Партнеры журнала:

ЦБП

Пути решения актуальных проблем российского ЛПК

Пытались найти участники саммита в Вене, организованного компанией Honeywell

15–16 мая в австрийской столице, в отеле «Хилтон», прошел международный саммит по проблемам целлюлозно-бумажной промышленности и биоэнергетики, организованный компанией Honeywell Process Solutions (HPS).

«Решения для быстро меняющегося мира» (Future proof. Solutions for an ever changing world) – так звучала основная тема HPS’ 2012, международного саммита по проблемам целлюлозно-бумажной промышленности и биоэнергетики (Global Pulp, Paper and Biofuels Summit).

В центре внимания участников мероприятия, которое проводилось совместно с Международным саммитом по технологиям измерения параметров полотна, были вопросы взаимодействия ЦБП и биоэнергетики.

Работа саммита проходила по четырем направлениям: производство бумаги, целлюлозное производство, биоэнергетика и обеспечение качества бумажного полотна и нетканых материалов. Участники обсудили следующие вопросы:

● Каким образом новые технологии способствуют уменьшению расходов на оборудование предприятия;

● Как целлюлозно-бумажные комбинаты могут снизить выбросы парниковых газов и выйти в лидеры в производстве возобновляемых источников энергии на основе древесной биомассы;

● Как внедрение экологических технологий в целлюлозно-бумажной промышленности влияет на ускорение ее обновления;

● Каковы специальные требования к производственному процессу в части использования тех видов топлива и энергоресурсов, которые будут актуальны в будущем: биотопливо, энергия ветра, солнечная энергия, гидроэнергия и газификация угля;

● Какие технологические инновации могут в будущем обеспечить более рациональные и экологически чистые рабочие процессы, чем те, которые используются сегодня.

С докладами и сообщениями на саммите выступили представители компаний Andritz, Bosch, Stora Enso, Enviroburners, Pöyry Management Consulting Oy, Vacon, Green Fuel Nordic и других. И, разумеется, компании Honeywell.

Со вступительным словом к участникам мероприятия обратился вице-президент HPS по продажам и развитию бизнеса в регионах ЕБВА (Европа, Ближний Восток и Африка) Орхан Генис:

Вице-президент HPS по продажам и развитию бизнеса в регионах ЕБВА (Европа, Ближний Восток и Африка) Орхан Генис
Вице-президент HPS по продажам и развитию бизнеса в регионах ЕБВА (Европа, Ближний Восток и Африка) Орхан Генис

«Мировая экономика только начинает восстанавливаться после серьезного спада, и этот процесс идет очень непросто. Ситуация продолжает оставаться очень нестабильной. Развивающиеся страны стремятся к устойчивости своих экономик, в то время как развитые экономики восстанавливаются слишком медленно.

Существенно меняется картина мировой энергетики. Япония после аварии на атомной станции Фукусима приняла решение о прекращении работы этой АС. Катар перестал быть самым крупным экспортером сжиженного природного газа. Сланцевый газ, который начали активно вырабатывать в США последние два года, способен вскоре превратить эту страну в крупного экспортера энергоносителей. Тенденция очевидна: ресурсы, использование которых сопровождает высокий уровень загрязнения, занимают все меньшую долю в общем балансе. Все больший интерес вызывают возобновляемые источники энергии, и именно в этой области в последнее время появились новые перспективные технологии. На их поддержку в мире выделяются крупные субсидии – $65–67 млрд, и в будущем уровень финансирования инновационных проектов будет только расти, достигнув $150 млрд к 2035 году. Современное общество и правительства развитых стран готовы идти на такие расходы, ведь реальность такова: возобновляемые источники энергии будут играть все более важную роль в общем балансе энергоносителей. Серьезной проблемой производства разных видов биотоплива стало использование в качестве сырья сельскохозяйственных культур, которые могли бы быть переработаны в продукты питания. Можем ли мы это себе позволить, учитывая, что в 2015 году на Земле будет проживать 9 млрд человек? Нет, надо опираться на другие возобновляемые источники энергии, на те технологии и технику, которые не изменяют основной функции сельского хозяйства. К таким источникам относится, например, лигноцеллюлоза, получаемая из древесины, и подобные виды биомассы. Когда мы говорим о биоэнергетике, мы перед собой ставим задачу разработать решения такого уровня, которые бы позволяли не использовать для создания биотоплива пищевые продукты сельскохозяйственного производства.

Специалист Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Юхан Нумминен
Специалист Европейского банка реконструкции
и развития (ЕБРР) Юхан Нумминен

Другая тема – ЦБП, отрасль, неразрывно связанная с той, о которой я говорил выше. От энергетики зависит состояние мировой экономики в целом, и ЦБП тут не исключение. Производство бумаги по ряду причин переживает не лучшие времена, цены на бумагу начали идти вниз. Мы должны обязательно повышать эффективность бизнеса.

Как это сделать, и каким образом Honeywell вам может в этом помочь? Мы можем повысить качество работы деревообрабатывающих производств, ЦБ производств, снизить эксплуатационные расходы благодаря широким возможностям управления и технологиям, уменьшить потребление сырья на единицу готовой продукции, сократить логистические расходы, повысить производительность труда, вооружив предприятия широким инструментарием, основанным на передовых технологиях.

Основные составляющие нашего подхода к обеспечению предприятий ЦБП средствами автоматизации – безопасность производства, надежность управления с помощью виртуализации производственного процесса, снижение затрат, внедрение систем DCS (распределенные системы управления), систем диагностики состояния оборудования, систем APC (усовершенствованное управление технологическими процессами)».

Представитель компании MAKORUS Сергей Малков
Представитель
компании MAKORUS
Сергей Малков

Основная часть выступления специалиста Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Юхани Нумминена была посвящена ЦБП России.

«На карте мира, где отмечены страны, в которых работают технологии Honeywell, есть огромное белое пятно, которое по силуэту соответствует очертанию территории России, – сказал г-н Нумминен. – ЕБРР работает с рядом компаний, развивающих в России сектор лесной и деревообрабатывающей промышленности – "Монди", Stora Enso и др. Суммарный объем инвестиций банка в российские проекты – свыше 20 млрд евро. В прошлом году 30% всех предоставленных нами инвестиций пришлось на Россию. И эта страна и далее будет оставаться лидером по объемам финансирования со стороны нашего банка. Но прежде чем принять решение о выделении средств, банк проводит серьезные аналитические исследования и вкладывает средства только в надежные проекты.

Такие исследования мы проводили и в сфере ЦБП и в биоэнергетике Боснии, Румынии, Болгарии, Белоруссии, Украины. В рамках исследования мы сравнивали Россию по параметрам благоприятности инвестиционного климата с другими странами, где есть строящиеся объекты ЦБП. В трех пилотных регионах рассматривались только проекты нового строительства. При анализе гипотетической конкурентоспособности таких ЦБ производств, цифры по России в сравнении с другими странами выглядят относительно неплохо: и потребление бумаги в стране высоко, и доходность инвестиций. Но обнаружился и ряд характерных для страны проблем.

Только самые крупные и сильные компании в этом бизнесе имеют возможность реализовывать крупные проекты. Ключевые вопросы, связанные с реализацией таких проектов, – это обеспеченность сырьем и подготовленность инфраструктуры.

Огромные запасы древесины – вот основной плюс России, любой проект в этой стране будет основан на естественно растущих лесах, а не на плантационных. И, конечно, качество «настоящей» древесины много выше плантационной. И по видовому составу древесины Россия, можно сказать, "выигрывает" – ведь в той же Южной Америке, где активно развивают "лесное плантаторство", во всех проектах используют один или несколько видов, поскольку на плантациях выращивают очень небольшое количество разновидностей деревьев.

Но есть и минусы. Самый объективный – естественный годовой прирост древесины у деревьев, здесь отличие между бореальными лесами и плантациями Южного полушария громадное. В бореальной зоне требуются очень большие лесные площади для обеспечения сырьем крупного ЦБП – от 3 до 10 млн га. Далее – логистика и транспортировка. Огромные расстояния влекут за собой затраты на топливо, амортизацию и пр. Климатические условия тоже нельзя сбрасывать со счетов, а если еще вспомнить о качестве дорог… Лет 6 назад я побывал на лесозаготовках близ Сыктывкара – харвестеры вязли в грязи по самые оси и даже в таком состоянии пытались заготавливать древесину…

В ходе своего исследования мы также общались со многими компаниями, обобщали их опыт, рассматривали ведение ими финансово-хозяйственной деятельности с точки зрения экономических рисков. Результаты исследования были обобщены в форме рекомендаций для российских властей и касались мер по привлечению инвесторов в лесной, целлюлозно-бумажный и деревообрабатывающий секторы. В частности, в этих рекомендациях делался акцент на возможности обеспечения бесперебойности поставок сырья, с тем чтобы доставка сырья была экономически оправдана, чтобы не было административных ограничений, связанных с существованием границ между областями и другими территориальными единицами.

На основании своего более чем 25-летнего опыта могу сказать, что с точки зрения банкиров в инвестиционных проектах, реализуемых в Восточной Европе, самый высокий риск у заказчика проекта. Среди факторов риска – выбор неверной стратегии реализации проекта, а для России еще и риск превышения бюджета проекта. Мои коллеги-консультанты отмечают, что это происходит со всеми проектами, в которых они участвуют. Риск задержки реализации проекта и превышения сроков – еще одна серьезная опасность. А отсюда следует и риск невыполнения проекта. Проблему могут представлять также нехватка квалифицированной рабочей силы, обеспечение сырьем, логистика и транспортировка, инфраструктурные и экологические вопросы. Приходилось сталкиваться с ситуациями в российских проектах, когда задержки с пуском производства были связаны с тем, что не подвели газ, не подключили электричество и т. д.

Если говорить о российских проектах, у них есть общая проблема, связанная с законодательством, да и политический климат в стране сложный. Финансы и макроэкономика тоже далеки от стабильности. Поэтому, если вы сейчас обратитесь за финансированием в серьезный банк для российского проекта стоимостью в $2,5 млрд, маловероятно, что вам предоставят такие заемные средства. По нашему мнению, российскому государству необходимо изменить инфраструктурные условия, обеспечить возможности надежной поставки сырья и оптимизировать процесс получения лицензий и разрешений. Только в этом случае можно всерьез рассматривать солидные инвестиции, а пока с проектами мега-масштаба связано слишком много сложностей.

Что касается наших инвестиционных проектов в ЛПК России, первым из них стал 15 лет назад комплекс в Сыктывкаре, сейчас принадлежащий компании “Монди“. Затем мы участвовали в финансировании и других проектов, но главным образом это были проекты деревообрабатывающих производств и предприятий по выпуску пиломатериалов, панелей, щитов, плит MDF и т. д. Если же говорить о целлюлозно-бумажной отрасли, за последние 30 лет ни одного крупного проекта нового строительства ЦБП в России не было. А было: два крупных проекта модернизации с большим объемом инвестиций – уже упомянутый “Монди“ (Сыктывкар) и проект группы “Илим“ в Братске. Конечно, сомнения инвесторов в привлекательности инвестиционного климата в России по сравнению с другими странами вполне обоснованы. Но позволю себе заметить, что профессионалы, работающие в области деревообработки и ЦБП, верят в то, что у правительства РФ есть все возможности для принятия такого плана действий, который мог бы в корне изменить ситуацию таким образом, чтобы инвесторы смело могли приходить в Россию».

Развивая тему, представитель компании MAKORUS Сергей Малков ознакомил участников мероприятия с результатами оценки перспектив развития инвестиционных проектов в России: «Всем известно, что у России большие запасы леса – более 20% общемировых (81 млрд м3 древесины), общая площадь лесов – свыше 1 млрд га, 60% из них относятся к промышленной категории. Ежегодный объем лесозаготовок составляет 500 млн м3. По приросту этого объема даются разные прогнозы: мы, например, считаем, что он будет составлять 140 млн м3 (примерно 25% от всего объема ежегодных разрешенных рубок).

Г-н Нумминен говорил о крупных проектах, выполненных в России, – компании “Монди“ в Сыктывкаре и группы “Илим“ в Братске. Но это проекты модернизации существующих производств, а если говорить о новом строительстве, то это, как правило, маленькие компактные проекты с бюджетом не более 200–300 млн евро. Почему не появляется новых проектов ЦБП в России? Привлекательность инвестиций – это сочетание потенциала инвестиций и рисков. Потенциал включает в себя целый ряд факторов, дающих инвестору гарантию того, что капитал не пропадет и будет получена прибыль, соответственно, тогда инвестиции в отрасль становятся привлекательными. Остановимся на этих факторах, влияющих на привлекательность российской отрасли для инвесторов. Прежде всего, стоимость электроэнергии. В 2010 году цены выросли до 70 евро за мегаватт/час, в 2011–2012 годах они немного понизились благодаря либерализации рынка электроэнергии, но произошло это, в основном, в результате проявления политической воли высшего руководства России в преддверии грядущих выборов. После выборов стоимость электроэнергии растет опять – уже поднялась примерно на 8–10%, растут и цены на газ. У крупных производств еще имеется возможность выторговать себе выгодные условия у компаний–поставщиков электричества, но маленьким производствам и небольшим объектам сегодня приходится платить более 100 евро за мегаватт. В соседней Финляндии цены вполовину меньше. Мне кажется, самая серьезная проблема для России – это логистика.

Тарифы на железнодорожные перевозки продолжают расти, РЖД активно пользуется своей монополией, аргументируя рост цен необходимостью инвестиций в инфраструктуру и т. д. Тарифы растут в среднем со скоростью 10% в год. Транспортировка по железной дороге выливается в огромные суммы. Приведу пример: доставка товаров из Красноярска до китайской границы обходится в 150 долларов за тонну, а потом еще по Китаю нужно транспортировать до конечного потребителя, и это еще 35–40 долларов за тонну.

Запасы леса велики, но использовать их эффективно мы не можем, поскольку нет лесозаготовительной инфраструктуры. Здесь мы сильно отстаем от наших скандинавских соседей. Есть и еще один барьер на пути инвестора – это экологические нормы, которые были разработаны в 1940–1950 годах и базируются на модуле концентрации (т. е. измеряется концентрация выбросов в целом, а не в том месте, где находится конкретное производство). Нормативы по максимально допустимым, предельным концентрациям у нас гораздо строже, чем в других странах, и соответствовать им при использовании современных технологий зачастую просто невозможно, ведь в эти нормы включен целый ряд загрязняющих веществ, воздействие которых на окружающую среду иногда даже невозможно измерить! Причем, строгость норм “компенсируется“ необязательностью их выполнения. Некоторые ЦБП в обход закона выкупают себе право превышать нормы. Это коррупция, преступление, а для европейского инвестора – неоправданный риск. Знаю случай, когда в Вологде скандинавский инвестор, испугавшись подобной ситуации, отказался от участия в проекте.

Один из самых серьезных негативных факторов – нехватка квалифицированной рабочей силы. Эта проблема касается всех компаний, всех проектов в России. И ситуация чем дальше, тем больше усугубляется: за годы перестройки мы потеряли 10–15 лет, образование ушло в глубокий кризис, квалифицированный персонал разбежался, никто не хотел всерьез изучать технологии лесозаготовительного производства. Только в последние годы появились отдельные интересные учебные программы в Архангельске и Петербурге, в вузы и техникумы пришли толковые студенты, что позволяет надеяться на возрождение процесса подготовки специалистов XXI столетия. Но профессиональных кадров пока не хватает. Да и зарплаты в нашей отрасли также ниже, чем где либо в Европе, хотя они постепенно растут. А вот производительность труда в России довольно низкая по сравнению со странами-конкурентами. Нам нужно кардинально менять ситуацию с кадрами и больше обращать внимания на образование, на обучение специалистов. Только в этом случае наш леспром сможет стать конкурентоспособным.

Еще один серьезный вопрос – стоимость сырья. В контексте вступления России в ВТО прогнозы в этой сфере неутешительны. Мне кажется, цены будут расти, и на них будут влиять неизбежные затраты на лесовозные дороги. После 18 лет переговоров Россия присоединяется к ВТО. Основной принцип этой организации – отсутствие тарифного регулирования между странами-членами и, в идеальном случае, отсутствие таможенных пошлин. Для вновь вступивших в ВТО стран предусмотрен поэтапный подход, постепенное уничтожение торговых барьеров. Так вот, согласно некоторым исследованиям, от вступления в ВТО ЛПК пострадает более всех других российских отраслей: высокая конкуренция со стороны иностранных компаний заставит многие мелкие производства в России закрыться.

Что касается экспорта российского сырья, есть уже утвержденные квоты: по сосне – 60 млн м3 (3,6 млн м3 – в Европу, в Японию 12,4 млн м3, остальное – в Китай), по ели – 5,9 млн м3 в Европу и 0,3 млн м3 в другие страны. Предусматривается 15%-ная экспортная пошлина по сосне для объема ниже квоты и 13%-ная – по ели. По щепе пошлина сразу после вступления в ВТО составит 5%. Пошлины будут снижаться каждый год и через четыре года сведутся к нулю. Эксперты ожидают, что вступление в ВТО поставит нас в трудное положение по стоимости сырья. По нашим оценкам, она будет на уровне 15–20% от текущего уровня, максимум 5 евро за кубометр кругляка. Не менее сложная ситуация с импортом, в частности, с импортом бумажной продукции. Чтобы наладить собственные производства, потребуется поддержка со стороны государства.

Чего же нам ожидать? 30 апреля 2012 года Дмитрий Медведев подписал документ «Основы политики в сфере экономического развития России на период до 2030 года», в котором на 50 страницах обозначены основные проблемы и направления их решения. Среди важных мер: обязательная госэкспертиза для всех проектов строительства и использование передовых, экологически чистых технологий; прекращение существующей практики по установлению норм по сбросам и выбросам; требование обработки отходов перед их утилизацией; развитие системы образования с приоритетом в области экологии, введение новых учебных предметов; внедрение системы экологического мониторинга. К 1 декабря 2012 года мы увидим, какие нормы в итоге будут установлены в России на период до 2030 года. Что касается инвестиционного климата, Владимир Путин поставил цель поднять Россию в рейтинге Всемирного Банка по простоте ведения бизнеса на 100 позиций вверх (сейчас мы на 120 месте). Планируется уменьшение числа необходимых разрешительных документов, сокращение времени на получение разрешительной документации. Планы, конечно, замечательные, вопрос только в том, как они будут реализовываться – от этого зависит наше будущее и конкурентоспособность всей российской экономики, в частности, предприятий ЦБП.

В течение нескольких последних лет проведен целый ряд мероприятий для повышения привлекательности ЦБ отрасли, в Лесной кодекс внесены поправки, сделаны изменения в процедурах импорта оборудования, внедряются механизмы, направленные на стимулирование проектов со статусом приоритетных. Следующим шагом должны стать такие изменения в лесных нормах, в технологии работы предприятий, чтобы существенно повысить эффективность лесозаготовительных операций. Необходимо также и улучшение имиджа нашей отрасли, подобно тому, как это успешно делают в Финляндии: вместо традиционного подхода в ЦБП этой страны сейчас применяется концепция «биофорест». Ее суть: экология + образование + наука + государственная поддержка для инвесторов с точки зрения налогового климата, финансирования…

Один из возможных вариантов создания новых рентабельных производств – использование частно-государственного партнерства в сфере реализации крупных проектов. В рамках этого подхода инфраструктурные затраты (строительство мостов, подключение к магистралям и т. д.) будут осуществляться из госбюджета, что существенно облегчит финансовое бремя для инвесторов».

Сотрудники компании Honeywell с гордостью показали гостям саммита демонстрационный зал, в котором были представлены основные продукты фирмы, рассказали о новинках, охотно ответили на вопросы. К каждому экспонату в демо-зале был «прикреплен» специалист Honeywell.

Компания HPS продемонстрировала свои новейшие разработки в сфере интегрированных систем контроля качества и информирования о технологических процессах. Одна из них – усовершенствованный вариант популярной системы контроля качества Experion® MX – позволяет снизить издержки и упростить эксплуатацию линий по производству санитарно-гигиенической бумаги. В состав системы включен инфракрасный датчик для измерения веса и влажности волокон – Transmission Infrared (TRIR), что расширило возможности оборудования.

Благодаря использованию нового инфракрасного датчика можно вдвое уменьшить количество датчиков, необходимых для обеспечения контроля производства санитарно-гигиенической бумаги. Это значит, что снижается сложность и стоимость производства. TRIR может также использоваться для модернизации старых систем, в которых применяются датчики с источником бета-излучения, что позволяет исключить расходы на периодическую замену источников излучения.

«Наши клиенты постоянно ищут способы повысить качество и эффективность процесса производства, и новый датчик предоставляет им такую возможность, – говорит Брэд Гарнетт, руководитель целлюлозно-бумажного направления Honeywell Process Solutions. – Компания Honeywell много лет поставляет односторонние инфракрасные системы производителям санитарно-гигиенической бумаги, и мы рады сделать эту технологию доступной более широкому кругу предприятий отрасли с помощью нашей новинки TRIR». Система контроля качества Honeywell Experion® MX, которая выпускается с 2009 года, интегрируется с АСУ ТП Honeywell Experion® Process Knowledge System и обеспечивает весьма высокую скорость сканирования и обработки в сочетании с передовой технологией измерений и наиболее полнофункциональным в отрасли пакетом приложений по управлению качеством. Система проста в использовании, обеспечивает четкую картину процесса производства бумаги, а также проста и экономична в обслуживании. В состав Experion MX также входит самый быстрый сканер из существующих сегодня в отрасли – скорость его работы – 1 200 мм/с.

Эффективность и надежность Experion® MX подтверждены и недавним внедрением этой системы на производстве Mitsubishi HiTec Paper Europe GmbH. Этот крупный производитель бумаги и фоточувствительных материалов, выбрав Experion® MX взамен прежней системы контроля качества, ожидает, что использование новинки позволит значительно повысить контроль качества, – это обеспечит точное планирование производство и поможет уменьшить производственные отходы на предприятии компании в г. Билефельде (Германия). И, наконец, еще одно недавнее достижение Honeywell: 21 марта 2012 года компания подписала соглашение о сотрудничестве с фондом «Сколково». В его рамках Honeywell планирует открыть научно-исследовательский центр для разработки инновационных технологий в сфере IT и телекоммуникаций.