Партнеры журнала:

В центре внимания

Инвестиции в лесопромышленный комплекс: время вместо денег

Отраслевые новости последних месяцев похожи на сводки боевых действий, причем речь в них идет явно не о наступлении: «Производство товарной целлюлозы сокращено на 11, 20, 59 %… 1200 человек уволены с фанерного комбината… Остановлена бумажная фабрика…» На этом фоне даже редкие сообщения о том, что где-то удалось «стабилизировать» (то есть худо-бедно загрузить) производство, выглядят почти победно.

Что же будет с проектами, призванными не просто поддержать отечественную лесопереработку, а вывести её на качественно новый уровень? Инвесторы пока не теряют надежды на лучшее, говоря лишь об их приостановке или задержке реализации, но не об отказе от них.

Главная интрига весны, безусловно, была в ответе на вопрос, дадут или не дадут льготы на экспорт древесины крупным инвесторам. Обнуление вывозных пошлин на круглый лес считалось важнейшим условием для сохранения в силе инвестпроектов стоимостью больше 5 млрд руб. Инвесторы и занявший их сторону Минпромторг РФ отстаивали идею таможенных льгот, несмотря на то что она полностью противоречила провозглашенной ранее государственной политике создания экономических барьеров для экспорта кругляка. Правительство решило иначе − и сверхкрупные участники рынка оказались на равных с малым и средним бизнесом, уже вовсю расхлебывающим последствия и кризиса, и лесных реформ.

Супергигантов, претендовавших на таможенную «форточку», немного, всего 5−6. Подавали заявки Богучанский ЛПК в Красноярском крае; правительство Кировской области с проектом ЛПК в Юрьянском районе; Вологодская область, успешно «отбившая» перед этим инвестора у соседней Ленинградской; группа АСПЭК с проектом Мантуровского ЦБК (Костромская обл.) и Нижегородская область совместно с финско-шведским концерном Stora Enso. Все эти проекты рассматривались местными властями как судьбоносные для региона, почему отчаянно и лоббировались на уровне федерального правительства. Кроме того, они были по-настоящему комплексными, то есть включали в себя, помимо собственно ЦБК, создание лесопильных заводов (в Юрьянске и Богучанске), плитных производств (в Богучанске), энергетических узлов и транспортно-складской инфраструктуры. В случае реализации эти проекты действительно могли бы кардинально изменить судьбу своих регионов, как правило, в настоящее время экономически неразвитых. Отказ в нулевых пошлинах ставит на этих планах если не жирный крест, то уж точно большой вопросительный знак. Дело в том, что почти все проекты были рассчитаны на привлечение сторонних инвестиций: заграничных партнеров (консорциум австрийских компаний в Кировской области, Stora Enso в Нижегородской, Metsa-Botnia в Вологодской) либо отечественных инвесторов (Внешэкономбанк в Красноярском крае, Инвестиционный фонд РФ в Кировской области). Лишь группа АСПЭК заявляла о намерении самостоятельно выступать инвестором в Мантурово, но и здесь, скорее всего, не обошлось бы без привлечения средств со стороны: все-таки 51 млрд руб. − довольно крупная сумма.

Нетрудно заметить, что все без исключения иностранные инвесторы сами являются крупными потребителями древесины. И в их переговорах с региональными властями тема обеспечения лесозаготовки была едва ли не самой главной. С утратой надежды на обнуление пошлин их интерес к российским проектам, естественно, поугас. Stora Enso «отложила принятие решения» на два года. Metsa-Botnia, первоначально планировавшая запустить новое предприятие до конца 2008 года, перенесла сроки на неопределенное время. Юрьянский ЦБК, строительство которого должно было начаться уже в текущем году, тоже, видимо, переходит в категорию «может быть, а может и не быть».

Конечно, областные и краевые администрации продолжают сохранять хорошую мину: никто не заявил об отказе от проекта, все надеются на его реализацию после окончания кризиса. Хотя для них очередная задержка в многолетней эпопее не может не быть весьма болезненной, хотя бы потому, что местные экономики лишаются инвестиций 1−3 млрд евро − суммы, сопоставимой с годовым бюджетом региона.

Пока нерожденные гиганты ждут светлого будущего, среднемасштабные проекты с трудом, но продолжают воплощаться в жизнь. Примечательно, что и они, как правило, комплексные (хотя и с меньшим размахом), то есть, помимо собственно производств, в них предусмотрено строительство дорог, котельных для утилизации образующихся древесных отходов и т. п.

Например, в Иркутской области ЗАО «Леспромэкспорт» продолжает строить завод по производству паркетной доски и модулей для малоэтажных домов (инвестиции − 381 млн руб.). Правда, в местной прессе уже пишут о финансовых трудностях компании. В Красноярском крае ООО «КЛМ-ЭКО» модернизирует свой деревообрабатывающий комплекс, создавая цех по производству клееного бруса (инвестиции − около 470 млн руб.). Успели «проскочить» до кризиса проекты по производству упаковки Селенгинского ЦБК и компании «ЮжУралКартон», оба производства уже работают. Группа «Илим», несмотря на объявленную приостановку своей амбициозной инвестиционной программы в $2 млрд, уже модернизировала производство щепы на Усть-Илимском ЛПК и намерена закончить строительство целлюлозного завода на Котласском ЦБК летом 2009 года. В Архангельской области после десятилетнего простоя заработал Мезенский деревообрабатывающий завод − областной администрации удалось найти частного инвестора с 300 млн руб. Вообще, почти все среднемасштабные проекты довольно успешно пользуются поддержкой региональных властей. На уровне субъекта Федерации вопросы удается решать быстрее, чем на федеральном уровне. Тем более что подобные проекты позволяют быстро решать социальную задачу − борьбу с безработицей.

«Конечно, кризис оказывает влияние на проект. Но не на реализацию его этапов, а, скорее, на планы его дальнейшего развития, − комментирует ход воплощения в жизнь ещё одного нового проекта − строительства ЛПК в Гатчинском районе Ленинградской области − президент группы OMG Виталий Архангельский. − Инженерная подготовка площадки и то, что мы получили разрешение на присоединение железнодорожной ветки, позволяют разместить рядом с ЛПК ряд сопутствующих производств; мы не исключаем в скором времени привлечение соинвесторов из профильных и смежных отраслей». OMG планирует построить в пос. Шаглино завод по производству клееного бруса, ДСП, цех ламинирования ДСП и домостроительный комбинат по изготовлению домов из клееного бруса и каркасно-панельных конструкций. Общий объем инвестиций достигает 150 млн евро.

В то же время малый бизнес в лесной отрасли, по мнению многих участников, может просто не пережить двойной удар − кризиса и административных мер. Даже слухи о повышении пошлин на необработанную древесину вызвали резкое снижение её стоимости внутри России. Многие традиционные зарубежные потребители, особенно на Дальнем Востоке, переключились на закупки леса в Новой Зеландии, Канаде, Индонезии. Кроме того, мелкие предприятия практически потеряли возможность закупать лес на аукционах после внесения поправок в ст. 29 Лесного кодекса РФ. На многих из них тяжелым грузом висят кредиты на покупку оборудования, взятые в последние предкризисные годы.

Помимо массового сокращения персонала, которое может весьма болезненно сказаться на судьбах лесных поселков, следует ожидать увеличения количества банкротств в малом и среднем бизнесе, возрождения бартерных схем, возникновения в силу необходимости объединений производственной кооперации, освоения деревопереработчиками смежной продукции.

Константин ШОЛМОВ