Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

В центре внимания

Отцы и дети леспрома

Рубрика В центре внимания

Действующий Лесной кодекс фактически написан крупным бизнесом для самого себя. И это в доказательствах не нуждается. Крупные лесопромышленные компании априори гораздо ближе к федеральным властям, чем малые предприниматели, пусть даже и объединенные в различные отраслевые союзы. А потому и жить отрасли приходится по правилам, заданным крупными игроками.

Но при этом все понимают, что лесная отрасль состоит не только из крупных национальных или интернациональных холдингов и корпораций (костяк отрасли), но и в значительной степени из малых предприятий, интересы которых государевым мужам тоже необходимо учитывать далеко не в последнюю очередь, ведь общее число таких небольших предприятий-почти 40 тыс. Конечно, есть сферы лесопромышленного комплекса, в которых малый бизнес даже при желании не сможет занять хоть какие-то позиции,-прежде всего это ЦБП, где слишком велики капзатраты на организацию производства. Зато в лесозаготовке и первичной деревообработке малый бизнес достаточно успешно конкурирует с крупным.

Впрочем, отношение к малому лесному бизнесу как к полукриминальному институту, созданному и сформировавшемуся в «лихие» 1990-е, остается до сих пор. И нет-нет да и в речах государевых мужей проскользнут слова о неких «серых схемах», присущих малым предпринимателям, о нелегальных рубках, о скупке ворованной древесины, которую ведут полулегальные пилорамы на местах.

Этим чиновники обосновывают преференции, которые даются сегодня крупным лесопромышленным корпорациям в ущерб малому лесному бизнесу.

Но хотелось бы все-таки заметить, что такой подход к делу лишь порождает противостояние в отрасли, открывая еще один фронт борьбы за лесные ресурсы между «отцами» (крупным бизнесом) и «детьми» (малым бизнесом). Хотя в то же время хотелось бы сказать, что и крупный лесной бизнес порой делает шаги, в которых обвиняет малый, например, ту же скупку нелегальной древесины. Просто в их цепочке лес на определенном этапе легализуется. Существование «серых схем» на крупных предприятиях подспудно доказывают то разгорающиеся, то затухающие скандалы с неуплатой или неполной уплатой налогов и т. д. Единственный плюс крупного бизнеса: он вхож в кабинеты власти, а потому, как правило, его интересы являются приоритетными.

Можно сказать, что и малый бизнес смирился с таким дисбалансом сил. И хотя время от времени возникают споры «отцов» и «детей», все прекрасно понимают: малый бизнес займет то место, которое отведут ему крупные лесопромышленные холдинги.

Малый бизнес наносит ответный удар

Однако для крупного бизнеса (причем во всех отраслях) совершенно неожиданными стали первые шаги нового президента Дмитрия Медведева, объявившего спустя несколько дней после вступления в должность, что потенциал развития экономики он видит прежде всего в малом бизнесе. А потому было заявлено, что государство постарается исключить излишние административные барьеры, мешающие развитию малого предпринимательства. Во всех регионах слова президента восприняли по-разному. Однако главную мысль уловили верно: вне зависимости от собственных предпочтений малый бизнес теперь необходимо любить и уважать, забыть про его уголовное прошлое и настоящее, защитить от проверок и обеспечить фронтом работ на ближайшие годы.

Но при этом механизмы того же Лесного кодекса, разработанные в интересах крупного лесного бизнеса, уже действуют. И тот же малый бизнес постепенно привыкал к своему сегодняшнему положению, «обрубая сучки» у лесопромышленных корпораций.

Практически во всех лесных регионах шли приготовления к реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов, которые, исходя из финансовых возможностей, могли воплотить исключительно крупные предприятия. Под эти проекты субъектами подбирался и резервировался лесной фонд, расположенный в доступных местах-там, где экономически целесообразно вести заготовку и вывозку древесины.

Однако главы регионов, первыми уловившие новые веяния со стороны президента, стали играть по-новому. И если раньше губернаторы убедительно доказывали необходимость развития именно крупного бизнеса, то теперь не менее убедительно сокрушаются, как же так получилось, что малый-то бизнес остался без леса. Постепенно, ощутив новую силу, в наступление перешел и сам малый бизнес. Так, дружным коллективом «художников» была нарисована новая картина: крупный капиталист душит малого, но гордого предпринимателя. Полутона в этом «творчестве» не в чести, а потому произведения все время получаются черно-белыми. Вот только в очередной раз закрадывается в душу мысль о том, что, противопоставляя малый и крупный бизнес, искусственно подогревая конфликт интересов, власти тем самым создают очередной и никому не нужный фронт борьбы за лесные ресурсы. Звучит излишне высокопарно, но поступательное развитие лесной отрасли возможно лишь там, где учитываются интересы и малого, и крупного бизнеса.

Новый передел в отрасли?

Главный вопрос в лесопромышленном комплексе-обеспечение лесфондом, сырьем. Перефразируя классика, можно сказать: «Кто владеет лесфондом, владеет леспромом». Но при этом сегодня практически весь экономически доступный лесной фонд поделен между крупными лесо-пользователями и «традиционными» арендаторами, часть леса закреплена за местным населением. Малому же бизнесу приходится буквально драться за оставшийся лес на аукционах. И учитывая, что во многих районах лес практически полностью сконцентрирован в руках одного крупного лесопользователя, делать это становится все труднее.

При этом как крупные, так и малые предприятия стараются получить лесфонд в зоне экономической целесообразности заготовки древесины. Проще говоря, поближе к лесным дорогам или населенным пунктам, чтобы затраты на заготовку и вывозку древесины были минимальными. Именно в борьбе за доступные ресурсы и открывается очередной фронт борьбы «отцов» и «детей».

Если же дороги к выделенной делянке нет, то малому бизнесу такой лес не интересен, поскольку малые предприятия сегодня практически не имеют возможностей для строительства лесовозных магистралей-уж больно дорогое это удовольствие.

А потому малый бизнес сегодня интересуют только те делянки, из которых можно круглый год вывезти древесину: вблизи населенных пунктов, дорог. Учитывая инициативу президента, можно предположить, что потребности малых предприятий будут удовлетворяться теперь в первую очередь. Однако повторюсь: весь лесфонд уже практически поделен.

Попытаемся понять, за счет каких ресурсов малый бизнес может пополнить свой лесной фонд. Самый простой вариант, по которому пытаются сейчас пойти малые предприниматели и власти на местах,-перераспределение лесных ресурсов, зарезервированных под приоритетные инвестиционные проекты в пользу малого бизнеса. Этот лес предоставляется под инвестпроекты не только без аукциона, но и за половину минимальной стоимости на корню. Минимальный «взнос», с помощью которого можно получить доступ к лесным ресурсам на таких условиях,-300 млн рублей. Эта сумма является неподъемной для малого бизнеса, а потому предприниматели фактически «пролетают» мимо списка приоритетных проектов и за лесфонд вынуждены бороться на общих основаниях-на аукционах.

В настоящее время в ряде регионов, в свете последних инициатив президента, уже начинаются «консультации» между властями, крупным и малым бизнесом о возможном замещении одних лесных участков, зарезервированных под приоритетные инвестиционные проекты, другими. «Высвобожденные» же участки леса передаются для нужд местного населения и выставляются на аукционы для малого бизнеса. Что это, если не «цивилизованный» передел лесфонда?

Впрочем, предприниматели стараются делать и неординарные шаги, заслуживающие всяческого уважения. И понять их можно: ведь даже «переделенный» лесфонд им приходится получать по рыночной стоимости, участвуя в аукционах и в то время как крупный бизнес может получить лес вообще без аукциона, задешево. Потому-то стали малые предприятия искать возможность для попадания в Перечень приоритетных инвестиционных проектов.

В единстве наша сила

В одиночку инициировать приоритетный инвестиционный проект малому предпринимателю практически невозможно. Но ведь предприниматели могут «скинуться», допустим, вдесятером по 30 млн рублей и представить некий объединенный инвестиционный проект. Таким образом, он будет отвечать требованиям Правительства РФ к приоритетным инвестиционным проектам, но в то же время решать задачи малого бизнеса.

Однако до недавнего времени эта идея звучала, скорее, как фантастическая, поскольку малый бизнес слишком разобщен. А там, где создаются союзы или ассоциации малых предпринимателей, они являются некоммерческими организациями, которые не могут быть инициаторами инвестпроектов.

Решением может стать создание коммерческого предприятия, в состав учредителей которого войдут малые предприятия. Однако уровень доверия в отрасли пока слишком низок и не исключен тот вариант, что на определенном этапе произойдет конфликт между учредителями этого коммерческого союза. Впрочем, в Архангельской области предприниматели одного из районов все-таки решили попытаться попасть в Перечень приоритетных инвестиционных проектов.

В Плесецком районе Архангельской области уже несколько лет достаточно успешно действует районная ассоциация малого бизнеса. Это, как и всюду, некоммерческая организация. Однако сегодня уже предпринимаются шаги по созданию на базе этой ассоциации малого лесного бизнеса коммерческого предприятия-общества с ограниченной ответственностью, учредителем которого будет отраслевой союз. И уже новое ООО будет представлять свой инвестиционный проект (в действительности конгломерат отдельных проектов малого бизнеса) на рассмотрение Минпромторговли. В настоящее время пока не до конца ясно, как удастся организовать работу нового предприятия и какие результаты принесет этот эксперимент, однако такие попытки малого бизнеса играть по правилам, предложенным крупным бизнесом, вызывают уважение.

Сегодня малый бизнес фактически получил карт-бланш от президента. И можно предположить, что в ряде случаев он не будет искать нестандартные ходы для получения лесфонда.

Новые формы передела

Чтобы избежать конфликтов между малым и крупным бизнесом в борьбе за ресурсы, необходимо и властям подключаться к поиску оригинальных вариантов решения проблемы обес-печения сырьем. Сделать это будет сложнее, потому что свободных и доступных лесов в стране (особенно в европейской части России) сегодня не хватает. Придется перераспределять лесфонд.

Часть лесов для перераспределения «подарят» государству сами лесопользователи. Как известно, в соответствии с законом о введении в действие Лесного кодекса, до 1 января 2009 года необходимо привести все действующие договоры аренды лесного фонда в соответствие с требованиями нового Лесного кодекса. Те, кто не успеет провести эту процедуру, будут лишены своих участков лесного фонда. Изначально планировалось завершить переоформление аж к 1 января 2008 года, но, увидев, как неспешно лесопользователи проводят эту процедуру, ее продлили еще на год. Впрочем, по оценкам экспертов, около четверти лесопользователей до 1 января 2009 года не успеют переоформить свои договоры аренды, а следовательно, их лесные участки будут изъяты и перераспределены. Часть пойдет под нужды малого бизнеса, часть-под приоритетные инвестиционные проекты.

Определенные надежды как малый, так и крупный бизнес связывает с расторжением договоров аренды участков лесного фонда по причине неосвоения арендатором расчетной лесосеки. И действительно, на фоне общей нехватки лесных ресурсов у некоторых арендаторов процент ее освоения едва ли дотягивает до 50%. Как обещают в ряде отраслевых департаментов субъектов РФ, уже в ближайшее время будут инициироваться иски о расторжении договоров аренды из-за неполного использования расчетной лесосеки. Высвобождающиеся участки лесного фонда также пойдут на удовлетворение потребностей малого бизнеса и приоритетных инвестиционных проектов.

Неважно кто, важно как!

Я не зря так подробно останавливаюсь на возможностях удовлетворения потребностей малого и крупного бизнеса в лесных ресурсах. Из-за последних инициатив Президента РФ перед региональными властями встанет вполне разумный вопрос: «Чьи из них удовлетворять в первую очередь?»

С одной стороны, региональные власти должны быть заинтересованы в получении максимального дохода с каждого кубометра леса, произрастающего на территории субъекта Федерации. Этот доход (в подавляющем большинстве случаев) могут обеспечить лишь крупные перерабатывающие холдинги и интегрированные с ними лесозаготовительные компании, обладающие высоким уровнем машинизации заготовки древесины. С другой стороны, «немеханизированность» малого бизнеса позволяет решать ряд социальных задач. И самая главная из них-занятость на селе, особенно в тех населенных пунктах, где лес является единственным источником дохода для местного населения.

Таким образом, сегодня необходимо говорить о «комплексном» развитии лесного сектора, учитывающем возможности крупного бизнеса по эффективному использованию лесных ресурсов и нагрузку малого бизнеса, решающего ряд задач занятости населения.

Но в любом случае, можно только согласиться с директором Группы «Илим» по взаимодействию с органами государственной и муниципальной власти Дмитрием Чуйко, считающим, что власти сегодня не должны идти навстречу малому бизнесу, если производительность труда у него в 20-30 раз ниже, чем у крупного, да еще и нет планов по углублению переработки древесины. Сбалансированное развитие включает в себя и обеспечение динамики развития лесной промышленности как «отцами», так и «детьми».

Александр ГРЕВЦОВ