Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесная наука

Кадровые проблемы отрасли все острее

Состояние дел в области глубокой переработки древесного сырья в России плачевно. Во многом причина этого в том, что подготовке кадров и развитию научного потенциала отрасли в последнее время уделяется мало внимания со стороны государства. Об этом нашему журналу рассказал заведующий кафедрой химии древесины, физической и коллоидной химии, доктор химических наук, профессор Санкт-Петербургской государственной лесотехнической академии им. С. М. Кирова Виктор Рощин.

Виктор Рощин

Все более актуальными становятся проблемы, существующие в сфере высшего образования. Здесь остаются немногие, преданные всем сердцем делу люди старшего поколения. Молодежь не стремится стать преподавателями вузов, учеными. Причины у этого явления разные, но главная в том, что престиж звания ученого, кандидата наук, доктора наук или преподавателя вуза резко упал. Статус научных сотрудников, преподавателей на сегодняшний день обесценился. И если студенты предыдущих поколений мечтали поступить в аспирантуру и заниматься наукой, то мотивы, по которым в аспирантуру идут нынешние молодые люди, ведомы только им. Из 15 моих аспирантов, защитившихся в течение 15 последних лет, большая часть ушла в бизнес, многие связали свою судьбу, свою работу с какими угодно направлениями деятельности, но не с наукой. Из этих 15 только трое занимаются решением научных проблем.

Высшая школа переживает серьезный кризис, который через некоторое время сильно усугубится: старшее поколение уйдет, а достойной смены ему не будет. Традиции, знания, подходы к изучению проблем, собранные на нашей кафедре за 80 лет, будут просто утрачены. Пропадут и подходы к воспитанию преподавателей, а также большой круг научных наработок. В последнее время мы часто читаем в газетах и журналах и слышим в выступлениях по электронным СМИ от Президента России, членов правительства и глав администраций краев и областей о необходимости развивать глубокую переработку древесины. В частности, чиновники говорят о том, что в некоторых регионах начали сборку деревянных домов по новым технологиям. Конечно же, это здорово, это очень правильно для тех мест… Но ведь речь идет не о глубокой переработке древесины, а просто о её заготовке и обработке. В одном месте могут делать деревянные рамы, в другом − вагонку, в третьем − деревянные дома, но все это лишь механическая обработка древесины. Говорить о глубокой переработке в данном случае не приходится, ведь при рубке в лесу забирают только половину биомассы дерева. При современной обработке теряется от 30 до 40% биомассы дерева, и получается, что для дела используется примерно 40% заготовленной древесины, а то и меньше − остальное просто теряется. Смысл глубокой переработки заключается в том, чтобы все отходы рационально и комплексно использовать. Пока в отрасли этого практически не происходит, и предприятия лесохимии, предназначенные для глубокой переработки древесины, или, например, гидролизные заводы сегодня не работают. Другие способы переработки древесных отходов в России практически не развиты. Таким образом, 60% ценного сырья мы просто теряем!

Основная часть живой материи, или живой биомассы дерева, в кроне, которая составляет около 20% от биомассы дерева. При заготовке она остается в лесу и в природных условиях подвергается биологическому разложению с поглощением кислорода и выделением углекислого газа.

Во всем мире много говорится о важности развития сельского хозяйства и о том, что надо использовать сельскохозяйственную продукцию для получения топливного этанола и других полезных веществ. Такой интерес понятен для стран Западной Европы, где лесов не столь много. Но Россия − лесная держава; у нас много лесов и есть громадный задел в области переработки дерева, а именно древесных отходов с получением того же топливного этанола и многих других ценных продуктов. В нашей стране, где проводятся интенсивные рубки лесов и широко развита механическая обработка древесины, накапливается большое количество древесных отходов. Перерабатывая их, мы могли бы обеспечивать и себя, и соседние страны биотопливом и тем самым ещё больше укрепить свой статус энергетической державы. Но этого пока, к сожалению, не происходит.

В первую очередь по той причине, что ни в Министерстве экономики и развития РФ, ни в Министерстве образования и науки РФ нет отдела лесного комплекса с компетентными специалистами. Нет тех людей, которые бы занимались решением этих проблем на государственном уровне, а значит, нет и государственной лесной политики. Отсутствует государственный заказ на научные исследования, отсутствуют проблемные лаборатории, в которых бы проводились эти исследования.

В прежние времена в Ленинградской лесотехнической академии на одном только химико-технологическом факультете почти 250 научных сотрудников работали над главными научными проблемами лесохимической отрасли. Существовали лаборатории, занимавшиеся исследованиями по разработке технологий выращивания леса, глубокой переработке древесины, получению биологически активных веществ, созданию гидролизных производств, получению целлюлозы и многими другими. В них трудились квалифицированные, увлеченные своим делом люди. Сейчас таких специалистов среди молодежи почти нет. Подготовить научных сотрудников, особенно преподавателей кафедр, в нынешних условиях невозможно, потому что даже если молодой специалист и закончил аспирантуру, сразу стать ученым или педагогом он не сможет. Ведь ему надо получить определенный научный опыт. Да и не всякий ученый способен быть педагогом, донести свой опыт до учеников, студентов.

Точно так же и настоящий педагог не может заниматься преподавательской работой без ведения научной деятельности. Педагог должен разбираться во всех проблемах, стоящих перед лесопромышленным комплексом, прочувствовать их глубину, чтобы передать свои знания молодому поколению, студенчеству. Должна быть преемственность поколений. Для этого и нужна наука, а науки как таковой в лесном комплексе России не существует. Судите сами: о каком уровне научной деятельности можно говорить, например, в стенах Лесотехнической академии, если сегодня на всю ЛТА 10 научных сотрудников (помните, я упоминал о 250 специалистах, работавших на одном только факультете в прошлые годы?)?! Отсюда другая проблема: воспитание молодых специалистов практически не ведется. Выпускник, окончивший институт, ещё далеко не специалист, и заниматься наукой он должен под приглядом опытного наставника, который будет своеобразным средним звеном между профессором и аспирантом и который научит молодого человека практическим методам и специальным приемам. Зачастую таких специалистов не хватает, а преподаватель из-за большой учебной нагрузки не может постоянно уделять большое внимание обучению и наставлению аспиранта.

Для обучения студентов, подготовки кадров высокой квалификации − инженеров, педагогов, ученых − необходим целостный коллектив, работающий в системе, которая и называется высшей школой. Проблемы в подготовке специалистов высокой квалификации, в том числе и педагогов для высшей школы, в вузах и отсутствие специалистов в министерствах по лесному комплексу − все это приводит к отсутствию серьезных работ по глубокой переработке древесного сырья, которые могли бы во многом исправить нынешнюю тяжелую ситуацию в лесопромышленном комплексе.

Подготовил Антон КУЗНЕЦОВ