Партнеры журнала:

В центре внимания

Берегите лес! Пока собственными силами…

В мире ежегодно в результате лесных пожаров выгорают сотни тысяч гектаров леса — живого, ценного, полезного. Но самое страшное — гибнут люди. Так, минувшим летом в Греции бушевали сильные лесные пожары, которые уничтожили около 150 жилых домов и 31 тыс. га лесных массивов. Примерно такой же ущерб был нанесен огненной стихией и штату Калифорния (США). А в американском городе Лос-Анджелесе огонь не только поглотил более ста разных объектов, но и повлек гибель двух человек. Не говоря уже о значительном ущербе, причиненном самим лесным массивам. Выжжено более 600 км², в том числе лесных площадей.

В России ситуация не лучше. Каждый год в регионах страны выгорает более одного миллиона гектаров. Имеет ли смысл бороться со стихией или продолжать принимать происходящее как данность? Эксперты в области страхования советуют лесопользователям обзавестись страховыми полисами. Как показывает зарубежная практика, наличие договора страхования заставляет пользователя лесными богатствами бережнее относиться к тому, за что он платит.

В последнее десятилетие наше государство в лице Министерства природных ресурсов (МПР) РФ всерьез озаботилось увеличивающимися из года в года масштабами пожаров, которые наносят лесным массивам колоссальный ущерб: ежегодно более 10 млрд руб. бюджетных средств тратится на борьбу со стихией. Причинами лесных пожаров являются не только природные явления, например молнии, самовозгорания торфяников или землетрясения. В большинстве случаев лес страдает от несоблюдения людьми элементарных правил пожарной безопасности.

В 2001 году МПР РФ в целях повышения эффективности охраны и защиты лесного фонда, а также снижения значительных затрат на спасение лесов от пожаров и их дальнейшее восстановление приступило к разработке проекта по страхованию лесных участков от возгорания. Речь идет об эксперименте по страхованию участков лесного фонда, инициатором которого выступило это министерство. Заметим, что до этого в России страхование лесных участков от пожаров не применялось, что было связано в первую очередь со спецификой отношений собственности между лесопользователем и владельцем лесного участка, а также сложностями при толковании понятия объекта страхования в лесной сфере.

Изначально указанный эксперимент собирались проводить в Северо-Западном федеральном округе (СЗФО), а впоследствии перенесли на территорию всей страны (распоряжением МПР России № 401-р от 17.09.2002 г. «По страхованию участков лесного фонда от пожаров»). Но не успел он начаться, как был отправлен на доработку. В новом варианте проекта конкретизированы субъекты СЗФО, принимающие участие в его реализации. Из всех областей округа включенными в эксперимент остались только Ленинградская, Псковская и Новгородская. Также введены ограничения по рискам, от которых планировалось страховать лесной фонд: в новом документе перечень рисков сокращен до одного — собственно пожара. Тариф страхования при этом оставался первоначальным — 0,5−1,2 % от страховой суммы. Перед реализацией проекта в Санкт-Петербурге был проведен ряд семинаров с участием представителей центрального аппарата МПР России, территориальных органов МПР России по Северо-Западному федеральному округу, «Авиалесоохраны», лесхозов, заповедников и национальных парков, лесопользователей, страховых компаний, научно-исследовательских организаций, администраций Санкт-Петербурга и Ленинградской области, муниципальных образований. Согласно заявлениям рабочей группы, на которую была возложена доработка документа по проведению эксперимента, последний должен был завершиться в начале 2003 года, с тем чтобы уже мае того же года страховые компании могли заключать договоры страхования. В рабочую группу, кроме экспертов лесного сектора, вошли представители нескольких страховых компаний, в числе которых СК «Русский мир», СЗАО «Стандарт-Резерв» и ОАО «АльфаСтрахование». Всего же в реализации эксперимента согласились участвовать представители девяти страховых компаний и 25 ведущих лесопользователей Ленинградской, Новгородской и Псковской областей. Тем не менее эксперимент ничем не завершился. ОАО «АльфаСтрахование» вело переговоры с компанией «Траст-Лес», а ЗАО «НИКойл-Страхование» с Гатчинским лесхозом, ООО «Гатчинская лесная группа», Любанским лесхозом, ОАО «Любанский лесодеревообрабатывающий комбинат», Бакситогорским лесхозом, Оятским лесхозом, ЗАО «Ефимовский КЛПХ». Но не было заключено ни одного договора. ОАО «РОСНО» согласовывало условия страхования с компаниями «Мареволес», «Леспромтрейд», «Кингисеппское ЛПП», «Нижне-Свирский ДОЗ».

С одной стороны, нулевой результат с заключением договоров мог быть связан с информационным голодом лесопользователей по поводу нововведений, с другой — страхование, как того требовал проект, не являлось обязательным, речь шла исключительно о рекомендациях пользователям леса застраховать лесной участок.

Участники лесопромышленного рынка говорили о непонимании самого механизма страхования. Не были ясны размер страховых платежей и подготовка договоров, не прописаны четко многие важные для лесных хозяйств моменты (например, кто и как будет оплачивать работу пожарных). Но все же основной причиной провала эксперимента специалисты страхового рынка считают невысокий уровень культуры страхования лесопользователей.

Западные традиции

К слову сказать, при разработке пилотного проекта по страхованию лесного фонда в России многое было заимствовано из опыта западных страховых компаний. Тем не менее в страховании лесных участков от пожаров на Западе есть своя специфика. Например, норвежская страховая компания «Скотбранд» и финская «Сампо» осуществляют страхование лесов только за счет собственных финансовых ресурсов с привлечением минимальных средств из государственного бюджета. Но в странах Западной Европы большая часть лесов находится в частной собственности. Владельцы огораживают свои участки и ведут собственный контроль за этими территориями. Страхование осуществляется от чистых рисков, носящих случайный характер: стихийных бедствий, повреждений древесины любыми вредителями.

Заметим, что страховые компании Европы дотошны при анализе участка, который они берут на страхование. Если на страхование предлагается взять новый участок лесного массива, учитывается история убытков от пожаров во всем регионе, где этот участок расположен. Это должна быть история за последние пять лет. При анализе принимается во внимание история прав собственности и договорных отношений (сдавался ли, например, участок в аренду). На сумму страхового взноса влияют такие факторы, как местоположение лесной площади, принимающейся на защиту, порода, возраст и стоимость леса, принимаемого на страхование. Только после этого страховщик устанавливает индивидуальный тариф, обязательно учитывая максимально возможный ущерб, который может быть нанесен.

Интересно, что предметами страхования, помимо леса на корню, являются и так называемые побочные затраты, которые имеют отношение к порче лесного фонда. Например, перерывы в производстве; увеличение стоимости работ из-за невозможности предоставить древесину покупателю; ликвидация последствий пожаров как на собственном, так и на соседних участках; очистка территории от выгоревших деревьев и т.д. В основном же компании принимают на страхование как сами лесные массивы, так и заготовленную древесину, которая впоследствии будет вывезена. Такая система, например, действует в Англии. Эстонская страховая компания AS If Easti пошла дальше: она берет под страховую защиту не только лесной массив, но и произведенные из него материалы.

В целом можно сказать, что активному развитию страхования лесных участков от пожаров в европейских странах способствует четкая законодательная база, продуманные актуарные расчеты, превентивные меры по защите леса от безответственного поведения человека в нем.

Пока никаких перспектив?

На сегодняшний день никаких дискуссий относительно страхования лесов от пожаров в правительстве не ведется. По данным председателя правления НП «Союз лесопромышленников Ленинградской области» Андрея Государева, в Рослесхозе сообщили, что в ближайшее время к рассмотрению вопросов вышеупомянутого страхования приступать не собираются. Страховые компании же самостоятельно организовать страхование лесных участков от пожаров не в силах. Необходимо начинать с текущего законодательства по лесу, уверены специалисты-страховщики. Как заявил один из экспертов страховой компании, пожелавший остаться неизвестным, лес в своем природном состоянии — в виде деревьев до вырубки — «находится между строк закона». Теоретически его может застраховать владелец земли — государство. Также теоретически государство может принудить к этому пользователя — арендатора. Но только не страховщики.

Как сообщили корреспонденту «ЛесПромИнформа» в Федеральном агентстве лесного хозяйства РФ, страхование леса имеет свои особенности, так как лес является и средой обитания человека, и источником ресурсного компонента биосферы. «С одной стороны, он находится под постоянным воздействием природно-климатических факторов, с другой — антропогенных, каждый из которых можно отнести к значительным рискам.

Понятие страхового риска включает в себя случаи следующих ЧП: лесной пожар, массовое размножение вредителей и масштабное развитие болезней леса, ветровалы, затопление, подтопление и аварийное загрязнение участков лесного фонда, самовольные вырубки леса и др.

Страховые случаи в лесном хозяйстве зачастую принимают характер стихийных бедствий, поэтому ущерб здесь не ограничивается только „лесной составляющей“ — по другим составляющим он может многократно её превышать.

При страховании лесного фонда необходимо учитывать возможность возникновения множества специфических и даже уникальных ситуаций и моментов. В частности, в результате пожаров возможно образование вторичных негативных эффектов, а именно: появление в древостое, ослабленном низовым пожаром, фито- и энтомовредителей, распространение этих вредителей на соседние участки, заболачивание отдельных участков леса и др. Все это влияет на фактическую величину ущерба и, следовательно, на размер тарифных страховых ставок. В этой связи требуются серьезные научно методические разработки, проводимые с участием компетентных специалистов-лесоводов», — сообщает заместитель руководителя агентства Михаил Гиряев.

Ещё одна сложность применения данного вида страхования: число участников лесных отношений велико и с каждым годом увеличивается. Растет и число лесозаготовителей, которые не всегда заботятся о сохранении лесного фонда, а работают исключительно на максимальную финансовую выгоду, получаемую от использования леса. Это предприятия и организации, в ведении которых находятся железные и автомобильные дороги, в том числе лесовозные, проходящие по территории лесного фонда; нефтеперерабатывающие и газодобывающие компании; предприятия, имеющие в своем ведении линии электропередачи, связи, трубопроводы, проходящие по территории лесного фонда; геологические предприятия. Участниками лесных отношений являются и сотрудники лесной охраны, которые нуждаются в страховании, так как их работа сопряжена с риском для здоровья. Осталась неясной и ситуация с научно методической базой страхования, в том числе по андеррайтингу. По предварительным оценкам компаний, участвующих в эксперименте, разброс страховых тарифов значителен — от 0,4 до 20 % от страховой суммы. Да и методика актуарных расчетов при страховании лесных массивов от пожаров не может опираться исключительно на имущественное страхование.

Но самая серьезная проблема, препятствующая развитию страхования от лесных пожаров в России, заключается в том, что страховые компании, обеспечивая страховую защиту от пожаров лесопользователям, финансируют профилактические мероприятия, на которые ежегодно выделяются соответствующие средства из бюджета, что, по сути, противоречит принципам страхования.

Тем не менее единичные попытки решения этого вопроса предпринимаются. Так, недавно свой первый шаг в страховании от лесных пожаров навстречу лесным хозяйствам сделала страховая компания «СОГАЗ». Правда, пока только в Иркутской области. Руководство региона считает такое предложение актуальным, поскольку лесные пожары здесь не редкость. К слову, в среднем ущерб от одного лесного пожара в области эксперты оценивают в 10 млрд руб.

С лесными пожарами помогут справиться дружинники

Недавно министр по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий Сергей Шойгу предложил создать добровольную пожарную охрану. В связи с этим специалисты МЧС приступили к разработке проекта федерального закона «О добровольной пожарной дружине». Его необходимость министр объясняет большим количеством пожаров, происходящих на территории страны. По его данным, в 2008 году они унесли жизни 15 165 человек. Министр отметил, что пожарные дружины уже давно работают в Европе и США, где быть добровольным пожарным не только почетно, но и выгодно финансово, так как для дружинников разработана система льгот и преференций. Шойгу считает, что по аналогичной схеме можно организовать деятельность такой системы и у нас. Например, предложить пожарным льготы на получение жилья, оплату коммунальных услуг, медицинское обслуживание, предусмотреть возможность замены срочной военной службы альтернативной гражданской, предоставить приоритетное право на поступление в пожарно-технические образовательные учреждения. Но при этом нельзя забывать и о повышении престижа добровольного пожарного.

Таким образом, если принять во внимание тот факт, что МПР России прогнозирует постепенное снижение объемов финансирования расходов, в том числе и на превентивные меры по борьбе с лесными пожарами, становится очевидной необходимость совместных усилий государственных органов и коммерческих страховых компаний при поиске средств для защиты лесных массивов. Тем более что и сами страховщики заинтересованы в развитии страхования лесных участков от пожаров.

Анастасия КУЗНЕЦОВА