Партнеры журнала:

Тема номера: Заготовка леса

Рынок ждет перемен

Потенциальные покупатели тяжелой лесозаготовительной техники пока не торопятся с её приобретением. Спрос на машины постепенно падает, а производители думают, чем можно привлечь клиентов.

Специалисты компании PONSSE считают, что объем производства лесо­заготовительной техники в 2008 году − начале 2009 года упал во всем мире почти на 50%. Реалии сегодняшнего российского рынка для компаний, продающих импортную технику, − 15−20% от уровня продаж прошлого года. И это довольно хороший показатель, учитывая общую ситуацию в ЛПК.

«В начале года на рынке было затишье − первые два месяца спрос был практически нулевым, и только с мая число продаж стало стабильно увеличиваться, − говорит Тимофей Богатенко, менеджер региональных продаж и маркетинга компании Komatsu Forest Russia. − Можно сказать, что заготовители сейчас замерли в ожидании. Низкая стоимость некоторых из вырабатываемых сортиментов в ряде случаев делает заготовку невыгодной. Усугубляют ситуацию высокие таможенные пошлины на российский лес и низкий спрос на него в Финляндии».

О статистике ввоза тяжелых машин того или иного производителя в Россию представители компаний предпочитают умалчивать. Оно и понятно: в кризис, как никогда, актуальны маркетинговые войны, а любая информация о конкурентах представляет большую ценность. В компании John Deere, правда, отмечают, что общий объем российского рынка продаж по сравнению с предыдущими годами сократился в 4−5 раз.

«Предположительно количество машин, ввезенных на территорию России с начала года, учитывая и подержанные модели, может составлять от 120 до 150 единиц, − полагает Валентин Кушнерев, директор по продажам и маркетингу компании John Deere. − Но нужно учитывать, что это только ввезенные машины, они необязательно сразу будут проданы конечному покупателю».

Покупать стали меньше

Спрос на лесозаготовительные машины уменьшился − это очевидно. Но представители компаний − производителей техники уверяют, что структура спроса в связи с кризисом никак не изменилась. Его распределение по регионам осталось прежним. Основной спрос на лесозаготовительную технику, как и раньше, формируют Сибирь и Дальний Восток; объемы продаж упали в Северо-Западном и Центральном регионах России.

«Регионы, в которых заготавливали круглый лес в основном на экспорт, пострадали больше всего, и, соответственно, спрос на новые лесозаготовительные машины там ниже. Спрос сегодня создают и отдельные крупные деревообрабатывающие компании, которые пока поддерживают высокий уровень производства, − говорит Яаакко Лаурила, генеральный директор компании PONSSE. − В связи с этим последние полгода мы ориентируемся на продажи машин в регионы, где внутренний спрос на продукцию из древесины был на хорошем уровне. Сегодня сложно оценить результативность продаж, поскольку на этом рынке спрос является сезонным и самое горячее время − это последний квартал».

«Потребность в лесозаготовительной технике сохранилась во всех регионах, − говорит Валентин Кушнерев. − Но многие предприятия пока предпочитают отложить покупку оборудования на будущее».

Производители, стремясь побыстрее опустошить свои склады, активно предлагают технику, закупленную ещё до повышения таможенных пошлин. Именно такие машины сейчас больше всего интересуют предприятия ЛПК.

«Не могу сказать, что из-за кризиса покупатели стали выбирать дешевые модели или технику б/у. Последнее время, из-за того что ряд компаний не смогли оплатить машины, взятые в лизинг, участились случаи покупки техники, возвращенной лизинговым фирмам, − говорит Тимофей Богатенко. − Российский рынок ещё не настолько развит, чтобы сегмент б/у техники был активно востребован. Пройдет ещё два-три года, прежде чем сформируется полноценный рынок подержанной техники».

В John Deere, напротив, утверждают, что потенциальные покупатели интересуются неновой техникой.

«Современная техника не так давно появилась в России, поэтому вторичный рынок ещё не сформировался. Интерес к б/у технике по сравнению с прошлым годом возрос, так как у большинства компаний, которые могли позволить себе в прошлом году купить новую, сейчас хватает средств только на подержанную. Связано это прежде всего с повышением курсов европейской валюты и доллара, а также ростом стоимости денег на рынке», − говорит директор по продажам и маркетингу компании.

При выборе техники принимаются во внимание множество условий, таких, например, как расчетная лесо-сека лесозаготовителя, размер делянок, дальность трелевки/вывозки и т.д. Эффективность и прибыльность лесозаготовки напрямую зависят от правильной оценки условий и выбора техники. И экономия на этапе приобретения не всегда целесообразна.

Ход маркетингом

В итоге производители заняли выжидательную позицию, а поставщики тяжелой заготовительной техники и машин придумывают новые маркетинговые ходы, чтобы привлечь покупателей. Крупные международные компании по продаже и производству лесозаготовительных машин давно взяли на вооружение технологии, которые используют автодилеры. Компании привлекают собственные средства для кредитования покупателей, которым зачастую сложно получить кредиты в обычном банке.

Представительства всех крупнейших производителей в России развернули маркетинговые кампании по презентациям новых моделей тяжелой и средней лесозаготовительной техники. Помимо показов новинок на выставках, все компании проводят акции, в ходе которых клиентам предоставляются скидки на обслуживание машин и приобретение запчастей, осуществляется бесплатное обучение операторов.

Среди моделей, к которым проявляют интерес российские предприятия ЛПК, особый харвестер PONSSE Ergo и форвардер PONSSE Buffalo 8-колесной модификации; харвестер John Deere 1270E и 1470Е; скиддеры; валочно-пакетирующие машины John Deere 753J, John Deere 759G, John Deere 853J, Valmet 911.4 и Valmet 860.4, а также харвестер Valmet 360.2.

Хотя теперь среди множества иностранных названий машин могут появиться и российские. Правда, спрос на них ещё сложно оценить − образцы отечественной техники проходят первые испытания.

«В 2008 году в Красноярске состоялась презентация первого российского форвардера, − говорит директор по лесопромышленному направлению ОАО „ЧЕТРА − Промышленные машины“ Владислав Абрамов. − Форвардер сейчас проходит полный цикл испытаний и в этом же году будет поставляться на экспорт. Уже сегодня в нашей производственной программе числятся машины, которые позволяют вести заготовку лесных ресурсов с высокой производительностью. Эти машины сегодня выпускаются концерном как на Красноярском заводе лесного машиностроения, так и на Онежском тракторном заводе. Будущее, конечно, за бесчокерной трелевкой в хлыстовой заготовке и в сортиментной технологии, которая применяется в Скандинавских странах».

Российские производители стремятся не отставать от иностранных конкурентов и по части специальных предложений. Так, «ЧЕТРА» предлагает своим крупным клиентам, купившим определенное число единиц техники, организовать склад запчастей на территории лесозаготовителя.

Дефицит инвестиций

В целом ситуация на рынке продаж лесозаготовительной техники − лишь отражение проблем в лесопромышленном комплексе. Кризис только усугубил ситуацию. Упал спрос на лес за рубежом, а внутренний рынок не может обеспечить компаниям прежние объемы продаж. Компании ЛПК из-за того же отсутствия спроса, а значит, и средств не могут позволить себе провести модернизацию производства. А работа на старом оборудовании экономически неэффективна − и так далее по замкнутому кругу.

Из-за дефицита инвестиций в последние годы практически не осуществляется ввод производственных фондов, низкими темпами ведется техническое перевооружение и модернизация производства. За последние 10 лет в целом по отрасли более чем в два раза понизился коэффициент обновления основных фондов и одновременно почти в два раза увеличился коэффициент выбытия. В целлюлозно-бумажной промышленности только чуть более 5% основного технологического оборудования соответствует мировому уровню, более 50% требует модернизации, а 45% − полной замены. Фактические сроки эксплуатации основного технологического оборудования превышают нормативные в среднем на 80%.

Теперь стало очевидно, что обновлением и модернизацией производства надо было заниматься ещё вчера. Но сегодня компании в большинстве случаев не могут позволить себе приобрести новое оборудование ни в лизинг, ни в кредит.

Предприятия ЛПК в некоторых банках попросту числятся в «стоп-листах». Что касается лизинга оборудования, то, по данным Komatsu Forest Russia, многие лизинговые компании ушли с рынка, а те, что остались, повысили требования к лизингополучателям, увеличив предоплату и ужесточив отбор клиентов.

Негативно повлияла на спрос и разница курсов валют (около 30%), поскольку основные поставщики лесозаготовительной техники выставляют цены в евро.

Ещё одна беда ЛПК

Проблем в отрасли действительно много. Устаревшая законодательная база, отсутствие развитой инфраструктуры, низкие темпы технического перевооружения, крайне малая привлекательность ЛПК для инвесторов − это лишь немногие причины, по которым Россия никак не может оказаться «впереди планеты всей» по лесозаготовке.

В то же время решение даже только проблемы транспортной инфраструктуры позволило бы разрабатывать большие участки лесных массивов. Согласно данным Федерального агентства лесного хозяйства РФ, в России на 1000 га леса приходится 1,2км лесовозных дорог, что в 40 раз меньше, чем в Европе. То есть для нормального функционирования лесного хозяйства необходимо построить до 12 тыс. км новых дорог, что требует почти 15,2 млрд руб. инвестиций.

«Отсутствие дорог и проблема транспортной инфраструктуры − это то, что в 90% случаев делает лесозаготовку нерентабельной, − говорит генеральный директор компании „ГУД ВУД“ Алексей Дубовенко. − Решить эту проблему без помощи государства невозможно. Одним из вариантов выхода из этой ситуации могло бы стать привлечение средств иностранных инвесторов. Подобные примеры уже есть. Так, в 2007 году финский концерн UPM, получив в том же году участок Тихвинского леспромхоза (Ленинградская область) площадью 185 тыс. га в аренду на 50 лет, начал активное строительство магистральных дорог за собственный счет. Однако те немногие иностранные компании, которые получают право на разработку лесных массивов в России, в основном заинтересованы в экспорте сырой древесины, что оставляет российские перерабатывающие предприятия без надежд на возможность развития. В итоге, как и любой отрасли в кризис, ЛПК не хватает заемных средств и интереса со стороны инвесторов».

Инвестиционная активность в лесной промышленности крайне низка. Несмотря на увеличение инвестиционных поступлений почти в два раза в 2008 году по сравнению с 2007‑м, средств, привлекаемых ежегодно в ЛПК, недостаточно для его развития. Основными источниками финансирования по-прежнему остаются собственные средства предприятий, которые в разгар кризиса у многих из них на исходе. «Ежегодная потребность отрасли в инвестициях оценивается в настоящее время в 25−35 млрд руб.», − говорит Татьяна Логинова, директор по развитию корпоративного бизнеса в регионе филиала «Санкт-Петербургский» ОАО «Альфа-Банк».

Нетронутый лес

Выводы относительно объемов и интенсивности современной лесозаготовки напрашиваются довольно печальные. Российский лесной фонд колоссален: он составляет около 2/3 территории страны.

Если учесть средний возраст лесных массивов и все возможные экологические и законодательные нормы по вырубке, то в нашей стране ежегодно можно заготавливать до 500 млн м3 леса в год. Но фактические объемы куда меньше.

Так, по данным Федерального агентства лесного хозяйства РФ, в 2008 году в стране было заготовлено всего 162 млн м3 древесины. Это на 44 млн м3 меньше, чем в 2007 году. Несмотря на огромный потенциал, Россия до сих пор занимает одно из последних мест в мире по интенсивности и эффективности лесопользования.

Оксана КУРОЧКИНА

Cправка

Экспорт падает?

По информации Федеральной таможенной службы России, экспорт необработанных лесоматериалов из РФ в январе−июне 2009 года сократился в два раза − с 20,331 млн т за аналогичный период прошлого года до 10,646 млн т. В денежном выражении он сократился более чем в два раза − с $1,945 млн до $915 млн.

Объем экспорта обработанных лесоматериалов сократился на 8,9% − с 4,687 до 4,268 млн т; в денежном выражении − на 20,5%: с $1,505 млрд до $1,196 млрд.

Экспорт древесной целлюлозы из РФ в январе−июне текущего года сократился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 26% − с 1,005 млн т до 744 тыс. т; в денежном выражении спад более чем двукратный − с $595 млн до $269 млн.

Экспорт клееной фанеры сократился на 2,5% − с 679 до 662 млн м3; в денежном выражении − почти в два раза: с $426 млн до $230 млн.

ИА «AK&M»