Партнеры журнала:

Регион номера

От криминального бума к инвестиционному

Лесная промышленность Свердловской области находится на пороге инвестиционного бума. Отечественные и зарубежные игроки вкладывают средства в строительство деревообрабатывающих предприятий или изучают возможности инвестирования. Если справиться с проблемами инфраструктуры, криминала и высоких тарифов, то в долгосрочной перспективе отрасль способна стать одной из базовых в уральской экономике.

Что характерно, несмотря на то что Свердловская область входит в десятку сильнейших лесопромышленных регионов России, более половины предприятий ЛПК области убыточны. Это одна из самых болезненных проблем регионального леспрома. Изменить ситуацию не удается уже много лет. Выбиваться в лидеры помогают исключительно флагманы отрасли − ЗАО «Фанком», ЗАО «Лобва», ЗАО «Ляля-Лес». В итоге получается в одном месте благополучие, а в другом − развал.

Неиспользуемые возможности

Региональные власти давно призывали бизнес развивать переработку древесины. Действительно странно, что в экономике Свердловской области, территория которой более чем на 80% покрыта лесами, вклад леспрома в промышленное производство составлял только 1,3%. Свердловские предприниматели не торопились со строительством перерабатывающих мощностей, продавая кругляк. Но и тут они не смогли добиться успеха. Если Россия экспортирует 49% кругляка, то Свердловская область − только 1%. «При этом расчетная лесосека в регионе на 10% больше, чем в Финляндии, − отметил губернатор Свердловской области Эдуард Россель. − Однако регион выпускает лесной продукции на 8,46 млрд рублей в год, а Финляндия − на 25 млрд евро».

Закономерно, что и уровень инвестиций в области оставляет желать лучшего. Несколько громких проектов в лесной сфере, анонсированных в регионе, так и не были реализованы: УГМК отказалась от строительства целлюлозно-бумажного комбината, так же поступила и Ruukki Group Oy. По словам директора НПО «Свердллесэкология» (Екатеринбург) Владимира Чекашева, из нескольких десятков проектов лесопереработки, декларированных за последние годы на Урале, реализовались единицы. Практически во всех случаях это предприятия, имеющие в регионе собственную сырьевую базу. Сторонних инвесторов, в том числе иностранных, как не было, так и нет.

В то же время ситуация постепенно изменяется в лучшую сторону. Как отметила аналитик ИК «Антанта Капитал» Анна Крылова, развитие строительного сектора и сектора производства мебели повысило спрос на продукцию деревообработчиков, прежде всего с высокой добавленной стоимостью. По оценке директора по управлению активами ООО «Уником Партнер» Виталия Калугина, лесная отрасль в Свердловской области имеет большие перспективы в связи с низким уровнем конкуренции. Между тем рентабельность высока: от 20–35% в «белом» бизнесе и до 70–80% при использовании «серых» схем.

В результате того что с 1 июля 2007 года возросли таможенные пошлины на необработанную древесину, инвесторы, оставшись без сырья, более активно начнут вкладывать средства в российский леспром. Свердловская область, по мнению специалистов, может многого ожидать от такого развития ситуации. Уже сейчас регион находится на пороге инвестиционного бума.

Деревянные перспективы

Результаты развития среднеуральского лесопромышленного комплекса довольно ощутимы. В августе 2007 года «дочка» газовой компании «Итера» − ООО «УСГСтрой» − запустила в эксплуатацию первую очередь Выйского деревообрабатывающего комбината под Нижним Тагилом.

Компания «Ураллеспром» 12 октября этого года запустила линию каркасно-панельных домов стоимостью Ђ1,5 млн. По словам генерального директора предприятия Андрея Соколова, инвестиционная привлекательность проекта обусловлена тем, что каркасно-панельные дома на российском рынке практически не представлены, хотя коттеджное строительство востребовано.

По нашим данным, всего в Свердловской области в эксплуатационной стадии находятся два проекта на сумму свыше $147 млн, в инвестиционной стадии − ещё три проекта на сумму $110 млн. Ещё четыре проекта стоимостью $200–300 млн в настоящее время разрабатываются. По словам начальника отдела лесопромышленного комплекса свердловского Минпрома Андрея Мехренцева, в 2007 году в ЛПК Свердловской области будет инвестировано более 1 млрд рублей. Ряд проектов планируется реализовать с участием иностранных компаний. Об интересе к переработке уральского леса заявила компания «ИКЕА», но конкретизировать планы в московском офисе шведской компании не смогли. Зато конкретных договоренностей достигли чехи. В стадии согласования находится проект, реализуемый ФГУП «Уралвагонзавод» (УВЗ) в Волчанске. Как пояснил пресс-секретарь УВЗ Борис Минеев, расположенный там филиал завода ранее выпускал мебель из недорогих материалов, а теперь планирует перейти на натуральную древесину, прошедшую глубокую переработку. Финансирование проекта будет вестись в рамках кредитной линии, открытой УВЗ Чешским экспортным банком.

«В мире происходит географическое перераспределение производства в развивающиеся страны: они способны обеспечить необходимое качество при низких затратах. Поэтому при наличии соответствующей правовой базы в ЛПК обязательно придут иностранные инвестиции», − отмечает аналитик ИК «Союз Капитал» Сергей Федянин. По его мнению, эта тенденция, а также политика государства, направленная на увеличение в экспорте доли продукции с высокой добавленной стоимостью, обеспечивают отрасли большой потенциал роста.

Нужно отметить, что всем инвесторам в лесную промышленность Свердловской области приходится сталкиваться с рядом сложностей. Первая − кадровый вопрос. Комментирует Андрей Мехренцев: «Время „зэковских“ подходов при организации лесозаготовок закончилось. Если хочешь, чтобы молодежь приходила работать в лес, то техника и технологии должны соответствовать времени: техника быть эффективной и удобной, а технологии − природощадящими».

Вторая проблема, на которую обратил внимание начальник отдела лесопромышленного комплекса свердловского Минпрома, − различные тарифы. По его мнению, лесная отрасль испытывает давление со стороны естественных монополий. В частности, всех лесопромышленников не устраивает тарифная политика железной дороги. Кроме того, давят и монополисты в энергетике. «Рост тарифов отрицательно сказывается на экономике производств, а попытки предприятий леспрома начать производство собственной электроэнергии или выйти на оптовый рынок наталкиваются на мощный бюрократический барьер», − отметил Андрей Мехренцев. По мнению Андрея Соколова, тормозом развития лесной промышленности региона также являются большие сложности при получении земельных участков и медленное развитие программ доступного жилья.

Третья проблема − отсутствие дорожной инфраструктуры. По словам Владимира Чекашева, за последние 15 лет в Свердловской области вырублено около 100 млн м3 качественного леса, в основном хвойные породы деревьев, произрастающие вблизи населенных пунктов. «Заменить этот лес нечем, − отметил он. − Одна из причин − нет лесовозных дорог. В последние полтора десятка лет на Среднем Урале они почти не строились. В итоге затраты на освоение отдаленных, экономически труднодоступных лесных участков многократно возрастают». Источник в правительстве Свердловской области заметил, что развитие регионального леспрома наталкивается на ограничители в виде нехватки межрегиональных дорог круглогодичного действия: собственный рынок сбыта невелик, а транспортные расходы при вывозе продукции в другие регионы делают её неконкурентоспособной.

Четвертая проблема − естественное старение леса. Если для фанерного сырья, 1 м³ которого стоит около 1000 рублей, подходит 60-летняя береза, то 90-летняя пойдет только на дрова, а они стоят не более 200рублей за 1 м³. Ехать за 100км и рубить старое дерево экономически невыгодно. Если этим долгое время не заниматься, то может получиться так, что будет экономически выгоднее завозить лес из-за пределов области, чем строить дорогу к отдаленным участкам. То есть решать проблему нужно комплексно: требуются вложения не только в деревопереработку, но и в развитие ресурсной базы.

Пятая проблема − оценка инвестиционной привлекательности «лесных» проектов. В Свердловской области лесами занято 80% её территории. «Однако леса бывают разные, − подчеркнул Владимир Чекашев. − Можно получить хоть 10 тыс. гектаров, но там будет расти сплошной молодняк и осина. Сейчас делянку или лесной массив оценивают приблизительно, опытным путем». По словам директора НПО «Свердллесэкология», не все в лесной отрасли заинтересованы в раскрытии такой информации. Очень многие хозяйствующие субъекты строят свой бизнес на «неучтенке» лесных ресурсов, качество которых зачастую искусственно занижается. В сегодняшних условиях определить подлинное качество предлагаемой сторонним инвесторам ресурсной базы нереально. При этом леса как объект хозяйствования теряют товарность. «На региональном уровне отсутствует квалифицированный эколого-экономический взгляд на развитие лесной отрасли, − комментирует ситуацию Владимир Чекашев. − Лесом занимаются сразу несколько областных министерств и ведомств, но каждое − через призму своих функций и полномочий. Нет комплексного подхода, в отличие, например, от энергетики или строительства».

Ещё одна проблема − вывозка сырья за пределы области. «Более 50% фанерного кряжа мы отправляем в другие регионы, хвойных балансов ещё больше − 80%, − подчеркнул исполнительный директор Уральского союза лесопромышленников Геннадий Гирев. − А между тем возникает проблема с обеспечением некоторым сырьем собственных предприятий!» Конечно, запретить экспортировать сырье за пределы области власть не может, но некоторым компаниям на необходимость регионального патриотизма уже намекнули.

Сходная проблема может возникнуть и в вопросах аренды лесов: представители других регионов могут выразить желание арендовать леса в Свердловской области. Однако, по словам Геннадия Гирева, областные власти будут стараться сохранять приоритет за местными предприятиями. «Хотя „вставать грудью“ за „наших“ бывает сложно, − заметил он. − Налоговые органы резонно указывают, что эти „наши“ порою годами не платят налоги ни в пенсионный фонд, ни в соцстрах, обрекая впоследствии своих рабочих на нищенскую пенсию. Так что не пустить арендаторов со стороны не везде удастся. Они все равно проникнут. И могут серьезно повлиять на положение дел в области, вплоть до передела собственности».

Наконец, леспром криминализован, что крайне негативно отражается на интересе иностранных инвесторов. Начальник свердловского ГУВД генерал‑майор милиции Михаил Никитин заявил летом этого года на заседании Регионального совета общественной безопасности, что лесопромышленный комплекс области более чем наполовину криминализован. Незаконный бизнес прикрывают местные органы власти, да и сами мэры злоупотребляют своим правом выписывать лес на дрова для бюджетных организаций, в результате чего большая его часть уходит «на сторону». Также на совете безопасности было сообщено, что незаконные рубки леса в прошлом году, только по официальным данным, составили 47,3 тыс. м3 − 625 зафиксированных вырубок нанесли ущерб на сумму 512 млн рублей. Проблема в том, что на сегодняшний день фактически отсутствует система контроля над лесной сферой региона. Два года назад, согласно федеральному закону о передаче полномочий, была ликвидирована система лесной охраны. Было уволено более тысячи специалистов. В настоящее время области переданы полномочия по ведению лесного хозяйства и разрушенная система лесоохраны.

Тем не менее большинство экспертов считают, что эти трудности не остановят рост отрасли в долгосрочной перспективе. Лесной бизнес обладает одним важным преимуществом перед нефтегазовым: лес − ресурс возобновляемый. Роль леспрома в экономике будет расти. Уже есть небольшие подвижки в этом направлении. Как сообщил пресс-секретарь свердловского Минпрома Евгений Харламов, в 2006 году лесозаготовители Среднего Урала получили 7,846 тыс. м3 древесины, что соответствует уровню 2005 года, в 2007‑м ожидается наращивание объемов лесопереработки. По словам Геннадия Гирева, общий объем отгруженной лесопромышленной продукции в области в первом полугодии составил 5 млрд рублей, что на треть больше аналогичных показателей прошлого года. По прогнозам аналитиков, в отдаленном будущем лесной сектор в Свердловской области сможет занять те же позиции, что и металлургия и машиностроение.

Сергей ЕРМАК

Другие статьи рубрики Регион номера: Свердловская область

Основу промышленности Свердловской области составляет тяжелое машиностроение
База для лесной науки
Стратегия развития ЛПК Свердловской области нуждается в актуализации
Значимые предприятия ЛПК Свердловской области
Список предприятий ЛПК Свердловской области

В центре Урала
Сосны да ели
Резервы роста уральского ЛПК
Основные предприятия ЛПК Свердловской области
Список предприятий ЛПК Свердловской области

Любимый регион Менделеева
Инвестиционный климат: лед тронулся
Крупные предприятия ЛПК Свердловской области
Список предприятий ЛПК Свердловской области

Список предприятий ЛПК Свердловской области

Смотрите в PDF-версии журнала на стр. 45

Список предприятий Свердловской области проверен обзвоном перед выпуском журнала.

Обзоры ЛПК регионов России