Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

В российском лесном комплексе что ни вопрос - то беда...

Предполагалось, что на пресс-конференции «Лесной комплекс России: от Госсовета к реализации поручений президента», состоявшейся во Дворце конгрессов в петербургском пригороде Стрельне, будет обсуждаться ход работ по реализации поручений президента по итогам Госсовета по лесному комплексу. Однако обширный и обстоятельный доклад генерального директора Научно-исследовательского и аналитического центра экономики леса и природопользования Николая Петрунина, а также эмоциональные выступления представителей Государственной лесотехнической академии вывели разговор за рамки обозначенной темы.

Николай Петрунин предложил участникам обратить внимание на довольно часто встречающийся тезис об отсутствии перспектив у лесной отрасли. Нередко приходится слышать, что у отрасли нет будущего, что лесное хозяйство и лесопромышленный комплекс убыточны и безосновательно требуют финансовых вливаний со стороны государства. По мнению докладчика, это ошибочное и даже вредное утверждение, которое не отражает действительной картины. «О состоянии и потенциале отрасли нельзя судить только по платежам за использование лесов, нужно учитывать и налоги: на прибыль, на добавленную стоимость, на доходы физических лиц, - которые отрасль исправно платит. Если добавить сюда экспортные пошлины, различные отчисления во внебюджетные государственные фонды, которые предприятия ЛПК платят в общеустановленном порядке, то получится, что отрасль явно не заслуживает негативной оценки и достойна адекватного финансирования», - считает директор аналитического центра.

Бесстрастная статистика

На пресс-конференции была приведена статистика по всем болевым точкам лесной отрасли, и разговор пошел не столько о том, как выполняются поручения президента, сколько об обосновании необходимости комплексного решения всех отраслевых проблем. Бесстрастные цифры наглядно показали крайне сложное положение лесной отрасли, страдающей от бесконечных реформ и преобразований.

В России, как известно, две беды: дураки и дороги. Но в российском лесном комплексе что ни вопрос - то беда. И беда главная, как уже признано почти всеми, - это реформы, начатые в связи с принятием нового Лесного кодекса. По данным Научно-исследовательского и аналитического центра экономики леса и природопользования, в результате реформ численность работающих в лесном хозяйстве сократилась в четыре раза, и вполне естественно, что такое резкое сокращение ни к чему хорошему не привело. Однако негативную роль сыграло не только сокращение общей численности. Специалисты центра провели анализ, который показал большой разрыв количества работающих в разных регионах. За единицу измерения было взято число работающих на 100 тыс. га эксплуатационных и защитных лесов. По данным аналитиков, в Белгородской области на 100 тыс. га эксплуатационных и защитных лесов приходится 145 человек, в Калужской - 55, в Костромской - 17, зато в районах многолесных, с традиционно высоким уровнем использования лесов, эти цифры значительно ниже. Например, в Республике Карелия - 8 человек, в Красноярском крае - 2, в Приморском крае - 6, в Амурской области - 1. А в Ямало-Ненецком автономном округе, где миллионы гектаров бореальных лесов выполняют стратегически важную климаторегулирующую функцию, общее количество работающих в лесном хозяйстве составляет всего 76 человек.

При этом в связи с децентрализацией системы госуправления лесами, произошло укрупнение лесничеств и, соответственно, участкового лесничества. Из 2250 лесничеств на сегодняшний день существует 1486, и, по последним данным Рослесхоза, средняя площадь одного лесничества составляет 796 тыс. га, средняя площадь участкового лесничества - 156 тыс. га. А ведь у нас есть регионы, где площадь одного лесничества в разы больше, например, в Дальневосточном федеральном округе площадь одного лесничества составляет почти 4 тыс. га.

Падчерица российской экономики

Болезненный вопрос об увеличении числа штатных служащих для обеспечения федерального государственного лесного надзора, а также государственного пожарного надзора в лесах есть в перечне президента, и нужно решать его безотлагательно, как и множество других. Кадровая проблема, проблема лесных дорог, несовершенство нормативно-правовой базы, низкий научный потенциал, управленческие проблемы - все перечисленные проблемы и множество других в комплексе существенно тормозят развитие отрасли.

Сегодня, по данным ФАО, Россия занимает второе месте в мире по запасам древесины после Бразилии, которая опережает нас почти на одну треть. Однако, будучи в лидерах по запасам древесины, по объемам ее заготовки мы лишь на пятом месте, после Индии, США, Китая и Бразилии. Более того, ведущие российские эксперты в сфере развития леспромышленного комплекса и лесного хозяйства, опираясь на последние исследования, сходятся во мнении, что свои позиции наша страна уже потеряла и по объемам заготовки находится сегодня на седьмом месте. Мы начинаем терять позиции и по поставкам круглого лесоматериала на экспорт, так как сегодня страны Азии, такие как Китай, Индонезия, Малайзия и другие, активно занимаются плантационным лесоразведением, и темпы его очень высокие. Отвечая на вопрос о причинах порождения столь многочисленных проблем, Николай Петрунин подчеркнул, что многие проблемы лесного хозяйства обусловлены перекладыванием государством своих обязанностей на субъекты федерации и хроническим недофинансированием отрасли.

Для сравнения: Россия ежегодно тратит на лесное хозяйство 30,8 млрд руб., США - $4,9 млрд (или 155,7 млрд руб.). В США расходы государства на один гектар государственных лесов в 76 раз больше, чем в России, а Финляндия тратит на свое лесное хозяйство больше в 25 раз. Китай выделил в 2013 году на работы по лесовосстановлению $34 млрд, или почти 1102 млрд руб., Россия выделила из федерального бюджета на эти цели немногим более 2,4 млрд руб.

За последние пять лет численность научных работников в России уменьшилась в 5 раз, в то время как, по данным FAO, в мире на 1 млн га лесных площадей приходится 2,4, а в Европе - 14,2 докторов и кандидатов наук, работающих в научных учреждениях лесного профиля. В России - только 0,3 таких работников.

Сегодня работники старше 50 лет составляют 35% всего кадрового потенциала отрасли, только 39% работающих имеют высшее образование, 26% - среднее профильное образование, 35% не имеют специального образования. Значительно сократилось количество выпускников лесных специальностей, разрушен традиционный для России институт преемственности лесных профессий. При ежегодной потребности отрасли примерно в 2000 специалистах, к 2020 году будет выпускаться не более 500 человек в год. Низкий уровень оплаты труда и социальная незащищенность делают отрасль непривлекательной для молодых специалистов.

Еще не конец

Факты рисуют очень тяжелую картину, но череда системных ошибок еще не говорит о развале отрасли, считает Николай Петрунин. Вообще способность российской лесной отрасли к выживанию достойна книги рекордов Гиннеса. За последние 100 лет организационная структура управления лесами менялась 39 раз, а отрасль все еще дышит, и государство, по экспертным оценкам, ежегодно получает от лесного комплекса и лесного хозяйства от 120 до 150 млрд руб. Вся история существования российской лесной отрасли показывает ее устойчивость в любые времена, и происходит это потому, что отрасль многофункциональна и, по большому счету, жизненно необходима стране с огромными запасами лесов. Но если собственник, а на данный момент это государство, не будет грамотно и бережно управлять своей собственностью, это может привести к плачевным результатам.

Сегодня проблемами лесных отношений в той или иной мере занимаются 12 министерств и ведомств, однако собственного отраслевого министерства Россия не имеет, и это, с точки зрения аналитиков центра и многих других специалистов, по меньшей мере странно. Самой идеальной, по мнению Николая Петрунина, была бы система государственного управления лесами, соответствующая следующей схеме. На федеральном уровне: Правительство Российской Федерации - отраслевое министерство; на региональном: правительства регионов - отраслевые министерства в регионах - лесничества - участковые лесничества. Причем лесничие должны получить статус государственных гражданских служащих, а само лесничество - статус районного или межрайонного территориального органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области лесных отношений. Единый орган управления, по единодушному мнению участников конференции, мог бы сконцентрировать усилия и решить ошибки системного характера.

Разумным также видится поручение президента по созданию инновационного лесного научного центра и национального исследовательского университета леса, который должен формировать серьезную лесную политику государства и определять стратегию развития отрасли. Центр должен быть независимым и четко ориентироваться как на изменения, которые происходят в отрасли, так и на общественное мнение. Свои предложения он должен вырабатывать на основе серьезных социологических опросов, мониторинга текущей ситуации в отрасли и постоянного диалога с гражданами. По мнению декана факультета повышения квалификации Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета им. С. М. Кирова Владимира Кацадзе, новая независимая экспертная организация, не подведомственная ни госструктурам, ни бизнесу, может быть создана на базе старейшего лесного вуза страны. Петербургский лесотехнический университет имеет хорошую научно-исследовательскую и опытную базу, сочетает традиции и новаторство, что является на сегодняшний день главным стимулом развития отрасли.

На пресс-конференции отмечалось, что, хотя работа по формированию предложений по выполнению поручений президента движется, согласованности между всеми заинтересованными сторонами пока нет. К обсуждению не привлечены независимые эксперты: специалисты в области лесных отношений, практические исследователи и аналитики, понимающие, что и как нужно сделать, чтобы отрасль стала конкурентоспособной, экономически выгодной, отвечала потребностям регионов, государства и общества.

Галина МАЛИКОВА