Партнеры журнала:

ЦБП

Кари Лиукко: «Мы ищем своего клиента»

Один из топ-менеджеров компании Honeywell, руководитель направления по биотопливу в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке г-н Кари Лиукко, несмотря на свою занятость на саммите, уделил несколько минут для интервью нашему корреспонденту.

– Расскажите, пожалуйста, о деятельности вашего направления в компании Honeywell.

Руководитель направления по биотопливу в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке г-н Кари Лиукко
Руководитель направления по
биотопливу в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке  г-н Кари Лиукко
– В моем ведении вся деятельность компании, связанная с производством различных видов биотоплива. Сюда относятся все типы продукции, основанные на биомассе, включая жидкие виды топлива (например, дизельное автомобильное и даже авиационное топливо). К сожалению, мы еще не сделали в России ни одного проекта в этой области. Но мы постоянно ищем своего клиента и инвесторов, которые смогли бы реализовать в вашей стране первый подобный проект.
Мы в самом начале пути, на стадии изучения нового рынка. И хотя направление, которое я возглавляю, довольно новое для компании Honeywell, мы уверены в успехе. Нам есть что предложить России – перспективные технологии, которые готовы к немедленному применению в промышленности. Я говорю о новой технологии RTP (Rapid Thermo Processing Technology – Технология быстрой термической обработки), позволяющей преобразовывать биомассу, включая лесные и сельскохозяйственные отходы, в экологически чистое жидкое биотопливо с нейтральным уровнем эмиссии углекислого газа.
Это топливо можно сжигать вместо натурального газа в промышленных горелках для получения тепла или электроэнергии.
Технология RTP появилась на рынке 3,5 года назад, в 2008 году. Однако ее основы были заложены намного раньше – 20 лет назад. Мы называем ее Proven Material Technology, то есть «технология, у которой нет рисков при использовании». Она проверена и готова к применению в промышленных масштабах, что очень важно для отрасли. Если вы делаете значительные инвестиции в биотопливный завод, значит рассчитываете ежегодно получать определенное количество тонн готового продукта. Наши установки, параметры которых могут быть внушительными, – например, 30х70х70 м, потребляют около 350 тыс. кубометров сырья в год, а на выходе промышленники получат 90 тыс. т топлива. Так вот, чтобы делать инвестиции в такое производство, вы просто не имеете права пользоваться непроверенными технологиями, слишком высок риск провала проекта. Honeywell же предлагает проверенные технологии.

– Почему вы решили продвигать эту технологию именно в России?

– Мы считаем, что в России есть большой потенциал для ее применения. У вас развитая лесозаготовительная отрасль: работают лесопильные предприятия, инвестируются деньги в лесную отрасль, хорошо развита ЦБП.
В вашей стране сейчас есть все условия для того, чтобы развиваться дальше: в лесах большой запас сырья, предприятия ЛПК активно занимаются лесозаготовкой, обеспечивая лесопильные компании определенным объемом сырья. Ежегодно образуется много отходов производства, есть большие объемы древесины, которая непригодна для основной деятельности предприятий отрасли. 
Эти отходы и некондиционную древесину можно с помощью технологии Honeywell преобразовать в биотопливо, в этой сфере у России огромные возможности. Мы называем эту часть своей работы Green business case, то есть развитие отрасли защиты окружающей среды. Применяя нашу технологию, российские предприятия могут улучшить свое экономическое положение.
Немаловажно, что в мире растет рынок потребления биотоплива. Например, в Европе, где очень жесткие законы по выбросам углекислого газа (CO). Ведь высокая концентрация выбросов углекислого газа в атмосферу способствует глобальному потеплению. Вот почему огромное число промышленных компаний сейчас в поиске доступного топлива, которое они могли бы использовать вместо нефти или газа.
Как я уже говорил, мы активно изучаем российский рынок, участвуем в специализированных конференциях, например, на конференции Адама Смита; здесь, в Вене, на конференции «Целлюлозно-бумажная промышленность России и СНГ». Мы хотим донести до российских потребителей информацию о возможностях нашей технологии, которые они могут использовать уже сегодня. Ведь для использования наших технологий в промышленности уже пришло время.

– Какие отрасли вы считаете наиболее перспективными для использования биотоплива? 

– Область применения биотоплива довольно широка, и в связи с этим у нас большой круг потенциальных клиентов. Те компании, которые сегодня уже вовлечены в структуру производства и использования продукции, основанной на биомассе (например, лесозаготовительная отрасль, производство клееной фанеры, ЦБП), – это кандидаты на использование такого рода технологий и процессов, которые предлагаем мы. Ну и, конечно, энергетические компании, которые уже используют биомассу для отопления и получения электричества. Эти компании являются потенциальными инвесторами. Сейчас мы наблюдаем (преимущественно в Европе) любопытную тенденцию: дальновидные игроки рынка все чаще объединяют свои мощности, образуются совместные предприятия.
Так, например, Wärtsilä и Metso создали альянс MW Power. Или, например, те, кто производят биомассу, объединяются с теми, кто контролирует энергетический рынок. Такие слияния становятся все более типичными для европейского рынка. Тем не менее, это новая отрасль, новый бизнес, здесь не все еще ясно.

– В таких европейских странах как Швеция и Финляндия биотопливо активно применяется в быту и повседневной жизни. Например, на него переводят городской общественный транспорт. Программа внедрения биотоплива решается на государственном уровне. В России же пока активного развития этот вид топлива не получил. Так почему вы считаете, что нам стоит уделять ему такое большое внимание? 

– На то есть две причины. Во-первых, вам необходимо развивать производство биотоплива для того, чтобы войти на европейский рынок как производитель и, получив выгоды от низких затрат на биомассу, осуществлять поставки биотоплива на европейский рынок.
Вторая причина – через каких-нибудь 5–10 лет цены на основные виды энергии в России возрастут, и энергетическая стратегия страны может измениться. Дешевые нефть и газ через какое-то время перестанут быть дешевыми.
Необходимо брать в расчет и новые законы, касающиеся регулирования принципов защиты окружающей среды: когда они дойдут и до России (что произойдет очень скоро), производственные компании будут обязаны их соблюдать, если захотят обладать имиджем надежных производителей.
Мы должны смотреть в будущее и думать о том, что нас ждет через 5 или 10 лет.

– Какой будет ваша стратегия продаж новой технологии в России?

– Наша технология RTP будет активно продвигаться в России сотрудниками российского офиса. Мы отводим ему очень важную роль, ведь для того чтобы продавать этот продукт на российском рынке, нужно понимать психологию потенциальных клиентов, знать их менталитет, предвидеть их реакцию на то или иное действие.
У нас есть опыт долгосрочного сотрудничества с клиентами в области ЦБП в вашей стране, и представители этой отрасли знают нас, нашу организацию, стиль нашей работы. Конечно, мы будем использовать этот опыт в продаже нашей новой технологии в России.  
Беседовала Елена ШУМЕЙКО

Справка

Компания Honeywell Process Solutions (HPS) входит в состав группы Honeywell Automation and Control Solutions – мирового лидера в области создания продуктов и оказания услуг для повышения эффективности и рентабельности промышленных производств, обеспечения соответствия нормативам и поддержания безопасной и комфортной среды в административных, промышленных и жилых зданиях.
Многоотраслевая промышленно-технологическая корпорация Honeywell International входит в список 100 ведущих мировых компаний по версии журнала Fortune и пользуется заслуженной репутацией в таких областях, как аэрокосмическая техника, технологии управления административными, промышленными и жилыми зданиями, автомобильная техника, производство турбокомпрессоров и специальных материалов.