Партнеры журнала:

Тема номера: Мир после Копенгагена

«Сокращение выбросов»: куплю, продам…

Мировой финансовый кризис явился очередной причиной, для того, чтобы российские предприятия рассмотрели, наконец, всерьез вопрос о необходимости диверсификации источников финансирования. Ведь эта мера позволила бы им обеспечить необходимый приток средств вне зависимости от экономической конъюнктуры рынка…

В отличие от России, многие европейские страны уже давно воплощают в жизнь проекты, связанные с сокращением выбросов парниковых газов, привлекая под реализацию этих проектов так называемое «углеродное финансирование» от лиц, заинтересованных в приобретении «сокращений выбросов». Мотивами при этом служат не только стремление привлечь дополнительные деньги на модернизацию оборудования предприятия, но и возможность снизить бремя ответственности (обычно штрафов или дополнительной платы) за загрязнение окружающей среды.

В нашей стране подобная практика пока распространена мало. Представляется, что основными причинами этого являются недостаточная осведомленность российских предпринимателей о возможностях применения соответствующего механизма, а также о способах его оформления (в том числе с учетом необходимости минимизации всех связанных с этим рисков). Периодически декларируемое в выступлениях различных деятелей отсутствие на российском рынке покупателей (в основном иностранных) таких сокращений выбросов не вполне объективно, поскольку все эти сокращения (точнее, их эквивалент — «углеродные квоты») могут торговаться на европейских «углеродных биржах», а потому всегда находят либо конечных покупателей, либо так называемых углеродных брокеров, желающих эти сокращения купить для целей последующей выгодной перепродажи.

Более того, являясь одним из способов внедрения на предприятии энергоэффективных технологий, описываемый нами механизм вполне соответствует общим целям и принципам развития современной экономики.

Как показывает практика, такая форма финансирования постепенно находит признание и в России. Это совершенно оправданно как с точки зрения отдельного предприятия, так и с точки зрения всего государства. Одним из механизмов углеродного финансирования является генерация и продажа добровольных сокращений выбросов (ДСВ). Будучи в основных своих составляющих похож на инструменты Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата, этот механизм при этом является независимым от них и может использоваться участниками соответствующих проектов, как бы ни сложилась судьба Киотского протокола. А это важно, поскольку, как показала встреча государств в Копенгагене в декабре 2009 года, перспективы существования этого международного документа (во всяком случае в той форме, в которой он существует на сегодняшний день) после 2012 года являются несколько туманными.

Углеродное финансирование как оно есть

В общем, к возможным юридическим формам реализации углеродного финансирования в России относятся две большие группы механизмов, которые в настоящее время существуют и эффективно используются в Европе, а с равным успехом могут (с учетом сделанных ниже оговорок) использоваться и в Российской Федерации. К таковым относятся:

1) механизмы, предусмотренные Киотским протоколом, включая

а) проекты совместного осуществления (ст. 6 Киотского протокола),

б) торговлю выбросами, или так называемую «схему зеленых инвестиций» (ст. 17 Киотского протокола);

2) механизмы вне рамок Киотского протокола.

Генерация и торговля добровольными сокращениями выбросов относится ко второй группе и достаточно нова для России, однако уже сейчас имеет немалый потенциал. Одним из основных преимуществ данного механизма для российских реалий является возможность осуществления проектов, направленных на сокращение выбросов парниковых газов уже в настоящее время.

Вкратце суть реализации соответствующего механизма заключается в следующем. Владелец источника выбросов парниковых газов получает от покупателя ДСВ финансирование, предполагаемое к получению в результате реализации проекта, и осуществляет ряд мероприятий, согласованных с покупателем, направленных на уменьшение выбросов парниковых газов, которые имеют место в связи с обычной деятельностью владельца источника. Ход проекта и его результаты проходят верификацию (проверку) независимой организацией, определенной обеими сторонами, которая подтверждает факт возможности реализации соответствующего проекта и его соответствие избранным сторонами критериям. Достигнутые сокращения выбросов подтверждаются избранной сторонами организацией (так называемым «органом по сертификации») и передаются покупателю соответствующих ДСВ. Результаты реализации проекта, по усмотрению сторон, могут регистрироваться в специальном реестре.

В общем, механизм очень похож на те, что закреплены в Киотском протоколе, однако по причине отсутствия там его регулирования, на механизм ДСВ не распространяются требования этого международного договора, включая и необходимость следования довольно сложной процедуре одобрений на государственном и международном уровнях.

Авторам настоящей статьи на практике довелось осуществить юридическое оформление нескольких проектов, связанных с генерацией и последующей продажей ДСВ, и, насколько нам известно, российские предприятия, с использованием установок которых они были реализованы, доход от продажи ДСВ получили.

Применение на практике

Основные вопросы при реализации механизма по генерации и продаже ДСВ (равно как и иных видов углеродного финансирования) в России, а также в иных странах, таковы:

1) определение правовой природы «товара», а также

2) определение применимых к такой торговле правил.

Такая постановка вопросов во многом связана с абсолютным отсутствием специального нормативного регулирования, посвященного реализации подобных проектов. В России анализ обозначенных моментов проводился применительно именно к такому механизму углеродного финансирования, как проекты совместного осуществления (ПСО). Среди предложенных вариантов в числе первых была западная правовая модель, основанная на институте ценных бумаг.

Следующим этапом стало рассмотрение возможности юридического закрепления реализации механизмов углеродного финансирования в рамках романо-германской правовой модели, которая основана на системе гражданского права и предполагает толкование передаваемых квот в качестве имущественных прав, а потому могла быть довольно логично реализована в правовых реалиях Российской Федерации.

Тем не менее законодатель решил остановиться на ином варианте, так называемом административно-правовом, или квазилицензировании. Суть этой модели в определении правовой природы товара, передаваемого в рамках механизмов углеродного финансирования в России (в частности ПСО), в качестве квазилицензии. Необходимо отметить, что квазилицензия не предполагает абсолютной идентичности данного института институту лицензии в его классическом, известном российскому законодательству виде. В нашем случае квазилицензия это лишь факт подтверждения осуществления проекта посредством внесения специальных записей на счета, которые ведутся уполномоченным государственным органом (то есть в государственный реестр National Register), а также факт достижения проектных результатов.

Однако вопрос о возможности применения данной модели к реализации проектов по генерации и торговле ДСВ остается открытым. Мы полагаем, что в связи с отсутствием нормативного регулирования участвующие в проекте стороны свободны в определении всех существенных аспектов их отношений. Это обстоятельство, с одной стороны, добавляет гибкости в регулировании определенных вопросов (включая права и обязанности сторон, оптимизацию налоговой нагрузки), но, с другой стороны, может стать причиной для оспаривания хода и результатов проведения проекта заинтересованными лицами в случае недостаточно грамотного юридического оформления сторонами своих отношений в рамках проекта.

Типовой вариант

В настоящее время существует и эффективно действует ряд международных организаций (как, например, IETA, International Emission Trading Association — Международная ассоциация по торговле выбросами), которые предоставляют своим членам услуги по верификации и сертификации добровольных сокращений выбросов, а равно и типовые договоры, регулирующие связи между сторонами по проекту. Тем не менее, как и всегда, такие типовые договоры полезны для понимания общих вопросов реализации проекта, хотя для целей конкретных проектов мы рекомендуем разрабатывать контракты, учитывающие специфику взаимоотношений сторон и особенностей российской действительности. Это необходимо прежде всего для того, чтобы избежать возможных рисков по оспариванию проекта и прав на его результаты.

Основным контрактом, оформляющим проект по реализации механизма по генерации и торговле ДСВ, является договор продажи добровольных сокращений выбросов. К оформлению такого документа нужно подходить чрезвычайно серьезно, поскольку подобные договоры, а также их составляющие (в том числе предмет договора и передаваемый по нему объект) являются институтами, прямо не урегулированными в рамках российского законодательства. В связи с этим рекомендуется формировать комплексный объект договора (в том числе за счет включения в него обязанностей продавца по выполнению определенных работ, подготовке проектной документации и разработке ноу хау). Это позволяет приблизить соответствующий договор к уже известным для российских практиков и правоприменителей конструкциям. Кроме того, при определенных особенностях регулирования это позволяет совершенно легально добиться минимизации налогов, подлежащих уплате в связи с заключением подобного договора и реализации подобного проекта.

Сопутствующими договорными связями могут являться отношения участников проекта с лицами, ассистирующими в его реализации. К таким лицам в первую очередь относится компания, обеспечивающая проверку достижения планируемых результатов (или, выражаясь техническими терминами, верификацию и сертификацию ДСВ). Кроме того, стороны могут привлекать финансово-кредитные организации для обеспечения финансирования проекта, подрядно-строительные организации — для осуществления работ, необходимых для фактического достижения планируемых результатов, страховые компании — для страхования проектных рисков и иные организации.

Во многом именно четкость договорного регулирования всей совокупности отношений, возникающих в связи с реализацией конкретного проекта, может обеспечить должное регулирование прав и обязанностей участвующих в нем сторон, должный ход его воплощения, а также минимизацию рисков, связанных с осуществлением такого проекта.

Резюмируя все сказанное выше, можно сказать что проекты, реализующие механизм по генерации и торговле ДСВ, можно осуществлять уже сегодня. Это один из наиболее гибких инструментов в данной области, который может использоваться сторонами максимально выгодным для них образом. Проекты по сокращению выбросов способны стать одним из источников финансирования деятельности предприятия и его модернизации.

Сергей СИТНИКОВ, Макс ГУТБРОД,
юридическая фирма «Бейкер и Макензи»