое разграничение сфер ответственности за управление ООПТ между ведомствами и структурами, отсутствие взаимодействия между ними (за последние 18 лет система органов охраны окружающей среды реорганизовывалась 17 раз);
  • несовершенство законодательства, наличие противоречий и разночтений в нормативно-правовых актах, особенно после принятия нового Земельного кодекса, федеральных законов №  131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» и №  172 «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую»;
  • недостаток ресурсов, в том числе и финансовых, для нормального функционирования ООПТ. В последние годы объемы финансирования заповедников и национальных парков из федерального бюджета составляют примерно 60 % от потребных. Неудивительно, что в условиях такой нестабильности нет стимула разрабатывать средне- и долгосрочные планы развития природных территорий.

А ведь к 2020 году государство планирует создать ещё 9 заповедников и 12 национальных парков. Без четкой законодательной основы и профессионального управления их может постичь довольно печальная участь. Необходимо также привести нормы российского законодательства в соответствие с требованиями международных договоров в сфере ООПТ. Заповедники и национальные парки не могут быть в российских регионах инородными телами, они должны как можно более органично влиться в инфраструктуру региона, максимально использовать в его интересах свой природоохранный, рекреационный, научный и интеллектуальный потенциал. Только такой подход может обеспечить существование заповедников и национальных парков без ущерба для их профильных природоохранных задач.

Регина БУДАРИНА