Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Тема номера: Заготовка леса

Строится новая лесная промышленность

В лесной промышленности России сложилась ситуация, странная на первый взгляд. На сегодняшний день в РФ самая низкая в мире цена хвойного пиловочника, лиственных и хвойных балансов. В то же время рубль значительно девальвировался, и это создает для экспорта леса весьма благоприятные условия.

Казалось бы, в таких условиях заготовка и экспорт круглого леса должны расти, а этого не происходит. То же самое касается и пиломатериалов, и фанеры, и всего остального. Вопрос: «почему?»

Положительные примеры рядом. В Швеции курс национальной валюты также понизился, воспользовавшись этим, шведские лесопромышленные компании стали демпинговать на экспортных рынках − и вот результат: по информации Ассоциации скандинавских лесовладельцев, несмотря на мировой финансовый кризис, цены на лес в Швеции продолжают расти. В 2008 году средняя цена леса выросла с 343 до 364 шведских крон (с $41 до $44) за кубометр. По сравнению с 2007 годом рост цен составил 6%.

В России сырье значительно дешевле, нежели в Швеции, и рубль девальвировался больше, чем крона, и пошлины на экспорт кругляка не повышены. Казалось бы, все преимущества для наращивания экспорта. Однако картина совершенно противоположна шведской. В чем же причина? Да в том, что в России сейчас завершается ломка старой экономической системы, и в частности в лесной промышленности. Ломка эта началась, когда было объявлено о повышении пошлин на экспорт круглого леса и увеличилась нагрузка на лесозаготовителей (переоформление ряда важнейших документов и т.д.), что совпало со снижением спроса на лесную продукцию во всем мире. Наконец, банки перестали кредитовать лесопромышленные предприятия, так как в условиях глобального кризиса риски для них стали слишком высокими.

Создалась ситуация, когда стали валиться многие предприятия, являвшиеся ключевыми для системы, для старого лесопромышленного комплекса России. Показатели снижения объемов производства в отечественном ЛПК − результат этого процесса. Проще говоря, разрушается старый костяк советского леспрома, его некогда огромный запас прочности исчерпан. И этого положения не исправят даже самые низкие в мире цены на круглый лес.

Сегодня создается костяк нового ЛПК из тех современных предприятий, которые появились за последние годы. Прежде всего речь идет о крупнейших производителях плитной продукции, вроде Egger, о заводах и дистрибуторской сети IKEA, о компании «Тернейлес», принадлежащей Sumitomo Corporation, о предприятиях шведской Varyag Resources, российской компании AVA и др. В целлюлозно-бумажной промышленности это Группа «Илим», наполовину принадлежащая International Paper.

Они, конечно, тоже испытывают сегодня трудности, так как работают и взаимодействуют со старой, разрушающейся системой. Однако эти предприятия имеют значительные преимущества перед заводами старого советского ЛПК, например: доступ к западным кредитным ресурсам (как правило, в качестве владельцев контрольного пакета акций у них иностранные корпорации), есть у них и возможность работать по налаженной на Западе схеме сбыта.

Обратите внимание на внушительный список одобренных инвестиционных проектов, опубликованный на сайте Министерства промышленности и торговли РФ. Некоторые из них − это часть создающегося в леспроме России нового промышленного «хребта». Правительство пытается поддержать процесс, предоставляя на льготных условиях право на заготовку круглого леса через механизм инвестпроектов. А также перенося сроки введения пошлин на экспорт круглого леса и таким образом предоставляя возможность предприятиям российского лесо­промышленного комплекса дышать свободнее за счет экспорта круглого леса. В результате Россия обеспечивает деревообрабатывающую промышленность Китая, Финляндии, Японии и других стран дешевым сырьем в период всемирной экономической депрессии.

Кстати, кто сказал, что увеличение объемов экспорта круглого леса и рост обрабатывающего производства в РФ − явления противоположного характера? Они вполне могут сосуществовать. Но только в том случае, если экономическая система страны нормально функционирует. А в ней происходят те же перемены, что и в лесной промышленности. Они страшны, но не фатальны. Но чтобы понять, к чему они приведут, надо посмотреть на окружающую лесную промышленность среду и оценить возможности этой среды.

Речь идет, собственно, о следующих основных вещах: деньгах, энергии, лесных ресурсах, дорогах. Там, где их сочетание оптимально, будет развиваться наилучшим образом и лесная промышленность. Например, в Сибирском (СФО) и Центральном (ЦФО) федеральных округах. Государственная поддержка оказывается им совершенно справедливо − правительство видит там наилучшие условия для развития капитала. Леса ЦФО богаты лиственной древесиной, необходимой для изготовления плит и компонентов для мебельной промышленности, продукция которой ориентирована на огромный рынок Москвы. Западный капитал работает здесь вместе с российским (московским), развиты энергетика и инфраструктура.

Что касается СФО, то положение, которое сложилось в ЛПК региона, надо рассматривать с учетом развития рынков Китая и Японии. В Китае, например, много предприятий и дешевой рабочей силы, налажена производственная и сбытовая инфраструктура, чего в России нет. Поэтому при новой политике, направленной на стимулирование экспорта круглого леса, наш экспорт должен вдохнуть новую жизнь в деревообрабатывающую промышленность КНР, а также помочь в налаживании работы российским предприятиям ЛПК. В какой-то степени это уже заметно на примере роста цен на круглый лес в Восточной Сибири в феврале и марте. Рост этот невелик, но, на мой взгляд, может положить начало тенденции. Так, в Сибирском округе отмечается небольшое повышение цен на круглый лес: в сегменте пиловочника − на 2,5%, в сегменте балансовой древесины − на 6%.

Что же изменилось по сравнению с тем временем, когда пошлины на экспорт круглого леса были минимальны? На рынке появились крупные иностранные игроки и какая ни на есть обновленная система лесозаготовки. Наращивание объемов экспорта круглого леса крупными цивилизованными компаниями, а не полулегальными заготовителями служит основой для капитализации отрасли. Той самой капитализации, которая способствует формированию новой лесной промышленности России. И такие предприятия, как «Аркаим», Богучанский ЛДК, «Тернейлес», «Илим» и др., − тому подтверждение.

Игорь РЫВКИН