Партнеры журнала:

На заметку

Кто успеет к раздаче торта?

Рубрика На заметку

Незаконная вырубка леса может привести к экономической катастрофе

«Черный» лес сродни вкусному торту со взбитыми сливками, орехами и шоколадной крошкой. Теперь подобные «лакомства» встречаются практически везде. А доступным оно, как и многое другое, стало, когда страна наша, как в сказке, резко повернулась к рынку «передом, а к лесу-задом». Впрочем, кавычки здесь можно снять. Потому что с экологической и экономической точек зрения мы действительно стоим к нашему лесу задом. И уже давно-с начала 1990-х. Процент «черного» леса по отношению к общему объему вырубки по стране невероятно высок. Лес на сегодня-самый не защищенный с точки зрения законодательства природный ресурс, а лесная промышленность-одна из наиболее коррумпированных.

Даже такое нежаркое лето, как в нынешнем году, лучше теплой зимы. И мы отправляемся за город или в городские лесопарки подышать свежим воздухом, грибов собрать или искупаться. А вот там порой можно стать случайным свидетелем незаконной вырубки. Но как определить, что эта вырубка незаконная?

Главный враг леса – человек

Для начала некоторые цифры. По данным Минприроды, за год по всей России незаконно вырубается 21 млн м леса, что составляет 10-15% от общего объема заготовки древесины. А по данным Гринпис (со ссылкой на оценки независимых экспертов), объемы незаконно заготавливаемой древесины достигают 30-40 млн м3 в год, а это уже 20% от общего объема. Рубок, проводящихся без значительных нарушений действующих законов и правил, пока, к сожалению, в России мало.

В России «черный» лес есть практически везде, но некоторые регионы считаются особенно проблемными. Прежде всего это Северо-Западный регион, откуда браконьеры вывозят наиболее ценные породы-сосну и ель-и который находится в непосредственной близости от границы (краденое быстро сбывается в Финляндию и Швецию). Приамурье также страдает от нещадных промышленных рубок. Стоящие вдоль нашей границы китайские комбинаты работают на древесине из российской тайги, по большей части добытой браконьерским путем. В то же время в самом Китае почти повсеместно введен запрет на промышленные рубки леса и организованы массовые лесопосадки. В Карелии «левого» леса сбывается 20% (это по неофициальным данным, добытым тележурналистом Эдуардом Петровым непосредственно в регионе и отраженным в фильме «Черные лесорубы»)...

Но остановить этот произвол никак не могут. Чиновники продолжают видеть проблему в несовершенстве законодательства и пытаются его в который раз «усовершенствовать», а также реструктурировать отрасль. Но, как это ни обидно, проблема заключается все-таки в пресловутом человеческом факторе, а не в законах. Это когда одни воруют, другие берут откаты, а третьи на все это закрывают глаза, потому что «в России воровали, воруют и воровать будут». В такой ситуации пора вводить презумпцию виновности, то есть рубка не может считаться законной по умолчанию, пока не доказано, что это на самом деле так. На это соображение наталкивает сама жизнь. К примеру, если позвонить в Управление по Росприроднадзору по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и сообщить о незаконных рубках, то можно услышать искренние слова благодарности за участие и сожаление, что с 1 января 2008 года у чиновников нет полномочий принимать жалобы от граждан. А вот если позвонить в Комитет по природным ресурсам и охране окружающей среды, то вас могут сходу «окатить» жестким вопросом: «А кто доказал, что эта рубка незаконная?» На это хочется ответить столь же невежливым вопросом: «А кто доказал, что она законная?»

Вывести отрасль из кризиса помогут личная ответственность каждого, гражданская сознательность, если, конечно, мыслить не масштабами всей страны с ее бескрайней тайгой, а масштабами своего района, для которого ощутимой потерей станут и 20 незаконно вырубленных стволов.

Государственная политика на страже леса?

В этом году чиновники с особым рвением взялись исправлять ситуацию.

В июле был принят целый ряд федеральных законов. Закон, вносящий изменения в Лесной кодекс РФ и закон о его введении; закон, вносящий изменения в Уголовный кодекс РФ (а именно в статью 260) и Кодекс РФ об административных правонарушениях, касающиеся ответственности за незаконные рубки (статья 8.28).

Кроме того, в России начинает действовать государственная политика заградительных пошлин на экспорт необработанной древесины: с апреля нынешнего года экспортная пошлина на вывоз круглого леса из России составляет 25% его стоимости, хотя еще в 2006-м равнялась 6,5%. С 1 января 2009 года она составит уже 80%, то есть станет почти запретительной.

А еще прошла серьезная реорганизация отрасли. Ряд федеральных полномочий теперь «спустили» на региональный уровень, и власть стала вроде бы ближе к делу. Но упростит ли перетасовка полномочий между ведомствами порядок обращения граждан по поводу незаконных рубок? Не внесет ли путаницу? И что такое эта пресловутая незаконная рубка?

Формальное определение незаконной рубки применительно к российским условиям приводится в Постановлении Пленума Верховного суда РФ № 14 от 5 ноября 1998 года. Оно актуально до сих пор. Суть этого определения заключается в следующем: незаконной является не только та рубка, которая проводится без официального разрешения (самовольная), но и та, разрешение на которую выдано незаконно или которая проводится с нарушением правил. То есть наличие лесорубочного билета еще ничего не гарантирует. А ведь из-за путаницы в понятиях «незаконная рубка» и «неразрешенная рубка» российское правительство долгое время не признавало незаконными львиную долю совершавшихся рубок.

Самовольные рубки бывают двух типов. Первые-те, что граждане проводят для личных нужд (отопления домов, заготовки стройматериалов для мелких построек и текущего ремонта и т. д.). Они имеют наиболее массовый характер.

Вторые-это те, что проводятся гражданами и предпринимателями для продажи или переработки древесины. Этот вид самовольной рубки от предыдущего отличается технической оснащенностью. А лесозаготовители, вырубающие деревья в коммерческих целях, так называемые черные лесорубы, воруют, как правило, при вооруженной охране.

Как уже говорилось, незаконные рубки могут проводиться и на основании разрешительных документов, но с грубыми нарушениями действующих правил. Общий объем неучтенной или неправильно учтенной древесины, заготавливаемой за счет подобных нарушений, может составлять около 10% от ежегодного объема официальной заготовки древесины в лесах России. Характерно, что большое количество «неучтенки» заготавливается в рамках разрешенных рубок. Основные ее источники-это, во-первых, так называемые рубки дохода (заготовка лучшей по качеству древесины под видом ухода за лесом самими государственными органами лесного хозяйства) и, во-вторых, неточный учет лесосек, отводимых в рубку. Поэтому и бороться нужно не только с самовольными рубками, но и с разрешенными, которые проводятся с нарушением законов и правил.

Признаки нашего вымирания

Как понять, идет законная вырубка или нет? Лесорубочный билет и технологическую карту лесосеки простым гражданам никто предъявлять не будет. Но это не повод проходить мимо нарушения, потому что судить о законности или незаконности можно и по косвенным признакам.

Один из них-это когда при выборочной рубке берут лучшие деревья. По российским законам такого рода рубок проводиться не может, поскольку наиболее здоровые и способные к лучшему росту деревья должны оставаться, а в рубку идут ослабленные или угнетенные.

Другой признак: если лесосека не отграничена специальными столбиками, а ее границы-вешками или ленточками. На столбиках обычно указываются год рубки, ее тип и площадь. Если этих столбиков нет, то, вероятнее всего, рубка незаконная.

Если площадь технологических коридоров-волоков, по которым вывозится вырубленная древесина, чрезмерная, это тоже повод обратиться в правоохранительные органы. Слишком большая площадь волоков (примерно 20% от площади лесосеки и более) говорит о том, что в реальности вырублено значительно больше, чем было разрешено.

При проведении выборочной санитарной рубки все деревья, подлежащие вырубке, должны помечаться специальными клеймами в двух местах: на уровне груди человека и чуть выше уровня земли-с тем, чтобы одно клеймо обязательно осталось на пне. В соответствии с Санитарными правилами, рубка деревьев без предварительного клеймения запрещается. На практике очень часто работы проводятся без клеймения. А это значит, что часть деревьев вырублена сверх разрешенного объема.

При рубке леса или других работах лесопользователи не должны оставлять хлама вокруг: порубочных остатков, брошенной лесозаготовительной техники или бытового мусора. Это однозначное нарушение правил.

Распространенное нарушение при рубках-сверхнормативное повреждение почвы, которое сначала ведет к появлению эрозии, а далее-к потере плодородия почвы и загрязнению водоемов взвешенными частицами. Соответствующие нормы прописаны, например, в «Наставлении по рубкам ухода в равнинных лесах европейской части России». Правда, требования к повреждению почвенного слоя различаются в зависимости от места и типа рубки.

Одно из типичных нарушений, допускаемых при выборочных рубках, — повреждение большого количества оставшихся деревьев. Количество поврежденных деревьев не должно превышать 3%. Иначе это приведет к потере биологической устойчивости отдельных участков леса, ослаблению деревьев, заражению их различными грибными инфекциями.

Нужно также иметь в виду, что если санитарная рубка сплошная, то, скорее всего, она незаконная.

Сплошная санитарная рубка является крайней мерой и проводится только там, где много погибших или больных деревьев, и только после специального лесопатологического исследования. Сплошную санитарную рубку можно узнать по обозначению на столбике (аббревиатура ССР).

Водный кодекс РФ запрещает проведение рубок главного пользования в водоохранных зонах водных объектов. В соответствии с «Правилами отпуска древесины на корню в лесах РФ» лесопользователи обязаны не допускать использования русел рек и ручьев в качестве волоков и временных лесовозных дорог. В реальности оба эти требования могут нарушаться.

Часты незаконные рубки на особоохраняемых природных территориях: в заказниках, памятниках природы или природных парках. Очень часто «черные» лесорубы берут только самую важную и значимую часть дерева. Все остальное-вершины и основание-остается лежать на поляне.

Пишите письма

Если вам доведется стать случайным свидетелем некоей вырубки леса, присмотритесь получше. Если она вызывает подозрения, необходимо обратиться в соответствующую инстанцию и потребовать проведения официальной проверки на предмет, была ли рубка законной. А вот в какую инстанцию обращаться, зависит от того, где были замечены нарушения: в черте населенного пункта или вне его, в области или областном центре. Тут важно знать, что, согласно новому Лесному кодексу, с начала этого года ряд полномочий, в том числе лесная охрана, переданы в регионы. И обращаться нужно не в Росприроднадзор, как это было раньше, а в Комитет государственного контроля природопользования и экологической безопасности регионального правительства. Это новое природоохранное ведомство, которое действует с января 2008 года и уполномочено координировать решение различных проблем в сфере природопользования, в том числе принимать заявления от граждан.

Для того чтобы сообщить о возможной незаконной рубке, необходимо написать письмо на имя председателя комитета и отправить факсом, почтой или отнести лично. В этом заявлении нужно подробно описать увиденное (место, время, люди, орудия и пр.), подписаться своими подлинными именем и фамилией (заявление не может быть анонимным) и указать свой обратный адрес. В течение месяца комитет обязан направить официальный ответ заявителю.

Межведомственная кооперация

Массовым характером незаконных рубок всерьез озаботилась Федеральная антимонопольная служба (ФАС), поскольку наряду с экономическим и экологическим ущербом нелегальные рубки отражаются на формировании конкурентной среды: «черные» лесо-рубы оказываются в выигрыше по сравнению с ответственными лесопользователями и во многом из-за «высоких административных барьеров на пути к законному доступу» к лесу. Отсюда возникает дискриминация отдельных лесопользователей, которая, в свою очередь, поощряет их к незаконным рубкам. Так что получается замкнутый круг.

К тому же незаконные рубки насыщают рынки круглым лесом, учитывать который трудно, а значит, практически невозможно точно анализировать рынки заготовки и вывозки леса.

В связи с этим очень актуальным стало межведомственное сотрудничество. Так, ФАС России подписала соглашения о сотрудничестве с рядом ведомств. Например, с МВД России. В их соглашении оговорены обмен информацией и взаимная помощь при осуществлении правоприменительной деятельности. ФАС обязуется в рамках соглашения оказывать экспертное, аналитическое содействие МВД при раскрытии правонарушений и преступлений, связанных с ограничением конкуренции, а МВД приняло на себя обязательства по содействию в оперативной деятельности, поскольку антимонопольный орган сегодня не обладает полномочиями органа дознания.

Эффективность борьбы с нелегальными рубками во многом зависит также от прозрачности распределения лесных ресурсов, от того, насколько эффективно и полно отслеживается передвижение леса внутри России и направляемого за рубеж. Пока нашей антимонопольной службе трудно точно анализировать рынки заготовки и вывозки леса, поэтому нужна как можно более полная информация о продавцах и приобретателях прав на лесопользование.

Прозрачность и открытость такой информации в принципе должна повысить степень общественного контроля в лесопользовании, гарантировать чистоту конкуренции в лесном секторе, снизить объемы незаконных рубок и уровень коррупции в отрасли в целом.

Как заявляют в самой ФАС, в настоящее время специалисты службы активно разрабатывают предложения по совершенствованию антимонопольного контроля в лесопользовании. Эти предложения направлены на снижение административных барьеров, предотвращение монополистических тенденций в лесном секторе, повышение прозрачности распределения и оборота прав пользования лесными ресурсами, обеспечение прав малого и среднего бизнеса в лесопользовании и, конечно, развитие института общественного контроля за использованием леса.


Марина ЕВСЕЕВА

При подготовке статьи использовались материалы Лесного форума Гринпис России