Партнеры журнала:

В центре внимания

ВТО проверит российский ЛПК на прочность

Аналитиков сектора ЛПК не пугает понижение кредитных рейтингов европейских стран. Куда большие опасения вызывает вступление России в ВТО. Долгожданное присоединение к Всемирной торговой организации покажет - сможет ли российский ЛПК избавиться от звания «сырьевого» и наконец перейти к эффективному лесопользованию. Не на словах, а на деле.


Не так давно мировые рейтинговые агентства понизили рейтинги многих европейских стран. В январе 2012 года международное агентство Standard & Poor's (S&P) понизило суверенные кредитные рейтинги девяти стран еврозоны. Так, по данным S&P, наивысшего кредитного рейтинга лишилась вторая экономика Европы - Франция. Агентство снизило его на одну ступень - с «ААА» до «АА+», при этом ему был дан «негативный» прогноз, что говорит о том, что он может быть понижен еще.

Наивысший кредитный рейтинг «ААА» также потеряла Австрия, он понижен до «АА+». Правда, в отличие от французского, остается «стабильным». Снижены рейтинги и всех проблемных стран еврозоны. К примеру, S&P снизило до так называемого «мусорного» уровня «ВВ» рейтинги Португалии и Кипра при «негативном» прогнозе, рейтинг Испании снижен до уровня «А», а Италии - до «ВВВ+». Естественно, снижение роста экономики сказалось и на деятельности лесодобывающих и деревоперерабатывающих предприятий Европы.

Если говорить о глубокой переработке древесины в Европе, то, по данным CEPI (Европейской конфедерации лесной промышленности), в 2011 году снизились объемы производства почти всех видов целлюлозно­бумажной продукции. Снижение потребления основных видов целлюлозно­бумажной продукции в Европе, начавшееся на фоне мирового экономического кризиса 2008-2009 годов, повлекло за собой сокращение производственных мощностей и уменьшение общих объемов выпуска. В 2011 году эта тенденция сохранилась прежде всего в отношении чистоцеллюлозной графической бумаги: мелованной (снижение на 6,9 % к уровню 2010 года) и немелованной (­4,2 %). Объемы производства писчепечатных бумаг с использованием древесной массы уменьшились на 1,9 % для немелованных и на 0,2 % для мелованных видов. Производство газетной бумаги снизилось на 0,4 %, упаковки из бумаги и картона - на 2,2 %, древесной массы - на 1,3 %, целлюлозы - на 0,4 %, макулатуры, вовлеченной в переработку, на 1,6 %. Всего по бумаге и картону снижение составило 2,0 %.

В соответствии с аналитическим докладом компании Price­waterhouseCoopers, подготовленным к Международному экономическому форуму в Давосе, проходившему 24 января 2012 года, «сталкиваясь с неуверенностью в отношении общего экономического роста, ростом конкуренции и прежде всего изменением потребительского спроса, президенты лесных компаний стремятся подготовиться к этим глобальным вызовам. 63 % руководителей планируют в 2012 году изменить стратегию компаний, при этом четверть опрошенных считают, что эти изменения будут фундаментальными. Наиболее важным направлением считается сокращение затрат. Более 80 % президентов лесных компаний в мире в прошлом году добились снижения издержек, 82 % планируют дальнейшее сокращение расходов в текущем году, что на 16 % больше, чем в других отраслях».

Впрочем, рисков, как и выгод, в таком положении дел аналитики для российского ЛПК не видят.

«Возможные изменения объемов и направлений экспорта российского леса не будут непосредственно связаны с колебаниями кредитных рейтингов стран ЕС и курсов основных валют, в том числе и евро. Скорее на них окажут влияние продолжающиеся в Европе процессы сокращения основных производственных мощностей и их перенос в регионы с растущим потребительским спросом, - отмечает начальник аналитического департамента РАО «Бумпром» Юрий Лахтиков. - Рынок Западной Европы не является приоритетным для российских производителей продукции с высокой добавленной стоимостью, поэтому главная задача на ближайшие годы - закрепиться на рынках стран СНГ и Восточной Европы и по возможности насытить растущий отечественный рынок. Что касается российских компаний, занимающихся экспортом лесной продукции в Европу, то на протяжении последних десяти лет они испытывают постоянно растущую конкуренцию, прежде всего со стороны латиноамериканских производителей (Бразилия, Чили)».

Стоит отметить, что Южная Америка, в отличие от Китая и стран Азии, пока не экспортирует пиломатериалы, поставляя на рынок в основном коротковолокнистую целлюлозу, которая непригодна для производства всех видов бумаги.

Экономические бури в Европе не затронут ЛПК России и по той причине, что гораздо более важным, чем Европа, потребителем сырья отечественных лесопромышленников является Китай. Впрочем, им не стоит излишне обнадеживаться. Потребности Китая в сырье в долгосрочной перспективе будут покрываться за счет внутреннего рынка. «Большим плюсом российского лесного сектора пока является близость к крупнейшему потребителю древесины и целлюлозы - Китаю, поэтому ряд лесных компаний активно развивают это направление. Однако масштабная программа развития плантационного лесоводства, активно поддерживаемая правительством Китая, может уже в ближайшие 5-7 лет значительно сократить зависимость китайской целлюлозно­бумажной промышленности от импортного сырья», - считает Юрий Лахтиков.

Его точку зрения частично поддерживает генеральный директор компании Rusforest Мартин Херманссон: «Законодательные изменения, которые были приняты для стимулирования восстановления лесного сектора в Швеции еще в 20-30­х годах прошлого века, а в Китае - после культурной революции, почти 30 лет назад, в России еще даже не обсуждаются. Власти Швеции и Китая признали, что сектор играл на самоуничтожение и потери для страны слишком велики как с экономической, так и с социальной точки зрения.

В России сегодня площадь земель, покрытых лесами, уменьшается, то есть лесов вырубается больше, чем восстанавливается, не говоря уже о качестве лесовосстановления. Каждый год от пожаров лесной фонд в России уменьшается на 2-3 млн га. Это колоссальные цифры! В то же время площадь лесных земель в Китае увеличивается на миллион гектаров каждый год. В долгосрочной перспективе у российского ЛПК останутся определенные конкурентные преимущества, но только из­за того, что породы новых посадок в Китае непригодны для мебельного производства. Словом, без изменения подхода к лесовосстановлению России будет сложно конкурировать с другими странами».

Останемся поставщиками сырья?

Российских лесопромышленников сейчас куда больше заботит вступление России в ВТО. Несмотря на то что компании российского ЛПК широко вовлечены в мировую экономику, именно с членством в этой организации связаны немалые риски для отечественных компаний, работающих на российском рынке. Вступление России в ВТО станет проверкой всех отраслей экономики, в том числе лесной промышленности, на конкурентоспособность.

Во­первых, увеличится конкуренция за счет более свободного, чем сейчас, вхождения на российский рынок иностранных компаний. Есть риск приостановки масштабных инвестиционных проектов по выпуску высококачественных бумаг, санитарно­гигиенических изделий, упаковки.

«Главным образом это коснется предприятий, расположенных в приграничных регионах - Северо­Западном, Западном и Южном федеральных округах, в меньшей степени - Уральского и Сибирского регионов. Выживут те, кто сможет минимизировать производственные издержки и выиграть
у европейских компаний за счет географической близости своих производств к потребителю», - полагает Юрий Лахтиков.

Изменения в условия экспорта будут вноситься путем специальных соглашений между странами­участниками. Предполагается, что будут введены квоты и экспортные лицензии на необработанную древесину, позволяющие в рамках квот экспортировать ее с использованием пониженных вывозных пошлин. Впрочем, пошлины для некоторых видов древесины даже повысятся. Так, если пошлины на необработанную хвойную древесину в рамках квот будут снижены примерно вдвое, то пошлины на «кругляк» березы поднимутся с 0 % приблизительно до 5 %, к огорчению наших финских соседей.

«Пока нет распределения квот, последствия от вхождения в ВТО сложно оценить, поскольку нет согласованного механизма ни от Минэкономразвития, ни от Федерального агентства лесного хозяйства. Такая неопределенность в долгосрочной перспективе не стимулирует инвестиции, и вести бизнес в такой ситуации многим компаниям довольно сложно. Эта ситуация искусственно занижает инвестиционную привлекательность страны и в конечном итоге оставляет людей без работы», - говорит Мартин Херманссон.

По данным «РА Эксперт», основными конкурентными преимуществами российского ЛПК традиционно принято считать количество и качество древесины на территории нашей страны, а также дешевизну основных видов сырья и рабочей силы (что сегодня уже не так актуально, как 5-6 лет назад). И если количество и качество российской древесины - довольно долговременный фактор сохранения конкурентоспособности отечественными лесопромышленниками, то дешевизна сырья и рабочей силы - факторы преходящие, быстро утрачиваемые российскими компаниями. Кроме того, стоит заметить, что энергоресурсы в последние 5-7 лет дорожают значительно быстрее, чем базовые продукты российского ЛПК.

Структура российского экспорта также отражает положение дел и конкурентоспособность отечественных компаний лесного сектора. Сегодня в огромном количестве экспортируются необработанный лес и товарная целлюлоза, а из других стран к нам поступают высокотехнологичные продукты. Все попытки правительства стимулировать глубокую переработку древесины внутри страны в последние 5-7 лет провалились. Внутренний рынок не смог поглотить большое количество сырья, а экспорт продолжал падать. Вступление страны в ВТО, по мнению экспертов, поможет поддержать экспортеров сырья, которые сильно пострадали за годы кризиса, но подорвет приоритетные проекты развития переработки древесины.

Все ожидают, что снизятся экспортные пошлины на «кругляк»; еще несколько лет назад в планах Правительства РФ было их увеличение до 80 %, сегодня существующие 25 % будут плавно снижаться. Эксперты считают, что это окончательно закрепит за Россией статус поставщика сырья.

«Полная отмена до 2016 года экспортных пошлин на круглый лес, связанная со вступлением России в ВТО, с одной стороны, поможет российским экспортерам необработанной древесины, с другой - подведет черту под отечественной программой господдержки развития глубокой переработки древесины, анонсированной несколько лет назад, и закрепит сырьевой характер российского лесопромышленного комплекса на мировом уровне», - считает г­н Лахтиков.

Не до экспансии

Эксперты не ожидают значительной экспансии европейских компаний на рынок России и российских компаний - на европейский рынок. «Не думаю, что новые европейские производители будут массово приходить на российский рынок. Сама структура отрасли, ее непрозрачность, несовершенство лесного законодательства, а также условия работы в регионах вытесняют с рынка даже тех производителей, которые есть сейчас, - говорит Мартин Херманссон. - Конечно, для ряда экспортеров приход на российский рынок новых европейских компаний может дать положительный эффект, поскольку многие лесопереработчики на Северо­Западе РФ страдали от недостатка иностранных рынков для сбыта балансов. Но массовой экспансии российских компаний на европейские рынки также не будет, структура экспорта останется сырьевой - увеличатся лишь поставки той самой балансовой древесины».

Получается, что российская экономика, и ЛПК в частности, не успели подготовиться к вступлению в ВТО, процесс вхождения в которую продолжается уже больше десяти лет. Причина низкого уровня развития переработки леса, губительных пожаров, нерационального лесопользования одна, отсутствия лесных дорог, считает генеральный директор компании Rusforest. «По факту все разговоры в России о необходимости введения эффективного лесопользования так и остались разговорами. Лесопромышленникам невыгодно брать на себя затраты по приведению леса в порядок, для того чтобы можно было через 20-30 лет рубить в два раза больше. Никто не будет делать ремонт в коридоре общежития или ремонт в квартире, если снимает комнату на два месяца. Но если эта комната становится твоей собственностью - другое дело, - говорит Мартин Херманссон. - Вся проблема в отсутствии ответственного и целеустремленного хозяина. К великому сожалению, лесная политика России такова, что и "лесная власть", и "зеленые", правда, по разным соображениям, не помогают в переходе к интенсивному лесопользованию. Пустые разговоры будут до того момента, пока и те и другие не поймут, что бизнесмен или арендатор станет финансировать полный уход за лесом только при условии получения права собственности на него. Нынешний хозяин не может себе это позволить, так как затраты на восстановление общей инфраструктуры лесного хозяйства, включая строительство и поддержание в надлежащем виде дорог, слишком велики. Сегодня взять в аренду участок леса, чтобы вести заготовки уже сейчас, намного выгоднее, чем приводить в порядок те участки, на которых в будущем можно увеличить объем заготовки. И чем дольше у тебя находится в аренде участок, чем больше средств ты вкладываешь в его развитие, тем больше появляется "доброжелателей", которые хотели бы заполучить его. Это серьезно осложняет бизнес и тормозит развитие всей отрасли, поэтому российскому ЛПК просто необходимы изменения в законодательстве».

Оксана КУРОЧКИНА