Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесная промышленность

Лесхозы загнали в угол

В последнее время в прессе и с высоких трибун много говорится о реформе лесного хозяйства страны, о новом «Лесном кодексе» и о более решительном внедрении рыночных отношений в отрасль, приведении ее структур в соответствие с изменившимися экономическими условиями в стране. И действительно такие перемены давно назрели. Отрасль остро нуждается в инвестициях, а они не придут пока не будет четкого и ясного лесного законодательства, пока не разъяснится вопрос с собственностью на леса. Так что, реформа, как говорится, неизбежна. Однако во всем происходящем настораживает один момент: среди разработчиков этой реформы практически нет специалистов лесного хозяйства. Это само по себе удивительно, потому что последствия принимаемых сейчас решений можно ожидать только через несколько десятилетий, и ошибка здесь недопустима. Особенно это касается таких базовых структур, как лесхозы. Почему-то наши реформаторы «назначили» их ответственными за все допущенные ранее ошибки в планировании развития отрасли. Но так ли это и виноваты ли лесхозы, что жизнь такая? Вот, что на эту тему думает директор Тихвинского лесхоза Анатолий Михайлович Мысик.

«Лесное хозяйство - это весьма затратная отрасль нашей экономики. Здесь от хозяйственной деятельности эффект если и получается, то не сегодня, а лет так через тридцать, а то и все сто. Поэтому в лесу всегда должен быть человек, который из поколения в поколение заботится о нем, нянчится и лечит, то есть лесник, имеющий соответствующее образование и опыт. В этом наша работа имеет много общего с работой врача, только пациентом у нас огромное и сложное по своей организации растительное сообщество - лес. Как и врачи, мы ведем наблюдения за состоянием своего пациента, стараемся предугадать и предотвратить возможные патологические изменения. В этом собственно и состоит суть нашей работы и суть деятельности всех лесхозов. Здесь и мониторинг состояния леса, выработка учета, рекомендаций для арендаторов. Главное, что эта деятельность должна быть постоянной и непрерывной. Так, волнующий арендаторов вопрос отвода делянок - это лишь малая толика возложенных на лесхоз дел и обязанностей. К примеру, не секрет, что в последние годы, после сильных пожаров, в лесах развелось много короеда. Если не наблюдать за состоянием лесного фонда, своевременно не спрогнозировать возможность увеличения численности насекомых-вредителей, вовремя не провести санитарную рубку ухода, убрать пока еще единичные зараженные деревья, то можно многое потерять. Это и снижение товарной ценности заготавливаемой арендаторами древесины, как следствие - падение уровня рентабельности лесозаготовительных предприятий, и т. д. Поэтому лесоводы стараются отслеживать состояние древостоя, чтобы своевременно принять меры и с незначительными затратами предотвратить вспышку численности вредителей леса. Значительная часть такой работы приходится на лесничества и конкретно на лесников. Именно они во время обходов своих участков выявляют заболевшие деревья, обследуют прилегающую территорию на вопрос определения количества пораженных деревьев и принятия конкретных необходимых мер: размещения биоловушек, перемещения муравейников, обустройства необходимого количества синичников. Подчас только санитарные рубки ухода являются единственным способом остановить заболевание, как это имеет место с наблюдающимся в Тихвинском районе за последнее время процессом отпада сосны. Его зона тянется полосой, начиная со стороны Киришей, пересекает Тихвин, уходит вдоль Шекотовской дороги в сторону Шугозерского лесничества. Стоит хорошее, внешне здоровое, зеленое дерево, как вдруг в течение 5 - 6 дней со ствола слетает вся кора. Хвоя еще зеленая, а ствол уже без коры - дерево погибает. Это явление наблюдается уже пятнадцатый год, и ширина полосы наблюдаемого заболевания постоянно увеличивается. Здесь помочь может только «хирургическое вмешательство» - проведение санитарных рубок ухода. Только благодаря их своевременному проведению удается сдерживать распространение этого заболевания.

Являясь по сути «лесным лекарем», лесхоз не в состоянии вести успешную коммерческую лесохозяйственную деятельность. Ведь никому не приходит в голову предложить хирургу, кроме основной работы за операционным столом, еще подрабатывать на скотобойне. Однако ныне лесхозы находятся в такой ситуации, что именно это и вынуждены делать. Потому что то финансирование, которое получает лесхоз со стороны федерального бюджета, явно недостаточно. Того, что нам дают из федерального бюджета на зарплату лесникам, хватает только на двадцать восемь процентов, остальное зарабатывай сам, как хочешь. Из-за этого не выполняем свои функциональные обязанности. До того довели, что из-за сложности финансирования убрали должности лесопатологов, а это, в сущности, лесной доктор, такой, как терапевт. Раньше они были практически во всех лесхозах. Конечно, эту работу мог бы выполнять лесничий, но он и рад бы заняться этим вопросом, только некогда. Он должен заниматься своей работой, отводом для арендаторов делянок. Лесник этим тоже не может заниматься, он заготавливает лес, чтобы были деньги на зарплату. Нас вынуждают заниматься несвойственным делом лесозаготовки, потому что иначе не прожить. Ведь кроме выплаты зарплаты собственным работникам, у лесхоза есть и другие функции, на которые также нужны некоторые средства. Взять хотя бы проведение противопожарных мероприятий. Работающим на пожаре бригадам необходимо обеспечить полноценное питание, продукты приходится покупать в розничной сети. Так вот, тех денег, что лесхоз получает на проведение соответствующих мероприятий, не хватит даже на то, чтобы людей просто накормить. Заказали листовки в типографии - нет денег, чтобы их выкупить. По прошлому году пожаров было мало, и расходы по этому поводу составили 76 тысяч рублей. А соответствующей компенсации не получили до сих пор. Предлагают делать за счет собственных средств, каких? Это за счет ликвидных рубок ухода средневозрастных насаждений, но это не функция лесхоза вести ликвидные заготовки, это функции заготовителя, того же арендатора.

Такая ситуация заставляет лесхоз выполнять не свойственные ему функции коммерсанта-лесозаготовителя в ущерб других выполняемых нами действительно нужных работ. Лесхоз вынужден заниматься всем, кроме своих прямых обязанностей, любой работой, которая может принести прибыль, в том числе лесозаготовками. Эти заработанные деньги направлять на финансирование тех же противопожарных мероприятий. Мы готовы отдать заготовителям эти функции. Пусть проводят рубки ухода. Ведь сегодня ни один арендатор не выполняет рубки ухода в молодняках. Потому что это весьма затратное мероприятие, а прибыли никакой. Меж тем без проведения таких рубок невозможно правильное формирование породного состава лесонасаждений, а стало быть, будущего дохода лесозаготовительных предприятий, тех же арендаторов. Уход начинается после посадки с первого же года, практически через две недели происходит так называемая обсадка, когда после заморозков саженцы обсаживают, придавливая корневую систему к земле. Большое значение имеет уход за породным составом в 10 - 15-летнем возрасте, когда создается будущее соотношение древесных пород древостоя. Если нужны балансы, то оставляют плотные насаждения с большим количеством стволов на гектаре. Тогда получается древесина длинная и тонкая, как раз то, что нужно для балансов. Если требуется получить пиловочник, то там нужен совершенно другой принцип. Требуется древесина большого диаметра. Эти нюансы ухода за лесом в каждом периоде, в каждом конкретном выделе должны определяться специалистом с учетом местных условий произрастания. Это и есть работа лесоводов. И совсем ненормально проводить эти рубки и продавать древесину, создавая тем самым конкуренцию лесозаготовителям, лишь для того, чтобы выплатить работникам лесхоза зарплату. Этот парадокс и породил то мнение, что лесники сами себя контролируют и делают себе отводы. Просто нас загнали в угол».

Юрий Борисов