Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Эксклюзив

Карелия воздушная

Из дубового дерева и форелевой кожи

К сожалению, в современной Карелии старинные воздушные шары вы сможете увидеть только в одном уникальном месте − в просторной комнате на 13-м этаже одной из петрозаводских двенадцатиэтажек. В мастерской художника-дизайнера Анатолия Титова, автора мифа о древнекарельском воздухоплавании под названием «Илматар» и конструктора деревянных летательных аппаратов. Пробираться в квартиру мастерскую нужно через чердак и балкон, откуда открывается замечательный вид на Онегу.

Как вам досталась такая необычная квартира?

− Досталась «по наследству» от другого художника, это собственность Союза художников.

Что же такое Илматар?

− Илматар − языческая богиня, дочь воздуха и мать воды. Она соединила в себе сразу две стихии, потому её по праву можно назвать и богиней воздухоплавания.

Анатолий Титов − карел, родился в маленькой деревне Линдозеро. Учиться и работать довелось в обеих столицах. Учился в петербургской Академии художеств (ныне Институт живописи им. И. Е. Репина) и работал дизайнером по интерьеру. Так было до переломного августа 1991 года, когда Анатолий Титов посетил творческий симпозиум, устроенный финнами среди живописных карельских лесов. Тогда по финскому радио передали новость: «В России − революция!»

− Финны, − вспоминает мастер, − перепугались ужасно. Ведь было дело и границу тогда закрывали! Мысль остаться в карельских лесах навечно их ничуть не порадовала, люди в панике рванули к границе. Конечно, ни о каком симпозиуме больше не могло быть и речи.

Тогда-то и началась новая эра карельского воздухоплавания. Сначала художник изобрел легенду. Без особого умысла, просто рассказывал друзьям − «хохма хохмой, а люди верили!», − а потом явил её во плоти. То есть в дереве и форелевой коже!

Под высокими потолками плывут воздушные корабли. Самые разные: из сосновых дощечек, из обычной цветной бумаги, из рыбьих шкур, а то и просто свитые из ниток. Огромные шары, резные дирижабли и, конечно, «самый классический» летательный аппарат − метла. В коридоре замочены в ванночке ивовые прутья − сподручный материал авиаконструктора!

Как они создаются?

− Есть и ручная, и станочная работа, − поясняет Анатолий Титов. − Я не знаю заранее, как мой воздушный корабль будет выглядеть. Идеи приходят в процессе: какой веточкой украсить, что добавить. Проекты в основном мои собственные, но для нескольких дирижаблей позаимствовал чертежи настоящих старинных судов. Водных, конечно, а не воздушных! Хотя водные корабли тоже мастерил: есть один в два метра высотой, с парусами из рыбьей кожи.

Почему вы используете именно дерево?

− Попросту нравится с ним работать, как и с бумагой. Вот из металла, думаю, не получилось бы. А вообще идет в ход разный материал, в том числе самый бросовый: нитки, веревки, бумага. Сама оболочка шара плетется из ниток: они наматываются на форму и проклеиваются. Или из выделанных рыбьих шкур. А вот корзины шаров деревянные: вырезаются из вяза, липы, дуба. Форелевые шкуры подбираю на местном рыбозаводе, к огромному удивлению его работников.

А долго ли мастерить такое чудо?

− Собрать один аппарат − дело трех-четырех месяцев. Самый огромный корабль, три на два с половиной метра, мастерил почти полгода! В квартире его нет (да и вряд ли бы уместился!). Украшает особняк на Рублевке, − автор не без гордости показывает фотографию гигантского дирижабля в шикарных интерьерах. − Это не просто китч, это дом, спроектированный одним из лучших архитекторов Москвы.

Деревянные корабли − мой хлеб. Кроме простых летательных аппаратов делаю стилизованные под них люстры и даже аквариумы. А для организации выставок нужны гранты. На грантах сейчас все российское искусство живет.

Мне бы в небо!

Друзья мистификатора − самые настоящие воздухоплаватели по профессии. Движение спортивных воздухоплавателей довольно многочисленно. Интересно, что в советские времена люди не летали. Первые сообщества появились более пятнадцати лет назад. И теперь пилоты каждый год собираются на феерические чемпионаты в старом русском городе Великие Луки, на Псковщине. Последний чемпионат был тринадцатым по счету.

− Летаем и по пять, и по тридцать километров. Ощущение полета неподражаемо!

Псковичи переманивали художника к себе.

− Тоже, конечно, мечтают о собственной воздушной легенде − но легенды на заказ не пишутся. Да и первенство Карелии тут не оспоришь!

У художника есть своя миссия − восстановить историческую истину, возродить забытый промысел и для возрождения народного хозяйства, и для развития туризма.

− Мечтаю создать музей мистификацию древнего карельского воздухоплавания. Чтобы и выставка воздушных кораблей была, и турбаза, в какой-нибудь старинной карельской деревне, где бы весь воздух был пронизан легендами о древних полетах. И возможность самому подняться в воздух! Чтобы каждый приходил, удивлялся и верил: вот так все на самом деле и было.

И это вполне серьезно. Карелия сегодня переживает настоящий туристический бум.

В чем, как думаете, причина этого бума?

− В основном московские деньги. Появились фирмы, готовые вкладывать немалые средства в развитие инфраструктуры. Ведь почему каждый год миллионы россиян отдыхают не в России, а в соседней Финляндии? Там есть условия. Но я не хочу, чтобы мы все копировали у финнов. Должна быть своя изюминка. Мистификация о древнем воздухоплавании − такого, ручаюсь, нет нигде!

И ведь придумали же финны легенду о Санта-Клаусе! Если внимательно взглянуть, эта легенда почти ни на чем не основана, но сколько людей со всего мира едут именно в Лапландию, чтобы повидать Санту!

А какое впечатление производит на людей ваше необычное творчество?

− Самое сильное! Я в этом убедился, когда однажды на выставке у посетителя случился сердечный приступ.

В ближайших планах художника − запустить в полет «Калевалу». Это идея русско-финского арт-симпозиума, который состоится будущим летом в карельском северном природном парке «Паанаярви». Съедутся туда художники самых разных направлений, чтобы посвятить свои таланты теме полета в национальном эпосе.

− А может быть, − улыбается Анатолий Титов, −  вскоре изобрету деревянный паровоз!

Мария ФАВОРСКАЯ