Партнеры журнала:

ЦБП

Грядущие заботы российской целлюлозно-бумажной промышленности на период до 2020 года

Совет по развитию лесопромышленного комплекса РФ 12.08.2008 года одобрил стратегию развития ЛПК РФ, определяющую приоритетные направления и концептуальную основу отрасли на период до 2020 года. Ключевое место в этом документе занимают перспективы развития целлюлозно-бумажной промышленности.

Мировая тенденция – больше и лучше

За семь лет (с 2000 по 2007 год) динамично развивающийся рынок целлюлозно-бумажной продукции вырос в полтора раза, имея товарооборот более $420 млрд. Аналитики прогнозируют ежегодный рост объемов производства ЦБП не менее 2,3% – это более 150 млн т.

В 2007 году мировой экспорт продукции целлюлозно-бумажной промышленности составил 61,9% (для сравнения: круглый лес – 5,5%,
листовые материалы – 14,5%, пиломатериалы – 16,3%).

Занимая в структуре мирового потребления древесины первое место, лесобумажная продукция в ближайшем будущем не уступит приоритет и сохранит перспективы роста.

Предложение рождено спросом: целлюлоза, бумага, картон – одни из самых востребованных товаров в странах Европы, Северной Африки и Юго-Восточного региона.

Прогнозы мирового потребления бумаги и картона в 2020 году (в сравнении с 2007‑м) таковы: в целом – 490 млн т (362,8 млн в 2007 году); в США – 120 млн (104 млн); в странах Западной Европы – 100 млн (86 млн); на востоке Европы – 27 млн (15 млн) и в Китае – 85 млн т (43 млн).

Лидером потребления остается как сегодня, так и в ближайшем будущем Китай.

Российский рынок также далек от насыщения. Причем в нашей стране, увы, исторически сложился дисбаланс между экспортом высококачественной лесобумажной продукции и импортом.

В российском экспортном «пироге» самые большие куски приходятся на круглый лес (37,2% в 2007 году) и пиломатериалы (29,9%), продукция ЦБП занимает третье место (23%). В основном она представлена дешевыми видами (товарная целлюлоза, обычная газетная бумага, крафт-лайнер), уступающими по качеству импортным, а потому имеющими низкую конкурентоспособность на мировом рынке.

Причина дефицита торгового баланса – растущий импорт наукоемких видов (санитарно-гигиеническая бумага и изделия из нее, мелованные виды бумаги и картона, высококачественная тара и упаковка и т.п. – более 20% по каждой позиции). Причем потребность в этой продукции будет расти вместе с увеличением удельного веса высокотехнологичных производств в других отраслях.

Реализация интенсивного развития российской экономики в целом и лесопромышленного комплекса в частности позволяют ожидать в 2020 году объем внутреннего потребления по бумаге и картону в 15,4 млн т.

Именно поэтому целлюлозно-бумажная промышленность особенно важна для развития экономического потенциала России, становясь приоритетным направлением в планах развития лесопромышленного комплекса на ближайшие годы.

Впереди планеты всей – по сырью

На первый взгляд гордиться особо нечем: национальные природные богатства не наша заслуга. Скорее, это заслуга наших предков, которые заселили, освоили и отстояли территории с впечатляющими лесоресурсами.

Тем не менее природный потенциал – один из важнейших факторов развития ЦБП. В этом плане Россия имеет показатели, превышающие аналогичные у стран-конкурентов.

Расчетная лесосека у нас определяется в 569 млн м3, а в пересчете на душу населения ставит РФ на второе место после Канады. Это плюс.

Минус: относительно других стран на долю России приходится мизерный объем мирового товарооборота ЛБП – 2,9%, равно как и доля этого вида продукции в общем объеме российского промышленного производства – 3,4%. Отечественный доход в мировом экспорте исчисляется $6 млрд (у Канады – $24 млрд).

В графу «Плюс» нужно занести сформировавшиеся и растущие рынки сбыта, имеющие относительно России благоприятное географическое расположение (близость к неосвоенным ресурсам).

Перемещение центра тяжести мировой экономики в азиатские страны потенциально является благоприятным для России фактором.

Предположительно на их долю, а также на доли государств Европы и Северной Африки будет приходиться около 70% мирового валового производства. Потребность в бумаге и картоне в развивающихся странах также будет расти с ростом населения и ВВП. Уже сегодня спрос на бумагу и картон в Китае и других странах Юго-Восточной Азии в 2–4 раза превышает аналогичные показатели в развитых странах. И тенденция сохраняется.

Таким образом, потенциал зарубежных рынков ЦБП, и в первую очередь азиатских, становится особо привлекательным для мирового экспорта. Выход на эти рынки, причем сопряженный с острой конкурентной борьбой, является принципиально важной задачей для экономики России.

Конкуренция с высокотехнологичными производствами наших партнеров по упомянутым рынкам – неизбежное «зло». Но и здесь у нас можно найти свои плюсы: сравнительную дешевизну трудовых ресурсов, сырья, энергии, топлива, воды.

На пустом месте легче новое построить

С начала 90‑х годов прошлого столетия наиболее быстрыми темпами в мире развивались производства химико‑механической и химической переработки древесины. В России же последняя четверть века не ознаменовалась сколько-нибудь заметным прогрессом производственных мощностей: нововозведенные комбинаты отсутствуют, а на существующих площадках ввод новых мощностей почти незаметен. Глубокая переработка древесины и объем производства целлюлозы, бумаги и картона замерли на уровне 1980 года.

Однако при освоении огромного лесоресурсного потенциала на азиатской части территории России, это имеет свои преимущества. Мы не связаны необходимостью использовать уже имеющееся за отсутствием такового.

Работающие предприятия без потенциала роста и удаленные от промышленных центров сырьевые регионы без предприятий вынуждают, наряду с модернизацией функционирующих производственных мощностей, строить новые, причем с новейшими технологиями выпуска био- и термохимической продукции.

Такую продукцию можно будет продвигать не только на развивающиеся рынки Азии, но и на освоенные конкурентами – в Европу, Америку и на Ближний Восток.

Одновременно создание современного комплексного лесопромышленного производства в малоосвоенных регионах в значительной степени отразится на прогрессе других отраслей экономики.

Двадцатилетняя пауза в развитии ЛПК открывает уникальную возможность объемной реконструкции предприятий, спроектированных и построенных по стандартам середины прошлого века. Есть инфраструктура, персонал. Можно быстро создать принципиально новые предприятия, минуя те стадии, которые проходили ЦБК Европы за десятилетия.

Мечтать не вредно. Вредно не считать

А считать придется, когда речь пойдет о проблемах, требующих решения. Причем пальцев обеих рук явно не хватит.

Итак... Российский ЛПК испытывает острую нехватку развитых мощностей по глубокой механической, химической и энергетической переработке древесины. Действующие предприятия и развитые транспортные коммуникации в большинстве своем расположены в районах истощенных лесоресурсов. Отдаленность богатых ресурсами зон отражается на экономичности транспортировки.

Отсутствует полноценная информационная база по объемам и структуре ресурсов, динамике их состояния (последствия нелегальных рубок, распространение вредителей и болезней, влияние вредных факторов, как природных, так и антропогенных, наличие и состояние дорог).

Как известно, дороги – одна из двух национальных бед, но отсутствие таковых еще хуже. В РФ средняя протяженность лесных дорог составляет 1,2 км на тысячу га леса (в Западной Европе и Северной Америке – 10–40 км).

Низок технический уровень. Рациональное ведение лесного хозяйства может существенно повысить выход деловой древесины целевого назначения. При этом ощутимый эффект от внедрения передовой технологии может быть достигнут за 5–10 лет.

Недостаточна конкурентоспособность продукции, чему причины: мало мощностей по глубокой переработке древесины; устаревшее и морально, и физически оборудование; неоправданно высокая доля ручного труда и, как следствие, низкая производительность.

К началу 2008 года в ЛПК был достигнут практически предельный уровень загрузки мощностей, который по варке целлюлозы составляет 82,4%, товарной целлюлозе – 83%, производству бумаги – 86,4%, картону – 93,5%. Около 80% варочных установок непрерывного действия находятся в эксплуатации свыше 25 лет, половина варочных котлов периодического действия требует замены. Износ активной части основных фондов ЦБП составляет 70%, износ основного технологического оборудования на ряде предприятий достигает 80%.

Целлюлозно-бумажная промышленность России представлена большим количеством мелких (по современным масштабам) предприятий, оснащенных устаревшим либо изношенным оборудованием малой единичной мощности (6 крупных предприятий из 28 производят больше половины всей продукции). Единичная мощность большинства предприятий по производству целлюлозы – менее 200 тыс. т/год, по производству различных видов бумаги и картона – менее 50 тыс. т/год.

В 2006 году годовое производство в трех сопоставленных странах имело следующие показатели (тыс. т в расчете на одно предприятие) по товарной целлюлозе: Канада – 570, Финляндия – 285, Россия – 192; по картону: 220, 325 и 42 соответственно.

Отсутствуют возможности (даже потенциальные) для производства новых, востребованных на внутреннем и внешнем рынках видов лесобумажной продукции. Это конструкционные материалы на основе древесины, экологически безопасные листовые материалы, волокнистые полуфабрикаты, полученные без применения элементарного хлора, высококачественные виды бумаги и картона для печати и упаковки, современный ассортимент санитарно-гигиенических изделий, малотоннажные виды бумаги для промышленности.

Темпы технологического обновления в российском ЛПК в несколько раз меньше по сравнению с мировыми стандартами.

Разрушена государственная система сбора макулатуры. Уровень ее использования у нас составляет 7–10% при производстве бумаги и 20–25% – картона (среднемировой – свыше 50%).

Использование вторичного волокна – важное условие для резкого роста производства практически всех видов бумаги и картона. Если 10 лет назад во всем мире в целлюлозно-бумажном производстве использовалось 130 млн т макулатуры, то в 2007 году спрос на макулатурную бумагу составил 200 млн т. Одной из главных причин беспрецедентного роста ЦБП в Китае является ввод мощностей по переработке макулатуры. Ресурс сортовой макулатуры в России составляет около 2,5 млн т, а используется всего 1,2 млн.

В малолесных районах (юг и центр) практически не используются возможности плантационного выращивания древесины. А это весьма эффективный метод сырьевого обеспечения.

Например, производственные мощности в Латинской Америке растут опережающими темпами по сравнению с Северной Америкой и Европой за счет широкого применения плантационного выращивания. Себестоимость латиноамериканской целлюлозы втрое ниже североамериканской и европейской и примерно на треть ниже российской.

Развитие плантаций ускоренного роста ведет к принципиальным изменениям на мировом рынке. Занимая лишь 5% лесоресурсных площадей, плантации сегодня обеспечивают 35% мирового потребления древесины.

Слаба, увы, надежда на объемные инвестиции. Капиталоемкость, показатели прибыли на вложенные средства, длительный срок окупаемости – все это отнюдь не влечет потенциальных инвесторов.

Наконец, свою лепту в общий «котел» проблем вносят кадровые и социальные вопросы. Нехватка квалифицированных специалистов; развал в конце прошлого века системы профтехобразования; как следствие, уровень оплаты труда в сравнении с другими отраслями экономики явно проигрывает.

Это системная проблема, в большей или меньшей степени характерная для всех секторов ЛПК России.

Есть и на нашей улице место празднику

Основным потребителем продукции предприятий, входящих в Группу «Илим» и холдинг «Континенталь Менеджмент», является быстроразвивающийся китайский рынок, где требуется сырье или полуфабрикаты с минимальными издержками для последующего производства готовой продукции.

По оценкам экспертов, потребность в целлюлозе к 2010 году достигнет 9–10 млн т. При серьезной конкуренции со стороны южноамериканских производителей российская целлюлоза, в первую очередь продукция Группы «Илим», востребована. Сегодня доля нашей продукции составляет 19,4% китайского импорта беленой хвойной целлюлозы.

На протяжении последних пяти лет около 40% целлюлозы производится для продажи на рынке и примерно 80% этого объема реализуется за рубежом.

Сегодня конъюнктура цен на внешнем и внутреннем рынках такова, что предприятиям в европейской части страны выгоднее продавать продукт соотечественникам. В том случае, если реализация пойдет по пути импортозамещения, проблема намечающегося перепроизводства целлюлозы будет решена.

Примером выбора стратегии импортозамещения является группа предприятий «Северо-Западная лесопромышленная компания», сделавшая ставку на выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью. Она реализовала инвестиционный проект стоимостью более $50 млн, который позволил увеличить и без того существенную долю на российском рынке высококачественной офисной бумаги (21%).

Задачи поставлены, цели определены

Оптимизм внушает стратегическая направленность на государственном уровне перспективного развития ЛПК в целом и целлюлозно-бумажной промышленности в частности. Понятно, что развитие последней нельзя рассматривать отдельно от развития всей отрасли. Поэтому и большинство задач развития целлюлозно-бумажной промышленности, так же как и проблем, неспецифично. Но все-таки целесообразно рассмотреть этот блок отдельно, так как именно он должен являться системообразующим в ЛПК России.

Итак, задачи:

  • Освоение удаленных от традиционных центров производства лесоресурсов.
  • Создание полноценной информационной базы.
  • Интеграция лесного хозяйства и лесоперерабатывающей промышленности в единый комплекс (лесной сектор экономики).
  • Создание развитой транспортной сети и эффективной инфраструктуры в лесоресурсных районах.
  • Повышение конкурентоспособности лесобумажной продукции.
  • Научное и кадровое обеспечение.

Эти задачи обсуждались на совещаниях разного уровня, освещались в печати, в том числе зарубежной, поэтому остановимся на тех моментах, значение которых недооценено либо специфично для целлюлозно-бумажной промышленности.

Создание полноценной информационной базы по лесным ресурсам – это серьезнейшая задача, которая должна быть решена в первую очередь. Необходимо, используя современные дистанционные методы получения и обработки информации, обновить сведения по всем лесным ресурсам РФ.

В тех регионах, где планируется создание предприятий и активное использование местных ресурсов, необходимо провести детальный анализ структуры и состояния ресурсной базы. Провести оценку рисков и составить прогноз ее изменения. При этом оценка рисков должна включать и вероятность нелегальной заготовки древесины (нелегальные рубки были, есть и будут), размножения вредителей, оценку пожарной опасности, ветровалов, ущерба от последующего загрязнения природной среды и т.п.

При этом надо учитывать, что такая информация только частично соответствует действительности. Например, по вредителям и болезням для Северо-Западного федерального округа данные по вспышкам массового размножения вредителей оправдываются не более чем на треть (в СПбГЛТА создана собственная база данных за предыдущее столетие).

Остро проблема оценки рисков стоит и для экономически освоенных лесных районов.

Не менее важная проблема – оценка потенциала трудовых ресурсов. Не только население в трудоспособном возрасте должно быть оценено, но еще и доля трудоспособного населения для данной возрастной группы (ни для кого не секрет, что иногда эта доля составляет менее 10%).

Рост конкурентоспособности лесобумажной продукции

Понятно, что необходимо создание новых мощностей по глубокой переработке древесины.

В многолесных и малоосвоенных районах необходимо создание крупных лесопромышленных комплексов (центров роста), где ведущим звеном являются производства целлюлозы, бумаги и картона. Создаваемое производство должно опережать современный уровень зарубежных предприятий.

Многие инновационные решения сегодня находятся за пределами традиционных исследований, проводимых целлюлозно-бумажными фирмами и научными организациями. Необходимо искать новые технологические решения в быстроразвивающихся технологиях: нано-, био- и информационных.

Так, например, применяя нанотехнологии, разрабатывается возможность получения бумажной продукции с совершенно новыми свойствами. Поскольку с ее применением возможно осуществление изменений на молекулярном уровне, то ожидается модификация фактически всех технологических процессов производства бумаги и лесной продукции.

Tempo, tempo, tempo

Чтобы составить конкуренцию зарубежным компаниям, двигаться нужно быстро.

Однако реальные инновационные разработки, которые можно было бы использовать сегодня, в России отсутствуют. Поэтому трансферт технологий – основной путь обеспечения инновационности развития. Именно здесь должны сыграть главную роль российские научные коллективы.

Не менее важная задача – создание перспективных инновационных технологий. Ее решение обеспечит завтрашний день нашей промышленности. Следовательно, перед научными коллективами должны ставиться и системные задачи научного поиска.

Подход к созданию предприятий должен быть комплексным. Существуют различные варианты превращения целлюлозных заводов в предприятия по комплексной биохимической переработке древесины. И первостепенное значение имеет правильный выбор варианта для каждого конкретного предприятия.

Один из таких вариантов – преобразование целлюлозных заводов в интегрированные предприятия по комплексной биохимической переработке лесного сырья в Biorefinery. Они, помимо целлюлозы, могут производить такие ценные продукты, как этанол, полимеры, углеродные «графитовые» волокна и дизельное топливо.

Причем эти новые продукты будут производиться из гемицеллюлозы и лигнина, а не из клетчатки, которая, как и прежде, будет использоваться для получения волокнистого полуфабриката (целлюлозы) щелочным способом.

В США и Канаде рассматривается целесообразность коренной реконструкции существующих целлюлозных предприятий (в США их 120) на базе разделения гемицеллюлоз, целлюлозы и лигнина и их квалифицированной переработки (биорефайнинг) с использованием всех достижений нефте- и лесохимии.

Кроме различных видов био-топлива, разнообразных мономеров и олигомеров для полимерного синтеза, широкого спектра реагентов для химических синтезов, предполагается получать биологически активные вещества и лекарственные препараты.

Проекты создания предприятий должны опираться на научно обоснованный анализ структуры лесных и трудовых ресурсов, а также оценку рисков, в том числе экономических. В них должны быть учтены энергетические возможности регионов.

Очень важное направление – плантационное лесовыращивание. Восстановление государственной системы сбора макулатуры позволит существенно снизить затраты на создание мощностей по производству бумажно-картонной продукции и ее себестоимость.

Интеграция кадровых ресурсов на основе вузов позволит сохранить и обеспечить развитие пока еще имеющегося потенциала. Но сейчас, на первом этапе, необходимо привлекать зарубежных специалистов, преподавателей, направлять российских специалистов на практику в зарубежные страны.

Можно с уверенностью сказать, что без государственной поддержки, начиная с законодательного регулирования и финансовой поддержки социально и экологически значимых направлений и заканчивая государственным лоббированием интересов отрасли на международной арене, проблему завоевания и сохранения своего места на внешнем рынке не решить.

И наконец, приступая к реализации намеченных решений по целлюлозно-бумажной промышленности, следует помнить, что важнейшим фактором успеха является сохранение и наращивание темпов развития. Отставание хотя бы на одном этапе неизбежно приведет к общему отставанию.

Андрей СЕЛИХОВКИН,
Борис ФИЛАТОВ,
Санкт-Петербургская государственная лесотехническая академия