Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Греф из табакерки, или как два министра порвали одеяло

Ругать вступивший в действие 1 января 2007 года Лесной кодекс уже поздно. Он вполне уверенно перешел из категории новых в разряд действующих документов. И хотя на федеральном и региональном уровнях до сих пор не приняты многие необходимые нормативные документы, уверенность в том, что возврата к старому уже не будет, крепнет с каждым днем. Хотя некоторые «государевы мужи» нет-нет да смахнут слезу, с ностальгией вспоминая прежний документ.

Уже надоело говорить о многочисленных нестыковках и несуразностях Лесного кодекса: если собрать воедино все газеты и журналы, в которых поднимался этот вопрос, то, думается, можно будет не один раз обмотать этой бумажной лентой по экватору нашу матушку-Землю. Хочется поговорить о позитивных моментах, которые все-таки присутствуют в «Лесной конституции». Точнее, об одном моменте − приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов.

Это словосочетание упоминается в Лесном кодексе дважды − в п. 3 ст. 22 и п. 3 ст. 74. Позволю себе процитировать данные пункты:

П. 3 ст. 22 ЛК:

«Подготовка перечня приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов и его утверждение осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации».

П. 3 ст. 74 ЛК:

«Без проведения аукциона договоры аренды лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, заключаются в случаях:

1) предусмотренных статьями 43−45 настоящего кодекса;

2) реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов».

Статьи весьма примечательные. Государство, заявив, что передаваться лесные участки в аренду будут исключительно через аукционы, оставило небольшую лазейку для тех, кто готов не просто рубить лес, но и вкладывать в развитие инфраструктуры, переработку древесины. Цель таких нововведений в Лесном кодексе одна − привлечь к освоению российского леса крупных инвесторов, ведущие мировые компании, углубить переработку древесины на территории РФ.

Благие намерения и «чертик из табакерки»

Для того чтобы скупые строчки Лесного кодекса выкристаллизовались во вполне конкретное постановление Правительства РФ, по которому можно будет работать, без труда определяя, как инвестиционный проект относится к приоритетным, в начале 2007 года при Минпромэнерго была создана рабочая группа. В нее вошли представители практически всех сторон лесных отношений. Эта группа и стала разрабатывать проект Постановления Правительства «Об утверждении Порядка подготовки и утверждения перечня приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов». Группа работала достаточно активно и, что немаловажно, открыто. Её представитель − директор по взаимодействию с органами государственной власти и муниципального самоуправления корпорации «Илим Палп» Дмитрий Чуйко − даже заручился поддержкой в регионах, отстаивая проект Минпромэнерго. В Архангельске специально для разработки этого постановления был проведен I Региональный лесной форум, который в целом поддержал ведомство Виктора Христенко, сопроводив документ лишь небольшими пожеланиями, не носящими принципиального характера.

Там, в Архангельске, Дмитрий Чуйко очень точно охарактеризовал разрабатываемый документ: «Из всех 58 нормативных документов, которые предстоит принять на федеральном уровне, постановление о порядке подготовки и утверждения перечня приоритетных инвестиционных проектов должно стать тем инструментом, с помощью которого можно привлечь инвестиции в лесную отрасль. То есть с его помощью можно добиться углубления переработки древесины и соответственно усиления финансовой отдачи от российского леса».

В первом проекте, предложенном Минпромэнерго, предлагались 3 категории приоритетных инвестиционных проектов. И в каждой категории инвесторам предлагались свои вполне осязаемые преимущества и льготы:

1. С объемом инвестиций от 300 млн до 5 млрд рублей. В этом случае инвестору планировалось передавать лесной фонд в аренду без аукционов, установить минимальную ставку попенной платы за древесину на корню, без региональных «накруток», освободить от таможенных пошлин на вывоз продукции переработки древесины и ввоз оборудования для реализации данного инвестиционного проекта.

2. С объемом инвестиций от 5 до 10 млрд рублей. Для таких инвесторов ставки попенной платы планировалось установить на уровне 50% от минимальных ставок. Также предлагалось освободить их от вывозных пошлин на продукцию дерево¬обработки и гарантировать им государственную поддержку из инвестиционного фонда, в частности на создание инфраструктуры в лесу. Также присутствовала и вообще уникальная рекомендация: на период реализации приоритетного инвестиционного проекта было предложено освободить инвестора от уплаты экспортной пошлины на вывоз круглого леса.

3. С объемом инвестиций больше 10 млрд рублей. Инвесторов, готовых вложить в российский лес свыше 10 млрд рублей, получивших лесной ресурс без аукциона, планировалось полностью освободить от попенной платы, поддерживать развитие инфраструктуры для реализации проекта через государственный инвестиционный фонд. Также предусматривались таможенные льготы при экспорте продукции деревообработки и круглого леса и при импорте оборудования, необходимого для реализации проекта. Кроме того, в проекте были даже предусмотрены некие абстрактные «иные формы и методы поддержки».

В общем, при грамотной реализации указанных мер можно было бы не только добиться привлечения в лесной сектор малых инвестиций (более 10 млн долларов) для развития лесопильного производства, но и за счет уникальной поддержки крупных инвесторов говорить о строительстве впервые за 2−3 десятилетия новых ЦБК на территории РФ.

К сожалению, сегодня не только профильные ведомства участвуют в разработке нормативных документов, касающихся развития лесной промышленности. Уже традиционно, буквально как черт из табакерки, появилось Министерство экономического развития и торговли со своим проектом постановления «О приоритетных инвестиционных соглашениях». Документ от МЭРТ разрабатывался в глуши кабинетов, широко не обсуждался. Если сказать, что проекты МЭРТ и Минпромэнерго мало походили друг на друга, − значит ничего не сказать. У ведомства Германа Грефа было свое видение приоритетных инвестиционных проектов и мер поддержки предпринимателей, которые согласятся реализовывать их. У ведомства Виктора Христенко подход иной: чтобы в будущем государство получило рост налоговых поступлений, сегодня оно должно дать преференции, послабления тем, кто действительно готов вкладывать средства в углубление переработки древесины.

После этого началось банальное перетягивание «инвестиционного одеяла» на себя. Минпромэнерго отстаивало свой проект, МЭРТ − свой.

Ни вашим, ни нашим

В конечном итоге после многочисленных консультаций, согласительных комиссий и «постановки на вид» главе Минпромэнерго за излишне долгую работу над проектом постановления документ все-таки был одобрен в министерстве и подписан главой кабинета министров. Так появилось постановление № 419 «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов». Этим постановлением прописан порядок признания инвестиционных проектов приоритетными, вдохновители которых могут рассчитывать на весьма солидную поддержку государства.

Сравним полученный документ с тем, который предлагался на первом этапе разработки. В постановлении, по сути, остался единственный критерий, по которому можно отнести инвестиционный проект к области освоения лесов к приоритетному. Приоритетным может быть признан проект или группа проектов, осуществляемых одним инвестором, с объемом инвестиций не менее 300 млн рублей (около 9 млн евро). Все. И льготы инвесторам устанавливаются одинаковые, хоть ты вложил 300 млн евро, хоть миллиард. А что осталось из льгот?

В постановлении записано, что в случае признания инвестиционного проекта приоритетным инвесторы получают право на безаукционное получение лесных участков в аренду. При этом арендная плата за пользование лесными ресурсами составит всего 50% от минимальных ставок. И все!

Если грубо прикинуть, то получится, что тех самых 9 млн евро хватит на строительство 60 км лесных дорог весьма приличного качества либо строительство небольшого лесопильного завода. Таким образом, правительство наглядно показало, что в первую очередь оно намерено стимулировать деревообработку, ибо серьезных льгот тем, кто будет строить, например, ЦБК или модернизировать производство на действующих целлюлозных предприятиях, нет. Видимо, с российской мелованной бумагой нам придется пока подождать.

Ведение перечня приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов осуществляется Министерством промышленности и энергетики РФ, но принятие решений о включении проектов в этот перечень принимается на региональном уровне − органами исполнительной власти субъектов РФ (по тем лесам, полномочия по управлению которыми переданы субъектам). Например, по лесам Московской области решения принимаются Рослесхозом.

В настоящий момент Минпромэнерго уже разработаны требования и методические указания по подготовке всей необходимой документации (в том числе отчетной) для приоритетных инвестиционных проектов. В них, помимо прочего, оговариваются и санкции за срыв реализации приоритетного инвестиционного проекта. Так, если инвестиционный проект будет признан несостоявшимся (сроки его реализации будут превышены более чем на год или сроки отчетности − более чем на полгода или в случае отказа инвестора от его реализации), с арендатора должна быть взыскана арендная плата в полном размере за весь период лесопользования.

В методических указаниях, в частности, дается описание инвестиционных проектов, которые могут быть признаны приоритетными. Это проекты по созданию и (или) модернизации объектов лесной инфраструктуры (лесных дорог, лесных складов и т. п.) и (или) лесоперерабатывающей инфраструктуры (объектов переработки заготовленной древесины и иных лесных ресурсов, биоэнергетических объектов и др.).

В постановлении устанавливаются четкие требования к деловой репутации инвестора, а также закрытый перечень документов, необходимых для утверждения инвестиционного проекта уполномоченным органом. Для рассмотрения вопроса о включении инвестиционного проекта в перечень приоритетных коммерческая организация, желающая реализовать инвестиционный проект, должна представить в Минпромэнерго России заявку установленного образца, которая должна включать в себя:

  • заявление о реализации инвестиционного проекта;
  • концепцию инвестиционного проекта (цели и задачи проекта, краткое описание действий инвестора по реализации инвестиционного проекта, включая предварительные расчеты финансово-экономических, бюджетных и социальных результатов реализации инвестиционного проекта);
  • срок окупаемости инвестиционного проекта;
  • объем расходов, необходимых для подготовки и реализации инвестиционного проекта, в том числе схему финансирования проекта;
  • поэтапный план реализации инвестиционного проекта.

Впрочем, в Минпромэнерго надеются, что принятием данного постановления поддержка инвесторов в лесной отрасли не закончится. По мнению ведомства, стимулирование развития производств по глубокой переработке древесины требует разработки дополнительных мер поддержки, направленных на сокращение затрат по созданию лесоперерабатывающих комплексов, так как специфика данных производств предусматривает создание территориально разветвленной инфраструктуры (до нескольких сотен километров), а также формирование объектов социальной сферы (создание нескольких тысяч рабочих мест).

В этой связи уже сейчас в Минпромэнерго началась дополнительная проработка различных механизмов привлечения крупных (более 15 млрд рублей) инвестиций в создание производств по глубокой переработке древесины, включая использование механизмов государственно-частного партнерства с привлечением средств Инвестиционного фонда РФ, Банка развития РФ, механизмов федеральных целевых программ и ФАИП. Таким образом, не исключено, что помимо льгот по арендной плате за лесфонд «приоритетные инвесторы» все-таки получат и льготные режимы таможенно-тарифного регулирования и другие преимущества.

Таким образом, Постановление Правительства № 419 «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов» − лишь первый документ, направленный на стимулирование инвестиционной активности в лесопромышленном комплексе. Этим документом государство демонстрирует потенциальным инвесторам свою заинтересованность в развитии производства, в становлении современных, передовых технологий в лесной промышленности. При этом вполне вероятно, что уже в ближайшем будущем при реализации действительно крупных инвестиционных проектов государство по ряду позиций сможет ещё немного «подвинуться», привлекая на свою территорию ведущих мировых игроков лесной отрасли, цель которых организовать на территории России действительно передовые, высокотехнологичные производства по переработке древесины.

Поварешка дегтя

Впрочем, в любом благом начинании всегда можно найти не только ложку, но и целую поварешку дегтя, чтобы испортить всю нарисованную яркими красками картину. В середине августа, когда было официально объявлено об утверждении Постановления Правительства РФ «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов», на одном из интернет-сайтов появилась замечательная публикация «Лесную политику диктует иностранный капитал». В ней автор ничтоже сумняшеся сокрушается, что Пправительство с помощью постановления № 419 в очередной раз умерило претезания на кошельки лесных олигархов и зарубежных лесных магнатов, отдав им лес за полцены.

По мнению автора, «теперь любой инвестор (если чиновники признают его проект приоритетным) будет платить за лесной участок даже не минимальные ставки аренды, а только полцены от них. И получать этот участок будет без конкурсов и аукционов. Но самое главное − Минпромэнерго установило, что „приоритетность“ лесного проекта начинается с 300 млн рублей, примерно 11−12 млн долларов. Что значат эти деньги для лесной отрасли, когда строительство ЦБК − не меньше 1 млрд долларов? Теперь экспортеры будут покупать простые лесопилки, минимально обрабатывать арендованный (за половину минимальной цены!) лес − и гнать его за границу дальше: ведь новые высокие пошлины относятся только к необработанной древесине. Более того, 300 млн рублей можно инвестировать не в одиночку, а коллегиально, скинувшись. Так что ситуация может дойти до полного абсурда. Соберется, к примеру, толпа мужиков с импортными бензопилами и предъявит Минпромэнерго свои права на спелый лесной участок».

Такая точка зрения, безусловно, имеет право на существование. Более того, есть ещё одна опасность, что те самые мужики не просто скинутся, а заключат с каким-нибудь предприятием полуфиктивный договор о приобретении лесорамы-восьмерки за 300 млн рублей и их проект будет необходимо признать приоритетным. И кто потом будет доказывать, что в действительности лесорама стоит в сотни раз меньше? Но все-таки есть надежда, что государством движут благие помыслы. Ведь даже на те 300 млн рублей можно построить неплохой, в принципе, лесозавод, который на первых порах будет выпускать только необработанный пиломатериал, а затем появится возможность поставить сушилки, строгать доску, расширять ассортимент продукции. Да и все растущий российский рынок обработанной древесины, растущий спрос на вагонку, плинтусы, клееную продукцию и подобное заставляет дальновидного хозяина завода думать не о том, как побыстрее распилить и продать, а о том, как произвести востребованную продукцию и продать её подороже.

Сегодня лично я жду от правительства следующего шага, направленного на углубление переработки древесины на территории России. Глава кабинета министров или один из руководителей профильных ведомств должен заявить, что через 2−3 года после подъема пошлин на необработанную древесину до запретительных размеров (в 2011−2013 годах) аналогичная участь будет уготована и необработанным пиломатериалам. Правительство должно сказать лесопромышленникам: если хочешь продавать за рубеж нестроганый пиломатериал, то плати повышенные пошлины, нечего загружать работой высокотехнологичные зарубежные производства; а вот если хочешь продавать за рубеж продукцию действительно глубокой переработки древесины, то мы будем всячески тебя поддерживать, отменим все пошлины.

Понятно, что данная мера будет очень непопулярна у сегодняшних гигантов лесопиления, не обновлявших производства с советских времен. Однако вслед за пряником (отмена с 23 июня 2007 года пошлин на вывоз хвойных пиломатериалов, а также пиломатериалов из ряда твердолиственных пород деревьев), давшим лесозаводам дополнительные средства, которые можно направить на перевооружение производства, должен последовать кнут: те, кто не хочет заниматься глубокой переработкой, должен уйти с мирового рынка. Впрочем, пока подобных заявлений правительством не сделано, а потому развитие лесной отрасли будет идти, видимо, за счет создания производств по выпуску полуфабрикатов: целлюлозы, нестроганых пиломатериалов и тому подобной продукции.

Александр ГРЕВЦОВ