Партнеры журнала:

В центре внимания

Экосистемный подход к лесному планированию

Как за деревьями увидеть лесную экосистему?

В экономике любой страны особое место занимают экономические системы с длительным производственным циклом. К таким системам относится лесное хозяйство, в котором биологический процесс производства древесины занимает несколько десятков лет. В течение этого времени человек вмешивается в естественный ход роста насаждения, адаптируя законы экономики к законам природы.

Несомненно, такая адаптация должна происходить по намеченному плану, разработанному на длительную перспективу.

Постановка проблемы

Лесное планирование является одной из основных функций государственного управления лесами. В свою очередь, у государственного управления лесами имеется множество аспектов: экономический, экологический, социальный, политический и др. В нашем случае мы рассмотрим экологический аспект как наиболее полно отражающий степень адаптации запросов человека к естественному ходу роста лесного насаждения.

Происходящие в последнее время климатические изменения, рост числа природных и техногенных катастроф (засух, штормов, наводнений и пр.) вынуждают по-новому рассматривать взаимоотношения человека и природной (лесной) среды. Новизна таких отношений раскрывается в характере государственного управления лесами.

К сожалению, существующие в нашей стране методы управления природопользованием (лесопользованием) основаны главным образом на ресурсном подходе, ориентированы на монетарные цели и не учитывают при этом множества других экосистемных услуг и климатических изменений.

Вместе с тем устойчивое повышение температуры воздуха может привести к видовому изменению состава лесов, появлению новых вредителей и болезней, ранее не характерных для отдельных северных территорий. Примером может служить массовая гибель на территории Санкт-Петербурга вязов из-за «голландской» болезни - сосудистого заболевания насаждений, ранее редко встречавшейся в наших северных широтах.

Ресурсоориентированная экономика является основой не только для частного лесного бизнеса, она стала частью современной государственной политики России в области лесопользования и ведения лесного хозяйства. Так, например, целью недавно принятой Лесной политики в экономической сфере является «увеличение внутреннего валового продукта на основе рыночного спроса».

В итоге может сложиться парадоксальная ситуация, при которой будет наблюдаться рост внутреннего валового продукта на фоне деградации природных комплексов (лесов). Таким образом, налицо причинно­следственная связь между деятельностью человека и качеством окружающей природной среды.

Отечественные (Т. С. Лобовиков, 1978) и зарубежные (К. Мантель, 1961) ученые установили определенную закономерность - объективную стадийность развития лесного хозяйства от оккупационной стадии до устойчивого лесопользования, которая говорит о необходимости изменений в традиционной системе лесного планирования, ориентированной на максимальное извлечение лесных ресурсов.

Расчетная лесосека или экосистемные полезности леса

Несмотря на то что термин «расчетная лесосека» применяется в лесном хозяйстве не одно столетие, его содержание не изменилось, а экономико-политическое значение по сей день остается довольно весомым. Сегодня это единственный научно обоснованный кубатурный ориентир при заготовке древесины, никакого альтернативного экопоказателя в лесном хозяйстве пока не существует.

Расчетная лесосека - не только статистический, количественный показатель общего потенциала древесных насаждений, но и целевой ориентир экстенсивного пути развития практики освоения лесов. Возникает вопрос: стоит ли отечественному лесному хозяйству и далее использовать термин «расчетная лесосека» в его современном содержании и абсолютном значении в связи с новыми вызовами времени?

Пришло время определиться с парадигмой нашего мышления и подходами к лесному планированию: или мы остаемся на позициях ресурсной, экстенсивной модели лесной политики с ограниченным направлением использования лесных ресурсов, в основном древесины, или начинаем переход к интенсивной эколого-ресурсной модели, применяя все инструменты лесной политики по комплексному использованию лесного потенциала с оценкой всех экосистемных лесных полезностей (рис. 1). На интернациональном уровне Россия заявляет о приверженности устойчивому лесоуправлению и экосистемному планированию, на национальном уровне - региональном (лесные планы субъектов Российской Федерации) и локальном (лесохозяйственные регламенты и проекты освоения лесов) почти все планирование сводится к ресурсному подходу, ориентированному на добычу древесинных ресурсов.

Переход к определению расчетной лесосеки с учетом экономической доступности лесов и их деления по целевому назначению - решительный шаг вперед, но он не гарантирует перехода к эколого-ресурсной модели и не ведет к интенсификации лесопользования, а лишь говорит о потенциальном чистом доходе лесного бизнеса (доходе от реализации конечной древесной продукции за минусом всех расходов по ее заготовке, переработке, затрат на ведение лесного хозяйства, уплаты налогов, сборов).

Однако качество окружающей среды и сохранение жизни на планете зависит в бóльшей степени как раз от экосистемных, невесомых услуг леса, которые не поступают на рынок и не являются предметом купли-продажи.

Экосистемный подход не является чем-то новым для отечественного лесного хозяйства России, наши лесоводы всегда рассматривали лес как многофункциональную живую систему. Достаточно вспомнить труды по лесоводству с XVIII века по наше время: А. А. Нартова, А. Т. Болотова, Е. Ф. Забловского, М. К. Турского, Г. Ф. Морозова, М. Е. Ткаченко, В. Н. Сукачева, Н. А. Моисеева и других, кто своими работами внес в теорию лесного хозяйства представление о лесе как о биогеоценозе, лесной экосистеме, непрерывно продуцирующем лесе.

У нас есть отечественные знания в области лесного хозяйства, но мало опыта по их пропаганде и внедрению в практику. Беря за основу труды отечественных ученых и недавний коллективный труд зарубежных коллег «Оценка экосистемных услуг на пороге тысячелетия», к экосистемным услугам леса можно отнести:

  • ресурсообеспечиващие услуги леса (древесина, побочное лесопользование, второстепенные лесные материалы и т. п.);
  • регулирующие услуги леса (регулирование климата, качества воздуха, воды, хранилища углерода и пр.);
  • культурные услуги леса (духовные и религиозные ценности, рекреация и туризм, эстетические ценности и др.);
  • поддерживающие услуги леса (почвообразование, уровень подземных вод, круговорот питательных веществ, поддержание местообитания и видового разнообразия животных и растений, закрепление и облесение песков, противоэрозионные, полезащитные и др.).

Мы видим, что во всех четырех экосистемных услугах основным экообразующим элементом выступают леса.

Леса с эколого-экономической точки зрения можно рассматривать как предмет и продукт труда человека (ресурсообеспечивающая услуга) и средство производства (регулирующие, поддерживающие и культурные услуги).

Если рассмотреть экосистемные услуги с точки зрения целевых показателей по практическому государственному управлению лесами, то не все они могут стать предметом лесного планирования, так как некоторые из них не могут быть точно измерены и оценены (см. таблицу, где «+» означает возможность измерения и оценки, «±» означает определенные трудности в измерении и оценке, «-­» - отсутствие возможности измерения и оценки). Отечественная и зарубежная теории оценки пока не могут дать практике управления пригодные для повседневной деятельности показатели.

Глобальные эффекты, локальные затраты

Экосистемные услуги лесов не признают государственных границ, потребляются далеко за пределами мест их образования. С экономической точки зрения парадокс заключается в том, что все признают важность экосистемных услуг, потребляя их, но затраты по сохранению экосистем как носителей и продуцентов экосистемных услуг ложатся на плечи отдельных стран, регионов или даже ведомств, например, Рослесхоза. Система финансирования лесного хозяйства не предусматривает ни централизованных, ни децентрализованных финансовых средств на поддержание экосистемных услуг в заданном состоянии.

В нашем случае ситуация усугубляется по причине так называемого остаточного финансирования лесного хозяйства, когда в первую очередь получают финансовые средства приоритетные для государства бюджетные виды деятельности (оборона, безопасность, здравоохранение и пр.) и в последнюю очередь - лесное хозяйство.

Ресурсоориентированный подход «оставляет за бортом» большинство экосистемных услуг лесного хозяйства, разрывает функциональные связи живых организмов, образующих лесную экосистему.

Учитывая периодически возникающие кризисные явления в мировой экономике, отсутствие в национальных экономиках показателя «лесной экосистемный капитал», вряд ли можно рассчитывать на появление долговременных источников финансирования экосистемных услуг, фактически потребляемых, но не являющихся предметом купли-продажи.

Трудности перехода к экосистемному управлению лесами

Главная трудность перехода - это уровень осознания тезиса: «растущие деревья для человека важнее древесины из них», иначе говоря, трудности изменения парадигмы мышления, сводящей в конечном счете все экосистемные услуги к стоимостной оценке (у этого тезиса есть исключение - плантационное лесовыращивание):

  • законодательная ориентация на ресурсообеспечивающие виды (14 видов) использования лесов (ст. 25 Лесного кодекса РФ, 2006 год), кроме двух видов: рекреационная и религиозная деятельность;
  • отсутствие точной (экосистемной) информации об экосистемных ресурсах леса и проблема их измеримости;
  • отсутствие достоверных методик измерения и стоимостной оценки экосистемных ресурсов лесов.

Существующее юридическое понятие леса выхолостило его лесоводственно-экологическое содержание. Прежний Лесной кодекс РФ (1997 год) был последним федеральным лесным законом, который отвечал принципу преемственности в лесном законодательстве и соответствовал экосистемному подходу: в нем естественно­научное определение леса было максимально приближено к юридическому определению.

Объективные надежды соблюдения экосистемного подхода

Любая система, в том числе и лесная экологическая, обладает рядом признаков, в частности: самоорганизация, саморегулирование, саморазвитие, равновесие и др. Эти природные признаки сглаживают однобокое рассмотрение леса как поставщика древесных ресурсов. Лес - воспроизводимый ресурс, а значит, и воспроизводимая экологическая система.

Экосистемный подход к лесному планированию

Таблица. Проблема оценки и измерения экосистемных услуг леса
Таблица. Проблема оценки и измерения экосистемных услуг леса

Лесное планирование - это всегда планирование во времени и пространстве, подчиненное определенной логике. Существующее лесное планирование охватывает экономическую, экологическую и социальную сферы деятельности, но акцентирует внимание на монетарном, ресурсном подходе.

Как ни странно, логика существующего лесного планирования по форме отвечает запросам экосистемного планирования, но отличается только содержанием.

Логика лесного планирования:

  • формулирование (экосистемных) целей развития лесного хозяйства;
  • анализ развития лесного хозяйства за прошлые годы;
  • уточнение количественных и качественных (экосистемных) показателей;
  • определение объема и структуры потребления (экосистемных) услуг леса;
  • установление объемов простого и расширенного воспроизводства и сохранения лесов (и поддержания лесных экосистемных услуг).

В 2017 году заканчивается срок действия существующей системы планирования, и у федерального правоустанавливающего органа в области лесного хозяйства есть шанс на деле учесть требования экосистемного подхода в лесном планировании.

Пути к экосистемному планированию в лесном хозяйстве

Экологическое воспитание молодежи с целью изменения парадигмы мышления, введение в федеральные образовательные стандарты лесных вузов таких дисциплин, как лесная политика, экологическое и лесное право, экономика природопользования и др.

Объектом лесного планирования на практике должен стать лес как угодье со всеми его многочисленными полезностями.

Законодательный «отрыв» леса от земли (Лесной кодекс 2006 года) не позволит в дальнейшем говорить об экосистемном подходе.

Лес - это экосистема, поэтому первым практическим шагом на пути к экосистемному планированию является законодательное определение леса как экосистемы: единство земли, лесной растительности, животного мира и других компонентов окружающей природной среды, имеющее большое экологическое, экономическое и социальное значение.

Вместе с тем надо заметить, что экосистемный подход к лесному планированию выходит за рамки лесного права и оказывается в системе экологического права.

Метод планирования - лесное адаптивное планирование с учетом региональных условий и особенностей (экологических, экономических и социальных), а также изменения климата.

Практическая схема реализации экосистемного подхода заключается в сочетании критериев и индикаторов устойчивого управления лесами с системой лесного планирования.

Но для этого нужно изменить систему и содержание лесной таксации и лесоустройства, государственной инвентаризации лесов, государственного реестра лесов, которые отображают экосистемное разнообразие лесов страны на локальном и региональном уровнях только в самых общих чертах.

До начала новой компании по формированию лесных планов субъектов Российской Федерации остается около четырех лет. За это время Рослесхоз или Минприроды должны объявить конкурс на выполнение НИР по обоснованию возможности включения критериев и индикаторов устойчивого управления лесами Российской Федерации (приказ Рослесхоза от 05.02.98 № 21) с целью перехода к экосистемному планированию в лесном хозяйстве.

Для приведения в соответствие с экосистемным подходом содержание лесных планов субъектов Российской Федерации должно быть переработано с учетом критериев устойчивого управления лесами: сохранение биологического разнообразия лесов; поддержание продуктивной способности лесных экосистем; поддержание здоровья и жизнеспособности лесных экосистем; сохранение и поддержание почвенных и водных ресурсов; поддержание вклада лесов в глобальный цикл углерода; поддержание и расширение долгосрочных социально-экономических выгод удовлетворения потребностей общества; юридические, институциональные и экономические структуры для сохранения лесов и устойчивого лесоуправления и соответствующих им индикаторов.

Подобное предложение покажет мировому лесному сообществу реальные шаги собственника лесов - Российской Федерации - к устойчивому лесопользованию и позволит увидеть за деревьями лесную экосистему.

Владимир ПЕТРОВ, проф., д-р экон. наук,
 зав. кафедрой лесной политики, экономики и управления СПбГЛТУ