Партнеры журнала:

События

VIP-нашествие в Вологду

Рубрика В центре внимания

Лесопромышленная выставка «Российский лес» впервые прошла в 1996 году, когда для отрасль переживала не лучшие времена. Уже через два года при поддержке Правительства РФ она обрела федеральный статус. Времена изменились, как и состав заинтересованных участников, но никогда ещё в Вологде не было столь представительной делегации из Москвы, как в прошлом году. Высшие столичные чиновники во главе с премьер‑министром Виктором Зубковым достаточно неожиданно приняли приглашение и приехали на выставку и съезд Союза лесопромышленников России.

О визите высоких гостей стало известно лишь за месяц до начала выставки: времени на подготовку к такому событию было немного, а состав делегации действительно впечатлял. Председателя Правительства РФ сопровождали министр природных ресурсов Юрий Трутнев, министр экономического развития и торговли Эльвира Набиуллина, министр регионального развития Дмитрий Козак, заместитель министра экономики и энергетики Денис Мантуров, представитель президента по Северо-Западному федеральному округу Илья Клебанов. И это лишь верхушка списка.

Сразу из аэропорта делегация отправилась в столицу деревопереработки Вологодской области − город Сокол, на Сокольский деревообрабатывающий комбинат (ДОК), где производят дома из клееного бруса. Виктор Зубков со своей свитой посетил два основных цеха комбината. Экскурсию провел генеральный директор предприятия Валентин Петухов. Он сообщил, какими проблемами интересовался премьер‑министр: «Главный вопрос был, как используется лес на предприятии: вся ли древесина идет в дело или часть на свалку? Он интересовался домостроением, всем, что относится к начинке дома: весь ли дом делается на этом заводе? По содержанию поставленных вопросов было видно, что премьер‑министр знаком с отраслью».

Гидом остальных гостей Сокольского ДОК стал губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалев. Для областных властей это была хорошая возможность напрямую пообщаться с министрами, которые решают не только «лесные» проблемы. Вячеслав Позгалев шансом, похоже, воспользовался: он все время что-то эмоционально рассказывал Эльвире Набиуллиной и Дмитрию Козаку. После сокольской экскурсии правительственная делегация отправилась в Вологду, в главный выставочный зал комплекса «Русский дом». Там экскурсоводом Виктора Зубкова стал его тезка − глава Департамента лесного комплекса Вологодской области Виктор Грачев. Он не только провел премьера по стендам, сообщая информацию об экспонатах и представленных фирмах, но и рассказал о том, как проходит реформа в лесном хозяйстве Вологодской области, и предложил воспользоваться этим опытом другим регионам.

«Очень важно сохранить действующие лесохозяйственные предприятия, − подчеркнул Виктор Грачев в беседе с премьер‑министром, − у нас сейчас 12 млн га леса, а в аренде только 40 %. Нужны специализированные лесохозяйственные организации, которые будут выполнять работы на свободных от аренды площадях. Поэтому департамент выступает учредителем 54 лесхозов, только теперь это будут не федеральные, а областные государственные учреждения. Они финансируются из областного бюджета, мы уже выделили на это 52 млн рублей. Таким образом, мы сохранили всю систему лесхозов. Это нужно учитывать и в других лесных регионах».

После знакомства со стендами участников выставки правительственная делегация переместилась в здание областного правительства.

Лесопромышленный «папа»

Почетные гости приняли участие в работе съезда Союза лесопромышленников России, которому уже исполнилось 15 лет. Председатель Правительства РФ начал свою речь с информации, нелестно характеризующей состояние нашей лесной отрасли: «В 2006 году мы произвели лесопромышленной продукции на $19 млрд, а те же Штаты, имея меньшие лесные запасы, − на $270 млрд. Даже наш сосед Финляндия, чьи запасы леса сравнимы с одной только Республикой Карелия, получает средств от экспорта вдвое больше нас».

«Причины таких показателей известны, − продолжил Виктор Зубков. − Мы вывозим необработанный лес и несем здесь колоссальные потери, потому что не производим продукцию с высокой добавочной стоимостью. Действующие перерабатывающие производства маломощны, расположены неравномерно, а в отдельных регионах, имеющих огромные запасы леса, их вообще нет. Мы ежегодно покупаем продукции на $2 млрд. Мы должны расширять объемы производства и постепенно вытеснять импортную продукцию, при этом надо, чтобы государство помогало этим предприятиям».

Далее Виктор Зубков объявил о главном решении: «В ближайшее время будет создан постоянно действующий совет в правительстве (скорее всего, я его возглавлю), в который войдут регионы, заинтересован­ные в развитии своей деревоперера­батывающей отрасли: губернаторы, ру­ко­водители предприятий лесоперерабатывающей отрасли, − а также министры, которые имеют прямое отношение к отрасли. Этот постоянно действующий совет пройдет по всей цепочке от лесозаготовок до глубокой переработки леса, с тем чтобы разобраться в проблемах, наметить стратегию развития отрасли и пути выхода из этого кризисного состояния, для того чтобы отрасль заработала так, как она и должна работать. Мы должны обеспечить комплексный подход к организации, управлению и регулированию всего лесного хозяйства, определить основные векторы реструктуризации и кардинального технологического обновления отрасли».

После премьер‑министра слово взял президент Союза лесопромышленников России Мирон Тацюн. Он отметил, что во всех странах, где успешно развивается лесная промышленность, приняты государственные программы по её развитию. Так было в Финляндии, Скандинавских странах, Великобритании, США. Сегодня национальная лесопромышленная политика разрабатывается в Китае и Индонезии. В России комплексной стратегической программы по развитию ЛПК пока нет.

Объявление о создании правительственного совета стало главным событием выставки. Это ещё не национальная программа, но хороший шанс для прорыва в лесной отрасли. Неслучайно в конце своего выступления Мирон Тацюн поблагодарил премьер‑министра за согласие возглавить Совет по развитию лесной отрасли. «У нас наконец-то появился в отрасли настоящий папа», − подвел итог председатель Союза лесопромышленников.

Конечно, у российского правительства есть стремление изменить ситуацию в лесной отрасли. В последнее время федеральные министерства и ведомства активизировались и изобретают новые подходы к решению проблем. Один из них, и, пожалуй, главный, − повышение экспортных пошлин на необработанную древесину. Наши соседи, в первую очередь Финляндия, такими мерами недовольны, впрочем, как и многие наши лесопромышленники. Но Правительство РФ своих решений менять не собирается, в этом в очередной раз заверила журналистов министр экономического развития Эльвира Набиуллина. Она отметила, что «нужно решать инфраструктурные проблемы, которые бизнес не может в полной мере взять на себя. Нужно смотреть, что может взять на себя бизнес, а где должно помочь государство. Естественно, речь не идет о бездумном предоставлении льгот, но здесь вполне можно использовать инструменты государственно-частного партнерства, которые мы создали: Инвестиционный фонд, Банк развития, для того чтобы проекты по развитию деревопереработки финансировались».

Постановление о приоритетных инвестиционных проектах, которое должно помочь развитию отрасли, принято, но пока не работает. Новый Лесной кодекс тоже был призван ускорить развитие ЛПК страны, но и лесопромышленники, и лесоводы считают, что пока он лишь тормозит работу. Не критикуют кодекс лишь чиновники, призывающие пользоваться тем, что есть. Виктор Зубков в Вологде тоже сказал об этом: «Принят Лесной кодекс. Я думаю, что сегодня рано ещё его критиковать, надо поработать по этому кодексу, а дальше уже решать, есть ли какая-то необходимость вносить в него поправки. Мы пока по нему ещё, по сути, не работали». Видно было, что большинство присутствующих в зале мнение премьера не разделяли.

В узком кругу

«Леспроминформ» стал единственным журналом, награжденным медалью выставки «Российский лес», г. Вологда. Слева направо: Елена РОЩиНА, главный редактор, Елена ШУМЕЙКО, PR-менеджер
«Леспроминформ» стал единственным журналом,
награжденным медалью выставки «Российский лес»,
г. Вологда. Слева направо: Елена РОЩиНА, главный
редактор, Елена ШУМЕЙКО, PR-менеджер

Главные дискуссии прошли перед основным заседанием съезда, на совещании в малом зале областного правительства.

Многочисленным гостям большого заседания союза лесопромышленников пришлось набраться терпения. Руководители крупных лесопромышленных предприятий и холдингов, директора лесхозов, начальники лесных департаментов и других государственных ведомств из нескольких регионов России полтора часа ждали премьера и главных действующих лиц вологодского «лесного съезда». Людям можно было посочувствовать (впрочем, не часто им приходится томиться в ожидании главы правительства) и одновременно порадоваться, что «переговоры в тесном кругу» затянулись − значит есть интерес к проблемам со стороны премьера и высоких чиновников, а вместе с тем и надежда на то, что от этого диалога будет практическая польза.

О нормативно-законодательных пробелах, мешающих развитию отрасли, рассказал председатель Союза лесопромышленников Вологодской области Александр Чуркин.

Начало разговора показали немногочисленным журналистам, премьер даже успел повеселить их своими непосредственными живыми репликами, но дальнейшие дебаты прошли за закрытыми дверями.

Совещание в узком кругу открыл Виктор Зубков. «Я считаю, что очень важный, необходимый документ − это постановление о приоритетных про­ектах в области освоения лесов, но очевидно, что лесной отрасли необходимо коренное обновление и достичь его можно только в тесной координации деятельности всех участников процесса, − отметил премьер-министр. − Я имею в виду федеральные, региональные власти и бизнес. На сегодняшний день у нас есть эффективные механизмы частно-государственного партнерства и целый пакет инвестиционных проектов, так что, я думаю, нам надо более активно работать, в том числе привлекать наших зарубежных коллег».

Заместитель министра промышленности и энергетики Денис Мантуров предложил рассмотреть возможности выделения дополнительных средств из федерального бюджета на субсидирование процентных ставок по лизингу оборудования для деревопереработки и по кредитам, привлекаемым под инвестпроекты. Все шло гладко, и слушатели молча внимали словам замминистра, пока речь не зашла о конкретных инвестпроектах. Денис Мантуров дал краткую информацию о четырех пилотных проектах, которые, по его словам, были отобраны как наиболее актуальные из 220 предложений, поступивших из 39 областей. Выделенные инвестпроекты должны быть реализованы уже в 2008 году в Хабаровском и Красноярском краях, в Ленинградской и Тверской областях.

Вот здесь полномочный представитель Президента по Северо-Западному федеральному округу Илья Клебанов не выдержал и громко спросил: «Откуда взялись эти проекты?!" И вырвалось это у него не потому, что проекты плохи или не нужны, но, видимо, он посчитал, что обремененные большой властью или весомым бизнесом участники совещания собрались, чтобы решать глобальные вопросы, а тут вместо того, чтобы разрабатывать стратегию наступления по всем фронтам, предлагают разыграть местечковое сражение с участием нескольких солдатиков. „Если мы говорим о развитии, то эти четыре проекта ничего не дают принципиально! Может, какому-то бизнесу мы поможем, но при этом даже в этих регионах мы ни одной задачи не решим!“ − подытожил Илья Клебанов.

Тут управление диалогом взял в свои руки Виктор Зубков и в своем привычном „премьерском“ стиле разрядил обстановку за круглым столом: „Илья Ильич! Он что знает, то и говорит, он, понимаешь, замминистра недавно стал. Не надо на него ругаться, потому что мы и собрались для того, чтобы здесь вот выговориться. 220 проектов ему не перечислить, а то начнется здесь „базар-вокзал“, который ничего не даст. Наша цель сегодня такая − на него не „наезжать“ особенно, потому что он что знает, то и говорит“. И почти тут же глава российского правительства добавил: „Тем не менее задавайте ещё вопросы Денису Валентиновичу − ему полезно как молодому замминистра получить здесь соответствующее крещение“.

В открытой части заседания дали „выговориться“ лесопромышленникам − и разговор вновь пошел всерьез. Первым лаконично озвучил самые актуальные для лесопромышленников проблемы председатель Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Вологодской области, председатель совета директоров холдинговой компании „Вологодские лесопромышленники“ Александр Чуркин. Он остановился на недостатках новых правил заготовки древесины, которые буквально на следующий день вступали в силу: „Претензий несколько. Первое: увеличение на два года сроков примыкания лесосек приведет к значительному увеличению строительства временных лесовозных дорог, то есть к дополнительным затратам и повышению себестоимости лесозаготовок. Второе: правила фактически исключают изменение сроков заготовки и вывозки древесины, а, как известно, погода постоянно вносит коррективы в работу лесопромышленников. Третье: не предусмотрено освоение лесосеки за три предыдущих года, как это было в старых правилах. Четвертое: не обошлось без курьезов − порядок подачи лесной декларации составлен так, что у арендаторов в декабре каждого года нет законных оснований для рубки и вывозки древесины − мы должны уходить в отпуск. Мы понимаем, что это ошибка, но завтра она вступает в силу».

И как итог частным проблемам прозвучали слова: «Для развития ЛПК и формирования долгосрочной стратегии необходимы понятные долгосрочные правила игры. Их сегодня нет». Чтобы развивать переработку, необходимо сырьё, а оно сейчас в большом дефиците и очень подорожало. Суть проблемы проста: говоря об алгоритмах, нельзя игнорироовать таблицу умножения.

И Александр Чуркин добавил ряд своих коротких доводов: «В основном все производства строятся под хвойную древесину, то есть потребление её будет расти. При этом нужно наращивать и её заготовку».

Если коротко, то суть вопроса достаточна ясна: а) чтобы развивать переработку, нужно увеличивать лесозаготовку; б) перерабатывают сейчас и строят предприятия в основном по обработке хвои; в) но хвоя в лесу не растет одна − её гораздо меньше, чем лиственных деревьев; г) при этом листву у нас в России мало кто перерабатывает; д) если заградительные экспортные пошлины заработают, эту древесину некуда будет продать или он будет стоить копейки; е) если это случится, то и хвойную древесину, которая, напомним, растет на той же делянке, никто заготовлять не будет; ж) хвои и так не хватает, а лесопильные заводы растут у нас в России, как грибы после дождя; з) после закрытия экспорта не будет сырья и для переработчиков хвои; и) потому, что к этому сроку (к началу будущего года!) мощности по переработке лиственной древесины построить невозможно; е) значит, нужно не закрывать экспорт лиственных балансов, − это мнение многих лесопромышленников и таков вот заколдованый герменевтический круг.

Власти стоят на своем: экспорт кругляка прикроют, иначе никто не пошевелится. Правда, в этой истории важна и география: одно дело Северо-Запад, другое дело − граница с Китаем. «Велика Россия!»…

И как итог частным проблемам прозвучали слова: «Для развития ЛПК и формирования долгосрочной стратегии необходимы понятные долгосрочные правила игры. Их сегодня нет. Чтобы развивать переработку, необходимо сырье, а оно сейчас в большом дефиците и очень подорожало. Суть проблемы проста: говоря об алгоритмах, нельзя игнорировать таблицу умножения».

Виктор Зубков попросил прокомментировать нормативно-правовые казусы, и Юрий Трутнев поручил это руководителю Федерального агентства лесного хозяйства Валерию Рощупкину. Тот пояснил, что правила не догма и сроки примыкания, к примеру, можно менять. Также возможно продление сроков заготовки и вывозки древесины, да и с декларациями, которые носят заявительный характер, проблем нет. В этом глава Рослесхоза пытался убедить и докладчика, и своих руководителей. Лесопромышленники вряд ли прониклись: они понимают, что руководители лесных ведомств на местах не станут вольничать, если нормы четко не прописаны в правилах. Ясно, что и Александр Чуркин не стал бы говорить об этих проблемах в присутствии главы правительства и столь высокого собрания, если бы не был уверен в реальности изложенных проблем. К тому же лесопромышленники знают, насколько сложно сделать то, что так легко на словах продекларировал Валерий Рощупкин, а именно изменить федеральные нормативные документы.

О том, что происходило дальше, пришлось выяснять у самих участников заседания. Коротко поделился впечатлениями председатель Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров Вологодской области Александр Чуркин: «Заседание шло два с половиной часа, всем практически дали высказаться. Самое главное, что в конце встречи премьер‑министр выделил все вопросы, которые затрагивались. Мы выразили свои претензии по ряду документов, принятых в рамках нового лесного законодательства. Нам ответили, что их будут совершенствовать, а самое главное, быстро. Это было обещано в присутствии министров, и я думаю, что это не пройдет просто так мимо их ушей. Если раньше наши слова часто оставались гласом вопиющего в пустыне, то сейчас начнет действовать совет, где можно работать на результат».

Без VIP’ов

После выступления Виктора Зубкова, Мирона Тацюна и вологодского губернатора Вячеслава Позгалева VIP-делегация со съезда удалилась. Лесопромышленники, ученые и лесоводы остались обсуждать проблемы. Вице-президент компании «Монди Бизнес Пейпа» Ринат Старков поднял проблему постановления о предоставлении льгот приоритетным инвестиционным проектам: «Методики нет, мы подали заявление, но получили отказ. Получается, что есть документ, который ссылается на что то, чего нет. Привлечь под такое дело инвестиции практически невозможно. Если постановление занимает три-четыре страницы машинописного текста, то методика − 600 страниц. Ни один вменяемый лесопромышленник не сможет выполнить условия, оговоренные на этих страницах».

«Вы их прочитали?» − перебил выступаюшего Мирон Тацюн. «Я даже это не стал читать, когда увидел объем», − ответил Ринат Старков.

Ясно, что мнения власти и бизнеса никогда полностью не совпадут: диалог-противостояние и есть путь к достижению результата. И комментарий президента Союза лесопромышленников России стал тому подтверждением. «По всем ключевым вопросам были даны, по крайней мере на словах, ответы, − прокомментировал прошедшую встречу Мирон Тацюн. − Мы планируем оформить наши предложения в виде документов, которые передадим премьер‑министру и которые будут направлены во все федеральные ведомства вне зависимости от того, что сказали отдельные чиновники. Если даже не получилось реализовать все наши планы сегодня, мы их подняли на самый высокий уровень и будем добиваться их решения. Что касается реализации постановления по приоритетным инвестиционным проектам, то мы будем добиваться, чтобы чиновники написали документ, который будет понятен всем инвесторам».

Аппетит приходит во время еды: лесопромышленники, которых удостоили внимания высшие чины государства, хотят выжать из этого максимум пользы. Тем более что власти тоже во весь голос заявляют, что заинтересованы в успехе лесной отрасли.

Премьер-совет

Уже на следующий день Виктор Зубков сообщил на заседании правительства о принятых в Вологде решениях. А накануне Нового года состоялось и первое заседание совета. В него вошли 35 человек, в том числе глава Минрегионразвития Дмитрий Козак, руководитель Минпромэнерго Виктор Христенко, министр транспорта Игорь Левитин и глава Минприроды Юрий Трутнев, а также губернаторы и представители крупнейших лесопромышленных предприятий. На первом заседании было решено сформировать четыре рабочие группы: по научно-инновационным вопросам и образованию, по глубокой переработке леса, по нормативно-правовой базе, по лесопользованию и лесному хозяйству. Было принято и важное финансовое решение: институты развития, Инвестфонд и Банк развития начнут финансировать отрасль с августа 2008 года.

Своим чередом

Несомненно, визит высокой правительственной делегации нарушил обычный график выставки «Российский лес». Так или иначе, с отъездом московских гостей все пошло своим чередом, в привычном русле. Отвлечься от VIP-проблем участники выставки смогли на первом всероссийском конкурсе операторов гидроманипуляторов. Ранее он дважды проходил в областном масштабе. На этот раз на площади Революции в Вологде соревновались операторы из восьми лесных регионов России. Задача участников − за отведенное время собрать с помощью установленных на лесовозах манипуляторов условный сруб из бревен, не нарушая оговоренных правил. А они были настолько жесткие, что никто из участников не смог их выполнить, хотя операторы, без сомнения, были профессионалами высокого уровня.

Победителем первых всероссийских соревнований и обладателем глав­ного приза снегохода «Буран» стал Евгений Прокушев из Республики Коми. Ему чуть уступил вологжанин Александр Махлаев, а третье место занял Алексей Круцан из Пермского края.

На делянке

На следующий день участники и посетители выставки поехали в лес на делянку, где по традиции прошла демонстрация лесозаготовительной техники. В этот раз она состоялась в 50 км от Вологды. Делянка была подобрана в хорошем хвойном насаждении. Там была продемонстрирована работа пяти машин: харвестер и форвардер «Джон Дир» представило предприятие «Лесагро», трелевочный трактор, валочную и сучкорезную машины привезли представители Белозерского леспромхоза.

Конечно, крупных лесопромышленников такой техникой не удивишь, а вот студенты лесных вузов с повышенным интересом наблюдали за работой машин. Это уже традиция, что на выставку и делянку приезжают не только учащиеся Вологодской молочной академии, но и лучшие студенты Московского университета леса.

«Мы уже седьмой год привозим студентов в Вологду и очень благодарны организаторам, которые позволяют собрать здесь специалистов и показать технику нашим учащимся, − отметил заведующий кафедрой столичного вуза Анатолий Редькин. − Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, − так мы можем заинтересовать ребят их профессией. Такие выставки полезны не только для коммерческих целей, но и для образовательного процесса».

На демонстрации студенты могли увидеть, как вести механизированную заготовку леса, максимально сохраняя подрост. Такое рациональное и в то же время бережное отношение к разработке лесосеки − сегодня один из приоритетов в работе лесозаготовителей. Делянка была вырублена аккуратно, оставлен неповрежденным еловый подрост. Владелец лесозаготовительного комплекса «Джон Дир», директор предприятия «Лесагро» Геннадий Ботвин подчеркнул, что так они стараются работать всегда, а не только на показательной выставочной делянке. «Опыт показывает, что этот комплекс позволяет сохранять до 80 % подроста, поэтому наши затраты по лесовосстановлению мы можем свести до минимума, − отметил Геннадий Ботвин. − Самая большая проблема − научиться валить дерево так, чтобы не задеть, не повредить подрост. В этом заключается мастерство оператора. Чтобы он качественнее работал, мы снижаем норму выработки, но выигрываем на затратах по лесовосстановлению. Такой техникой мы можем вести и выборочные рубки. Так мы работали почти все лето, и специалисты лесхозов качеством работ довольны».

Конечно, сейчас все стараются покупать импортные лесозаготовительные машины. На это у лесопромышленников есть веские основания. Но, по словам директора Белозерского леспромхоза Сергея Тоболкина, отечественные тракторы ещё не окончательно списаны со счетов. «Я считаю, что они будет востребованы. Мы половину нашего леса заготовляем российской техникой, и как показала прошлая теплая зима, когда импортные колесные тракторы не пошли, а пошли именно российские, на слабых грунтах нам без отечественных машин не обойтись. Но нужно обращать внимание на качество − оно на низком уровне, и пока ничего не меняется», − заявил Сергей Тоболкин.

Отечественному машиностроению нужна господдержка, но сейчас к таким преференциям и лесопромышлен­ники, и чиновники относятся осторожно. Помогать нужно, но так, чтобы не навредить лесной промышленности.

Лесные машины в дефиците

Конъюнктура рынка лесозаготовительной техники и машин для перевозки леса сейчас очень хороша. Сегодня лесопромышленники жалуются не на отсутствие средств, а на невозможность приобрести нужную технику. Выполнения уже заключенных контрактов приходится ждать месяцами − известные зарубежные производители лесных машин завалены заказами.

Как отметил директор Новаторского ЛПХ Владимир Кадомкин, «мы в этом году купили техники на 30 млн рублей. С „Джон Дир“ договаривались на январь, а получили машины в конце мая − заказы исполняются очень долго. А свои машиностроители просто не работают. Если честно говорить, машины МАЗ, КАМАЗ, КрАЗ так просто не купить. Их просто нет или надо проплатить и несколько месяцев ждать».

Выставку «Российский лес» посетили и поставщики лесной техники из Канады. Те, кто посетил нашу страну впервые, были поражены тем, насколько здесь высок спрос как на подержанную, так и на новую технику. «Мы увеличили квоты для России на следующий год: если в этом году было 50 машин, то на следующий − 120», − отметил председатель правления компании «Канадские машины» Юрий Торохов, более знакомый с отечественной действительностью.

Деньги не главное

«Инвестиции» − это слово сегодня звучит как заклинание. Деньги действительно идут, производство развивается. На выставке «Российский лес» инвестициям был посвящен отдельный семинар, прошел он на Череповецком ФМК, и, конечно, неслучайно. Череповчане строят новый суперсовременный цех по производству ДСП. Самая сложная проблема теперь − не получить деньги, а получить возможность и разрешение их использовать.

Поясняет ситуацию главный инже­нер комбината Александр Ремезов: «Главные сложности возникают не с финансированием, а с самим строительством. Очень плохо сегодня обстоят дела в России с наличием проектных организаций. Найти хороших подрядчиков, которые выполняют строительные и монтажные работы, тоже непросто. Существуют и другие проблемы, о которых, к сожалению, можно говорить очень долго. Если ты взял большой кредит, чтобы не утонуть и не обанкротить предприятие, нужно быстро реализовать этот проект. А у нас очень медлительная система проектирования, получения экспертиз, разрешения на строительство, а это увеличивает сроки реализации проекта. Если наши законы не будут позволять быстро строить, я думаю, что не каждое предприятие решится на такой проект». Государственные ведомства уже стали коммерческими предприятиями, то есть средством получения дохода для их руководителей. Система работает как часы.

И ещё информация об инвестпроектах: накануне Нового года было объявлено о совместных планах финского концерна UPM и компании «Свеза» (дочки «Северсталь-групп») о строительстве в Шексне целого лесоперерабатывающего комплекса. Предприятие «Свеза», которое ещё совсем недавно было второстепенным лесопромышленным подразделением «Северстали», за несколько лет стало собственником шести фанерных комбинатов и выш­ло на первые позиции. В заявленных планах строительство лесопильного производства на 300 тыс. м готовой продукции в год, целлюлозного производства на 800 тыс. тонн ежегодно и предприятия по выпуску ориентированных стружечных плит, которых в России до сих пор не производят, объемом 450 тыс. мв год.

Выставка живет и меняется, как сама жизнь. Показательны слова представителя одной из крупных международных компаний, выпускающих деревоперерабатывающие станки: «Стенд − это не только презентация оборудования, но и ответы на многие вопросы, которые возникают у клиента, и мы стараемся на них ответить. А чтобы по-настоящему показать новые технологии − для этого нужны площади, как на „Лигне“. Вологда, конечно, не Ганновер, но у каждой лесопромышленной выставки свои статус и задачи». Пока неизвестно, какими результатами обернется вологодская выставка прошлого года, но несомненно, что она была наполнена яркими событиями и предоставила небывалые доселе возможности.

Фёдор Парфенов

 

Немного истории

История выставки берет свое начало в 1996 году, когда по поручению губернатора Вологодской области Вячеслава Евгеньевича Позгалева в целях укрепления развития лесной отрасли была проведена первая областная выставка-ярмарка продукции предприятий лесопромышленного комплекса «Вологодский лес − 97».

На начальном этапе выставка-ярмарка «Вологодский лес» рассматривалась как мероприятие для поддержания лесопромышленного комплекса Вологодской области в трудный период экономического спада середины 90-х годов. В декабре 1996 года в ходе работы первого такого выставочного мероприятия 46 лесопромышленных предприятий Вологодской области заключили сделки на сумму $27 млн.

Вторая выставка-ярмарка «Вологодский лес − 98» привлекла уже более 70 участ­ников, среди которых были представители 11 предприятий из раз­лич­ных регионов России, а также иностранные фирмы. Тогда Вологду посетили более 1000 гостей и ряд офи­­­ци­альных деле­гаций.

Большой интерес, проявленный к выставке специалистами лесопромышленного комплекса России и зарубежных стран, послужил поводом для обращения губернатора области в Министерство экономического развития и торговли РФ с предложением о придании выставке-ярмарке статуса всероссийской.

13 августа 1998 года вышло распоряжение Правительства РФ № 1163-р о проведении в Вологде Всероссийской выставки-ярмарки «Российский лес» в декабре. На начальном этапе развития мероприятие было в первую очередь направлено на стимуляцию деловой активности областных предприятий лесного комплекса России и установление прочных партнерских отношений между российскими и иностранными компаниями, производящими оборудование или работающими с лесопродукцией.

Для демонстрации экспозиции мно­гочисленных участников выставки-ярмарки на открытых и закрытых площадках был построен выставочный комплекс «Русский дом». Используются также выставочное пространство спортивно-концертного комплекса «Спектр» и территория площади Революции.

Выставка-ярмарка «Российский лес» в действительности не дублирует Международный лесопромышленный форум в Санкт-Петербурге или выставку «Лес­техпродукция» в Москве, так как имеет практический характер по отношению к таким сферам, как лесное хозяйство, лесовосстановление и лесопользование.

Задачи выставки-ярмарки «Российский лес» заключаются во внедрении и применении научных разработок на предприятиях, занимающихся первичной переработкой леса, а также его восстановлением и сохранением. Специализация выставки − стабилизация сис­темы государственного управления лесами, ведения лесного хозяйства и лесопользования в условиях нового лесного законодательства с помощью применения научных разработок.

Масштабы и значение выставки-ярмарки «Российский лес» постоянно возрастают, что подтверждается географией участников, среди которых представители большинства лесных территорий − от Калининградской области до Хабаровского края и Якутии, а также около 40 зарубежных делегаций.

Рассматриваемая выставка-ярмарка является коммуникационной и соответственно коммерческой площадкой для заключения контрактов, договоров и сделок на сумму более 5 млрд рублей ежегодно с тенденцией к росту.

В 2007 году выставка-ярмарка отметила свой десятилетний юбилей как обладающее всероссийским статусом официальное мероприятие, которое входит в официальный календарь мероприятий Министерства промышленности и энергетики.

По словам губернатора Вологодской области В. Е. Позгалева, выставка-яр­марка «Российский лес» давно уже стала своеобразной вехой в развитии вологодского лесопромышленного комплекса. Именно это мероприятие позволяет подвести итог сделанному за предшествующий период, оценить успехи и неудачи и, конечно, наметить новые цели и пути их достижения. За время сво­его существования выставка-ярмар­ка «Российский лес» по праву стала одним из ключевых событий российского лесопромышленного комплекса.

Лариса Сорокина,
пресс-секретарь Департамента
лесного хозяйства Вологодской области

Ложка дегтя от редакции

Конечно же, замечательно, что высокие мужи нашей страны засучив рукава вплотную занялись решением проблем российского ЛПК. Похоже, в лесопромышленную телегу впрягся слон, который потянет её в определенном направлении со всей остальной привязанной к ней живностью. Вопреки усилиям противоборствующих сторон. Напрямик, по дорогам, полям и грядкам. Вероятно, приезд премьера в Вологду имел большое значение для развития отрасли, а также значительно поднял статус выставки «Российский лес» как федерального мероприятия. Максимум, чего добились другие немосковские лесопромышленные выставки, − это визит федерального министра или полпреда.

Однако для большинства участников и посетителей визит важного гостя на выставку стал малоприятной неожиданностью. Настолько «важного», что на период пребывания оного на территории выставочной площадки проход туда обычных посетителей был закрыт. Ограничили даже количество сотрудников, которое экспоненты могли оставить на своих стендах на этот период. Выставочный павильон был оцеплен нарядами милиции и ФСО. Вход на выставку был закрыт с 11.00 до 15.00. Пролетевшие, а это почти все посетители, независимо от их ранга и значимости либо мерзли все это время на улице, печально взирая на выставленные кордоны, либо разбредались по соседним кафешкам. В итоге при общей продолжительности выставки всего 2,5 дня первый день был практически потерян. То ли хозяева выставки не слишком отстаивали интересы своих клиентов, то ли Москва приехала со своим сценарием, в котором мнение хозяев не учитывалось, − трудно сказать, но всем было понятно, что так быть не должно.

Оставалась надежда увидеть и услышать, с чем все-таки пожаловал премьер. Но и она ушла в никуда. Его выступление на Съезде лесопромышленников России, ежегодно проходящем в рамках выставки и доселе доступном главному редактору ведущего российского лесопромышленного журнала, было услышано лишь избранными и не раз просеянными «рукой Кремля» через решето.

На этом фоне проблемы с заселением в гостиницы кажутся незначительными. Несмотря на предварительную (за полгода) и оплаченную бронь, иногородние приезжие были просто поставлены перед фактом, что их номера, в основном одноместные, отданы для проживания тех, кто обеспечивает безопасность пребывания в Вологде уважаемого слуги народа. По-видимому, предполагалось, что на благо Родины (а чем же ещё является визит премьер-министра?) все обиженные смиренно согласятся на менее комфортные условия проживания. Или просто никого не волновало, что они по этому поводу думают.

Свое негативное отношение к приезду премьера и к такой организации выставки высказывали почти все, однако выступить открыто рискнули немногие. По понятным причинам, мы не будем называть их имена.