Партнеры журнала:

Деревянное домостроение

Какой дом лучше – каркасный или брусовой?

В каких домах будут жить россияне?

Согласно статистическим данным, сегодня в России возводится около 8 млн м2 деревянных домов в год. К 2010 году застройщики должны сдавать ежегодно как минимум 24 млн м2, то есть 30% от общего объема строящегося жилья, полагают разработчики программы «Малоэтажная Россия». По их оценкам, девелоперы, работающие на рынке деревянного домостроения, могут рассчитывать на годовой оборот в 6 млрд евро. Доля деревянных новостроек на отечественном рынке недвижимости составляет сегодня 14%. В Московском регионе этот показатель уже достиг 30% и предполагается его дальнейший рост. Загородный рынок в провинции, скорее всего, будет развиваться по московскому сценарию. Если говорить о распределении технологий на рынке деревянного домостроения, то на долю домов из массивной древесины приходится 35−40%, панельные дома занимают нишу в 30−35%, и каркасное деревянное домостроение освоило 25−30% российского рынка. Конечно, в России, с её многообразием природно-климатических условий, наличием как регионов, богатых лесами, так и ощущающими их дефицит, разнообразием местных источников сырья и материалов, все виды архитектурно -строительных систем деревянного домостроения имеют право на свое развитие. Но споры о преимуществах и недостатках этих систем ведутся давно и, наверное, будут продолжаться бесконечно. Так в каких же домах жить лучше? Мнением на эту тему поделился с нами генеральный директор «Эдис-групп» представительства Группы компаний Вайниг в России Игорь ГРУШЕЦКИЙ.

Игорь Грушецкий

— Для начала могу отметить, что тема развития и перспектив рынка деревянного домостроения, особенно в регионах, интересна и актуальна в свете последних постановлений правительства и тенденций последних лет развития и поддержания российской глубинки. По статистике у нас 85% населения живет в городах и только 15% населения в сельской местности, хотя в Европе и Америке ситуация диаметрально противоположная. С точки зрения решения жилищной проблемы малоэтажное строительство, безусловно, является потенциальным фаворитом застройки. Но возникает дискуссия: какие же дома строить для того, чтобы программа «Доступное жилье» была действительно реализована?

— Что, по вашему мнению, понимается под доступным жильем?

— У нас сегодня основной упор при оценке чего-либо делается в первую очередь на деньги, на стоимость. Исходя из этого критерия получается, что чем дешевле жилье, тем оно доступнее и, значит, вписывается в программу. Понятно, что время строительства бараков и других подобных сооружений для жилья давно прошло. Хотя если говорить о стоимости, то такие строения были и остаются самым доступным жильем. Конечно, оно быстро ветшает: если у панельного бетонного дома цикл жизни 46 лет, то каркасные бараки рассчитаны на 20 лет, но зато они очень недороги. Что касается деревянного домостроения, то исторически подтверждено, что деревянные дома из бревна и бруса стоят по 100–200 лет. Современное каркасное строительство, конечно, видоизменилось и стало интереснее по результату, но все же в сознании российского человека оно прочно связано с упомянутыми бараками и дачными домиками. Возможно поэтому попытки отдельных фирм делать массовые застройки каркасными домами большого успеха не имели.

— В каком деревянном доме хотели бы жить вы?

— Я бы выбрал для себя или брусовой дом, или дом, построенный по технологии МХМ, которую предлагает фирма Hans Hundegger. Эти технологии интересны тем, что используют массивную древесину, которая ассоциируется с надежностью и основательностью и отвечают представлению «мой дом — моя крепость». Прочно, крепко, надежно. А панели МХМ, кроме того, защищают и от радиоактивного и электрического излучения, они представляют собой барьер для внешних волн вредного для человека воздействия, создавая внутри сооружения своего рода экологический оазис. Такое жилье интересно делать, оно действительно выполняет все функции настоящего дома, гнезда.

Но вернемся к экономической стороне вопроса. При расчете себестоимости квадратного метра каркасная конструкция получается, как это ни парадоксально, не дешевле конструкции из бруса или МХМ, а в отдельных случаях даже дороже. Дешевизна такого жилья — иллюзия, которая старательно поддерживается за счет того, что практически каждый городской житель, имеющий дачу, знает, как просто, быстро и недорого построить сарайчик, пристройку или какую-нибудь подобную примитивную постройку. На самом деле, если делать современный дом с соблюдением всех технологий и использованием современных материалов, удовлетворяющих всем требованиям теплопроводности, шумоизоляции и другим важным параметрам, то в итоге оказывается, что эти материалы совсем недешевы и квадратный метр такой стены стоит порой дороже, чем аналогичная площадь стены дома из клееного бруса. При одинаковой себестоимости квадратного метра с каркасным домом возникает гораздо больше проблем, причем не только при строительстве, но и при эксплуатации. И, наконец, если говорить об экологичности такого жилья, то формальдегидные смолы, применяемые, в частности, для производства OSB, экологию дома не улучшают.

Хотя с точки зрения строительного материала OSB удобен, не крошится, не намокает и обладает рядом других преимуществ, но я бы сказал, что это преимущества OSB перед ДСП, а не перед деревянным массивом.

— Чем хорош брусовой дом?

— Сегодня все основные работы по изготовлению такого дома делаются на производстве — от проекта дома до оконных и дверных проемов, перегородок и других деталей. За 1–2 недели все элементы собираются на месте по принципу конструктора, что снижает расходы на перевозку. Вопрос отделки тоже решен: брус — это уже готовая внешняя и внутренняя отделка, что тоже дает значительную экономию. Стоимость одного квадратного метра брусового дома составляет примерно $1000. Дом, построенный по технологии МХМ, которая использует низкосортную древесину, будет стоить немного дешевле.

И здесь мы подходим к вопросу утилизации и использования различной древесины при производстве разных видов домов. Чем интересен в этом плане клееный брус? Тем, что внешние ламели делаются из древесины высокого качества, а для среднего слоя используется низкосортная древесина, то же самое относится и к технологии МХМ, где можно использовать древесину 4–5 сорта без ограничений. Что касается каркасных домов, то для них требуется только высококачественный материал. Чтобы не коробилось готовое строение, каркас должен быть сделан из хорошего материала, идеально высушенного, с соблюдением всех технологических условий. В противном случае результат будет весьма сомнительный, но это выяснится после того, как дом начинает вести.

Изначально сэкономив на видимой стоимости, покупатель зачастую получает множество скрытых проблем, решение которых требует дополнительных затрат, негативных эмоций и потраченного времени.

На самом деле, для нашей компании не имеет особого значения, какие материалы производят на нашем оборудовании и какие дома из них строят. Но хочется, чтобы сограждане имели все же не только доступное, но и достойное жилье. Конечно, кроме патриотического чувства существует и коммерческий интерес. Мы должны учитывать мнение конечного потребителя и его желание, а для этого нужно знать специфику отдельных регионов, которая не является чем-то неизменным.

— И какова же эта специфика?

— Самый разработанный и освоенный в отношении всех типов деревянного домостроения — Московский регион. Сегодняшнее предложение не успевает удовлетворять растущий спрос на дома этого типа в Подмосковье. Владельцы таун-хаусов, коттеджей и других домов из камня тоже стали интересоваться экологией своей жизни. Об этом говорит и массовая замена не так давно модных пластиковых окон на деревянные. Вопросы экологии и здоровья стали вопросами престижа. И это основное изменение населения на психологическом уровне.

Скажем, в Краснодарском крае ещё три года назад идею строительства деревянных домов однозначно считали неинтересной для региона. И на встрече с департаментом промышленности края, на которой мы предложили покупать оборудование для деревянного домостроения, никакого соглашения достигнуто не было. Исторически в этой местности всегда строили из камня. Тем не менее в этом году устраивается конкурс для фирм-застройщиков, специализирующихся на деревянном домостроении.

Почему произошел такой переворот? По моему мнению, это связано с ломкой стереотипов, основанных на специфике пород дерева, растущих в регионе (бук, дуб, акация), влиянием идей, идущих с Запада, и изменением убежденности в том, что дерево — дешевый материал, непригодный для домостроения.

Наметилась интересная тенденция, связанная с Сочи-2014. Конечно, хочется, чтобы олимпиада прошла на европейском уровне и наши горнолыжные трассы были не хуже Куршавеля и прочих модных мест. Но вся застройка на известных горнолыжных курортах делается из дерева. Отсюда, наверное, и начались изменения в восприятии дерева как строительного материала. Во многом эти изменения были инициированы и развиты коммерческими структурами, но важны в этом процессе и расширение кругозора и мировоззрения жителей края, которые бывают за границей и видят, насколько популярно дерево там.

Для горных южных регионов сегодня часто используется технология строительства, когда первый или цокольный этаж возводится из камня, а верхние этажи делаются из дерева. Это логично, ведь обычно на втором этаже располагаются спальни, в которых человек проводит много времени, детские комнаты. Могу назвать ещё одну новую тенденцию — строительство вширь. Если раньше строили дома в основном вверх и вниз, то сейчас становятся популярны строения, сделанные по принципу шале. Большая площадь застройки и большая площадь застекления. Больше воздуха, больше света. Ни одна каркасная конструкция не обеспечит такой тип дома, нестандартный подход к проекту не вписывается в структуру этого способа домостроения.

Если говорить о Сибири, то она всегда была деревянной, и, срубы, поставленные там более века назад, и сейчас прекрасно себя чувствуют. Речь идет, конечно, о неоцилиндрованном бревне. При производстве оцилиндрованного бревна снимается весь верхний защитный слой древесины, да и сушить его довольно проблематично, бревно растрескивается, его ведет. Наши предки строили из ошкуренного бревна, оставляя защитный слой, а для основательного деревянного дома срубленное дерево должно было вылежать около семи лет, только после этого оно шло на строительство дома.

На мой взгляд, сегодня наиболее перспективным для деревянного домостроения является Уральский регион. Для этого есть определенные предпосылки, в частности сочетание развитой промышленности, лесных массивов и больших пространств. Активно идет застройка и в регионе вокруг Байкала, а поскольку сохранность этого озера является вопросом национальной важности, то при строительстве предпочтение отдается экологическим технологиям. Средняя полоса России тоже будет масштабно осваиваться деревянной застройкой в самом ближайшем будущем. В этом заинтересованы и сами жители этого региона и администрация, поскольку такие меры помогут реализовать принятые законодателями постановления о создании кондоминиумов для врачей, учителей и других бюджетных работников. Практически в каждом городе и местности этого региона идет поиск инвесторов для строительства таких образований.

Возвращаясь к вопросу о перспективах деревянного домостроения, можно сказать, что в ближайшие два-три года ожидается бум этого вида строительства. Сейчас этот рынок насыщен примерно на 30%, ниша «зеленого золота» не заполнена, идет её формирование.

Последний год ушел на создание, доработку и внедрение нормативной базы, благодаря чему стал снижаться экспорт древесины, запасы сырья внутри страны стали расти, возникает вопрос: что делать с этим сырьем? Тема, безусловно, интересная для серьезных инвесторов, причем основная ставка делается на отечественных вкладчиков, в России уже появилось новое поколение собственных инвесторов.

Наш опыт работы с заказчиками подтверждает это. Да, могут быть использованы заемные зарубежные средства, но инвесторы все же российские. Инвестиционный интерес к отрасли — позитивный показатель её богатого потенциала и перспективности.

Если последние 10 лет деревообработчики в основном занимались модернизацией уже существующих производств и проводили закупку отдельных станков, то сейчас ведется целенаправленная плановая политика зарабатывания денег на древесине, которая является восполняемым природным ресурсом (в отличие от полезных ископаемых).

А это означает, что производства должны быть оборудованы современными высокотехнологичными линиями, которые дают возможность производить нужный, востребованный продукт, такой, например, как деревянные дома высокого качества, и в тех объемах, которых требует сегодня рынок.

Weinig в России

Oфициальное представительство Weinig в СЗФО