Партнеры журнала:

Тема страницы

Костромские лесхозы начинают новую жизнь

В этом году Рослесхоз начал эксперимент по разделению управленческих и хозяйственных функций в лесном хозяйстве. Не во всех субъектах Федерации сразу, а пока только в четырех областях: Ульяновской, Костромской, Ленинградской и Саратовской. В каждом из этих регионов апробируется своя схема управления. Как осуществляется эксперимент на Костромской земле − мы поинтересовались у руководителя агентства лесного хозяйства по Костромской области Александра КОНОВАЛОВА.

− Вопрос реформирования лесного хозяйства обсуждается не первый год. Лесхоз − универсальная структура, которая отвечала требованиям того времени, неплохо работала и выполняла свои функции. Но вместе с тем, лесхозы в последние годы подвергаются критике: дескать, являясь органами управления, они выписывают лесорубочные билеты и сами же являются лесозаготовителями. Так не должно быть.

Структура «лесхоз» прочно вжилась в экономику и показала свою жизнеспособность. Но учитывая то, что все должно развиваться и совершенствоваться, правительство РФ поставило сегодня перед нами задачу − разделить лесохозяйственные и управленческие функции. Этот путь давно прошли Скандинавские страны и страны Прибалтики. Так что не стоит изобретать велосипед, надо воспользоваться чужим опытом и найти свой вариант реформирования с учетом нашего российского законодательства.

Модель реформирования Костромской области предполагает создание федерального государственного унитарного предприятия с передачей ему всех лесохозяйственных видов работ: отвода лесосечного фонда, профилактики тушения пожаров, лесовосстановления, создания лесных питомников, рубок ухода в молодняках. Лесхозам будут оставлены только управленческие функции − администрирование платежей, выписка лесорубочных билетов, приемка законченных лесохозяйственных объектов, контроль за освоением лесосек. Мы уже приступили к этой работе, получили в распоряжение действующее предприятие ФГУП и должны будем изменить его устав и юридический адрес. Постепенно основные фонды лесхозов, необходимые для ведения хозяйственных функций, переведем на баланс этого предприятия. Но, как показала практика, разделить функции вовсе не так уж просто.

Сначала мы предполагали передать все хозяйственные функции крупным арендаторам − вертикально-интегрированным структурам, которые сами бы вели лесное хозяйство как на своих территориях, так и на свободных участках. Мы провели с ними несколько индивидуальных встреч, и у меня сложилось впечатление, что они не хотят должным образом выполнять лесохозяйственные работы, такие как посадка, подготовка почвы, уход за лесными культурами. Это хлопотно, затратно, и здесь нужны специалисты.

Начали искать еще один вариант, который бы позволил сохранить нам свои коллективы в лесхозах. Там остались люди, действительно преданные лесному хозяйству, и нам небезразлично, где они будут работать. Конечно, постепенно придется кого-то сокращать, но те, кто останутся, будут иметь достойную зарплату.

Эти вопросы мы обсуждали на расширенном заседании, в присутствии вице-губернатора Юрия Цикунова, с директорами лесхозов Костромской области, и они высказали ряд опасений. Как сохранить коллективы работников лесхозов, которые складывались десятилетиями? Как их безболезненно поделить? Одни и те же люди делают отвод лесосек, заготавливают древесину, а руководит этими видами работ лесничий. Как быть со статусом лесничего? Где он останется − в управленческой структуре или хозяйственной?

Сначала мы думали, что лесничество всем составом перейдет в хозяйствующий орган. Тогда в органе управления останется минимальное количество людей. Но ведь лесничий является еще и управленцем, он занимается отбором и отводом лесосек для выставления на лесной аукцион, принимает законченные лесохозяйственные объекты как у наших лесничеств, так и у арендаторов… Теперь мы думаем целиком сохранить лесничество, просто в каждом лесничестве выделим управленческую структуру.

Создание предприятия для выполнения лесохозяйственных работ − лишь первый этап реформирования. Чтобы ФГУП эффективно хозяйствовало в лесном фонде, который сейчас рассматривается как объект управления федерального имущества, нам нужно поставить лесной фонд на баланс этого предприятия. Но для этого надо изменить законодательство. Мы находимся в самом начале пути предстоящих реформ.

− Александр Николаевич, почему именно Костромская область стала одной из четырех «экспериментальных площадок»?

− Я не участвовал в выборе и не знаю, кто предложил внести в этот список нашу область. Но могу предположить, почему выбрали именно те области, которые выбрали, и почему мы оказались в этой четвёрке. В Ленинградской есть лесхозы, которые полностью переданы в аренду, и близость границ обеспечивает хорошую выгоду от заготовки древесины. Ульяновская область − малолесная и малодоходная, она потребовала особого к себе отношения. Красноярский край, напротив, − огромные территории леса − регионы в регионе, и там не может быть единого подхода. Костромская область − самая лесная в Центральном федеральном округе. Видимо, это и послужило решающим фактором для такого выбора.

− Есть ли у области какие-то свои, специфические проблемы?

− Костромская область покрыта вторичными лесами. Когда была объявлена индустриализация всей страны, в нашей области начались интенсивные сплошнолесосечные рубки. Поэтому и структура лесного фонда изменилась. Если раньше преобладали хвойные насаждения, то теперь стало больше лиственных. Нельзя не учитывать это при планировании развития лесопромышленного комплекса. Мы приветствуем усилия администрации области по привлечению инвестиций для переработки низкосортной и мелкотоварной древесины.

В те годы, когда велись интенсивные рубки, деньги вкладывались в строительство дорог, но лес вывозили в круглом виде. И не построили ни одного серьезного перерабатывающего комбината. Полностью изменило ситуацию на востоке области громадное предприятие «Кроностар», которое перерабатывает мелкотоварную древесину. Они освоили технологию изготовления плит MDF на 100% из осины. У нас, лесников, появилась возможность проводить рубки промежуточного пользования, прореживания. Эти виды рубок ухода и раньше планировались лесоустроителями, но они не выполнялись. Начиная с этого года, мы готовим областные лесхозы к лесоустройству. За три года хотим провести лесоустройство на всей территории Костромской области. Так что в радиусе 200−250 км от «Кроностара» мы будем планировать все виды рубок ухода. И получим ресурс, который имеет сбыт.

− Александр Николаевич, кажется, в области стабилизировалась ситуация с самовольными рубками, их стало меньше. Это так?

− Действительно, своей активностью мы смогли заметно улучшить ситуацию. Было время, когда число самовольных рубок росло год от года. Особенно в 2001 г. их количество достигло 195 случаев, с объемом заготовленной древесины 9 тыс. м3, и это самый высокий показатель за последние 5 лет. Переломный момент наступил в 2002 г. Тогда были внесены изменения в Уголовный кодекс и Кодекс «Об административных правонарушениях», увеличились штрафные санкции, при совершении самовольной рубки в особой крупном размере была предусмотрена уголовная ответственность. Законодательство позволило применять достаточно жесткие меры к лесонарушителям, оставалось только реализовать его в полном объеме. Во всех районах создавались совместные оперативные группы по расследованию самовольных рубок. Работниками гослесоохраны и правоохранительных органов осуществлялось постоянное совместное патрулирование в лесном фонде. В результате совместных мероприятий вал самовольных рубок в лесхозах удалось остановить, и уже в 2002 г. по сравнению с 2001 г. объем лесонарушений сократился на 40%. Но кардинально решить проблему все-таки не удалось.

Вопрос самовольных рубок надо решать комплексно, отслеживая всю цепочку − от хищения до переработки. Конечно, в хвойном пиловочнике есть большая потребность. В области насчитывается более 800 пилорам, на которые поступает древесина, заготовленная в том числе и незаконным путем. В 60‑е годы, когда был пик самовольных рубок, по количеству превосходящий даже 2001 г., срубленная древесина шла на индивидуальное строительство, и порубщиков легко можно было обнаружить. Сейчас она воруется в коммерческих целях, доходность этого бизнеса высока, а преступники видят прорехи в законодательстве, работе охраны и правоохранительных органов. Учет и отчетность в созданных частных предприятий настолько упрощены, что предприниматели не ведут должного контроля за поступающей древесиной и не несут никакой ответственности.

Из года в год лидерами по объему лесонарушений остаются такие районы, как Шарьинский, Чухломской, Костромской, Ивановский, Кадыйский, Антроповский, Нейский, Парфеньевский, Островский. Там особенно необходимо взаимодействие между администрацией муниципальных образований, лесной охраной и правовыми органами. В Мантуровском, Островском, Кадыйском районе есть взаимодействие, и раскрываемость лесных преступлений выше. В Шарьинском, Чухломском, Костромском районах объемы нарушений почти не меняются, значит, какое-то из звеньев этого взаимодействия не работает. Я бы не стал умалять вины лесхозов в происходящем. Наверное, во многом к этому приводит совмещение лесхозами функций управления и ведения хозяйственной деятельности, когда они поставлены перед необходимостью зарабатывать собственные средства для ведения лесного хозяйства. Поэтому на федеральном уровне и было принято решение по разделению этих функций. Создание отдельных хозяйственных структур должно изменить ситуацию.

А пока у нас активно работает лесная милиция − всего 56 человек в Костромской области. Уже первые патрульные выезды вместе с милицией показали, что вместе мы сильны: они имеют право вести дознание, а мы можем помочь им той информацией, которую наработали за все эти годы. Большое количество нарушений было в колхозных и совхозных лесах, совместными усилиями нам удалось заметно улучшить ситуацию.


Другие статьи рубрики Регион номера: Костромская область

На широте русской равнины
Костромские леса – с хозяйским подходом
ЛПК Костромской области
«СВЕЗА» в Костроме
«СВЕЗА Мантурово»: сто лет на высоте
Список предприятий ЛПК Костромской области

Кострома, mon amour...
Самый лесистый регион Центральной России
Список предприятий ЛПК Костромской области

Инвесторам – зеленый свет!
Лучшие в области

Обзоры ЛПК регионов России