Партнеры журнала:

Персона

Андрей Карпилович: «У моего оптимизма есть серьезные основания»

В преддверии Дня работников леса наш корреспондент встретился с руководителем Департамента лесного хозяйства по Северо-Западному федеральному округу Андреем Карпиловичем.

Андрей Иванович возглавляет северо­западный департамент Рослесхоза с января 2011 года, до этого он руководил Департаментом лесного хозяйства по Приволжскому федеральному округу. Закономерно, что значительная часть нашего разговора была посвящена состоянию лесного хозяйства в этих двух округах, их готовности противостоять лесным пожарам.

- Можно сказать, мне «повезло» поработать в самых «горящих» лесных округах страны. В прошлом году отличилось Приволжье. В этом Северо­Запад регулярно входил в тройку самых неблагополучных. Опыт постоянной работы в экстремальных условиях приобретен колоссальный! Ведь это были такие два жарких лета, которые побили все температурные рекорды за последние десятилетия!

Если говорить об отношении к лесному хозяйству - округа большие, в них входят разные регионы, и сильные и слабые руководители есть и там, и там. Но делать выводы и обобщения сейчас рановато. Если по Приволжскому округу я уже вижу результаты работы, направленной на усиление противопожарных мер, и они мне нравятся, то по Северо­Западу они будут только в следующем году.

- В 2010 году в Приволжском федеральном округе вследствие пожаров сгорело 348,6 тыс. га леса. А в этом - только 2 тысячи. Согласитесь, разница ощутима! По итогам прошлого года и руководство региона, и Рослесхоз сделали правильные выводы и провели серьезную работу. Были выделены средства на технику и людские ресурсы, на организацию новых и реорганизацию старых пожарно­химических станций. В округе научились грамотно работать с прогнозами развития ситуации на местах и ее мониторингом, освоили методику проведения анализов и организации предупредительных мер. Такой системный подход всегда дает положительные результаты. Приволжский округ в этом году не фигурировал в сводках о крупных пожарах. А в некоторых его субъектах (например, в Татарстане) удалось не допустить ни одного, даже мелкого, пожара.

- Леса не перестанут гореть, потому что существует немало природных факторов возгорания, например, удар молнии во время грозы. Мы еще не научились быстро справляться с пожарами, не допускать их разрастания, а также вовремя и эффективно применять предупредительные меры. Но учимся. И результаты не заставят себя ждать! На открытии новой ПХС­3 в Калининградской области в августе этого года руководство региона заявило о намерении не допустить ни одного лесного пожара в следующем году. И я верю: эта задача калининградским специалистам лесной охраны по плечу. Технически они теперь вооружены. Опыт, приобретенный за последние два года, заставил пересмотреть организационную структуру подразделений, продумать эффективную схему предупреждения пожаров и их быстрого тушения. Все это даст хорошие результаты.

- Фраза вырвана из контекста, но я по-прежнему придерживаюсь этой точки зрения применительно к Приволжскому федеральному округу и той ситуации, которая сложилась там в прошлом году. Когда я произносил эти слова, горели 150 тыс. га лесов в Нижегородской области. А в округе - еще больше. В тот момент 200 человек прибыло из Сибири в Нижегородскую область для оказания помощи в тушении пожаров. И это количество было уже запредельным, потому что система межрегионального маневрирования сил и средств для тушения пожаров в стране в тот момент только начинала создаваться и применяться. Пожары были настолько крупными, что собственных и привлеченных сил и средств (техники и специалистов) хватало только на то, чтобы удержать кромку и приостановить распространение огня. И ситуацию могли спасти только снижение температуры воздуха (а в те дни стояла 35­градусная жара) и дожди. Кстати, в этом году дожди очень помогли некоторым северо-западным регионам в борьбе с огнем.

- Несомненно, что и не повезло, и плохо сработали в Архангельской области и Республике Коми. Природные условия там действительно схожие, пожары начинались одинаково и распространялись с одинаковой скоростью, а результат разный. Архангельск в этой битве с огнем постоянно проигрывал. И в основном по причине плохой организованности. В Коми справились с ситуацией лучше. Успевали тушить пожары, не давали огню распространиться на большой территории. Это результат принятия более точных и своевременных организационных мер.

В Карелии прогнозировалась гораздо более сложная ситуация, и я видел, что руководство региона не было к ней готово. Помогла погода: дожди шли очень кстати. В Пскове и Новгороде сотрудники департамента еще весной увидели, что люди работают, принимают правильные и своевременные меры и неплохо подготовились к пожароопасному сезону. В Мурманской области был всего один крупный пожар, и его быстро потушили. Калининградская область очень грамотно подготовилась: там было решено объединить силы МЧС и лесников и не делить пожары на лесные и угрожающие населенным пунктам. Боролись с огнем сообща. И это дало хороший результат. О пожарах в этом регионе нынешним летом вообще не слышали, там очень быстро справлялись с очагами возгорания.

Если говорить о том, какие регионы СЗФО лучше подготовились к пожароопасному сезону и профессионально сработали, то это Ленинградская и Вологодская области. Их характеризуют наличие и постоянная готовность опытных работников, ответственный подход. Я уверен: если перевести специалистов оттуда в любой другой регион - этот регион гореть перестанет.

- Тут надо опять говорить о каждой области отдельно. В целом по округу обобщать не стоит.

Наиважнейший фактор - культура населения. Возьмем, к примеру, Ленинградскую область. Жители области хорошо знают правила поведения в лесу, очень ответственно относятся к сохранению лесных массивов, берегут и охраняют природные богатства. Но за город выезжает очень много петербуржцев, которые не всегда проявляют гражданскую ответственность в этих вопросах. Поэтому нами в 2011 году было уделено много внимания профилактической работе с горожанами. Правительство Санкт-Петербурга с пониманием отнеслось к обращениям департамента и выделило на эти цели немалые средства, предоставило нам значительные площади для размещения социальной наружной рекламы. Плакаты с призывами беречь лес от огня, телефонами единой диспетчерской службы можно было увидеть даже на автобусных остановках. Средства массовой информации были в этом году очень активны, проявляли интерес к теме лесных пожаров и проблемам лесной отрасли. Их публикации, я считаю, возымели необходимый эффект и сыграли серьезную воспитательную роль.

Если говорить о других регионах... В таких больших лесных краях, как Коми, Карелия и Архангельская область, есть много труднодоступных участков, куда не могут проникнуть ни селяне, ни горожане. И уж там точно виноват природный фактор, а не человеческий. При анализе интенсивности гроз и времени их прохождения мы увидели, что в 20 % случаев это были возгорания от сухих гроз. Однако, несмотря на то что леса горели, жители и Архангельска, и Сыктывкара выезжали за город. И пики возгораний фиксировались каждое воскресенье. Люди в этих регионах привыкли к пожарам, не считают их чем­то экстраординарным и думают, что если горят десятки тысяч гектаров, то это нормально. Мы проводили в этом году там пресс­конференции, рабочие совещания с муниципалитетами, объясняя, что это ненормально! Что мало бороться с огнем, надо стараться не допускать возгораний из­за неосторожного обращения с огнем, непотушенной сигареты или костра.

- Наши эксперты в этом году делали корреляционный анализ «черных» рубок и концентрации пожаров. Пока результаты не готовы. Но к концу сезона я обязательно расскажу, что выявилось. Эти же методы мы хотим использовать и при анализе военных лесничеств, доступ в которые нам сейчас открывается. Еще в конце прошлого года я не предполагал, что специалисты Рослесхоза смогут зайти в леса, находящиеся на территории Минобороны. А сейчас подписывается соглашение о тесном взаимодействии и взаимной профессиональной поддержке Департамента лесного хозяйства по СЗФО и Западного военного округа. И уже этой осенью мы начнем совместное патрулирование и совместные проверки. По предварительным данным, на этих территориях незаконные рубки происходят в очень крупных масштабах. Так что у нас есть повод для волнений. Но теперь у Рослесхоза появляется возможность проверить эту информацию и применить жесткие меры к нарушителям.

- Будем и наказывать, и рассказывать. Потому что государство теряет огромные деньги. Это потеря ресурса, с одной стороны, и большие затраты на устранение проблем (тушение пожаров, восстановление лесов) - с другой.

- Ничего нового не придумано. Те же самые пожарные машины и вертолеты, те же смачиватели (это специальные емкости для состава, который добавляется в воду). И как раз в Калининград сейчас поставлены машины с такими специальными баками для этой жидкости. Благодаря специальным добавкам водный раствор действует при тушении эффективнее и покрывает значительно большие площади, чем в случае использования обычной воды.

Во многих странах значительно больше, чем у нас, уделяется внимания предупреждению пожаров, работе с населением и гостями. В Испании или Финляндии вы увидите очень много плакатов, призывающих беречь лес от огня и поддерживать в лесу порядок, не только на языке этих стран, но и на других языках. В Испании это английский, в Финляндии - английский, шведский и даже русский. Так воспитывается культура населения, культура общества.

- Как раз в августе этого года в России введена новая система штрафов за нарушение природоохранного законодательства. Размеры штрафов значительно увеличены как для юридических, так и для физических лиц. Предусмотрены варианты применения гражданской и даже серьезной уголовной ответственности. Для этого создаются спецподразделения лесной охраны в субъектах и в структуре МЧС - они будут контролировать ситуацию в лесу. К слову, уже сейчас штатным сотрудникам лесной охраны ловить нарушителей активно помогают добровольные дружины. За что мы им благодарны.

- Очень бы не хотелось пользоваться их услугами. Хотелось бы иметь достаточно сил профессионалов! Потому что лесные пожары специфичны. И когда неподготовленный человек попадает в горящий лес, то случиться может что угодно. Я не раз наблюдал, как при режиме ЧС в лес на тушение пожаров приезжали добровольцы в сандалиях, шортах и рубашках с коротким рукавом. И перед нами вставала серьезнейшая проблема - обеспечить их безопасность. Для этого необходимо привлекать дополнительные силы и средства. Даже профессиональные группы могут потеряться в зонах большой задымленности, что уж говорить о неподготовленных добровольцах!

Но помощь добровольцев может оказаться и бесценной. Например, в Архангельской области и Республике Коми в этом году жители ближайших к пожарам населенных пунктов (в основном это сельское население, которое хорошо знает правила поведения в лесу) сами предлагали помощь и организованными группами присоединялись к действующим командам профессионалов, работая под их руководством. Такое взаимодействие дало очень хороший результат, мы благодарны этим людям. Они не лезли в пекло, но помогли в окарауливании пожаров и обслуживании техники. Но, повторюсь, я, как чиновник, настроен, скорее, на построение государственной системы охраны. И приветствую, когда арендаторы лесов организуют на своих территориях собственные пожарные станции, закупают технику, приглашают специалистов. То есть подходят к этому вопросу профессионально. И пусть они заботятся в первую очередь о том, чтобы не горели арендуемые ими участки, - это уже большое подспорье общему делу организации пожарной безопасности в лесу.

- Пять миллиардов - это только первый шаг в реализации программы возрождения лесной отрасли. В период до конца 2013 года Правительство РФ запланировало выделение 15 миллиардов. И я надеюсь, что эти планы будут реализованы. Проблем много: необходимо воссоздание штата и техническое перевооружение лесной охраны, строительство новых лесных селекционных центров. Лесное хозяйство России методично разрушалось несколько десятилетий. И только в 2011 году началось его реальное возрождение. Этот процесс нельзя останавливать.

- Нет, к концу года должно быть полностью укомплектовано и готово к работе такое количество станций. В некоторых субъектах округа ПХС уже существовали, но они не были полностью укомплектованы или техника там была устаревшая. Например, в Коми, Архангельской, Вологодской и Ленинградской областях. В Вологодской дооснащали ПХС-2, переделывая их в ПХС-3. А в Калининградской области в августе открылась первая ПХС-3. Для этого трансграничного региона появление современной ПХС, готовой к тушению крупных пожаров, особенно важно. Потому что за тем, что происходит в Калининградской области, пристально наблюдают ближайшие соседи - Польша и Литва.

- Хорошие специалисты - действительно большая редкость. Привлекались десантники, имеющие большой опыт тушения именно крупных пожаров, которыми известен Дальний Восток, например. Но уже в этом году такой опыт приобрели десантники Северо­Запада. И по результатам завершающегося пожароопасного сезона было решено создать Северо­Западную межрегиональную базу авиационного патрулирования. Очень интересная идея. Это значит, что запас сил - специалистов и техники (в том числе авиационной), средств пожаротушения будет создан для работы на северо-западе РФ.

- Губернатор Архангельской области предложил дислоцировать ее на территории своего региона. Но этот вопрос еще не решен. Во­первых, потому что в Архангельской области есть проблемы организационного характера. А во­вторых, для этих целей ничуть не меньше подходят Республика Коми или Ленинградская область.

- Именно так. Леса горят, болеют, в них случаются и иные катаклизмы типа ветровалов... Селекционные центры необходимы для того, чтобы у нас всегда был качественный посадочный материал. Возить его издалека нерентабельно. Вот почему сейчас правительством ставится задача создания крупных селекционных центров, способных обеспечить нужды регионов. В округе в этом году появятся три крупных селекционных центра: в Ленинградской, Архангельской и Вологодской областях. Наиболее ответственные арендаторы, кстати, также открывают свои селекционные центры. Потому что они планируют свою деятельность на перспективу и уже сегодня задумываются о том, что через 30-40 лет им понадобится сырье для переработки. Это крупные комбинаты, которые есть, например, в Ленинградской области и Республике Коми. Закон обязывает их заниматься лесовосстановлением. Но экономическая выгода - дополнительный и очень сильный стимул.

Более того, вопросы лесовосстановления решаются сегодня с привлечением серьезных научных ресурсов. А они на Северо­Западе есть. Это и Лесотехническая академия, и СПбНИИЛХ, которые изучают и внедряют у нас западный опыт, разрабатывают новые российские методики.

- Мой оптимизм имеет серьезные основания. Ведется системная работа. Мы каждый год приобретаем бесценный опыт и двигаемся дальше. Динамика налицо. В сравнении с прошлым годом, когда мы откровенно растерялись перед огненной стихией и не были готовы к тушению масштабных пожаров, в этом году картина иная: гораздо лучше организованы регионы, более скоординированно работают силы Рослесхоза и МЧС, производится очень быстрая переброска сил в наиболее нуждающиеся регионы. Правительство понимает важность возрождения лесной отрасли. И не только принимает правильные решения, но и активно финансирует их реализацию. Во многих регионах СЗФО отношение к лесному хозяйству за последний год сильно изменилось. Субъекты стали вкладывать деньги в лесовосстановление и в отрасль в целом.

В Рослесхозе происходят очень позитивные изменения. Пришла команда, которая работает с энтузиазмом и большой отдачей. И я вижу, как многие сотрудники нашего департамента, еще вчера слабо верившие в возрождение отрасли, сегодня, замечая позитивные перемены, меняют отношение к собственному труду, начинают понимать его значимость и работают более результативно.

Но это я говорю о профессионалах лесной отрасли. Очень важно, чтобы наш оптимизм и рабочий настрой разделяло население, помня о том, что лес - это не единожды и навсегда данное богатство, а ресурс, который требует бережного отношения и постоянной заботы.

Беседовала Гульнара ШАРАЗЫКОВА

Дорогие друзья!

День работников леса отмечается в нашей стране как профессиональный праздник уже более 30 лет. Его отмечают не только специалисты лесного хозяйства, лесной охраны, лесозаготовительных, целлюлозно­бумажных, деревообрабатывающих предприятий, ветераны лесопромышленного комплекса, а также все те, кто с любовью и уважением относится к лесу.

В течение двух последних десятилетий лесная отрасль, к сожалению, не получала должного внимания со стороны государства и финансирования. Но в 2011­м началось ее возрождение. Приняты постановления Правительства России, выделены огромные средства на техническое перевооружение и восстановление лесной охраны. О том, как реализуются эти масштабные планы, можно судить на примере Северо­Западного федерального округа. Здесь в этом году должна появиться 31 пожарно­химическая станция 3­го типа. Это будут хорошо оснащенные современные ПХС, готовые к борьбе с крупными пожарами. Благодаря сотрудничеству с сотовыми операторами округа, на вышках которых установлены камеры видеонаблюдения, мы теперь можем оперативно мониторить ситуацию с возникновением лесных пожаров. Силы наземного и авиационного реагирования в случае обнаружения очага возгорания смогут быстро принять необходимые меры и не допустят распространения огня на территорию соседних стран. И если мы не в силах пока предупредить появление пожаров, возникающих по причине природных катаклизмов, то бороться с ними и быстро ликвидировать очаги возгорания - наша задача. Она нам уже по силам.

Но борьба с пожарами - не единственная наша забота. Есть и другие: уход за лесными угодьями, лесовосстановление, контроль работы арендаторов лесов, контроль соблюдения природоохранного законодательства со стороны граждан, выезжающих в леса на отдых... Мечтаю, чтобы наступило такое время, когда мы будем концентрировать свои усилия только на выявлении лучших пользователей лесов.

Не могу не отметить, что во многих регионах СЗФО отношение к лесному хозяйству за последний год значительно изменилось. Субъекты стали вкладывать свои деньги в лесовосстановление. В округе до конца года появятся три крупных селекционных центра: в Ленинградской, Архангельской и Вологодской областях. В первых двух - при помощи федерального бюджета, а в Вологодской области - только за счет региональных средств. Наиболее серьезные арендаторы также открывают свои селекционные центры. Вопросы лесовосстановления решаются сегодня и с привлечением серьезных научных ресурсов. На Северо­Западе это и Лесотехническая академия, и СПбНИИЛХ, которые изучают и внедряют у нас западный опыт, разрабатывают новые российские методики.

Сейчас департаменты Рослесхоза в округах подписывают соглашения о тесном взаимодействии и взаимной профессиональной поддержке с руководством военных округов России. На Северо­Западе уже этой осенью мы начнем проводить совместное патрулирование и совместные проверки.

Лес - наше самое большое природное богатство, залог экологической безопасности, основа экономической стабильности страны. Леса России - это бесценный дар природы и величайшее национальное достояние, источник духовного и эмоционального потенциала нации, ее здоровья.

Давайте вместе беречь и приумножать это богатство!

Руководитель Департамента лесного хозяйства по Северо-Западному федеральному округу А. И. Карпилович