Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Новости ЛПК

В условиях сильной жары эвкалиптовые леса Тасмании перестали поглощать углерод

23.02.2022 08:20

Высокие эвкалиптовые леса Южной Тасмании исключительно хорошо поглощают углекислый газ из атмосферы и превращают его в древесину. В течение долгого времени считалось, что эти леса имеют разумную защиту от изменения климата из-за прохладной и влажной среды. Однако результаты нового исследования, представленные изданием The Conversation, показывают, что из-за аномальной жары эти леса переключаются с поглощения углерода на его высвобождение.

Автор публикации Тим Уордлоу, научный сотрудник Университета Тасмании и член Сети исследований наземных экосистем, подчеркивает: «Это не очень хорошая новость, учитывая, что волны тепла, как ожидается, будут только усиливаться по мере того, как мир нагревается. Пока мы работаем над сокращением выбросов, нам нужно изучить способы сделать эти жизненно важные леса более устойчивыми».

Ученый проследил за тем, что произошло с лесом во время трехнедельной жары в ноябре 2017 года, и сделал вывод, что в этих условиях деревья стали чистым источником углекислого газа, при этом каждый гектар леса выбросил около 10 тонн парниковых газов за исследуемый период. Годом ранее, в более нормальных условиях, лес был чистым поглотителем углекислого газа, поглощая около 3,5 тонн на гектар.

«Откуда мы можем это знать? Лес, который я изучил, находится на возвышенности Варра в верховьях долины Хуон, одной из 16 полевых станций интенсивного мониторинга экосистем, составляющих Австралийскую сеть исследований наземных экосистем. Приборы, установленные на 80-метровой башне в Варре, дают нам прекрасное представление о том, как ведет себя лес. Мы можем измерить, сколько и как быстро углекислый газ, вода и энергия перемещаются между лесом и атмосферой», – поясняет Уордлоу.

По его словам, во время жары лес, во-первых, выдыхал больше углекислого газа. Этого и следовало ожидать, потому что живые клетки всех дышащих воздухом форм жизни (даже включая деревья) дышат больше при повышении температуры. Во-вторых, неожиданно оказалось, что способность леса к фотосинтезу упала, а это означало, что меньше солнечной энергии преобразовывалось в сахара. Это произошло, когда деревья быстро дышали, выпуская водяной пар.

В периоды сильной жары деревья пытаются ограничить потерю воды. Они могут сделать это, закрыв поры на своих листьях (устьицах). Когда дерево закрывает устьица, углекислому газу из воздуха становится труднее проникать в листья и подпитывать процесс фотосинтеза. Напротив, во время этой волны тепла деревья одновременно выпускали воду и производили меньше пищи.

В итоге ученый пришел к выводу, что температура была слишком высокой для лесов на юге Тасмании. Деревья в Варре нуждаются в более низких температурах для оптимального питания по сравнению с большинством других австралийских лесов. Во время аномальной жары 2017 года температура поднялась далеко за пределы комфортного для леса уровня. В самое жаркое время дня лес уже не мог производить достаточно пищи, чтобы прокормить себя.

«Не будет преувеличением сказать, что быстрое повышение температуры представляет собой самую серьезную угрозу здоровью высоких эвкалиптовых лесов, с которой я столкнулся за 40 лет изучения здоровья и угроз леса в Тасмании, – сообщил исследователь. – В отличие от ламинарии [исчезающей из-за жары] наши высокие эвкалиптовые леса еще не достигли критической точки. У нас еще есть время, чтобы уменьшить риск глобального потепления».



Источник новости: The Conversation