Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

На заметку

Финские журналисты в российском лесу

Компактный автобус пробирается вглубь вологодских лесов. На ухабах и ямках подпрыгивают непривычные к российским дорогам финские журналисты. Забраться в такую «глушь» им довелось впервые. Необычную поездку для представителей специализированных газет и журналов организовали сотрудники компании «Джон Дир» с целью продемонстрировать, что и на российских делянках с импортной техникой давно освоились и применяют ее здесь не менее успешно, чем в той же Финляндии.

Журналисты политкорректно отводят глаза от покосившихся деревенских домиков, мелькающих за окнами, и интересуются рабочей программой.

Принимающая сторона − 2 предприятия, входящие в состав холдинга «Череповецлес», − в течение дня должны успеть показать работу машин «Джон Дир» на хлыстовой и сортиментной заготовке.

Особый интерес делегации вызывает визит на первую делянку, по вполне понятным причинам. В Финляндии хлыстами лес не заготавливают. А в Белозерском леспромхозе делают это уверенно и весьма успешно. К тому же процесс такой заготовки выглядит как-то особенно внушительно. И журналисты, в первые минуты демонстрации техники забыв про профессиональный долг, начинают фотографировать себя на память на фоне невиданных ранее машин. Потом обступают плотным кольцом остановившего работу оператора и начинают интересоваться его опытом, зарплатой, наличием комфорта в машине и производительностью. Оператор, смущаясь, признается, что всем доволен, и отправляется валить лес дальше. А объективы финских фотоаппаратов уже нацеливаются на другие и вовсе экзотические объекты. На делянке рядом с техникой «Джон Дир» уверенно работает российская сучкорезка.

«Такого я раньше не видел, − заинтересованно следит за процессом освобождения ствола от сучков Маркку Лииканаа. − Машины, конечно, выглядят старомодно, но ведь главное, что они выполняют ту задачу, для которой они были построены». И тут же обобщает все увиденное: «Хлыстовая технология − настолько масштабная операция, что смотреть на нее очень интересно, потому что мы не встречали ее никогда в жизни. До сих пор мне непонятно, какой вид заготовки более выгодный и предпочтительный».

Беседу мы продолжаем уже в автобусе. До пункта назначения, где будет продемонстрирована заготовка сортиментами, ехать еще минут 40. Маркку Лииканаа удивляется: «Не ожидал, что расстояния у вас такие большие. Да все большое. И делянки тоже!» Автобус ныряет с очередной горки. Сильно подпрыгнув, мой собеседник решается на откровенность: «Радует, что мы приехали в Россию поездом, а не на машине. Это здесь, пожалуй, самый комфортный вид передвижения. А дороги у вас в плохом состоянии».

Из-за больших расстояний приходится даже вносить коррективы в программу. По плану журналисты должны были посетить официальный сервисный центр в Белозерске, где проводится ремонт и обслуживание машин «Джон Дир», но стрелки часов вступают в противоречие с цифрами плана, и о сервис-центре решают поговорить на делянке, благо, его директор Николай Тихомиров уже давно дожидается там гостей.

Наконец, автобус добирается до цели, точнее, почти добирается. Чтобы посмотреть на машины в работе финнам приходится пускаться в самостоятельное путешествие. Минут через 10 на их пути появляется форвардер 1010Д. Часть журналистов остаются беседовать с сидящим в кабине оператором. Остальные продолжают движение дальше − к первому в Европе гусеничному харвестеру «Джон Дир 2054», который предприятие «Белозерсклес» приобрело в 2005 году.

На встречу делегации уже спешат представители предприятия. «Харвестер стоит, − сокрушенно разводит руками инженер ООО „Белозерсклес“ Александра Рожкова. − Совсем недавно шланг лопнул. А сменный не привезли еще».

Финнов устраивает даже неработающая машина. Так больше времени для ее осмотра, обсуждения технических деталей, бесед с оператором. Когда вопросов у журналистов больше не остается, и все уже начинают собираться обратно к автобусу, появляется шланг, и харвестер удается снова запустить в работу.

Отвлекаю от наблюдений коллегу из финского журнала «Техника и экономика» Юкку Лехтинена. Интересуюсь, что запомнилось в поездке: «Мне очень понравился весь сегодняшний день, потому что мы провели его не в Санкт-Петербурге, не в Петрозаводске, а именно в глубинке России. Хорошая погода, хороший день, и так много всего интересного показали. Удивило то, что финская и российская делянки в основном не отличаются друг от друга, и результат работ не отличается».

Пытаюсь узнать, какой будет статья о поездке в Россию. «Прочитаете», − уходит от ответа Юкка Лехтинен. И примерно через месяц получаю подробный ответ на свой вопрос − готовые тексты статей.

Анастасия ЛЕОНИДОВА

Рядом настоящий развивающийся рынок

Развивающиеся рынки всегда привлекали инвесторов большими доходами. Взгляды обращены на Южную Америку и на Юго-Восточную Азию, где экономический рост существенно увеличился и биржевые курсы значительно подскочили.

Но, наверное, не стоит отправляться ловить рыбу в дальних морях, поскольку и у самых наших границ имеется быстро развивающийся регион. Речь идет о Северо-Западе России, куда относятся, в частности, Ленинградская и Вологодская области, а также Республика Карелия. Финны на протяжении сотен лет имели связи с этими районами, и общение это происходило не только под знаком вооруженных столкновений.

Экономический рост российского Северо-Запада за пару последних лет составил порядка 10%, и прогнозы продолжают оставаться хорошими. Все, кому довелось побывать в Карелии, знают, что начинать там приходится с довольно низкого уровня, однако рост дает о себе знать, и финнам есть смысл этим воспользоваться. Дальше, на востоке, имеются также месторождения нефти и газа, так что можно говорить не об одних только лесных богатствах.

Вложение капитала в развитие Северо-Запада России не является таким же простым делом, как, скажем, инвестиции в большинство других развивающихся рынков. Средств, которые следует вложить, пока еще нет, хотя, несомненно, они будут. Когда фонды, производящие инвестирование в экономику России, будут получать более чем стопроцентную годовую прибыль, то какие же показатели будут иметь специальные фонды, ориентированные на наиболее сильно развитый регион?

Иностранцам следует побывать еще непосредственно на месте, если есть желание извлечь пользу из факта развития региона. Лесная и текстильная промышленность развиваются еще и за счет дешевого сырья и выгодно используемой рабочей силы. Следующими в этом ряду отраслями можно назвать, наверное, туризм и сферу услуг.

Касательно развития данного региона Финляндия находится в выгодном положении, поскольку здесь можно говорить − если не считать Петербург − как бы о дальних финляндских лесах. Расстояния, правда, большие, однако часто их можно преодолеть всего за день.

Россия, однако, не является страной с молочными реками и кисельными берегами. Здесь процветает преступность, зажимается свобода слова. Прежде свобода высказываний ограничивалась коммунистами, а ныне − в интересах экономического роста. Финским журналистам стало значительно труднее получать визы, на этот факт уже обратил внимание Союз журналистов Финляндии.

Финские журналисты на протяжении многих лет всегда были прежде всего финнами, но, когда речь идет о свободе слова в России и об отношении к меньшинствам, мы не хотим молчать. Да, дела в России идут лучше, нежели раньше, но тем не менее еще есть что исправлять, и об этом также необходимо говорить открыто.

Кари АСИКАЙНЕН

Российский лес валят машины, разработанные в Тампере

Валка леса: машины, созданные в Тампере, вызывают интерес у российских лесозаготовительных компаний

На огромных делянках под Вологдой гудят, работая бок о бок, западные и российские лесозаготовительные машины. Работы ведутся иногда в перекрестном режиме, т. к. на огромных делянках есть что заготавливать. Машины, однако, существенно отличаются, ибо американо-финский харвестер марки «Джон Дир» работает аж в 5 раз быстрее российского аналога.

«Часто бывает так, что российские машины иногда разбирают на части, а затем снова собирают и делают профилактику, но вот новых больше не покупают. Те, у кого есть деньги, покупают западные машины», − говорит Ханну Хиетикко, генеральный директор «Джон Дир Форестри».

Год тому назад он отправился из Тампере осуществлять руководство предоставлением ремонтно-профилактических услуг на российском рынке. Он хорошо освоился в огромной стране, хотя по-русски говорит еще плохо. То, что руководитель российского проекта из Тампере, не случайно, поскольку разработка многих лесозаготовительных машин «Джон Дир» осуществляется именно в этом городе.

Маркетинговыми операциями концерна «Джон Дир» в России ведает компания «Джон Дир Форестри», занимающая помещения бывшего предприятия «Локомо» в Тампере. Ханну Хиетикко, в свою очередь, руководит зарегистрированным в Санкт-Петербурге ЗАО «Джон Дир», которое помимо представительских функций осуществляет также и дальнейшие маркетинговые операции.

Перспективы гигантского роста

По словам Тимо Кюттяля, директора-распорядителя компании «Джон Дир Форестри Груп», российское лесное хозяйство можно охарактеризовать как перспективное. Многое еще не сделано, а посему американское предприятие вкладывает большие средства в этот огромный рынок.

«В России ежегодный прирост лесного фонда составляет до миллиарда кубометров, и из этого количества в рубку можно назначать до половины. Но в настоящее время заготавливается всего лишь 170 млн м3. В советское время заготовки в наиболее удачные периоды достигали аж 400 млн м3», −
говорит Тимо Кюттяля.

По его мнению, серьезной проблемой является, в частности, качество дорог. Лесозаготовительным компаниям приходится самим прокладывать дороги к делянкам. В период снеготаяния они раскисают и становятся непроезжими.

«Зимой заготавливается до 70% древесины. На летнее время остается не более трети», − продолжает Тимо Кюттяля.

Работники «Джон Дир» из Тампере считают, что в течение 10 лет потребность в лесозаготовительных машинах будет очень большая.

Поскольку в год из западных стран экспортируют 200 машин, через 10 лет их число может составить тысячу. Доля компании «Джон Дир» в этих поставках составляет примерно половину от общего количества западных машин. Изготовление их в России не планируется.

Транспортные перевозки − большая проблема

Ханну Хиетикко сетует на неоперативность поставок запасных частей. Много времени отнимает таможенное оформление, поэтому Ханну Хиетикко принял решение о создании большого склада запасных частей в России. «Мы планируем построить в России 10 пунктов обслуживания, где можно будет получать запасные детали. В большой стране поступления запчастей приходится ожидать долго, однако в дальнейшем они не будут залеживаться на границе», − говорит он.

Также Ханну Хиетикко собирается создать в России маркетинговую структуру по западному образцу.

Он рад тому, что в России очень любят гонять на мотоциклах, и Мика Каллио из Валкеакоски, как никто, может отлично выступить в качестве манекенщика от компании. В России его тоже знают.

В лесах России работает свыше тысячи машин «Джон Дир», из которых многие были проданы ранее с клеймом «Тимберджек». Эти машины в основном разрабатывались в Тампере и изготавливались в Йоэнсуу. В Йоэнсуу изготавливается 70% техники «Джон Дир», идущей в Россию.

Кари АСИКАЙНЕН

В России ожидают поставки тысячи машин в год

Лесная промышленность: социально-экономические проблемы являются препятствием для быстрой механизации лесозаготовок

Западные изготовители лесозаготовительных машин с оптимизмом смотрят на российский рынок лесозаготовительной техники. В лесах страны в настоящее время заготавливается 170 млн м3 древесины в год, а возможности заготовок оцениваются в 400 млн м3.

«Если 170 млн м3 заготавливать с использованием только западных машин, то для этого в общей сложности потребуется 9000 единиц лесозаготовительной техники. Это, в свою очередь, означает, что сюда следует продавать тысячу таких машин в год», −
полагает директор-распорядитель акционерного общества «Джон Дир Форестри» Тимо Кюттяля, оценивая будущее рынка лесозаготовительных машин в России.

Тем не менее российский рынок не в состоянии будет принять тысячу машин в год по крайней мере в течение еще нескольких лет. И это потому, что еще не решены многие проблемы. Одной из основных проблем является низкий уровень инвестиций в лесную промышленность.

«Для того чтобы торговля лесозаготовительными машинами стала набирать обороты, необходимы инвестиции Запада в целлюлозно-бумажную промышленность России. Но даже если они и будут осуществлены, скажем, к 2010 году, торговля лесозаготовительной техникой все равно будет отставать на пару лет», − считает Тимо Кюттяля.

Если его прогноз оправдается, это будет означать ежегодное пятикратное увеличение объема реализации машин. В прошлом году в Россию было продано в общей сложности около 200 западных лесозаготовительных машин.

Из общего количества западных машин доля компании «Джон Дир» составляет половину

Лесозаготовки в российских лесах на 85% ведутся хлыстовым методом. На делянке должны работать 4 различные машины: валочная машина, машина для трелевки стволов, машина для очистки стволов и погрузочная машина. И только после этих операций заготовленный лес отправляется лесовозами на нижние склады, где он сортируется и раскряжевывается на сортименты для дальнейшей отправки на пилорамы и заводы.

Кроме того, российская техника является устаревшей. Собственное производство тоже пришло в упадок: если в советское время в год выпускалось более 20 000 лесозаготовительных машин, то теперь производство сократилось до нескольких сотен единиц.

Компания «Джон Дир», ранее продававшая в России машины как «Локомо Форест» и «Тимберджек», превратилась в крупнейшего на Западе поставщика машин. Первые операции по продаже машин были реализованы совместно с лесозаготовительной компанией «Илим Палп». Теперь «Илим Палп» имеет почти сотню машин «Джон Дир».

В целом же в лесах России работает более тысячи машин «Джон Дир». Из общего количества поставленных в прошлом году в страну западных машин половину составили машины марки «Джон Дир».

Занятость − вот, что самое главное

Наряду с низким уровнем промышленных инвестиций, другим существенным препятствием для роста объемов поставок лесозаготовительной техники является также то, что из тысяч предприятий страны, занимающихся лесозаготовками, большинство составляют слишком мелкие предприятия, не имеющие возможности выделить несколько сот тысяч евро на покупку лесозаготовительной машины.

В то же время Тимо Кюттяля считает, что в стране, наверняка, есть сотня таких предприятий, которые в состоянии приобретать лесозаготовительную технику западного производства.

С другой стороны, лесозаготовительные компании пока что не проявляли заметной активности в усовершенствовании процессов ведения рубок. Существующие в стране социально-экономические проблемы заставляют предприятия уделять основное внимание обеспечению занятости своих работников, а не мерам по резкому повышению уровня механизации лесозаготовительного процесса.

Например, имеющееся на территории Вологодской области, в Белозерске, лесозаготовительное предприятие «Белозерский леспромхоз» обеспечивает работой почти 1300 человек. При этом предприятие планирует выделить на приобретение новых машин западного производства 10 млн евро в течение следующих 5 лет. Это позволит пополнить машинный парк предприятия 17 машинами.

Новая валочная техника с завода в Йоэнсуу

Компания «Джон Дир» представлена в России машинами, на которых заготовка леса ведется как по хлыстовой, так и по сортиментной технологии. Мощные колесные тракторы, предназначенные для валки леса, и машины для хлыстовой трелевки доставляются в российские леса из Северной Америки. Что касается харвестеров и погрузчиков, работающих по скандинавской технологии, то они поступают с завода в Йоэнсуу, где находится единственный производственный комплекс компании в Европе.

Спрос на машины из Йоэнсуу растет постоянно, но все же медленнее, чем предполагалось еще несколько лет назад. Причина этого заключается в том, что доля скандинавской технологии лесозаготовок продолжает оставаться незначительной, и увеличение ее происходит медленнее, нежели предполагалось.

«Самая большая проблема в России − это плохое состояние лесных дорог или же их полное отсутствие. Когда наступает весна, лесозаготовки приходится полностью прекращать», − говорит Тимо Кюттяля.

Маркку ЛИИКАНАА

Восточный лес валят с использованием западной техники

Российские лесозаготовительные предприятия повышают эффективность рубок за счет обновления своей старой машинной базы

Белозерск. Генеральный директор российского лесозаготовительного предприятия «Белозерсклес» Николай Тихомиров, конечно же, недоволен: приобретенный предприятием новенький гусеничный харвестер не работает из-за повреждения кабельного шланга. Нужная запчасть еще в дороге на пути к делянке, находящейся на Северо-Западе России, под городом Белозерском.

«Вообще-то это сотрудничество идет хорошо, вот только с техобслуживанием и запчастями проблемы», − говорит Николай Тихомиров двум финнам, Ханну Хиетикко и Эркки Энкола, отвечающим за работу американской компании «Джон Дир Форестри» в России.

Ханну Хиетикко и Эркки Энкола внимательно выслушивают своего постоянного клиента и обещают, что положение будет исправлено.

«Хотя мы и имеем широкую по сравнению с тем, что есть у конкурентов, сеть из 9 российских пунктов обслуживания, но все же она еще не такая большая, как, скажем, в Финляндии. Однако мы постоянно расширяем сеть обслуживания, и, к примеру, в регионах предполагается создание 2-3 новых складов запчастей», − говорит Ханну Хиетикко.

Отсутствие дорог вынуждает переносить лесозаготовки на зимний период

Каждый потерянный рабочий час приносит убытки, особенно тогда, когда в ясный и морозный день в марте машина должна без остановки валить российские осины, березы и сосны. В России сеть транспортных лесных дорог довольно неразвитая, поэтому скованные морозами зимники − это практически единственная возможность добраться до делянок в глубине лесов.

«Если в Финляндии на каждую 1000 га приходится 4 км автомобильных лесных дорог, то у нас дорог здесь − всего лишь 1 или 2 км. Вот поэтому 70% всех рубок мы проводим в зимнее время», − замечает Анатолий Поздняков, генеральный директор ОАО «Белозерский ЛПХ», одного из лесозаготовительных предприятий холдинга «Череповецлес».

На предприятии, которое было создано в 1929 году, Анатолий Поздняков пришел работать еще в советское время, в 1988 году. Затем страна поменяла название, да и многое другое тоже было подвергнуто полной перестройке, однако леса продолжают оставаться в собственности государства, и лесозаготовительные предприятия занимаются валкой леса на основании долгосрочных договоров аренды.

«Когда я начинал в 1988 году, то мы заготавливали в год по 870 000 м3.
В прошлом же году заготовлено почти на 300 000 м3 меньше», − рассказывает генеральный директор Белозерского ЛПХ.

Объемы заготовок постепенно возрастают

В советское время лимиты не соблюдались, и лес валили с превышением заданных объемов. Кроме того, работников было почти вдвое больше по сравнению с нынешними 1300.

По словам Анатолия Позднякова, компания должна заготовить лес в том количестве, на какое ей выданы разрешения. Следует также отметить, что объемы лесозаготовок постепенно возрастают. С другой стороны, количество рабочей силы уменьшается по причине «естественной убыли», и многооперационные машины западного производства начинают играть все большую роль в организации работ на лесных делянках.

«В течение 3 следующих лет мы планируем разработать 2 из 7 делянок с применением скандинавской сортиментной технологии вместо нынешней хлыстовой заготовки. Это означает также, что в течение последующих 5 лет на новые лесозаготовительные машины должно быть потрачено примерно 10 млн евро», − говорит Анатолий Поздняков.

Вкладывание миллионов евро в обновление машинного парка − это непростая задача для российской лесозаготовительной компании, рентабельность которой подвергается очень серьезному испытанию, в частности если учесть подорожание древесины, а также увеличение цен на горючее и электроэнергию.

В то же время вложение средств в эффективно работающие машины − это один из способов улучшить рентабельность.

«Джон Дир», «Комацу», «Понссе» и другие компании, выпускающие лесозаготовительные машины, прилагают большие усилия по расширению масштабов своей деятельности в России и продают своим заказчикам машины, в частности, по лизинговым соглашениям. Огромная страна является предметом заинтересованности еще и потому, что Россия имеет самые крупные в мире запасы леса хвойных пород.

«Низкий уровень механизации в стране, устаревающая лесозаготовительная техника и увеличивающиеся капиталовложения в лесную промышленность − это и для нас те основные факторы, которые способствуют развитию нашей коммерческой деятельности в России», − констатирует директор-распорядитель Тимо Кюттяля, отвечающий за работу компании «Джон Дир Форестри Груп» в Европе и в России.

Вэса КЯРКИ
Калева

Процесс лесозаготовок в России становится все более современным

Обновление техники создает возможности для совершенствования разработанной в Финляндии технологии применения лесозаготовительных машин

«В России лес заготавливается на 85% по хлыстовой технологии. Лишь 15% заготавливается с применением сортиментной технологии», − говорит Тимо Кюттяля, директор-распорядитель акционерного общества «Джон Дир Форестри». Доля более совершенной сортиментной технологии все время возрастает, поскольку инвестирование в новую лесозаготовительную технику увеличивается.

Разницу в технологиях можно заметить, в частности, если обратить внимание на количество машин. Если говорить о сортиментной технологии, то современная лесозаготовительная машина − харвестер − осуществляет валку, очистку и раскряжевку ствола на бревна нужной длины, начиная от комля, а затем трелевочные тракторы подбирают и вывозят бревна.

При хлыстовой заготовке лесозаготовительная машина осуществляет валку стволов, трелевочная машина доставляет стволы к машине, осуществляющей очистку ствола от сучьев, а затем стволы грузятся на лесовозы для отправки на дальнейшую обработку.

Для предприятий, изготавливающих лесозаготовительные машины, распространение сортиментной технологии − это как манна небесная, поскольку на продажу идут новые машины, которые в России практически вне конкуренции. Что же касается хлыстовой технологии лесозаготовок, то рассчитанные на нее старые машины работают в России и по сей день.

И та, и другая технологии имеют свои положительные стороны. По словам главного инженера российской лесозаготовительной компании «Белозерский леспромхоз» Сергея Тоболкина, при использовании хлыстового метода лес заготавливается аж в 5 раз быстрее, чем при использовании сортиментной технологии, однако при этом требуется большее количество людей и техники. На делянке Сергея Тоболкина из 4 требующихся для работы машин 2 являются современными машинами западного производства.

Какая бы технология ни использовалась, тем не менее новые инвестиции обычно вкладываются в приобретение западной техники. Производство российских машин, по данным Тимо Кюттяля, сократилось с 20 000 до нескольких сотен. Машин же западного производства было продано в страну в прошлом году 200 единиц.

По словам Тимо Кюттяля, перед предприятиями, занимающимися продажей лесозаготовительных машин, открываются широкие перспективы, поскольку последние крупные капиталовложения в лесную промышленность были осуществлены в конце 1980‑х − начале 1990‑х годов. Фактором, сдерживающим поток инвестиций, является структура собственности. В России владельцем лесов является государство, предоставляющее участки леса в аренду пользователям по долгосрочным договорам аренды. Права на лесозаготовки тщательно регламентированы.

В России объемы лесозаготовок сократились с 400 млн м3 в конце 1980‑х годов до 150 млн м3. По словам генерального директора российской лесозаготовительной компании «Белозерский леспромхоз» Анатолия Позднякова, в советское время лес заготавливали даже с превышением заданных объемов.

Экономическое положение лесозаготовительных предприятий оставляет желать лучшего. По словам Анатолия Позднякова, 70% лесозаготовительных предприятий являются убыточными. Генеральный директор предприятия отметил, что «для Белозерского леспромхоза, относящегося к числу крупных предприятий, 2004 год был несколько прибыльным, а по последнему году прибыль, возможно, будет нулевая.

И это несмотря на возросшие объемы заготовок и повышение их эффективности. Определенные сложности возникают также в связи с повышением цен на электроэнергию и топливо.

Но, невзирая на трудные условия, компания намеревается вкладывать ежегодно 500 000 евро в лесозаготовительные машины западного производства».

Юкка ЛЕХТИНЕН