Партнеры журнала:

Тема страницы

Экспортный рынок топливных гранул в России. Часть 2

Почем пеллеты для народа?

Экспортный рынок топливных гранул в России. Часть 1

Практически с самого начала развития российской биотопливной индустрии в отрасли активно обсуждается возможность и необходимость создания специализированного терминала для перевалки топливных гранул в одном из российских портов. Автор этой статьи имел удовольствие в разное время обсуждать данную тему с 10–15 потенциальными инвесторами, инициаторами подобных проектов. В качестве возможной площадки для строительства биотопливного терминала рассматривались практически все российские гавани на побережье Финского залива, Балтийского, Черного и Азовского морей: Санкт-Петербург, Усть-Луга, Ломоносов, Горские причалы, Выборг, Высоцк, Калининград, Совестк, Новороссийск, Геленджик, Туапсе, Ейск и другие.

Некоторые проекты даже получили определенное развитие. Так, в 2004 году Русская биотопливная ассоциация получила грант от правительства Нидерландов на осуществ­ление предпроектных проработок по созданию биотопливного терминала в морском порту «Санкт-Петербург». Серьезно взялся за дело Балтийский лесопромышленный холдинг, являющийся частью компании «Усть-Луга». По заявлению руководства компании, их биотопливный терминал в новом портовом комплексе «Усть-Луга» будет запущен в эксплуатацию уже в 2007 году. Планы по созданию специализированного терминала для перевалки биотоплива морским путем высказывались и владельцами угольного терминала в той же Усть-Луге. Собственно, там уже осуществляются отгрузки топливных гранул, выпущенных заводом «Эколес» (Тверская область), принадлежащим группе компаний «Крона Холдинг».

Мотивы столь активного интереса понятны. Биотопливная отрасль имеет очевидные перспективы, её инвестиционная привлекательность постоянно растет и вызывает все больший интерес у крупных инвесторов. В то же время в индустрии производства топливных гранул очень низкая степень концентрации производства. Создание нового предприятия в этой сфере требует сравнительно небольших инвестиций. Контроль над существенной долей рынка биотоплива можно обеспечить себе только через контроль над его инфраструктурой. Иными словами, в отрасли сформировался стереотип: «Тот, кто первым построит биотопливный терминал, будет в будущем контролировать всю отрасль».

Так или иначе, за 5 лет разговоров проект «Биотопливный терминал» так и не был реализован в полном объеме. Есть несколько причин для этого:

- недостаточный объем грузопотока через порты на Финском заливе (только к концу 2006 года он достиг 15–20 тысяч тонн в месяц);
- нескоординированность действий производителей биотоплива и инвесторов;
- общий дефицит портовых мощностей, приводящий к конкуренции потенциальных грузопотоков;
- недостаток долгосрочного финансирования в молодой отрасли.

Однако работа в этом направлении продолжается, и терминалы, вероятно, в ближайшее время все-таки появятся. Скорее всего, в первую очередь именно на Финском заливе.

Тем временем хотелось бы сделать акцент на несколько других вопросах: «А насколько в действительности отрасли нужен пресловутый биотопливный терминал? Для чего? И каким он должен быть?»

Изначально в качестве главной цели биотопливного терминала рассматривалось повышение экономической эффективности логистических операций при экспорте топливных гранул. Для этого «по умолчанию» предполагалось, что на терминале будут организованы приемка вагонов-зерновозов с возможностью нижней разгрузки и насыпное хранение биотоплива на складах большой площади, а также механизированная погрузка гранул в трюмы морских судов. Действительно, подобная технология позволила бы сократить расходы, связанные с обработкой данного груза в порту, и ускорить погрузку судов, а следовательно, и сократить затраты на фрахт и оплату демереджа. Следует, однако, обратить внимание на следующие моменты:

- Как уже говорилось, все риски, связанные с обработкой груза в порту, сегодня, как правило, несут покупатели биотоплива. А следовательно, они более остальных участников рынка должны быть заинтересованы в сокращении этих рисков. В то же время автор этой статьи ещё ни разу не сталкивался с проектами создания биотопливных терминалов, которые были бы инициированы зарубежными покупателями топливных гранул.
- Очевидно, что существуют и другие, менее капиталоемкие способы улучшить экономические показатели экспортной логистики топливных гранул. Например, можно организовать экспорт через прибалтийские или финские порты или доставлять гранулы с заводов в порт в насыпных, или так называемых мягких, контейнерах, которые позволяют накапливать партии биотоплива на открытых площадках и значительно ускорить процесс погрузки судна по сравнению с традиционной схемой перевалки через биг-бэги (полипропиленовые мешки).
- Далеко не все биотопливные производства имеют возможность отгружать биотопливо в хопперах или балковых контейнерах. А это значит, что существенная доля гранул будет и на новый терминал поставляться в биг-бэгах.
- Комплексная ставка за обработку топливных гранул в морском порту «Санкт-Петербург» составляет на сегодняшний день не более 11 евро за тонну гранул с учетом хранения на крытом складе в течение 20–30 суток, оформления портовых документов и погрузо-разгрузочных работ. Стоимость аналогичных услуг в других портах несколько ниже. А это значит, что даже, если новый терминал позволит снизить затраты на обработку груза в 2 раза, экономия составит не более 5–6 евро с тонны. Часть этого выигрыша придется на долю производителей. И только за счет оставшейся части экономии будет осуществляться возврат немалых капиталовложений, которые требуются для создания полноценного перегрузочного терминала. Перспективы же извлечения существенной дополнительной прибыли за счет торговли биотопливом в условиях жесткой конкуренции остаются достаточно туманными.

Учитывая изложенное выше, более важной нам видится другая задача, а именно: развитие непосредственно торговой инфраструктуры, которая позволила бы сделать торговлю биотоп­ливом более организованной и прозрачной для всех участников процесса − от производителей в российской глубинке до западноевропейских покупателей. Это позволило бы по мере роста объемов производства упрочить позиции российской биотопливной отрасли на рынке Западной Европы. Для этого, с нашей точки зрения, в первую очередь необходимо совершенствовать процессы обмена информацией и опытом между торговцами и производителями биотоп­лива; реализовывать последовательную политику в области совместного продвижения на зарубежные рынки; лоббировать интересы молодой биотопливной отрасли в части упрощения экспортных формальностей; внедрять эффективные технологии логистики биотоплива не только в портах, но и внутри страны; координировать процессы, связанные с распределением прибыли между биотопливными заводами, транспортными и торговыми посредниками, потребителями биотоплива.

Каналы сбыта пеллет

На текущий момент не менее 50% всех топливных гранул, производимых в России, отправляется на экспорт через порты Финского залива. И львиная доля − через морской порт «Санкт-Петербург». Остальные объемы либо доставляются европейским покупателям и потребителям грузовым автотранспортом, либо отгружаются через порты стран Балтии, которые предлагают поставщикам гибкие условия сотрудничества и портовое обслуживание по низким ставкам.

Практика отгрузки гранул в портах на Финском заливе началась в 2003 году. Тогда немногочисленные действующие производители (почти все они находились на Северо-Западе России) предприняли попытку создать объединение для того, чтобы осуществлять логистику и сбыт топливных гранул совместно. Таким образом, была зарегистрирована Русская биотопливная ассоциация (РБА), одной из основных функций которой была координация действий производителей биотоплива на экспортном рынке и формирование судовых партий из топливных гранул, произведенных разными поставщиками. На тот момент это был, пожалуй, единственный способ обеспечить рентабельность экспортных продаж биотоплива из России.

Однако «монополия» РБА на экспортном рынке российской гранулы просуществовала недолго. По мере появления новых игроков и роста объемов производства и качества у пионеров отрасли начали появляться альтернативные каналы сбыта, в том числе через морской порт «Санкт-Петербург».

На сегодняшний день этот сегмент экспортного рынка обрел определенную и достаточно стабильную структуру. В петербургском порту постоянно действуют 3–4 канала, через которые российские гранулы судовыми партиями отправляются крупным промышленным потребителям в Западную Европу. Один из этих каналов − РБА, которая сегодня функционирует как независимый трейдер на биотопливном рынке. Ещё один канал − консорциум, состоящий из нескольких крупных и наиболее опытных производителей, осуществляющих совместные продажи на экспорт по долгосрочным контрактам. В работе этого консорциума активное участие принимают такие известные компании, как «Росполитехлес» (Усть-Ижора), «Вологдабиоэкспорт» (Великий Устюг). Параллельно в морском порту «Санкт-Петербург» топливные гранулы аккумулируются несколькими крупными иностранными торговыми и энергетическими компаниями, которые начали закрепляться на российском рынке биотоплива с 2006 года − по мере увеличения объемов промышленного производства топливных гранул в европейской части России.

За несколько лет были выработаны логистические и коммерческие технологии организации экспорта топливных гранул с помощью морского транспорта как в биг-бэгах, так и насыпью в трюмах судов. Эти технологии включают в себя процедуры, связанные с накоплением биотоплива от разных поставщиков, приемки и проверки качества биотоплива, продажи таких «сборных» партий по долгосрочным контрактам и т. д. Сегодня в рамках конкуренции между каналами сбыта и покупателями биотоплива условия бизнеса становятся все более привлекательными для производителей. Так, с 2006 года:

- все покупатели предлагают своим поставщикам оплату по факту поставки товара в порт, а не по факту отправки судна;
- при работе с любым каналом поставщик имеет возможность заключать прямой контракт с зарубежным покупателем и все основания для возврата экспортного НДС;
- покупатели больше заинтересованы в заключении долгосрочных контрактов, нежели поставщики.

Таким образом, на экспортном рынке топливной гранулы фактически не осталось крупных торговцев в прямом смысле этого слова. Посредники, доминирующие на этом рынке сегодня, выполняют преимущественно организационно-технические функции, не вкладывая собственных средств в торговый оборот. Это в основном логистические операторы, консалтинговые структуры или непосредственно производители биотоплива. В любом случае норма прибыли таких посредников невелика и окупается за счет эффективности канала в целом.

Торговые компании, однако, остаются в сегменте продаж биотоплива малыми партиями. Наибольшего успеха такие игроки добиваются на рынке потребительских гранул, которые поставляются зарубежным покупателям на условиях DDU. При наличии доступа к недорогим транспортным услугам прибыль по всей цепочке достаточно высока, чтобы выдержать наличие в ней перепродавца. Кроме того, подобные посредники как раз и обеспечивают эффективность транспортировки, таможенного оформления, а также продаж на зарубежном рынке. Решение этих задач далеко не всегда под силу небольшим биотопливным заводам. В этом сегменте часто работают именно транспортные и экспедиторские компании, которые не только обладают достаточной деловой хваткой и гибкостью, но и имеют собственные потоки «попутного» транспорта.

Систематическая отгрузка российских топливных гранул через черноморские порты пока не осуществляется. Это, видимо, связано с тем, что производство топливных гранул в южных регионах России начало развиваться позднее, чем на Северо-Западе и в центре России. Да и спрос на биотопливо в странах Северной Европы до 2006 года был значительно выше, нежели в Италии, Греции, Испании и других странах Средиземноморского бассейна. К 2006 году ситуация начала меняться «по обе стороны баррикады». Вполне возможно, что и на Черном море найдется место для организации систематической перевалки биотоплива в адрес южноевропейских покупателей и потребителей.

Особенности ценообразования на пеллеты

Ценообразование на молодом и быстрорастущем рынке биотоплива − весьма непростой процесс, подверженный воздействию со стороны самых разных факторов. Часть из этих факторов можно прогнозировать, однако некоторые из них практически непредсказуемы.

Соотношение спроса и предложения на пеллеты

В краткосрочной перспективе уровень цен на любом рынке формируется соотношением спроса и предложения. Биотопливный рынок не исключение. Однако само это соотношение на нем весьма необычно. Спрос на биотопливо в Западной Европе вот уже более 10 лет подряд значительно превышает предложение. Потребление топливных гранул в перспективе одного года равно сумме их производства и импорта. По мере увеличения объемов производства растет и потребление. По сути, емкость рынка топливных гранул промышленного назначения вообще не ограничена. Ведь без сущест­венного переоборудования их можно использовать в любых угольных котельных и на электростанциях. Причем, чем больше доля биотоплива в топливном балансе этих мощностей, тем больше прибыли они зарабатывают благодаря сокращению экологических платежей и дотациям на производство «зеленой энергии».

Между тем производство биотоплива не может быть увеличено мгновенно. Для этого требуются капиталовложения и определенное время. Причем рост объемов выпуска биотоплива в Западной Европе существенно ограничивается постоянно сокращающейся сырьевой базой. В большинстве западноевропейских стран лесозаготовка осуществляется в небольших объемах, а деревообрабатывающие производства постепенно перемещаются ближе к сырьевой базе, в частности в Россию, Белоруссию, на Украину.

В условиях дефицита, под воздействием государственной политики и увеличения стоимости традиционных энергоносителей, растут и цены на биотопливо, делая рентабельной переработку все новых видов биомассы. Однако этот эффект существует и для потенциальных производителей топливных гранул и брикетов в России, Белоруссии, на Украине.

В результате рынок стремительно набирает обороты. Уровень цен на нем постепенно увеличивается, растут объемы производства и потребления.

Цены на традиционные энергоносители

Биотопливо − товар, который заменяет традиционные энергоносители. Соответственно уровень цен на биотопливном рынке коррелирует с изменениями конъюнктуры на нефтяном, газовом и угольном рынках. Чем дороже стоят нефтепродукты и уголь, тем выгоднее сжигать биотопливо. И наоборот.

Однако наблюдение за биотопливным рынком в течение последних 3–4 лет показывает, что по крайней мере в кратко- и среднесрочной перспективе эта корреляция действует только в сторону повышения. Так, в результате скачка цен на нефть и нефтепродукты в августе 2005 года рыночный уровень цен на топливную гранулу повысился на 15–20%. Когда же цена на нефть снова снизилась с 80 до 50 долларов за баррель, цены на биотопливо продолжили постепенный рост. Очевидно, это связано, с одной стороны, с государственным регулированием, а с другой − с относительной неэластичностью спроса на биотопливо.

Государственная политика

Государственная политика, направленная на сокращение выбросов парниковых газов, в частности за счет развития биоэнергетики, лежит в основе столь бурного роста спроса на биотопливо. Топливные гранулы − один из наиболее технологичных источников экологически чистой энергии. Во многих случаях благодаря налоговой политике и специальным субсидиям гранулы становятся самым экономичным видом топлива.

Однако этот фактор одновременно является и одним из наиболее непредсказуемых. Политические решения принимают люди, основываясь на субъективных оценках и суждениях. Так, например, правительство Великобритании в 2006 году объявило о смене приоритетов в пользу использования в качестве биотоплива местного сырья и тем самым замедлило развитие у себя рынка топливных гранул промышленного назначения.

В августе прошедшего года в Италии были урезаны субсидии на «зеленое электричество», получаемое при сжигании гранул из отходов сельскохозяйственного производства, что поставило под сомнение дальнейший рост спроса на агрогранулы и агробрикеты со стороны итальянских энергетиков.

В целом же энергетическая политика Евросоюза остается благоприятной для биоэнергетики. Видимо, этот режим будет сохраняться ещё достаточно долго, поскольку большая часть стран отстает от принятых на себя обязательств по сокращению выбросов, а развитие биоэнергетики − один из наиболее эффективных способов реализовать эти обязательства.

Погодные условия

Самый непредсказуемый фактор ценообразования на биотопливо − погодные условия. Тем не менее он воздействует на рынок лишь в краткосрочной перспективе и затрагивает практически только рынок частных потребителей гранул. Однако зимой 2006–2007 годов именно теплая погода в Южной Европе привела к весьма драматическим последствиям. Несколько производителей биотоплива в Австрии и Германии оказались на грани банкротства в результате того, что в Италии до середины января держалась небывало теплая погода и склады розничных продавцов оказались переполнены топливной гранулой, закупленной по высокой цене осенью 2006 года.

Так или иначе, единой рыночной цены на топливные гранулы не существует.

Об уровне цен можно судить по имеющимся в настоящий момент предложениям о покупках и продажах, а также по контрактным ценам на определенном, типичном базисе поставки, например: CPT или FOB Санкт-Петербург, CIF Роттердам или Стокгольм.

Конечно же, эти цены являются производными от уровня цены спроса на конечных рынках. Однако контрактные цены с учетом доставки на склад потребителя (DDU или DDP) при прочих равных условиях могут значительно различаться в зависимости от:

- места поставки (из-за разницы в транспортных расходах);
- объемов закупки;
- вида упаковки;
- качества;
- текущей конъюнктуры рынка на момент заключения контрак­та.

Точно также невозможно говорить о рыночном уровне цен на топливные гранулы на условиях Ex Works или FCA (франко-завод). Биотопливные производства находятся в разных местах, имеют различные технологические возможности в плане обеспечения качества и организации доставки и т. д.

Для иллюстрации того, насколько данный процесс индивидуален, рассмотрим несколько гипотетических производств различной производительности, расположенных в разных регионах нашей страны, и проанализируем уровень цен, на которые они могут рассчитывать:

1. Биотопливный завод в Перми имеет собственный железнодорожный тупик на производственной площадке. Доставка биотоплива попутным грузовым автотранспортом в Южную Германию из Перми обойдется в 2100 евро за рейс, или 100 евро на тонну гранул. При этом стоимость железнодорожного тарифа до Санкт-Петербурга на тонну гранул составляет 26 евро.

2. Биотопливный завод в Архангельской области находится в 150км от ближайшей железнодорожной станции. Доставка биотоплива грузовым автотранспортом в Южную Германию обойдется в 2500 евро за рейс, или 119 евро на тонну гранул, так как попутного транспорта в данном регионе немного. Стоимость железнодорожного тарифа от ближайшей к заводу станции до Санкт-Петербурга составит 18 евро на тонну. Однако к стоимости железнодорожной перевозки придется добавить затраты на доставку биотоплива с завода на станцию и дополнительные погрузо-разгрузочные работы − 12 евро на тонну.

3. Биотопливный завод на базе фанерного комбината в одном из цент­ральных регионов европейской части России с железнодорожной веткой на своей территории. Железнодорожный тариф до Санкт-Петербурга на тонну гранул составит всего 15 евро. Однако компания может также воспользоваться возможностями фанерного завода, систематически отправляющего свою продукцию на экспорт грузовым автотранспортом, при стоимости доставки 1300 евро за рейс, или 62 евро на тонну.

Таблица. Сравнительная себестоимость топливной гранулы в зависимости от места производства
Таблица. Сравнительная себестоимость топливной гранулы в зависимости от места производства

Из таблицы видно, что некорректно изначально говорить о среднерыночной цене и норме прибыли производителей биотоплива. Эти показатели не всегда однозначно определяются географической удаленностью производства от потребителя. Конечно же, приведенная модель очень сильно упрощена. Ведь она не учитывает масштабы производства, возможности продажи биотоплива на условиях FOB (на борту судна) и многие другие аспекты. Тем не менее определить возможную цену реализации биотоплива, по крайней мере при расчете рентабельности будущего производства, можно, лишь пользуясь подобными расчетами, так как вести эффективно переговоры с фактическими покупателями возможно только при наличии «за спиной» действующего производства и определенных объемов выпущенного им биотоплива.

Попытки прогноза ситуации на рынке пеллет

Как уже говорилось, прогнозировать конъюнктуру биотопливного рынка как в России, так и за рубежом − дело неблагодарное. Для построения корректных моделей, подобных тем, которые используются аналитиками фондового или традиционных сырьевых рынков, необходимы объемные массивы данных в ретроспективе за 10 и более лет. Ничего подобного в распоряжении аналитиков биотопливной отрасли нет. Да и аналитиков в настоящее время имеется очень ограниченное число. Поэтому мы беремся лишь за «попытку прогноза», которая по сути своей является экспертной оценкой, базирующейся на субъективном восприятии некоторых факторов, воздействующих на рынок биотоплива.

В январе − феврале 2007 года все чаще звучало мнение о том, что период непрерывного роста конъюнктуры рынка топливных гранул подходит к концу. Главным основанием для таких высказываний явилось положение, сложившееся на европейском рынке (и в частности итальянском и австрийском) потребительских гранул.

По нашему убеждению, это скорее частный случай, нежели свидетельство изменения общей тенденции на рынке. Насколько можно судить, на сегодняшний день в этой ситуации производители и торговцы оказались заложниками собственного энтузиазма. Осенью 2006 года именно благодаря деятельности итальянских торговых компаний закупочная цена на потребительские гранулы в Европе поднялась до 200–240 евро за тонну и выше, что привело к перераспределению товарных потоков на этом сегменте рынка. Очевидно, при этом потребительский спрос был переоценен, а теплая зима только усугубила ситуацию. Однако, по нашему убеждению, случившееся может привести к дальнейшему росту спроса и уровня цен в следующем сезоне, поскольку падение цены может привести к установке ещё большего количества пеллетных котлов и каминов и увеличению емкости потребительского рынка.

Учитывая твердые намерения и долгосрочные обязательства Евросоюза в области сокращения выбросов, общий дефицит и все более глубокое осознание ограниченности ископаемого топлива, стремление Западной Европы сократить зависимость от российского газа и целый ряд других факторов, мы полагаем, что темпы роста биотопливного рынка сохранятся ещё несколько лет. Спрос на биотопливо в долгосрочной перспективе могут уменьшить только системные изменения в структуре энергетического рынка, например изобретение и массовое внедрение радикально нового эффективного источника энергии или тотальный пересмотр энергетической и экологической политики Евросоюза. Очень маловероятно, что подобные события могут произойти внезапно и полностью изменить мировую энергетику менее чем за 5–10 лет.

Уровень цен на биотопливо в долгосрочной перспективе будет соответствовать ценам на доминирующие виды энергоносителей с поправкой на воздействие со стороны государства.

В последние годы достаточно активно обсуждается возможность насыщения европейского биотопливного рынка за счет крупных поставок из Северной и Южной Америки. Едва ли эти поставки могут оказать существенное влияние на рыночную конъюнктуру в долгосрочной перспективе. Хотя они могут привести к снижению спроса и цен на короткие периоды. Однако не следует забывать, что рынок биотоплива в США и Канаде растет ничуть не медленнее, чем в Старом Свете. А это значит, что рано или поздно он станет более привлекательным для канадских, американских и бразильских поставщиков, которых мы так опасаемся.

Впрочем, едва ли можно в ближайшее время ожидать, что российских производителей биотоплива будут принимать в Западной Европе с распростертыми объятиями. Несом­ненно, энергетические и торговые компании заинтересованы в получении дополнительных объемов биотоплива в свое распоряжение. Однако они зачастую опасаются слишком сильно полагаться на партнерство с российскими поставщиками, которое может поставить их в зависимость, немногим лучшую, нежели зависимость от поставок российского газа. Кроме того, немногие российские производители биотоплива обладают опытом и знаниями, достаточными для успешной работы на европейском сырьевом рынке. В этом смысле определенные преимущества есть у компаний, пришедших в биоэнергетику из угольной и нефтегазовой отрасли.

Что касается развития самой российской биотопливной отрасли, то мы ожидаем, что численность биотопливных производств будет продолжать расти вместе с их профессиональным уровнем и экономической эффективностью. Так или иначе, рынок будет постепенно организовываться и станет более прозрачным. Это приведет к «отсеву» неэффективных посредников, стремящихся к максимизации краткосрочной прибыли и к увеличению средней рентабельности производства.

В отрасли уже наметились процессы концентрации производства как за счет скупки наиболее эффективных производств, так и за счет увеличения средних масштабов производства и числа заводов, приходящихся на одного владельца. Однако этот процесс не зайдет слишком далеко. Едва ли доля самого крупного производителя превысит 15–20% совокупного объема производства.

Предположительно, к концу 2007 года в России будут действовать 100–120 предприятий по производству топливной гранулы при среднем объеме выпуска 700–800 тонн в месяц. Общий объем выпущенной продукции в 2007 году, по нашей оценке, должен составить от 800 тысяч до 1 млн тонн.

Антон Овсянко