Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Управление лесами – в надежные руки!

Виктор Васильевич Грачев

«Нам не нужно забывать, что мы слуги лесов, для благополучия которых обязаны перенести кое-какие неприятности», − эти слова великого ученого-лесовода Карла Тюрмера, наверное, вспомнили многие лесохозяйственники, когда Государственная Дума приняла в самом конце минувшего года закон о внесении изменений в Лесной кодекс страны.

Вологодская область занимает одно из ведущих мест среди субъектов Российской Федерации по наличию лесосырьевых ресурсов и обладает наиболее продуктивным составом лесного фонда. Если по площади лесной фонд области занимает только один процент от общего по стране, то по запасу древесины ее удельный вес более чем в два, а по среднему приросту даже в три раза больше. По показателю площади лесов, приходящейся на одного жителя, Вологодчина также значительно превосходит и Россию в целом, и столь многолесные скандинавские страны, как Финляндию и Швецию.

Вот почему мы и решили поинтересоваться мнением об изменениях в Лесном кодексе страны в первую очередь у начальника Департамента лесного комплекса, заместителя губернатора Вологодской области, доктора экономических наук, академика РАЕН В. В. Грачева.

− Виктор Васильевич, стало ли для вас неожиданностью известие о том, что Госдума под самый занавес прошлого года приняла в третьем чтении закон, по которому леса России передаются в управление субъектам федерации, или все шло к этому?

− Неожиданностью это решение для нас не было. Более того, закон о передаче лесов в управление субъектам федерации мы ждали, т.к. неоднократно готовили такие предложения в Москву. Например, 24 ноября прошлого года, выступая на совещании в правительстве РФ, наш губернатор Вячеслав Евгеньевич Позгалев вновь говорил о необходимости управления лесами на уровне субъектов федерации. Он убеждал членов правительства страны в том, что осуществление прав пользования и распоряжения лесами, их защита, охрана и воспроизводство и, в том числе, принятие решений о предоставлении участков лесного фонда в аренду, организация и проведение лесных конкурсов и аукционов, определение ставок лесных податей, проведение лесоустройства − решение всех этих вопросов должно осуществляться на уровне субъектов федерации.

Разумеется, федеральный центр в лесных отношениях ни в коем случае не должен исключаться. Он, прежде всего, должен выполнять правоустанавливающие функции, т.е. разработку нормативно-правовой базы. Также он должен осуществлять все контрольно-надзорные функции и решать все вопросы, связанные с научным обес­печением, селекционной работой, мониторингом…

И вот такой закон принят. Несмотря на короткий срок, мы его уже тщательно изучили и сегодня отрабатываем те полномочия, которые нам переданы с 1 января 2006 года в части перевода лесных земель в нелесные, и будем готовить наши нормативно-законодательные областные документы по приему этих полномочий с 1 января 2007 года.

Мы недавно вернулись из столицы, где в Министерстве природных ресурсов обсуждали вопросы нашего сотрудничества, в том числе и по воп­росам ведения лесного хозяйства, строительству лесных дорог.

− Как вы думаете, готовы ли субъекты федерации в полном объеме принять управление лесами? Какие плюсы и минусы вы видите в этом деле? Как ваши коллеги в других регионах оценили новый закон, нет ли среди них растерявшихся от такого решения правительства?

− Плюсы и минусы есть в любом деле. Но я уверен: плюсов в решении правительства РФ о передаче функций управления лесами субъектам абсолютное большинство. Вы только вдумайтесь: леса находятся на территории какой-то конкретной области, они максимально приближены к людям, поэтому региональным властям гораздо ближе и понятнее все принципы устойчивого управления лесами и обес­печения их охраны от лесонарушений и пожаров. Ведь, смотрите, какая была абсурдная ситуация: леса в пожаро­опасный период горели, подвергались незаконной вырубке, а решение этих сложных и важных проблем входило в функциональные обязанности федерального центра, хотя, по сути, перед местным населением отвечала за это областная власть. Так что принятие 199-го закона вполне оправдано и целесообразно и, уверен, скоро принесет свои положительные плоды.

Но, разумеется, на уровне субъектов должна быть проведена самая серьезная работа и, прежде всего, по разработке региональных нормативных документов, а также созданию соответствующей структуры на региональном уровне.

Что же касается, как вы говорите, «растерявшихся» среди моих коллег, отвечающих за работу лесного комплекса в своих регионах, то я таких не знаю. Буквально за пять минут до нашей с вами встречи я разговаривал по телефону с начальником Департамента лесного комплекса правительства Кировской области Зоей Шамшановной Донских − умным и очень квалифицированным специалистом в своем деле, − которая хорошо понимает принципы управления и интересы как своего региона, так и России в целом. И она мне сказала, что Кировская область тоже готова к принятию всех лесов. У руководства Архангельской и Костромской областей, знаю, тоже такая же четкая и уверенная позиция в этом вопросе. Да и вообще, все «лесные» регионы страны вполне готовы к осуществлению этого закона на практике. Где серьезно занимаются лесом, там давно готовы принять полномочия по управлению и распоряжению лесным фондом на уровне субъектов федерации.

Конечно, если решение этой проблемы касается малолесных регионов, как, скажем, Орловской или Курской областей, там должны быть созданы специальные структурные подразделения. Но, думаю, и там руководством областей и местным населением этот закон будет воспринят с большим интересом и полным одобрением.

− Но подобная модель организации лесного хозяйства ведь уже была опробована год назад на так называемых сельских лесах (лесах бывших совхозов и колхозов) и, по мнению многих специалистов, доказала на практике свою несостоятельность. Не повторится ли подобная картина и сейчас?

− А в этом я с вами категорически не согласен. Возможно, в каких-то регионах перевод управления сельскими лесами на местном уровне проходил болезненно и вызвал негативные последствия из-за непродуманнос­ти в действиях. Я вправе говорить только за свою Вологодчину. В самом начале прошлого года мы приняли в управление всю структуру сельских лесов согласно федеральному закону № 199. Процедура приемки-передачи была непростая, продолжительная, но коллективы и руководители сельлесхозов обеспечили в этот период устойчивую работу в лесах, площадь которых занимает более одной трети всех лесных площадей в области. Нами было разработано 30 областных нормативных документов для сельских лесов, а также проект программы развития до 2010 года. Третий год подряд выполняется лесоустройство сельских лесов за счет областного бюджета. И, несмотря на существующие сложности, предусмотрено финансирование лесоустройства на 2006 год.

Думаю, здесь нелишним будет сказать и о тех изменениях, которые произошли в лесных отношениях за прош­лый год. Как вы знаете, в 2005 году многие полномочия по распоряжению и управлению лесными ресурсами были переданы федеральным органам, а регионы были практически отстранены от их выполнения. И что же получилось в результате этого? Организация лесных конкурсов и аукционов проводилась практически самостоятельно федеральными структурами, а все конкурсные единицы проходили длительную процедуру утверждения в Москве, в Министерстве природных ресурсов. Процедура эта бессмысленная и непонятная. Вряд ли можно предположить, что московский чиновник знает лучше количественные и качественные характеристики вологодских лесов, да и не только вологодских, но и других. Этот абсурд государственного управления усиливался и тем, что финансирование лесного хозяйства обеспечивалось только на 40%, а весь лесной доход забирал федеральный бюджет, тем самым подталкивая государственные лесхозы не к государственному управлению, а к коммерческой, во многих случаях полулегальной деятельности. В результате этого происходили необоснованные вымогательства со стороны лесхозов за выполнение ими уставных функций и недопустимая задержка отводов лесных участков в рубку, она становилась систематической и пагубной практикой для лесного хозяйства и лесопользования.

Не случайно правоохранительные органы вскрывали одно за другим правонарушения в области лесных отношений, и есть примеры, когда руководители лесхозов привлекались и несли уголовную ответственность за различные поборы и неправомерные действия при аукционной продаже леса.

С 1 января прошлого года контрольно-надзорные полномочия гослесхозов были переданы вновь созданной службе Росприроднадзора. Контрольные полномочия переданы, а в службе Росприроднадзора до сего времени у нас в области только пять инспекторов. Разве могут они обеспечить охрану лесов? Конечно, нет! Вдобавок к этому в уголовном законодательстве в статью 260 УК вносятся изменения, исключающие ответственность за неоднократные лесонарушения. Таким образом, лесонарушителям, лесным ворам предоставляются широкие возможности для нелегальных рубок леса.

Можно привести еще массу примеров, которые свидетельствовали бы о бездеятельности и неспособности федерального центра управлять лесными ресурсами на территориях регионов. Вот почему было необходимо передать функции управления и владения государственными лесами региональной власти. Практика показывает: переданные субъектам федерации леса, бывшие во владении сельхозорганизаций, используются и охраняются более эффективно. Например, по нашей области после принятия управления этими лесами количество лесонарушений снизилось в полтора раза, раскрываемость увеличилась на 42%, материальный ущерб снизился на 15 млн рублей. За последний пожароопасный период в сельских лесах не допущено ни одного крупного пожара, общие затраты на тушение пожаров составили 82000 рублей; а в лесах областного Агентства лесного хозяйства − почти 3 млн рублей, и в них произошло два крупных пожара.

За этот же период повышена доходность сельских лесов. Средняя стоимость одного кубометра увеличилась с 36 до 48 рублей.

Так что все вышесказанное говорит в пользу принятия закона, по которому управление лесами переходит в ведение субъектов федерации.

− Лес теперь будет полностью зависеть от местной власти, т.е. фактически от губернатора. Хорошо, если это порядочный человек, как Вячеслав Позгалев, который понимает ценность леса не только в промышленном плане, но и его значение в жизни народа. Ну, а если попадется руководитель, скажем так, иного склада, тогда что? Ведь губернаторы бывают разные…

− Спасибо за добрые слова в адрес нашего губернатора. Вячеслав Евгеньевич − не просто порядочный человек, но и весьма квалифицированный специалист не только в политике, но и во многих других сферах нашего региона, в том числе и лесного комп­лекса. Каждый вопрос он изучает досконально, въедливо. И если мы готовим какой-то документ для совещания с его участием, то перерабатываем большие кипы специальной литературы, чтобы, не дай Бог, не допустить какую-то неточность. Он тут же подметит упущение своих чиновников. Так что подписанное В. Е. Позгалевым решение станет гарантом стабильного управления лесным фондом со стороны правительства Вологодской области.

Что касается губернаторов других регионов, судить не берусь. Но, в любом случае, судьба лесов будет зависеть не только от решений местной власти, но и в первую очередь от законодательной базы. Вот есть закон № 199, будет принят новый Лесной кодекс; какой бы ни был губернатор, он должен будет следовать этим законам и соблюдать нормативно-правовые акты.

− А есть ли вообще теперь смысл в принятии нового Лесного кодекса? Зачем надо было столь радикально менять действующий Лесной кодекс, если вот-вот будет принят новый?

− Ну, не мне вам говорить, что Лесной кодекс − это закон, который регламентирует всю систему управления лесами в Российской Федерации. И он, безусловно, должен быть принят. Это своего рода «дирижер» лесных отношений в стране. И сегодня, когда управление лесами передается на уровень субъектов федерации, необходимость его скорейшего принятия очевидна. Лесной кодекс должен внести регламент об общих принципах управления и нормативов по управлению лесами на уровне территорий и субъектов федерации. Проект кодекса нас во многом не устраивал, и правительство Вологодской области внесло огромное количество поправок, которые поместились на 98 страницах машинописного текста. А перед этим мы эти поправки обсуждали на комиссии по развитию лесного комплекса ассоциации «Северо-Запад» (В. В. Грачев является председателем этой комиссии. − Прим. авт.). И все предложения и поправки в проект этого кодекса, высказанные правительством Вологодчины, членами этой авторитетной комиссии были одобрены. По-другому и быть не могло, ведь все наши поправки не были искусственно надуманы − их продиктовала повседневная практика, реальная жизнь.

Так что повторю мнение нашего областного правительства: основной лесной закон, коим должен стать новый Лесной кодекс, необходимо обязательно принять. И чем скорее − тем лучше.

Получив в ведение все леса, субъек­ты федерации должны неукоснительно соблюдать этот главный регламент в лесных отношениях. И в рамках этого общего закона мы должны выстроить модели своих областных законодательных документов, дополняющих и конкретизирующих систему управления лесами. И эта система не должна давать сбоя.

Как-то замечательный русский писатель Леонид Леонов сказал: «Не может быть равнодушия в лесных делах. Народу нашему вечно жить на этой земле». Это очень верно сказано, ведь лес − это не просто экономическая категория, а еще и среда обитания человека, это жизнь многих людей, которых кормит и одевает лес.

− А какой вам сегодня видится будущая структура управления лесами? Вероятно, последуют какие-то реорганизации, изменения, кадровые перестановки…

− Мы неукоснительно следуем принципу − не принимать необдуманных решений, не совершать невыверенных поступков. В начале прошлого года мы приняли лесохозяйственную службу «Вологдасельлес» и сказали, что будем изучать ее структуру, не применяя никаких поспешных реорганизационных мер. Вот сейчас подводим итоги работы службы за прошлый год. Если будут предложения, пожелания − и не только специалистов-практиков лесного хозяйства, но и общественности, − мы еще раз все тщательно проанализируем и, если будет необходимость, проведем ту реорганизацию, которая бы создавала оптимальность в управлении лесами Вологодской области. Я выскажу свою точку зрения на этот счет. Заниматься реформаторством нынче стало модно, поскольку «реформаторы» не несут никакой ответственности за свои «опыты» в реорганизациях, которые у нас в стране в последние годы происходят то и дело. А вот за состояние дел повседневной работой отвечать куда как сложней. Так вот, я считаю, что реформы должны сопутствовать и продолжать эволюционное развитие. Не революционные преобразования надо в лесу проводить, ведь любая система − это, прежде всего, система многофакторная, которая требует тщательного, полного и достоверного анализа. И когда мы будем полностью знать все принципы, элементы, условия управления лесами, мы будем выстраивать оптимальную систему управления. Весь нынешний год в нашем департаменте будет посвящен тому, чтобы без спешки тщательно разработать условия, положения, нормативы − словом, все областные законодательные документы, чтобы с 1 января 2007 года безболезненно принять все леса в управление на областном уровне. А потом и проведем совместно со службами сельских и государственных лесов оптимальную структуру управления… Думаю, что такого вдумчивого подхода сегодня недостает «реформаторам» на уровне правительства Российской Федерации.

Принимая в управление все леса − сельские и государственные, − мы предусматриваем все элементы целесообразности, оптимальности управления и совершенствования структуры лесного хозяйства для того, чтобы леса Вологодчины выполняли свои экономическую, биологическую, экологическую и социальную функции.

− Чтобы предлагаемая правительством России система работала нормально, необходима заинтересованность самих регионов в эффективном управлении лесами. Обеспечивает ли ее, на ваш взгляд, новый закон? Вопрос этот возникает потому, что все средства на управление лесами будут проходить через федеральный бюджет − распределяться в виде так называемых целевых субвенций. И то, какую сумму регион получит на развитие лесного хозяйства, никак не будет зависеть от эффективности управления лесами. Разве не так?

− Все так (смеется). В нашей работе терпение − великая вещь. В поиске ли новых решений и формах их реализации, в общении с оппонентами, в поиске средств на развитие лесного хозяйства без терпения не обойтись. Терпеливые, на мой взгляд, более удачливы, чем «горячие головы».

Вы, журналисты, очень нетерпеливы: закон принят меньше месяца назад, а вам нужно выложить все немедленно: какой будет порядок передачи лесов регионам, как станет осуществляться финансирование лесного хозяйства…

Беседу вел Владимир ПЕТУХОВ, Вологда