Партнеры журнала:

Тема страницы

ЦБК выходят из кризиса первыми

Архангельским целлюлозно-бумажным комбинатам не мешает повышение таможенных пошлин на экспорт балансов

Целлюлозно-бумажное производство занимает около 60% в структуре ЛПК Архангельской области. В 1990 году его доля достигала 63%. Директор по взаимодействию с государственными органами власти Архангельского ЦБК Наталья Пинягина уверена, что сегодня предприятиям региона по силам не только вернуться к показателю двадцатилетней давности, но и превысить его.

Директор по взаимодействию с государственными органами власти Архангельского ЦБК Наталья Пинягина

− Наталья Борисовна, создается впечатление, что целлюлозно-бумажные комбинаты преодолевают кризис быстрее других лесопромышленных предприятий.

− Действительно, это так. Причинами являются быстрый рост цен на целлюлозу, бумагу и картон на товарных рынках, высокий «запас прочности» финансово-экономического состояния ЦБК, позволивший даже в период кризиса кредитоваться для пополнения оборотных средств, а также более высокая организация производства и отвечающий международным стандартам уровень менеджмента и т. д.

− В последние годы в сфере производства гофроупаковки сложилась довольно острая конкуренция − в 2007−2008 годах в СЗФО вступили в строй сразу несколько гофрофабрик. Кризис пережили не все. Возможно, будущее все-таки не за отдельными гофрофабриками, а за крупными комбинатами, которые самостоятельно производят сырье?

− Рынок потребления тары и упаковки из гофрокартона − наиболее быстрорастущий в России. Это связано с ростом производства в смежных отраслях экономики − пищевой, электротехнической, машиностроении, торговле, АПК и т. д. Тара и упаковка нужны всем предприятиям, поэтому по мере их развития и строительства новых заводов и фабрик потребность в упаковке растет. В связи с этим растет и соблазн создавать все новые и новые производства гофрокартона и гофроупаковки. Тем более что создание таких предприятий не требует больших капитальных вложений и ресурсов. В 2008 году почти одновременно вступили в строй сразу несколько крупных гофрофабрик в Ленинградской области: ГОТЭК (мощность − 180 млн м2 в год), «Илим Гофропак» (140 млн м2), «Вереск-1» (140 млн м2), «Рэмос-Альфа» (60 млн м2). Их суммарная мощность чуть ли не вдвое превышала потребность региона в гофроупаковке. В условиях кризиса, когда ВВП в России снизился, потребность в картонной таре и упаковке уменьшилась, существенно упали цены на них. Разумеется, остро встали вопросы борьбы за клиентов, наполнения портфеля заказов, загрузки мощностей… В результате обладавшие меньшим запасом финансовой устойчивости стали банкротами («Вереск-1»). Остальные не могут позволить себе повышать цены на гофротару в случае роста цен на сырье, так как боятся ухода клиентов к конкурентам.

Естественно, крупные ЦБК отдавали предпочтение поставкам тарного картона на аффилированные предприятия, проводя взвешенную ценовую политику. Эта ситуация лишний раз доказывает, что предприятия работают более эффективно, если находятся в составе крупных лесопромышленных корпораций, где всегда есть возможность подстраховать свои производства в финансовом и ресурсном отношении. По крайней мере, работа обособленных небольших гофропроизводств сопряжена с довольно высокими рисками, так как полностью зависит от состояния экономики страны и политики крупных игроков на рынке картонной тары и упаковки.

− Как изменилась за последние годы структура экспорта продукции Архангельского ЦБК?

− Стратегические продуктовые линии АЦБК, дающие максимум объемов продаж, − целлюлоза и картон. На эти виды продукции в 2009 году приходилось около 75% выручки, получаемой комбинатом от реализации продукции. Исходя из конъюнктуры рынков комбинат поддерживает оптимальный баланс поставок на экспорт и внутренний рынок с приоритетом последнего.

Удельный вес выручки от продаж на внутреннем рынке в последние годы постоянно повышается. Исключение составил 2008 год, когда нестабильная ситуация и ограничение емкости внутреннего рынка в конце года не позволили сохранить эту тенденцию.

В 2009 году, в связи с тем что экспорт основных видов продукции из-за низких мировых цен оказался для предприятия убыточен, продажи продукции за рубеж были сведены к минимуму. Доля продаж готовой продукции на внутренний рынок выросла до 82%. Это объясняется лучшей конъюнктурой внутреннего рынка целлюлозно-бумажной продукции и эффективной работой специалистов АЦБК по маркетингу и сбыту. По мере роста цен на целлюлозу и картон на внешнем рынке доля экспорта этой продукции АЦБК будет увеличиваться и в 2010 году составит около 30% от всего объема выпускаемой продукции.

− Насколько характерны эти изменения для российской целлюлозно-бумажной промышленности в целом?

− В целом по ЦБП России в кризисный 2009 год существенно сократился экспорт целлюлозы − на 9,6%, однако за второе полугодие 2010 года он вырос на 6,8% по сравнению со вторым полугодием 2009-го.

По бумаге и картону картина иная. Объемы экспорта этой продукции резко упали в 2007 году по сравнению с предыдущими годами − почти на 5%.

Однако в последующие годы, в том числе в кризисном 2009-м, наблюдался рост экспорта бумаги и картона. Так, поставки на экспорт этой продукции выросли в 2009-м по сравнению с 2008 годом на 3,2%. Рост экспорта бумаги и картона продолжался и в 2010 году.

− Популярная сейчас тема − управление различными видами отходов. Как этот вопрос решается на Архангельском ЦБК?

− Утилизация древесных отходов (стружки, опилок, коры и т. д.) на АЦБК производится путем полного их сжигания в современных котлах «с кипящим слоем». В результате вырабатывается электро- и теплоэнергия для технологических нужд производства, а также для бытовых нужд населения г. Новодвинска. Кроме того, на АЦБК значительно снизилась токсичность выбросов в водоем и атмосферу.

Следует отметить, что эффективной утилизации древесных отходов уделяется большое внимание и на многих других лесопромышленных предприятиях Архангельской области − ЦБК и лесозаводах. Можно выделить архангельский Лесозавод № 25, где отходы не только сжигают в специализированных котельных, но и используют как сырье для производства топливных гранул − с этой целью создано одно из крупнейших в стране производств таких гранул. В настоящее время лесозавод участвует в переоборудовании коммунальных котельных для возможности использования в них топливных гранул и пеллет, что улучшит обеспечение населения области тепло- и электроэнергией и снизит затраты на ее использование.

− Какие факторы негативно отражаются на показателях деятельности ЦБК области?

− В 2008 году по большинству важнейших видов продукции произошел спад производства. Наибольшее падение объема производства пришлось на товарную целлюлозу (26%), а также на бумагу (около 10%) (здесь и далее: по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. − Прим.ред.). Одной из главных причин явилось сокращение внутреннего потребления большинства видов лесобумажной продукции, причем потребление товарной целлюлозы упало в наибольшей степени − также на 26%.

В течение года снижались внутренние и экспортные цены на основные виды лесобумажной продукции. Например, с октября по январь 2008 года экспортные цены на целлюлозу листовую упали на 45%, а на картон для плоских слоев − на 35%. В итоге прибыль в целлюлозно-бумажной промышленности снизилась на 40% − до 8 млрд руб., рентабельность − с 14 до 10%.

Сложившаяся ситуация негативно отразилась и на показателях деятельности Архангельского ЦБК. Из-за падения спроса и цен на целлюлозу, бумагу и картон выручка от реализации продукции Архангельского ЦБК не смогла покрыть фактические затраты на производство, в которых большую долю составляют затраты на оплату услуг государственных монополий (транспорт, энергетику, лесные ресурсы).

По железной дороге на комбинат завозится весь объем необходимого нам топлива и более 70% лесоматериалов и химикатов, поэтому постоянный рост железнодорожных тарифов сильно влияет на величину издержек предприятия. Проблемой для Архангельского ЦБК является и постоянный рост цен на топливо, которое мы потребляем в больших объемах.

Кроме того, привлекая новые и рефинансируя существующие займы, комбинат столкнулся с рядом проблем: ужесточением требований по обеспечению займов, замедлением сроков рассмотрения заявок, ростом процентных ставок, а также затруднениями в получении заемных средств в рамках открытых кредитных линий.

− Повышение таможенных пошлин на экспорт круглого леса отложено, но не отменено, и, судя по всему, заградительного уровня не избежать. Можно ли оценить, как это скажется на ЛПК Архангельской области?

− Для лесозаготовительных предприятий Архангельской области повышение вывозных таможенных пошлин на круглый лес не имеет большого значения, так как они всю заготовленную древесину оставляют в области, снабжая ею три крупнейших ЦБК и множество лесопильных и деревообрабатывающих заводов. Напротив, ЦБК заинтересованы в повышении таможенных пошлин на экспорт балансов, так как после введения этой меры лесо-обеспечение комбинатов улучшилось.

− Губернаторы Северо-Западного ФО не раз заявляли о том, как необходимы их регионам целлюлозно-бумажные комбинаты. Однако новые ЦБК почему-то не строятся. Что мешает?

− Мнения губернаторов СЗФО по поводу строительства новых крупных ЦБК не всегда компетентны. Заявленные ими и утвержденные Минпромторгом РФ приоритетные инвестиционные проекты по строительству ЦБК слабо обоснованы − у них нет «фундамента» в виде глубоких исследований и экономических расчетов. Это только декларации, способные принести губернаторам политические дивиденды. Строительство современного крупного ЦБК требует инвестиций в размере более миллиарда долларов, а срок окупаемости такого проекта превышает 15 лет.

Кроме того, для реализации этих проектов требуется ряд серьезных условий: обеспечение производства огромным количеством лесосырьевых ресурсов определенного вида, транспортной, энергетической, социальной инфраструктурой. Потребуются специализированные квалифицированные кадры (3 тыс. человек), которых и так сегодня не хватает действующим ЦБК. Потребуются в больших объемах энергетические, водные и иные материальные ресурсы (стройматериалы, химикаты и т. д.), дефицит которых зачастую остро ощущается в регионе намеченного строительства.

При неблагоприятном инвестиционном климате в России, высоких рисках, связанных с коррупцией, слабой защите собственников и инвесторов привлечь финансовые ресурсы на строительство нового ЦБК практически невозможно. Да и государство пока не собирается выделять деньги на строительство инфраструктуры, хотя это именно его задача. Поэтому ни одна стройка не началась, хотя при научно обоснованных расчетах и поддержке государства два-три комбината построить можно. Но, полагаю, это целесообразно сделать за Уралом, так как на Северо-Западе России расширяются и модернизируются мощности действующих ЦБК. Для этого сегодня там есть благоприятные условия.

− Что необходимо изменить в системе господдержки, чтобы она действительно приносила пользу отечественному ЛПК?

− Коротко говоря, государству сначала следует определить с помощью научно обоснованного стратегического планирования, где какую продукцию наиболее эффективно (выгодно для государства и бизнеса) производить. С помощью разработки рекомендательной схемы развития и размещения лесных производительных сил нащупать реальные «точки роста» в лесном комплексе страны.

Для организации этой работы необходимо создать соответствующую структуру (Центр стратегических исследований) и выделить существенные средства на НИОКР и оплату труда высококвалифицированных специалистов − экономистов и математиков. Сегодня в лесной отрасли экономическая наука практически разгромлена, поэтому и выходят в свет несостоятельные стратегии и программы, которые разрабатываются на основе экспертных мнений и поверхностных исследований и расчетов. В результате ни одна программа развития ЛПК в последние годы не была реализована. Во всех развитых лесопромышленных странах (США, Канаде, Финляндии и др.) по инициативе государства разработаны национальные лесные политики (НЛП), которые обеспечивают ускоренное развитие лесных секторов.

В России попытка разработать НЛП с участием ведущих ученых, представителей бизнеса и общественных организаций провалилась. Не хотят и не понимают чиновники, регулирующие деятельность лесного сектора России, роль научно обоснованного стратегического планирования его развития.

Тем не менее знать, где наиболее выгодно строить новые производства конкурентоспособной продукции, важно и для государства, и для лесного бизнеса. Для поддержки бизнеса и его стимулирования развивать или строить мощности по глубокой переработке древесины государству следует заключать с лесопромышленными компаниями инвестиционные соглашения.

Если бизнес готов следовать государственной политике и создавать «точки роста» в обоснованных расчетами местах, что приведет к существенному росту налоговых поступлений в бюджет, то государство, в свою очередь, должно предоставлять ответственному бизнесу различного рода преференции.

К ним можно отнести налоговые льготы и кредиты, субсидирование банковских процентных ставок, предоставление лесных и земельных участков в аренду на льготных условиях, участие в строительстве инфраструктуры, гибкое тарифно-таможенное регулирование экспорта и импорта продукции и т. д.

А пока средства господдержки распыляются между лесопромышленными компаниями без привязки к надлежащим критериям и стратегическим целям.

− В чем вы видите главные проблемы действующего Лесного кодекса?

− Я вижу три главные проблемы нынешнего Лесного кодекса РФ.

Во-первых, это передача в аренду лесных участков на чисто аукционной основе, где основным критерием выигрыша является максимальная арендная ставка. В российских условиях, при высоком уровне коррупции, наиболее лакомые лесные участки на аукционах за бесценок уходят «карманным компаниям», и, как показала практика, многие из этих участков не осваиваются или используются не по назначению (в качестве залога в банке, для строительства коттеджей). Там же, где требуется освоение новых лесосырьевых баз, где нет достаточной инфраструктуры и кадров, − нет желающих арендовать лесные участки. Нет там и никакой конкуренции, а также отсутствуют иные механизмы привлечения инвесторов, например лесные концессии.

Во-вторых, передача лесных участков без аукционов под реализацию приоритетных инвестиционных проектов также не продумана. В условиях, когда утверждаются практически нереализуемые инвестпроекты, а лесные участки резервируются на стадии разработки бизнес-плана и длительный период не осваиваются, многие реально работающие лесопере-работчики лишаются возможности развиваться. Особенно страдает средний и малый бизнес. Кроме того, возможность передачи лесных участков в субаренду провоцирует создание прослойки лесных спекулянтов, которые, не особо утруждая себя, «зарабатывают» деньги за счет профильных лесопромышленников. В связи с этим при распределении лесных участков необходимо учитывать определенные критерии: наличие у компании лесоперерабатывающих мощностей, опыт деятельности в ЛПК, ранее произведенное обустройство лесных участков и т. д. Это можно сделать в рамках предварительного квалификационного отбора участников аукционов.

Третья и главная, на мой взгляд, проблема действующего Лесного кодекса РФ − это признание недвижимостью только земли под лесонасаждениями. Поскольку сам лес, деревья и кустарники, признаны движимым имуществом, их легко уничтожить, перевести лесные земли в иные категории и пустить в оборот по Земельному кодексу, в том числе в частную собственность под различные коммерческие проекты.

А мы еще удивляемся, почему так увеличилось количество лесных пожаров!

− Каковы ваши прогнозы на перспективы развития производства и рост цен в ЦБК?

− В течение всего 2010 года цены на картон на внешнем рынке росли. Только за первую половину 2010 года на 20% увеличили отпускные цены на картон и гофрокартон такие крупные корпорации, как Smurfit Kappa Group, International Paper, Hamburger, Mondi, SCA, Europac, M-Real и др. Существенное повышение цен (на 10−12%) произошло также на тарный картон и гофротару. Если для сравнения принять за базу докризисный январь 2008 года, то в апреле 2009 года средний уровень цен на гофротару в России составлял 106%, тогда как цены на тарный картон оказались лишь на уровне 89%. Фактически с января 2008-го и по лето 2010 года цены на гофротару не опускались ниже 105−106% от базы сравнения. А вот на сырье − тарный картон − цены на протяжении всего 2009 года были ниже базового уровня и только в апреле 2010 года вернулись к уровню января 2008-го. В августе 2010 года, после существенного роста отпускных цен у всех производителей, цена на картон стала на 16% превышать «базовый» уровень, цены на готовую гофротару тоже подросли и составили 113%.

Развитие отрасли будет проходить под знаком постепенного восстановления спроса на гофроупаковку, что вызовет рост объемов производства на 3%. Кроме того, прогнозируется подъем цен на гофроупаковку, вызванный повышением стоимости сырья. После выхода из кризиса стоит также ожидать решения основными игроками рынка сырьевой проблемы путем строительства собственного производства тарного картона.

Беседовала Евгения ЧАБАК

Информация о приоритетном инвестиционном проекте ОАО «Архангельский ЦБК» «Реконструкция производства картона»


Другие статьи рубрики Регион номера: Архангельская область

Бриллиант Севера
«Зеленое золото» – вклад в будущее
К 2030 году на северо-востоке Архангельской области будет создан новый лесопромышленный центр
Игорь Орлов: «Лес – ресурс, определяющий развитие Архангельской области на столетия вперед»
Сергей Шевелев: В приоритете использование вторичных ресурсов
Наиболее значимые предприятия ЛПК Архангельской области
Список предприятий ЛПК Архангельской области

Леса поморские
Беломорский лес ценится в мире
ЛПК — основа промышленности Архангельской области
Воздействие на окружающую среду надо контролировать
Крупнейшие предприятия ЛПК Архангельской области
Список предприятий ЛПК Архангельской области

Обзоры ЛПК регионов России