Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Спецпроект ЛПИ: Деревянные церкви Руси

Церковь «мироточит» о спасении

Россия — огромная страна, богатая не только природными, но и культурными ресурсами. На бескрайних просторах нашей Родины сохранилось множество древнейших культовых построек: соборов, церквей, часовен… У каждой из них своя, необычная история. Ведь это не только священные места для совершения обрядовых ритуалов. Храмы служили и продолжают служить пристанищем для любого верующего в самое трудное время, когда помощи и защиты ждать неоткуда и не от кого.



Увы, сегодня многие из этих духовных пристанищ забыты, заброшены, разорены в силу самых разных причин. Особенно печальна участь церквей в небольших деревнях и селах. Пустеет сельская Русь, умирают старые храмы…

Один из таких чудесных, но, увы, умирающих памятников русского деревянного зодчества — церковь Дмитрия Солунского (Мироточивого), стоящая в километре от берега Онежского озера, в деревне Щелейки Подпорожского района Ленинградской области.

Уничтожение церкви в старые времена символически приравнивалось к уничтожению всей деревни или города. Ведь именно в церкви люди обретали покой и спасение, а резные ворота храмов проектировались с целью защиты и от врагов, и от разгневанных сил природы.

Хотя, по народным легендам, под церковью Дмитрия Солунского в Щелейках есть потайные подземные ходы, да и сама церковь, кажется, ещё крепко стоит на ногах, смерть этого деревянного здания в наше время символизирует культурную и духовную смерть деревни, в которой больше не будет ещё одной драгоценной связующей ниточки с нашим священным прошлым. Пока церковь Дмитрия Солунского в Щелейках дышит, питаясь жизненными соками плодородных онежских земель. Но у двух главок уже отвалились кресты, и, несмотря на то что местные тележурналисты уже дважды рассказывали о печальной судьбе храма, привлечь средства на реставрацию пока не удалось. Грустно и то, что единственный верующий человек, который регулярно приходит в эти старые деревянные стены, — одинокая семидесятилетняя жительница деревни Ия Ефимовна Кудрявцева.

Тайна Онежской земли



Земли в стороне от дороги Петрозаводск — Вознесенье (Подпорожский район Ленинградской области), на которых раскинулась небольшая деревня Щелейки (ударение на первый слог), относятся к объектам общенационального достояния, так называемым особоохраняемым природным территориям (ООПТ). Здесь песчаные берега Онежского озера пронизаны скалами, покрытыми великолепными лесами, в которых обилие всевозможных грибов и ягод. В дугообразной гряде скал находится месторождение карельского габбро-диабаза — уникальной по плотности и другим физико механическим свойствам горной породы насыщенного черного цвета, которая, между прочим, используется не только в строительстве, но и для облицовки различных культовых построек и изготовления ритуальных изделий.

Добираться до деревни Щелейки сейчас, как и много десятилетий раньше, приходится по воде. По­видимому, деревянная церковь служила своеобразным ориентиром рыбакам Онежского озера. Неподалеку, на мысе Чейнаволок, стоит старый необычный маяк (ныне не действующий), построенный в 1926 году. От поселка Вознесенье на другую сторону озера ходит паром, на котором переправились сотрудники нашего журнала, чтобы увидеть древнейший Щелейский погост. Скорее всего, такое географическое положение деревни способствовало экономическому развитию старинного поселения, прославившегося в XVIII веке богатыми ярмарками.

Упоминания о Щелейском погосте встречаются в письменных источниках ещё в XVII веке. Село Щелейки объединяет в себе две старинные деревни — Артемовскую и Ларионовскую, которые в наше время благополучно превратились в две деревенские улицы. В центре Щелеек находится кладбище, окруженное дивной живой оградой из раскидистых старых деревьев. А в центре кладбища на вершине холма возвышается многоглавая изящная Дмитриевская церковь удивительной архитектуры, увы, без креста на пятой, центральной, главке.

Есть такая работа — храмы лечить

Марк Коляда

Долгое время церковь Дмитрия Солунского в Щелейках медленно умирала на глазах опечаленных местных жителей, по привычке приходивших к прекрасному храму помолиться и поддержать друг друга. И вот наконец в 1970 х годах началась её реставрация, и вскоре, «расправив» главки, изящная церковь засверкала на солнце обновленным лемехом и неприхотливой резьбой, созданной русскими мастерами. Но недолго храм простоял обновленным, воодушевляя своих прихожан… Ель, росшая неподалеку, упала на главу храма и рассекла её. В результате деревянные конструкции внутри главы стали гнить, дымовой гриб изъел их почти все…

Храм построили и открыли в середине XVII века, в 1783 году он был перестроен и приобрел тот вид, который имеет теперь. Официальная дата постройки значится на табличке, прибитой справа от входа: «Памятник архитектуры церковь Дмитрия Мироточивого. Построена в 1783 году. Охраняется государством».

Дмитриевская церковь в Щелейках — многоглавая, типа восьмерик на четверике, предшественница церквей корабельного типа, в которых колокольня соединена с трапезной и самой церковью. Покрытие церкви представляет собой крестчатую бочку - квадратный сруб по четырем фасадам завершен «бочарным» покрытием, в которое встроен восьмерик, служащий основанием для центральной главы. Шатровая колокольня, функционировавшая раньше как вход на погост с запада, соединена с церковью в органичный единый архитектурный комплекс изящным крытым мостом. Нижние боковые помещения колокольни служили для хозяйственных целях или как торговые лавки. Эти части здания хорошо сохранились и по сей день, включая сами лавки, построенные в XVIII веке.

В 1834 году Дмитриевскую церковь обшили тесом, а в 1868 м главки церкви и кровлю покрыли железом. Последняя серьезная реставрация Щелейского погоста проводилась с 1972 по 1978 год. Реставрационный проект возглавлял Марк Коляда, старейший архитектор-реставратор в России, возродивший к жизни не один памятник русского деревянного зодчества. Именно с ним мы побеседовали о прошлом и будущем Дмитриевской церкви в Щелейках.

— Марк Иванович, расскажите, пожалуйста, как проходила реставрация церкви в Щелейках?

— Познакомился я с этой церковью впервые в 1965 году. Тогда я путешествовал по Подпорожскому району с целью сбора данных о памятниках древнерусского деревянного зодчества Ленинградской области. Георгиевская церковь в Родиново стала первым объектом в моей карьере реставратора. И мне очень повезло! Ведь в Ленинградской области расположены два из имеющихся пяти памятников деревянного зодчества XVI века: церковь Георгия в деревне Родиново (построена в 1493 году — датировка по академику архитектуры В. В. Суслову, исследовавшему и отреставрировавшему в 90 х годах прошлого столетия множество памятников русского деревянного зодчества) и церковь Рождества Богородицы в Лиственке (1599). И оба храма мне посчастливилось реставрировать. После успешной работы над Георгиевской церковью я до гробовой доски «прилип» к этому делу.



В Щелейках мы работали с бригадой плотников, многие из которых оказались не готовы к сложному процессу реставрации как профессионально, так и психологически.

В общем, строили «с матами» с утра до ночи. Руководить людьми было нелегко, тем более что я не жил в деревне постоянно; не раз приходилось исправлять ошибки… Но мы справились, ведь в команде плотников был и талантливый ученик — Володя Баженов. Позже он сам стал церковным реставратором.

Мы перебрали до основания колокольню и восстановили мост. «Бочки» мы не перебирали, только заменили некоторые части кровли. Также перебрали главки и конструкцию журавцов, сняли железо, укрепили барабан и поставили кресты, которые, увы, не выдержали этой жизни. В церкви я сохранил оригинальную причелину на западном фасаде, а в притворе поставил новую.

— А как вы оцениваете нынешнее состояние церкви? Что необходимо сделать сейчас?

— Храм в Щелейках сегодня находится не просто в аварийном, а в экстрааварийном состоянии. Сделанная нами гидроизоляция свою функцию не выполнила, как показали прошедшие тридцать с лишним лет. Конструкция внутри «бочек» прогнила и поражена дымовым грибом. Высохла древесина, которая не была как следует просмолена. В итоге отвалились кресты, да и многие другие части деревянного корпуса пострадали под воздействием ветров и из-за высокой влажности… Необходимо проверить состояние сруба, практически полностью заменить полы и балки, перестелить потолок. Но главное, разумеется, найти средства. И это в первую очередь задача государства. Потому что если за Георгиевской церковью в Юксовичах присматривают монахи Александро­Свирского монастыря, да и состояние её в целом не такое удручающее, то Дмитриевская церковь на настоящий момент брошена на произвол судьбы, несмотря на то что является особоохраняемым культурным объектом национального достояния.

— Может, в таких церквях, лучше устраивать музеи? Или храмы должны выполнять свое предназначение?

— Безусловно, проводить службы хорошо и правильно в старинной деревянной церкви. Но надо учитывать, что ответственность за те церкви, о которых мы с вами говорим, возложена в первую очередь на Департамент по охране и использованию объектов культурного наследия Ленинградской области. У Церкви просто нет средств, чтобы отреставрировать храм, который медленно разрушался почти 40 лет.

Конечно, спасению деревянных церквей мог бы помочь туризм. Многие из них в Ленинградской области пригодны для осмотра, и в свое время мы обращались к начальнику Департамента государственной охраны, сохранения и использования объектов культурного наследия Комитета по культуре Ленинградской области Сергею Васильеву, представляли проекты строительства туристического городка в этом районе. Но и Георгиевскую церковь, и церковь в Щелейках нельзя переносить в другое место, транспортировать. Их географическое положение — часть их культурной ценности. Надо лишь начать вкладывать средства в памятники, а инфраструктуру для туризма можно сформировать уже в процессе их реставрации.

— Есть ли специальные технологии обработки древесины, которые могли бы способствовать укреплению и восстановлению старинных деревянных церквей?

— При температуре 60°С вредные жуки и некоторые грибы погибают. Этот метод сейчас используется в Кижах: всю их деревянную конструкцию прогоняют через термальную камеру. Но один такой излучатель стоит около $30 тыс., так что все опять же сводится к деньгам. Существует также скандинавский способ переборки конструкции без полной разборки — сруб перебирают постепенно, сверху донизу. Реставрационные работы с применением этого метода проводятся под руководством директора нашего НИИ «Спецпроектреставрация» Владимира Рахманова, который восстанавливал многие деревянные церкви XV - XVI веков, в том числе Гиморецкий погост, расположенный в 6 км от поселка Щелейки.

— Какие общенациональные проблемы, кроме отсутствия должного финансирования, наиболее ощутимо сказываются на восстановлении памятников?

— Пока наши церкви долгое время разрушались, финны, к примеру, до последнего бревнышка изучили каждый свой памятник, да и по возможности все наши памятники. Меня однажды пригласили в Финляндию читать лекции о реставрации памятников деревянного зодчества. Аудитория была переполнена, и после лекции я около трех часов отвечал на дополнительные вопросы. Затем ко мне подошел представитель власти из министерства культуры Финляндии и сказал: «Марк Иванович, не удивляйтесь! Просто мы не доводим памятники до такого состояния, как у вас…» Так что у финнов и шведов есть чему поучиться.

Да и реставраторы сейчас уже не те, что раньше: расплодилось множество реставрационных мастерских, в которых работают специалисты низкого уровня. Новые церкви «лепят» где хотят те, у кого есть деньги и грехи. Но в нашу организацию ещё ни разу не обращались на предмет строительства церквей, а ведь мы лучше других знаем, как надо строить русские храмы.

Необитаемый остров Дмитриевской церкви







Названа Дмитриевская церковь в Щелейках в честь святого великомученика Дмитрия Солунского, который почитается на Руси примерно с X века. Святой Дмитрий на иконах изображается с мечом и копьем и считается покровителем всех сражающихся за праведную веру. Родился Дмитрий Солунский (Фессалоникийский) в семье римского проконсула в Фессалониках (на древнерусском языке — Солуни). Считается, что именно там Дмитрий Солунский и исповедовал Иисуса Христа. Он был истинным верующим, активно проповедовал, за что подвергся преследованиям по приказу императора Максимилиана, был схвачен и брошен в темницу. В 306 году в той же темнице святой Дмитрий был заколот копьями вместе с Нестором, храбрым воином, которого Дмитрий благословил на священную борьбу с одним из самых свирепых гладиаторов — германцем Лием. Во время очередной кровавой расправы над христианами Нестор сбросил Лия с помоста на копья, за что оба христианина и были вскоре жестоко убиты. Святой Дмитрий почитался в Древней Руси как защитник отечества и упоминается в исторической летописи Нестора, в рассказе о взятии Константинополя великим князем Олегом. И именно в честь него было названо немало древнерусских князей.

После смерти святого великомученика его мощи явили чудо мироточения. Отсюда ещё одно название великого святого — Дмитрий Мироточивый. Все русские князья стремились привезти на родину частичку святых мощей Дмитрия Солунского.

Увы, сейчас на алтаре Дмитриевского храма никаких святых мощей уже нет, одиноко лежит лишь затертый акафист Дмитрия Солунского. Священники в заброшенную церковь уже давно не показываются. Издалека Щелейский погост напоминает таинственный необитаемый остров, утопающий в зарослях кладбищенской крапивы и иван-чая. На закате четкий деревянный силуэт кажется словно вырезанным рукой создателя на бескрайнем полотне небосклона. Как оказалось, на острове есть и свой робинзон — местная семидесятилетняя жительница Ия Ефимовна Кудрявцева, живущая в доме напротив кладбища.

«Да кто только к нам сюда не приезжал, — тяжело вздыхая, рассказывает старушка, — и мэр Вознесенья вот был на праздник, и студенты из Питера жили, кровлю реставрировали, да потом украли из одной избы книги, так мы их и выгнали… Телевидение местное приезжало, снимали репортаж. Да только все одни слова пустые. Один отважившийся плотник­самоучка с сыном решил по собственной инициативе крест новый на главу поставить. Но как только наверх забрался, тут же и сорвался вниз, вот и руку сломал. Потому как нельзя святой храм по верхам реставрировать. Финны разве что приезжают, средства выделяют, а так всем наплевать…»

На высокую колокольню Ия Ефимовна забралась без всякого труда, несмотря на возраст. Церковь — её отрада. Сын и муж, который, кстати, реставрировал внутреннюю утварь, теперь не помощники: «Церковь была светлая, нарядная, много служб у нас тут батюшка до войны отслужил. А как построили в Вознесенье новую церковь, так сюда вообще никто не приезжает. Да только Бог здесь повсюду, дай только молитве праведной зазвучать…» Атмосфера «на острове» пронизана таинственной тишиной. На кладбище продолжаются захоронения, но многие надгробия уже ушли в землю, став частью каменной тропы к храму. На левой половине кладбища раньше хоронили самоубийц, теперь тут ровная зеленая полоса крапивы. Только ветер колышет стебли трав и листья деревьев, да голос кукушки раздается в тишине окрестностей старинного храма — Дмитриевской церкви в Щелейках.

Все дороги ведут в департамент

Катастрофическое состояние памятников деревянного зодчества и необходимость принятия чрезвычайных мер по их спасению для чиновников Министерства культуры РФ не новость. Для восстановления памятников необходимы не только средства, но и кадры: следует организовать специальные школы плотников­реставраторов с хорошей производственной базой, с лесными заповедниками для заготовки специальных реставрационных материалов. Однако в высших эшелонах власти по-прежнему идут междо­усобные войны.

Глава Вознесенской поселковой администрации Александр Николаевич Исаев — человек, по всей видимости, замечательный. В 2006 году в поселке состоялось открытие нового храма Вознесения Господня, был отреставрирован памятник участникам Великой Отечественной войны. Однако на реставрацию ценных древнейших церквей государственных средств в местную администрацию не поступает. То же самое можно сказать и об администрации Подпорожского района. Как заявила нам заместитель главы администрации Подпорожского района по социальным вопросам Екатерина Осиповна Еремеева, в июле 2009 года представители Департамента по охране и использованию объектов культурного наследия Ленинградской области вновь исследовали состояние памятников и сделали обмеры, но о выделении средств на реставрацию речи пока не идет. Скорее наоборот: даже небольшие усилия местной администрации по реставрации культурных объектов встречают непреодолимые преграды в виде множества официальных процедур оформления документации. Все виды работ должны быть согласованы с Департаментом охраны памятников, который не всегда вовремя и адекватно реагирует на инициативы и запросы представителей местной администрации. «На государственном уровне необходимо найти точки соприкосновения муниципальной власти и Департамента по охране памятников. Да и без развития туризма в Ленинградской области нам не обойтись. А пока одна надежда на меценатов», — подчеркнула госпожа Еремеева. Директор ОАО «СПбНИиП института по реставрации памятников истории и культуры НИИ «Спецпроектреставрация» Владимир Рахманов добавил, что раньше Комитет по культуре Ленинградской области отслеживал состояние памятников хотя бы на уровне района, но теперь и этого, к сожалению, не делается.

А пока меценатов не нашлось, над Щелейским погостом царит глубокая и многозначительная тишина. Когда-нибудь Дмитриевская церковь уйдет под землю, а на её месте останется забытая пустынь или развернется строительство нового современного здания. Но сегодня древние деревянные стены ещё «мироточат» о спасении…

Ольга ТРОСКОТ

Фото: Анна ОГНЕВА, Евгений ТРОСКОТ