Русский Английский Немецкий Итальянский Финский Испанский Французский Польский Японский Китайский (упрощенный)

Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Павел Трушевский: «Положительные изменения в нормативно-правовой базе - хороший знак для бизнеса»

Павел Трушевский

Вскоре лесная отрасль начнет жить по обновленному законодательству. Правительство РФ в прошлом году утвердило базовый стратегический документ - «Основы государственной политики в области использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов на период до 2030 года». Приняты два федеральных закона, ощутимо меняющие Лесной кодекс. Идет разработка подзаконных актов к ним. Изменения коснутся правил учета древесины, порядка информирования о сделках, принципов охраны и воспроизводства леса и других сфер леспрома.

О том, какими станут условия ведения бизнеса после этой законодательной реформы, к чему следует готовиться профессиональному сообществу, мы поговорили с директором ООО «Лесная сертификация» Павлом Трушевским - отраслевым экспертом, членом нескольких межведомственных рабочих групп. На посту начальника отдела государственной политики в сфере использования и воспроизводства лесов департамента государственной политики и регулирования в области лесных ресурсов Минприроды России он участвовал в разработке основных законодательных актов для лесного хозяйства.

Работа над ошибками в лесной отрасли

- Последний год в лесной отрасли отмечен активной законотворческой работой. Конечно, необходимость изменений в законодательстве назрела давно, но что, по вашему мнению, послужило толчком для нынешнего законотворческого всплеска? И намерены ли власти полностью пересмотреть лесное законодательство?

- Самым мощным толчком стал Госсовет 11 апреля прошлого года, на котором Президент РФ дал в числе прочих поручения внести изменения в лесное законодательство. На мой взгляд, эти поручения направлены не на полное переформатирование законодательства, а именно на работу над ошибками. Не секрет, что в Лесном кодексе, принятом в 2006 году, много положений, которые за последние годы значительно снизили конкурентоспособность отечественного лесного комплекса. Например, одно из слабых звеньев - государственная система управления лесным хозяйством: были лесхозы - теперь их в прежнем виде не стало, произошли масштабные сокращения профессионалов, работавших в лесхозах, оставшиеся лишились статуса госслужащего. В итоге сейчас государство не может полноценно контролировать происходящее в лесах многих субъектов федерации. Есть также законодательные пробелы в области санитарно­-защитных мер, организации контроля над пожароопасной ситуацией в лесу и тушением лесных пожаров. В 2009 году малый бизнес потерял право заключать договоры купли­-продажи лесных насаждений, то есть получать участки в так называемое краткосрочное пользование. Все это привело к накоплению системных проблем в лесном секторе. И в прошлом году на уровне высшей государственной власти посчитали необходимым часть этих проблем решить.

- Какие задачи были решены в первую очередь? Что успели сделать за истекший год?

- В мае прошлого года Министерство природных ресурсов и экологии РФ приступило к выполнению поручений президента. Уже принято несколько базовых документов, в частности «Основы государственной политики в области использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов на период до 2030 года», утвержденные постановлением Правительства РФ. Это фундаментальный документ, подобного которому никогда не было в нашем законодательстве. Он определяет вектор развития лесной отрасли, связывая - в этом его принципиальная новизна - лесное хозяйство с лесной промышленностью.

Естественно, нельзя не упомянуть Федеральный закон № 415 об учете заготовленной древесины и сделок с ней. Его в течение трех лет разрабатывали специалисты Рослесхоза, затем Минприроды России совместно с Рослесхозом. Он тоже вносит фундаментальные изменения в Лесной кодекс. Сейчас идет очень важный процесс по разработке к нему ряда подзаконных актов, их больше 20. Это ведомственные приказы Минприроды и Рослесхоза, а также постановления Правительства РФ. Именно на подзаконные акты следует обратить внимание экспертному сообществу, поскольку в них будут описаны шаги по практическому применению закона.

- Какие подзаконные акты сейчас разрабатываются? И какие последствия они будут иметь для лесного комплекса в ближайшем будущем?

- Прямо сейчас завершается работа над несколькими подзаконными актами, раскрывающими положения закона, которые вступают в силу 1 июля 2014 года. В частности, положение о форме товарно­-сопроводительного документа.

Сейчас сложно сказать, каким образом ФЗ­-415 будет реализован, потому что ни один из этих подзаконных актов еще не введен в действие. Но график их разработки и утверждения достаточно жесткий и, я думаю, во второй половине следующего года - а применительно к некоторым подзаконным актам, может быть, и в ближайшее время - профессиональное сообщество должно принять очень активное участие в их разработке.

Что касается последствий, то закон вводит несколько базовых сентенций. В их числе необходимость учета заготовленной древесины и наличие товарно­-сопроводительного документа на транспортное средство, перевозящее древесину.

- Но, насколько известно, транспортные средства и так имеют товарно­сопроводительные документы. Чем будут отличаться вводимые документы от тех, что используются?

- Ответить на этот вопрос довольно сложно, потому что постановление Правительства РФ, утверждающее форму товарно­-сопроводительного документа, еще не принято. Бесспорно лишь, что первая версия постановления, вводящая форму, условно говоря, товарно­-транспортной накладной (ТТН), имела недостатки. Их отметили лесопромышленные компании и экспертное сообщество, и по результатам их замечаний форма ТТН была изменена. Вообще документы необходимо составлять так, чтобы лесопромышленники могли привести свою деятельность в соответствие с новыми нормами без значительных усилий и финансовых затрат.

Насколько я понимаю, форма ТТН сейчас привязана к форме, установленной Минтрансом России, и серьезных изменений с 1 июля лесопромышленным предприятиям в этой части ждать не следует.

Федеральную собственность – под контроль

- Что еще изменится после вступления в силу закона?

- В этом законе прописана необходимость декларирования сделок, причем - акцентирую ваше внимание - именно сделок с круглым лесом. На практике, скорее всего, это будет выглядеть следующим образом: запустят единую государственную автоматизированную информационную систему по учету древесины - портал, к которому все участники процесса будут иметь доступ. Туда будет заноситься вся информация - начиная от информации из ГЛР, договора аренды, лесной декларации. Лесозаготовительные предприятия должны будут размещать в ЕГАИС данные об объеме заготовленной древесины. Далее лесозаготовитель и юридическое лицо, которое покупает эти круглые лесоматериалы, должны будут подавать декларации о сделках с партией круглого леса. То есть, как я понимаю, лесозаготовитель, заключивший договор купли­-продажи круглых лесоматериалов с покупателем, будет информировать государство через ЕГАИС о том, что он заключил сделку о продаже - допустим, продал 100 тыс. м3 круглого леса такого­-то породного состава, такого­-то качества, - и указывать юридическое лицо: покупателя. Покупатель должен будет через ЕГАИС подтвердить, что эта сделка заключена. И древесина по этому договору купли­продажи может поставляться. Каким образом это будет реализовано, пока не вполне понятно, потому что технические моменты еще не проработаны; можно лишь утверждать, что современные интернет­-технологии позволяют осуществлять такой обмен данными.

Также в законе есть требование о маркировке древесины ценных пород: дуба, бука, ясеня. Оно носит локальный характер - коснется прежде всего Дальнего Востока и юга России, причем будет распространяться не на всю заготовленную древесину, а только на экспортируемую в круглом виде. О маркировке всей древесины не говорится. Скорее всего, процедура будет следующей: древесина заготавливается, перевозится на нижний склад, пересортируется, кряжуется, если необходимо, затем предприятие в соответствии со своими внешнеэкономическими контрактами принимает решение об отгрузке определенных партий и поштучно маркирует эту древесину. Соответственно, таможня по маркировке сможет отследить всю цепочку действий с момента заготовки этой древесины.

Безусловно, ФЗ­-415 вызывает много вопросов. Закон довольно конфликтный, государство через него делает попытку максимально достоверно подсчитать, сколько заготавливается древесины. Все­-таки древесина - это федеральная собственность. При этом закон может стать точкой отсчета для совершенствования концепции управления всей системой лесного хозяйства России.

- Сейчас принимаются попытки восстановить лесхозы. Что уже сделано?

- В конце декабря прошлого года Президент Российской Федерации подписал Федеральный закон № 27 о государственном федеральном лесном надзоре (лесной охране) и мероприятиях по защите и воспроизводству лесов. Закон создает экономическую основу для возрождения лесхозов, без конкурса передавая функцию по защите и воспроизводству лесов на неарендованных лесных участках подведомственным государственным (муниципальным) бюждетным и автономным учреждениям. Одновременно с заключением контракта на эту деятельность заключаются договоры купли­-продажи лесных насаждений, и доход от реализации древесины будет идти в региональные бюджеты.

На взаимовыгодных условиях

- Какие из разрабатываемых законопроектов, на ваш взгляд, больше всего повлияют на развитие лесного хозяйства?

- Сейчас в разработке несколько интересных законопроектов. Прежде всего это законопроект, меняющий процедуру проведения конкурсов на аренду лесных участков предприятиями, перерабатывающими древесину. Он позволит компаниям, которые занимаются глубокой переработкой древесины, получать лесные участки через конкурсы, минуя аукционы.

Еще один законопроект возвращает малому и среднему бизнесу аукционы для заключения договоров купли­-продажи лесных насаждений - имеется в виду та самая краткосрочная (до года) аренда участков. Это очень важный законопроект. Он даст возможность уйти от практики введения в коммерческий оборот древесины, заготовленной для нужд граждан, и уравняет с точки зрения конкуренции малый и средний бизнес с крупными предприятиями, которые заключают долгосрочные договоры аренды и имеют по ним соответствующие обременения. При этом в цену договора купли­-продажи лесных насаждений закладывается стоимость мер по защите, охране, воспроизводству лесов, то есть государство берет немного дороже за этот объем леса и получает определенный денежный запас, чтобы потом, после рубок, вырубленный лес восстановить. Это справедливый законопроект, предприятия его ждут.

Таким образом, после принятия этих двух законопроектов у субъектов Российской Федерации будет четыре способа предоставления лесных участков в аренду: аукционы как основной способ, конкурсы для предприятий, реализующих проекты по переработке древесины, аукционы с целью заключения договоров купли­-продажи лесных насаждений и приоритетные инвестпроекты в области освоения лесов.

- Увеличат ли принимаемые законопроекты приток инвестиций в отрасль?

- Безусловно. Комфортное законодательство или хотя бы положительные изменения в нормативно­-правовой базе - это хороший знак для бизнеса, в том числе зарубежного.

Выйти из тени

- Судя по законам, которые сейчас принимаются и разрабатываются, первыми вынуждены будут уйти с рынка граждане, заготавливавшие древесину на условии «для личных нужд». И если эти люди потеряют источник дохода, возможен отток населения из регионов, что, в свою очередь, повлечет социальные проблемы, и в числе прочего кадровый дефицит на лесозаготовительных предприятиях.

- С одной стороны, очень верное замечание. С другой, положение, запрещающее отчуждение древесины, заготовленной для собственных нужд, нивелируется законопроектом о договоре купли­-продажи лесных насаждений. Индивидуальные предприниматели, которые сейчас собирают мелкие договоры на заготовку для собственных нужд, должны без ущерба для себя перейти из серой зоны в белую и спокойно заключать с местными органами управления договоры купли­-продажи лесных насаждений, покупать делянки и заготавливать древесину по понятным для всех ставкам оплаты. Если древесина, заготовленная для собственных нужд, то есть на отопление, ремонт и строительство жилья, вовлекается в оборот по демпинговым ценам, нарушаются интересы добросовестных лесозаготовителей. Тут должен быть баланс. Государство не отказывает гражданам в удовлетворении собственных нужд в древесине, но намерено не допускать ее нецелевое использование.

Сейчас же демпинг со стороны «нелегалов» влияет на рынок, причем в разных регионах по­-разному. В многолесных районах влияние почти нулевое, но в малолесных на рынке преобладает древесина, заготовленная на условии «для собственных нужд», и добросовестным лесопользователям довольно тяжело конкурировать с «серыми» рубщиками. Поэтому изменения в законодательстве просто расставляют все точки над i. Хочешь идти в лес, заготавливать древесину в небольших объемах, покупать делянки - нет проблем, будут созданы комфортные условия. Хочешь заготовить лес на дрова - тоже нет проблем. Другой вопрос, что сейчас в регионах разные возможности доступа к лесу. Если, например, в Красноярском крае собственные нужды удовлетворить очень легко - получить лес не составляет никакого труда, то в ряде других регионов это сделать почти невозможно, добросовестный гражданин иногда ждет полгода и больше, чтобы получить эти 50 кубометров на обогрев своего дома в деревне.

Очень важно, чтобы все изменения, которые вносятся в лесное законодательство, получали здоровый отклик на местах - на уровне органов управления лесами субъектов Федерации. Именно от местных властей зависит, как нормы законодательства будут применяться на практике. Любой, даже самый замечательный закон, можно извратить так, что доступа к лесу не получишь. Здесь важно, насколько регион заинтересован в развитии лесного хозяйства.

Наконец, очень актуален для лесозаготовительного бизнеса законопроект о пролонгации договоров аренды лесного фонда для предприятий, добросовестно исполнивших обязательства по предыдущим договорам. В этом законопроекте заинтересованы многие лесопромышленники, так как сейчас записанную в Лесном кодексе норму по преимущественному праву заключения договора аренды на новый срок реализовать тяжело, почти невозможно. Сейчас готовится законопроект по введению нормы по пролонгации договора аренды. Но это для добросовестных лесопользователей. Пока есть ряд вопросов - технических, по поводу кратности реализации данного права, а также срока пролонгации. Как будет в итоге реализован данный законопроект, тоже сказать сложно, потому что в законотворческом процессе много неизвестных, слишком много участников, заинтересованных лиц, которые влияют на процесс, и разработчику законопроекта, как правило, очень сложно добиться его подписания именно в том виде, в каком он подразумевался.

Беседовал Михаил Дмитриев