Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Год Китая в России

Китай: взгляд из России

Последние годы Китай все чаще предстает одним из главных игроков на арене мировой политики и экономики. Такой успех не может не вызывать интереса и обоснованной ревности со стороны государств с развитой экономикой, поскольку уже сегодня в ряде отраслей Китай составляет все большую конкуренцию, причем уже не только по цене, но и по качеству. Во многом успех КНР связан с активным развитием внешнеэкономических связей, и в сфере лесного комплекса главным его партнером выступает Россия.

Факты

Днем и ночью длинные железнодорожные составы, груженные ангарской сосной, покидают пределы российского Дальнего Востока и Сибири. Мне горько видеть эту картину, равно как и всем окружающим меня людям. Лес уходит в Китай. Почему? С какой целью?

Главным пунктом вывоза российского леса является Манжули − небольшая железнодорожная станция на российско-китайской границе. Этот городок − важный перевалочный пункт для экспорта древесины и нефтепродуктов из Западной и Восточной Сибири. Каждый день здесь перегружают около 18 тыс. м3 сибирской сосны и березы, которые затем доставляются в самые отдаленные уголки Китая.

Недалеко от станции бревна сортируют по диаметру, грузят на машины или в вагоны и отправляют на дерево­обрабатывающие предприятия. Там они подвергаются сушке, распиловке, проходят дальнейшую технологическую обработку, затем из них изготавливают мебель и экспортируют в 30 стран, большей частью − в США.

Китайцы работают по 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Они имеют 70 евро в месяц и счастливы, что у них есть работа. Их хозяева тоже довольны: они получают дешевое сырье из России, используют дешевую местную рабочую силу и могут смело рассчитывать на растущий уровень потребления в Соединенных Штатах.

Торговым компаниям стран-импор­теров тоже не приходится жаловаться: они получают лесоматериалы и продукцию из древесины по ценам, не имеющим аналогов во всем мире. В выигрыше также американские и европейские потребители. Западные и китайские инвесторы охотно вкладывают свои средства в эту развивающуюся отрасль. И, в конце концов, российские лесозаготовительные компании с готовностью рубят, вывозят и продают лес, получают деньги и не задаются лишними вопросами.

Кому это невыгодно?

Ответ прост − россиянам, проживающим в Сибири и на Дальнем Востоке, а также российским и западным дерево­обрабатывающим компаниям. Почему? У каждого свои причины.

Западные дерево­обрабатывающие компании не могут соревноваться с китайскими производителями. Они получают сырье из честных и легальных местных источников и платят своим работникам в 30 раз более высокую зарплату. Естественно, что им тяжело состязаться с китайскими ценами. Таким образом, они оказываются в чрезвычайно невыгодной ситуации.

У российских деревообрабатывающих предприятий немало своих причин для недовольства, назовем только одну: это острая нехватка древесины для загрузки собственных мощностей. Они не могут конкурировать с китайскими компаниями, впрочем, как и с крупными российскими целлюлозно-бумажными комбинатами, производящими дешевую целлюлозу для китайского рынка.

Российским жителям тоже невесело: они не хотят работать за 70 евро. Но даже если у них нет выбора, то оказывается, что им не так-то просто найти работу на лесозаготовках: считается, что гораздо выгоднее нанимать китайских рабочих и лесорубов. Устроиться на лесопилку или предприятие по производству фанеры тоже не так-то просто хотя бы потому, что таких предприятий немного. Леса отступают все дальше от российских деревень, остающихся в окружении голых вырубок. Местные власти утверждают, что все идет прекрасно, и их позицию легко понять.

Никаких эмоций, просто бизнес

Попробуем взглянуть повнимательнее на некоторые основные составляющие китайской лесопереработки с точки зрения российских интересов, как мы их понимаем. Рассмотрим несколько важнейших цифр и попытаемся их оценить «с российской стороны».

За период с 1997 по 2005 год суммарный объем импорта лесоматериалов в Китай возрос с 40 до 134 млн м3, то есть более чем в 3 раза по объему и более чем в 2 раза в стоимостном выражении. Россия − главный поставщик леса в Китай. Она занимает первое место по суммарным поставкам лесоматериалов (48,8%), в том числе на её долю приходится 68% всего ввозимого в Китай круглого леса и 17,7% пиломатериалов прямоугольного сечения. Кроме того, Россия занимает третье место по поставкам древесной целлюлозы (12,9%) и фанеры (3,1%). Посмотрим, как эти основные составляющие китайского импорта российских лесоматериалов изменялись за последнее время.

Круглый лес

В последнее время чрезвычайно вырос экспорт российского круглого леса. За период с 1997 по 2005 год объем экспорта увеличился в 21 раз − с 0,95 до 20 млн м3. На долю следующих за Россией 4 крупнейших экспортеров леса − Малайзии, Папуа − Новой Гвинеи, Бирмы и Габона − в сумме приходится лишь 18,5% мирового экспорта. Но следует иметь в виду, что они не экспортируют хвойную древесину, которая является основным экспортным продуктом России. Пиломатериалы, изготовленные из деревьев хвойных пород, − основное сырье строительной промышленности. Главные потребители, определяющие ситуацию на этом рынке, − США, Япония, Европа и Китай.

Есть основания предполагать, что в течение ближайших 2 лет темп экспорта российского леса в Китай останется на нынешнем уровне, частично из-за того, что компания «Интернешнл пэйпер» (International Paper) намерена увеличить объем потребления леса. Серьезная зависимость Китая от России в отношении поставок фанерного кряжа − ещё один фактор, способствующий росту экспорта круглого леса из нашей страны. С 1994 по 2004 год производство целлюлозы в Китае стремительно росло, увеличившись с 2,6 до 21 млн м3. Но здесь следует отметить, что в свете увеличения таможенных пошлин рост экспорта круглого леса будет выгодным для России, и, как говорится, это не может не радовать.

Новые таможенные пошлины приведут к росту цен на упомянутые выше продукты − обработанные лесоматериалы и фанеру. Также должна увеличиться цена на импортируемые Китаем хвойную древесину и пиломатериалы из Канады, которая является вторым после России поставщиком хвойной древесины в мире. И этот рост цен на продукцию переработки случится в первую очередь просто потому, что в Сибири и на Дальнем Востоке РФ не хватит мощностей для производства лесоматериалов высокой степени переработки в достаточном количестве.

Правда, остается надежда на сибирские лесопильные заводы, расположенные в Усть-Илимске и Лесосибирске. В советские времена они выдавали совместно 3 млн м3 обработанной хвойной древесины. Следует отметить, что их продукция славилась высоким качеством.

Пиломатериалы прямоугольного сечения

Как уже говорилось, на долю России приходится 17,7 % ввозимых в Китай пиломатериалов прямоугольного сечения (а на долю США − 14,3 %). И Россия, и США планируют увеличить свои показатели. За ближайшие 2 года США могут выйти на первое место хотя бы потому, что у них есть ресурсы для увеличения производства. Но я бы хотел обратить внимание на лесопильные заводы в Усть-Илимске и Лесосибирске. Город с «говорящим названием» Лесосибирск был построен в советские годы, градообразующими предприятиями стали 3 лесопильных завода, продукция которых − 3 млн м3 хвойной древесины − шла на экспорт. Лесосибирск расположен среди ангарских сосновых лесов в Красноярском районе.

Круглый лес поступает на лесопильный завод через порты на Енисее, а готовую продукцию вывозят как по реке, так и по железной дороге. Новый губернатор Красноярского края проводит в жизнь широкомасштабные планы развития промышленности, которые основаны в первую очередь на завершении и вводе в эксплуатацию незаконченных законсервированных строек гидро­электростанций на сибирских реках. Несомненно, реконструкция лесопильных заводов в Лесосибирске станет следующим шагом индустриального развития региона. И эти заводы составят серьезную конкуренцию американским экспортерам, так же как и лесопильные заводы в Усть-Илимске, принадлежавшие корпорации «Илим Палп» (сейчас полным ходом идет реорганизация активов корпорации, о чем читайте в разделе «Новости». − Прим. ред.). После того как компания «Интернешнл пэйпер» получает 50 % ОАО «Группа «Илим», недавно сформированного на базе целлюлозно-бумажных активов корпорации «Илим Палп», и к новому совместному предприятию, созданному в результате этой сделки, отходят соответствующие права на аренду леса, лесопильный завод может остаться без обеспечения сырьем.

Все это будет способствовать дальнейшему росту производства целлюлозы на вновь построенных российских производственных мощностях и её экспорту в Китай. К 2011 году ожидается увеличение ввоза российской целлюлозы в КНР на 40 %.

Древесная целлюлоза

Эти планы выглядят достаточно реалистичными. Новое СП будет ежегодно заготавливать 7,5 млн м3 леса. А в 2011 году этот объем достигнет 12 млн м3. Я не верю в осуществимость планов постройки новых китайских целлюлозно-бумажных комбинатов в России. Хотя бы потому, что в последние годы китайцы построили лишь несколько таких комбинатов у себя в Китае. И эти заводы требуют много сырья для своей работы. Потребление растет все быстрее: спрос на бумагу и картон в период с 1990 по 2003 год увеличивался в среднем на 9,6 % в год, и сейчас Китай стал вторым по величине производителем бумаги и картона в мире после США, причем большая часть китайской продукции используется на внутреннем рынке.

Кроме того, китайским рабочим, естественно, нужна работа в Китае. Все эти факторы не оставляют особых надежд на строительство китайцами новых целлюлозно-бумажных комбинатов на российской территории.

На что можно рассчитывать в течение ближайших 10 лет, так это на строительство завода по производству целлюлозы из твердой древесины где-нибудь на Дальнем Востоке или в Красноярском крае мощностью не более 500 тонн в год. Но и в этом я не уверен. Я думаю, что в данном отношении Россия останется на третьем месте, поскольку Канада и Индонезия, занимающие соответственно первое и второе места по импорту целлюлозы в Китай, имеют в своем распоряжении достаточную сырьевую базу. Но расширение «Интернешнл пэйпер» может привести к тому, что они потеряют часть китайского рынка. Для Индонезии все вышесказанное справедливо и в отношении экспорта фанеры.

Фанера

Как уже было сказано выше, Китай зависит от российских поставок фанерного кряжа. Поэтому можно предположить, что с ростом пошлин российский экспорт фанерного кряжа также вырастет. В основном это относится к заводу «Илим Палп» по изготовлению фанеры в Братске (Иркутская область), а также к компании «Свеза», главному российскому производителю фанеры, которая входит в состав холдинга «Северсталь», одного из лидеров российской металлургии, экспортирующего в Китай и сталь, и пиломатериалы. Пользуясь благоприятным моментом, «Северсталь» может увеличить объем экспорта в обоих направлениях. Металл и дерево хорошо смотрятся вместе, доказательством этому служат дома Алвара Аалто. Кстати, сейчас удобный момент для того, чтобы чуть подробнее поговорить об устойчивом развитии.

Металл, дерево и устойчивое развитие. «Все меняется»

На эту тему сказано достаточно и не стоит повторяться, рискуя утомить читателя. Я задам только несколько вопросов: «Были ли вы когда-нибудь в Сибири или на Дальнем Востоке? Ездили когда-нибудь на джипе по лесной дороге? Это развлечение не для слабонервных − случись что, на помощь рассчитывать трудно: вокруг сотни километров безлюдной тайги. А единственные люди, которых здесь можно встретить, − это либо лесорубы, либо рабочие с золотых приисков. Как организовать устойчивое лесопользование в таких условиях?»

Что касается лесов, арендуемых «Группой «Илим», вопрос, в общем, решен: у компании имеются (или скоро будут получены) соответствующие лицензии. Это означает, что процесс вырубки можно будет контролировать. Но как обстоят дела в других случаях?

В первую очередь нужно понимать, как работает механизм торговли лесом между Россией и Китаем. Тогда можно будет говорить о вариантах контроля. Договор между Россией и КНР о безвизовом въезде для туристов открывает широкие возможности для «нелегалов» из Китая. Более 60 % из них не выполняют условий этого соглашения и не возвращаются в Китай по истечении 30 дней пребывания в России.

Эти люди остаются в РФ и образуют торговые компании, которые закупают и перепродают в Китай металл и дерево. Многие китайские компании-однодневки исчезают после успешного проведения экспортной операции, не платя налоги. Ни в федеральный бюджет России, ни в бюджет Сибирского региона от такой торговли не попадает ни юаня.

Нужно отметить, что региональные власти в сотрудничестве с крупными компаниями действительно попытались как-то изменить сложившуюся ситуацию. В Иркутске теперь только крупные компании имеют право осуществлять железнодорожные перевозки лесоматериалов; для таких перевозок сейчас требуется лицензия, которую выдают местные власти с помощью системы так называемых лесных терминалов. Это помогает отсечь мелкие китайские компании, которые ранее пользовались возможностью экспортировать российский лес прямо в Китай, не платя налоги. Таким образом, экспорт круглого леса аккумулируется в руках нескольких крупных корпораций.

Лидеры этого рынка − «Группа «Илим», «Сибэкспортлес» и компании, аффилированные с «ЕвразХолдингом» Р. А. Абрамовича. Можно сказать, что эти 3 игрока (а вскоре половина «Группы «Илим» будет принадлежать «Интернешнл пэйпер») сейчас являются движущей силой российского экспорта круглого леса в Китай (и в Японию) и вскоре их роль на мировом рынке лесоматериалов станет определяющей.

Следует также отметить, что «Сиб-экспортлес» и компании Р. А. Абрамовича не являются профильными инвесторами и рано или поздно продадут свои активы в Сибири и на Дальнем Востоке. А это примерно 4 млн м3 круглого леса в год.

Но что хорошего в этом для российского местного населения?

Дойдя до этого места, я вспомнил начало статьи и подумал: «Ну, а что во всем этом хорошего для простых людей, живущих в Сибири и на Дальнем Востоке? Что в их жизни изменится оттого, что торговля с Китаем сосредоточится в руках 3 крупных корпораций? Они-то все равно остаются в стороне…»

Но это только первый шаг. Если российский лес пойдет на экспорт по 3 крупным каналам, будет легче обеспечить то самое устойчивое развитие. Даже если мы забудем, что один из этих каналов − «Интернешнл пэйпер». Для западных инвесторов легче будет взаимодействовать с компаниями «ЕвразХолдинга», основные предприятия которого хорошо известны в мире и чьи акции котируются на фондовых биржах. Так что процесс идет в нужном направлении. И, очевидно, он приведет к созданию новых дерево­обрабатывающих предприятий, которые обеспечат работой российское население. Просто потому что западные инвесторы не хотят быть заложниками низких цен на сырье.

Заложники низких цен

Как формируются низкие цены на продукцию лесной промышленности? Конечно, благодаря умелой работе компании. Но в цепочке начисления стоимости существуют и другие факторы, которые могут внести свой вклад в снижение цены.

Дешевая продукция китайской лесоперерабатывающей промышленности продается по всему миру через крупные сети мебельных магазинов, торгующих товарами типа «сделай сам». Например, 20 % сырья компания «ИКЕА» закупает в России, а 25 % продуктов из древесины − в Китае. И только лишь 5 % российского леса, используемого на китайских предприятиях, заготовлено легально.

Конечно, «ИКЕА» проводит свои проверки, но можно предположить, что не так много инспекторов этой компании действительно прочесывают леса Сибири и Дальнего Востока в поисках нарушений. А проверка документов в нынешней ситуации − это практически бессмысленное занятие. Нужно искать способы решения этой проблемы совместно.

С такой ситуацией сталкиваются все крупные компании, закупающие лесопродукцию в Китае. Новый российский Лесной кодекс и повышение пошлин на экспорт леса − очень серьезные шаги, и они будут полезны не только российской лесной промышленности. Они помогут предотвратить нарушения прав населения, ведь многие поколения жителей таежных районов в течение сотен лет оберегали эти леса и с любовью пользовались всем, что лес давал человеку. Кроме того, эти новые законы помогут предотвратить нарушения прав потребителей, которые не хотели бы использовать лесоматериалы, произведенные с нарушением принципов устойчивого развития и прав множества честных людей в России и других странах, работающих в лесной и иных отраслях промышленности. Основная задача в этом отношении − найти способы сотрудничества по различным политическим и промышленным каналам.

Мне кажется, в конце этой статьи будут уместны слова Президента РФ В. В. Путина, сказанные им ещё в апреле 2007 года: «За нашим мировым лидерством в объемах экспорта леса подчас стоит прямое расточительство национальных ресурсов. И, как следствие, упущенная страной выгода, которую мы могли бы иметь, если бы перерабатывали лес на собственной территории. Так и будем ездить по грязным дорогам, если не будем создавать производств на территории РФ. Ведь весь доход от переработки будет оставаться за рубежом. И налоги там будут платиться, зарплаты там будут повышаться, а мы будем только сырье поставлять».

Игорь РЫВКИН