Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Мебельная промышленность

Мебельная «заслонка»

Российское правительство решило ужесточить режим импорта мебельных изделий: с 29 сентября, согласно недавнему правительственному постановлению, вводятся повышенные и, подчеркнем, подробные, «ассортиментные» пошлины на импортную мебель, причем на постоянной основе. Прежде эти расценки были только 9-месячными и не учитывали конкретный ассортимент мебельного импорта.

Итак, ставка на импортную мебель устанавливается в 0,75 - 0,76 евро за 1 кг для мебели, стоимость которой ниже 1,8 евро за килограмм, а на мебель, стоимость которой больше этой «планки», пошлина составит 20 процентов. Прежде импортно-мебельная пошлина была, можно сказать, комбинированной: не меньше 0,6 евро за килограмм или 20 процентов от стоимости. Каждые 9 месяцев менялся только тариф в евро (на 10 - 15 процентов). Теперь такая пошлина будет, повторим, не только постоянной, но и охватывающей минимум 80 процентов всего ассортимента импортной мебели, поступающей в Россию. Впервые в Таможенном тарифе РФ с 29 сентября выделяются позиции «Деревянная мебель типа спальной; для столовых и жилых комнат и прочая».

Соответствующий режим мебельного импорта был предложен правительственной комиссией по защитным мерам во внешней торговле еще в прошлом году, но, по имеющейся информации, многие крупные компании-импортеры стремились хотя бы «отдалить» введение в действие нового режима - чтобы успеть реализовать выгодные мебельно-импортные контракты. В самом деле: по оценкам Минэкономразвития, Гостаможкома и Федерального агентства Лесного хозяйства Минприроды РФ, около 40 процентов импортной мебели, ежегодно сбываемой в России - это либо фальсификаты (восточноевропейские или прибалтийские модели под престижными «западными» ярлыками) из отходов местного или российского лесосырья, либо продукция из региона Евросоюза, которая по своему составу минимум на 40 процентов состоит из всевозможных химических добавок, вредных для здоровья, в том числе красителей. Причем, по данным Росторгинспекции и биохимических исследовательских институтов РФ, выделение таких добавок в окружающую среду начинается через несколько недель после приобретения «респектабельной» покупки и может продолжаться бессрочно. Заметим, что в большинстве развитых и развивающихся стран такая продукция запрещена к сбыту - по крайней мере, в этих странах...

По темпам роста мебельного импорта, особенно контрабандного, Россия, по данным отечественных и зарубежных источников, с 1990-х годов входит в десятку мировых лидеров. Оно и понятно: именно в РФ, можно сказать, совмещаются колоссальный рынок спроса, точнее - моды на псевдопрестижные продукты, и, увы, потребительская неискушенность, точнее - неинфмормированность. Поэтому ежегодный объем «заморской» мебельной контрабанды достигает нескольких десятков миллиардов долларов: проще говоря, она имеет стабильный спрос, особенно в крупных городах, промышленных и курортных центрах.

«Начинка» мебельного импорта*
(% содержания компонента в
условной единице продукции), в
среднем за 2002–2004 годы:

«Начинка» мебельного импорта (% содержания компонента в условной единице продукции), в среднем за 2002–2004 годы

Как отмечалось на заседании Правительства РФ (июнь 2002) по Федеральной целевой программе долгосрочного развития отечественной лесопереработки, доходит до того, что крупные импортеры и их партнеры - иностранные поставщики - «продавливают» низкие транспортные тарифы на импорт любой, в том числе поддельной и некачественной, мебельной продукции, а параллельно - схожие тарифные расценки на экспортные перевозки российского лесосырья. По оценкам ВНИКИ и «лесных» исследовательских институтов России (2004 г.), фактический импорт мебели (почти на 85 % идет из дальнего зарубежья) ежегодно минимум на треть больше официально регистрируемого. Не меньше четверти этой контрабанды поступает под маркировкой стран СНГ - участниц зоны свободной торговли Содружества (Белоруссия, Украина, Казахстан, Киргизия), или через этот «беспошлинный коридор».

Такое положение предопределено тем, что экспортные цены на отечественное лесосырье остаются одними из минимальных в мире (в сравнении с аналогичной продукцией из других стран, даже из бывшего СССР), зато его ассортимент весьма широк. Вдобавок, до трети фактического лесосырьевого экспорта - это демпинговая ежегодная контрабанда, по данным Минприроды и Гостаможкома РФ. Поэтому «заморским» производителям и сбытовикам выгодно «работать» с российским сырьем. По данным же европейской отраслевой статистики, около половины ежегодно импортируемого российского лесосырья направляется в резерв, треть - перепоставляется ближневосточным, азиатским, североафриканским производителям (из-за давних межфирменных связей и ассоциированного статуса многих стран этих регионов в ЕС) и только 20 - 25 процентов получает производство. Но из последнего «сектора» минимум 70 процентов используется для производства мебели, поставляемой в Россию, с неизбежными химическими «улучшающими» добавками. К тому же, фирмы-поставщики любыми способами рекламируют такую продукцию в России, пользуясь дефицитом столь же широкой рекламы отечественных мебельных товаров.

Как было отмечено на недавнем (9 сентября) межведомственном совещании по вопросам участия государства в развитии отечественного лесокмплекса, одна из главных, комплексных причин такой ситуации - «рекордная» удаленность примерно 70-ти процентов лесоперерабатывающих мощностей от основных лесопоставляющих регионов, нерациональная тарифно-транспортная политика и переизбыток посреднических фирм в лесозаготовках и лесосырьевом экспорте. Сказываются и технологическая отсталость большинства лесоперерабатывающих отраслей, в том числе мебельной, и то, что все компоненты лесозаготовок и лесопереработки постоянно дорожают, а также отсутствие в РФ единых стандартов качества мебельных изделий и полуфабрикатов. Так, импорт мебели сомнительного качества из зарубежной Европы в среднем на четверть дешевле российского производства аналогичного количества, подчеркнем, более качественной продукции. И не первый год. Чтобы исправить положение, необходимы, как отмечалось на упомянутом совещании, комбинированные - т. е. внутриэкономические и внешнеэкономические - решения: скажем, детальные пошлины на мебельный импорт в сочетании хотя бы с временным стимулированием отечественных предприятий - продуцентов качественной высокотоварной лесопродукции.

По мнению Валерия Рощупкина, директора Федерального агентства лесного хозяйства Минприроды РФ, нерациональность во всех ее проявлениях столь долго мешала всем отраслям лесной промышленности, что наверняка потребуются многие годы, чтобы исправить положение. Как полагает В. Рощупкин, экономико-юридические проблемы, по крайней мере, проблемы сырьевой базы лесопереработки, должен решить новый Лесной Кодекс РФ, принятие которого затянулось. Государству необходимо проводить избирательную, «ассортиментную» таможенно-тарифную политику по лесосырью и продуктам его переработки.

Так или иначе, новый пошлинно-импортный режим, по аналитическим оценкам, способен сократить импорт сфальсифицированной и демпинговой мебельной продукции в целом на 12 - 15 процентов. В то же время нужны параллельные меры - например, четкая стандартизация мебельных товаров (совместные с «беспошлинными» странами Содружества ГОСТы, биохимические сертификаты и т. п.), временные (количественные в сочетании с сезонными - по аналогии с импортом тростникового сахара-сырца) ограничения на экспорт высококачественного мебельного сырья и его полуфабрикатов.

Алексей Чичкин