Партнеры журнала:

Лесная наука

О перспективах лесохимии в России

Сегодня в лесопромышленной отрасли России приоритетным направлением стало использование деловой древесины в самых разных производствах. Пиловочник с успехом применяется в отделке помещений и изготовлении мебели, балансы − в целлюлозной промышленности и на рудниках. А как же обстоит дело с продуктами глубокой переработки леса? Об этом нашему журналу рассказал специалист в области лесохимии, основатель и директор ООО «НТЦ «Химинвест» Василий Павлович Короткий.

Василий Павлович Короткий

Для начала немного теории. В лесохимии большое значение имеет подсочное производство. Оно основано на получении продуктов, вырабатываемых выделительными или секреторными системами деревьев. Подсочка − вообще уникальный процесс, его суть − в многолетней эксплуатации секреторных систем растений.

Термин «секреция» образован от латинского слова secretio, что означает «отделение». Продукты секреции могут удаляться за пределы вырабатывающих их клеток или изолироваться во внутриклеточных отсеках − компартаментах. Обширные компартаменты растительных клеток образованы системой вакуолей и клеточной оболочкой. Секреторный процесс состоит из двух фаз: синтеза секрета и собственно выделения.

Надрезами, наносимыми при подсочке на ствол дерева, вскрываются особые мельчайшие анатомические структуры: ходы, полости, млечники, содержащие продукты выделения. Под действием внутреннего давления эти выделения выходят на поверхность ствола и их собирают в жидком или затвердевшем виде. Секреты растений являются многокомпонентными соединениями.

Производственные работы по подсочке леса включают вздымку (процесс нанесения поранений), сбор живицы, её затаривание и транспортировку.

Необходимость создания промышленных лесохимических производств, в том числе подсочного, обосновал в труде «Толковый тариф» Дмитрий Иванович Менделеев. Издание вышло в начале 90‑х годов XIX столетия. В настоящее время, несмотря на появление новых материалов, необходимость в продуктах этих производств не только не снизилась, а, наоборот, возросла. Их уникальная продукция имеет большое экономическое значение, к тому же на подсочных предприятиях есть возможности для более рациональной глубокой переработки не только деловой, но и малоценной древесины.

«Лесохимия как наука лежит в основе практики глубокой переработки лесных ресурсов, − говорит Василий Короткий. − Активное промышленное освоение этой области началось в нашей стране в 1932−1936 годах. В советское время объем добычи живицы составлял 156 тыс. т в год. В настоящее время он упал до 5−7 тыс. т, хотя техническая база позволяет производить 10−15 тыс. т живицы в год. В России объемы добычи живицы и её лесохимической переработки сегодня находятся на уровне показателей 1928 года».

Президент и председатель Правительства РФ не раз обращали внимание на то, что глубокая переработка леса у нас в стране переживает не лучшие времена. А ведь именно с её помощью можно достигнуть наибольшей эффективности лесной отрасли. Необходимо организовать лесное хозяйство таким образом, чтобы наиболее ценные породы древесины шли на механическую обработку, а отходы, мелкотоварная, низкосортная древесина − на сырье для лесохимической индустрии.

Заготовка живицы представляет собой процесс побочного пользования лесом. «К сожалению, новый Лесной кодекс не дает правовых основ и юридических процедур, в соответствии с которыми необходимо вести побочное пользование лесом, − констатирует Василий Павлович. − Заготовка живицы в рамках нового Лесного кодекса возможна только там, где возможна заготовка древесины. А лесные планы областей сверстаны так, что заготовку живицы должны проводить одновременно с заготовкой древесины. На практике это решение трудновыполнимо. И многие крупные лесозаготовительные предприятия, заключая договор аренды, вынуждены платить за побочное пользование лесом, но заготовкой живицы не занимаются. Мы обращались к представителям власти на административном и государственном уровнях с инициативой изменить существующее положение в отрасли, но дальше формальной поддержки дело не пошло».

Продукцию подсочки можно подразделить на два типа: терпеноидные соединения и вещества углеводной группы. Углеводные продукты − полисахаридные камеди и сахаристые соки находят промышленное применение в пищевом производстве. Наиболее ценную часть продукции подсочки образуют терпеноидные выделения. Среди них содержащие каучук латексы, гуттаперча и смолы, эфирные масла, спирты, альдегиды, кетоны и др. В состав живицы входят моно-, сескви- и дитерпены. При переработке живицы на канифольно-терпентинных заводах получают основные виды продукции: скипидар и канифоль. Эти продукты используются непосредственно по своему назначению или подвергаются более глубокой переработке. Скипидар в качестве растворителя используется при производстве масляных и художественных красок, лаков, вакс, мастик, в медицинских целях. При разделении скипидара на фракции получают камфору, терпингидрат, продукты для парфюмерной промышленности, сырье для синтеза полиэфирных волокон − лавсана, терелена. Производные канифоли − простые и сложные эфиры. Канифоль используется в качестве добавки к резине для придания ей эластичности и морозостойкости, для синтеза каучука, в производстве гербицидов и флотоагентов. Канифоль − это основа для кожзаменителей, эмульгаторов, пластических масс.

Живица не изучена до конца учеными, а ведь она обладает многими целебными свойствами. Например, противомикробным действием. Продуктами переработки скипидара и канифоли являются креолин, различные медицинские мази, изоляционные материалы для проводов, резина для автомобильных шин, лаки, краски и многое другое. Из живицы можно получить около 400 продуктов, в том числе витамины, А и Е. Экономическая эффективность переработки живицы может составлять (без учета затрат на рубки) 15 тыс. руб. в сезон с одного дерева. Реализация же древесины дает лишь 5−6 тыс. руб. Этот показатель составляет десятую часть прибыли от использования глубокой переработки всех частей дерева. Так, дополнительную прибыль дает переработка хвойной лапки, реализация полученного древесного угля и использование пней в лесохимической отрасли. Это реальные экономические показатели переработки живицы на предприятии в г. Гусь-Хрустальный. За десять лет заготовки живицы с каждого дерева можно собрать до 15 кг ценного сырья и получить потом 10 кг канифоли. Скипидар и канифоль вырабатывают не только из живицы, но и из пней хвойных пород. Из 1 м3 отходов лесопиления или пневой части деревьев можно получить до 150 кг креолина, широко используемого в ветеринарии и сельском хозяйстве. Его рыночная стоимость сегодня − 150 руб. за килограмм, а объем спроса только на российском рынке − 10 тыс. т в год.

Ещё одно направление лесохимии − производство активированного угля. Он применяется в металлургии, для очистки воды, в медицине, при производстве вин и строительстве трубопроводов, а также для устранения разливов нефти. В России производят всего 200 тыс. т этого продукта. В нашей стране ощущается острая нехватка активированного угля, который приходится ввозить в больших объемах из Канады, Дании и Китая. В Нижнем Новгороде активно работает предприятие «Оргсинтез», которое способно перерабатывать 36 тыс. т живицы в год. В г. Урень (Нижегородская обл.) работает завод «Оргхим» по выпуску канифольно-скипидарной продукции. В Шахунском районе той же области сохранился и функционирует завод по производству актированного угля «Карбохим».

Остается только надеяться на поддержку этого традиционного для России вида производства как на федеральном, так и на муниципальном уровне. Сейчас в нашей стране не так много осталось производственных площадок, основные из которых находятся в Архангельской, Вологодской, Пензенской, Ульяновской, Нижегородской областях и на Урале. На территории постсоветского пространства в настоящее время высокими темпами заготовка живицы развивается только на территории Белоруссии. Специалисты этой республики добились высокой рентабельности производственного процесса.

В Китае добывают 500 тыс. т живицы в год. К сожалению, китайская канифоль, которую закупает Россия, зачастую низкого качества и не может быть использована в производстве, например в кабельной промышленности.

«Мы создали научно-технический центр „Химинвест“, объединив для разработки технологий глубокой переработки леса шесть вузов в Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге, Казани и Москве, − говорит Василий Короткий. − Проекты членов консорциума находят поддержку Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере. В наших планах проект создания филиала кафедры лесоводства и лесовосстановления в Нижегородской сельскохозяйственной академии, а также модельного леса в Мухтоловском лесничестве (Нижегородская обл.), где бы отрабатывались лесохимические технологии и технологии лесовосстановления».

На лесохимическую продукцию существует устойчивый спрос как в России, так и за рубежом. В первую очередь востребована сосновая живица (смола). Скандинавские компании готовы закупать в России до 1 тыс. т смолы в год по 400 руб. за килограмм. Экономический кризис не миновал и отрасли глубокой переработки леса. Так, на лесохимии отразился спад в строительной и автомобильной отраслях, поскольку потребителями продуктов химической переработки леса являются производители кабелей и шин для автомобилей и спецтехники. Выходом из создавшегося положения, по мнению Василия Короткого, может стать государственный заказ продукции для нужд муниципального хозяйства.

Первый слет стахановцев и лучших ударников лесохимии. Сентябрь 1938

Первый слет стахановцев и лучших ударников лесохимии. Сентябрь 1938 года

Сохранить и развить лесохимию можно путем соблюдения высоких технических требований ГОСТов, введения запрета на использование некачественного сырья, увеличения таможенных пошлин на иностранную продукцию, создания государственного заказа для российских предприятий. Развитие одной только заготовки живицы даст около 100 тыс. рабочих мест, поможет в борьбе с безработицей населению сел и поселков областей. Промышленная заготовка живицы может ежегодно давать доход 30 млрд руб.

В нашей стране биомассу лесных экосистем используют только на 20 %. Вывозят деловую древесину хорошего качества, а все остальное бросают в лесу.

А ведь эти отходы с успехом можно использовать как сырье в лесохимической промышленности. Именно на местах должны производиться первичная переработка живицы и получение угля-сырца. Базой этого производства могут служить малые предприятия. А вот активирование угля и глубокая переработка должны осуществляться уже на средних и крупных предприятиях.

Антон КУЗНЕЦОВ

Справка

Короткий Василий Павлович родился в 1954 году в Архангельской области. Лесохимик в третьем поколении. В 1976 году окончил химико-технологический факультет Ленинградской лесотехнической академии, а затем, в 1981 году, − инженерно-экономический факультет ЛТА. С 1976 по 1987 год работал в пусконаладочной организации, участвовал в пуске семи лесохимических заводов. С 1987 по 1992 год работал в объединении «Лесхимпром». Член советов акционеров нескольких лесохимических предприятий. Почетный работник лесной промышленности. С 2008 года член-корреспондент Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности (МАНЭБ). Активный участник инвестиционных программ. С 1994 года директор и основатель ООО «НТЦ «Химинвест», которое занимается поддержанием традиций и разработкой передовых технологий в сферах заготовки и переработки древесины, живицы и производства активированного угля.