Партнеры журнала:

Лесное хозяйство

Лесное хозяйство – важнейший инструмент охраны природы

Лесное хозяйство – это не только вид экономической деятельности, связанной с использованием, охраной, защитой и воспроизводством лесов, но еще и важнейший инструмент охраны природы. Несмотря на большое количество тактических разногласий и даже конфликтов, природоохранники и работники лесного хозяйства - важнейшие стратегические союзники.

Для сохранения всего биологического разнообразия дикой природы - видов и их генофонда, экосистем, ландшафтов - первостепенное значение имеют крупномасштабные территории, минимально нарушенные хозяйственной деятельностью человека. Именно большие территории, изъятые из хозяйственного освоения, позволяют в долгосрочной перспективе сохранять жизнеспособные популяции подавляющего большинства живых организмов, пространственные связи между компонентами ландшафта и их естественную динамику. В некоторых природных зонах это могут быть совсем неосвоенные и нефрагментированные лесные ландшафты (малонарушенные лесные территории - МЛТ), в других, исторически более освоенных, - территории нарушенные сильнее, но тоже большие и минимально фрагментированные инфраструктурой.

По сути, это означает, что для успешного сохранения биологического разнообразия Земли необходимо изъять из дальнейшего хозяйственного освоения достаточно крупные площади дикой природы, в том числе леса. В основном это не самые удобные с точки зрения хозяйственного использования леса - именно поэтому они и дожили до наших дней в сравнительно диком состоянии. Однако в условиях постоянно растущего населения и неизбежного увеличения спроса на потенциально возобновляемые природные ресурсы, в том числе древесину, изъятие больших диких природных территорий из хозяйственного освоения должно быть чем­-то компенсировано. Возможность такой компенсации предоставляет именно лесное хозяйство. Грамотное использование староосвоенных земель для выращивания хозяйственно ценной древесины позволяет в перспективе получать эту древесину в гораздо большем количестве и обычно более высокого качества, в сравнении с добываемой при освоении последних диких лесов Земли.

Таким образом, интенсивное лесное хозяйство на староосвоенных землях (как лесных, так и выбывших из других видов использования, но вполне пригодных для выращивания леса) - это как раз тот инструмент, который позволяет в длительной перспективе сохранить значительные площади сравнительно диких лесов без образования жесткого дефицита необходимой человечеству древесины.

Альтернативный путь можно было бы найти в сокращении использования древесины. Но древесина - это возобновляемый ресурс, в том числе энергетический. С точки зрения охраны природы и устойчивого развития человеческой цивилизации, основные усилия необходимо сосредоточить на сокращении использования невозобновляемых природных ресурсов, в том числе за счет замены их возобновляемыми. А значит, объем использования древесины в мире неизбежно будет расти, и по природоохранным соображениям тоже. Конечно, от некоторых видов древесины, наиболее проблемных с природоохранной или социальной точки зрения, человечеству придется отказаться (например, от ценной тропической древесины из лесов естественного происхождения), но ограничить объем использования древесины в целом невозможно, кроме того, это было бы и неправильно.

Впрочем, лесное хозяйство имеет большое природоохранное значение не только как альтернатива безудержному освоению последних диких лесов мира. Посмотрим на ситуацию с другой стороны - глазами горожанина, жителя мегаполиса, которого от ближайшей сколько­-нибудь дикой природы могут отделять сотни километров. Для него главное, чтобы лес просто был, сохранялся в длительной перспективе, а не превращался в огороженные и застроенные участки, пустыри или помойки. При этом главной угрозой лесам в окрестностях крупных городов стал катастрофически растущий спрос на землю - любую, в том числе лесную. Этот спрос в обозримом будущем неизбежно будет расти, особенно в периоды социально­-экономического неблагополучия, вынуждающего жителей сельских районов и малых городов искать работу и спасение в крупных городах.

Как показывает практика, одними только законодательными мерами защитить лесные земли в густонаселенных районах от растаскивания и застройки невозможно. Если у леса нет хозяина и защитника, кроме государства (особенно слабого и разъеденного коррупцией) и отдельных гражданских активистов, заинтересованные в растаскивании лесных земель стороны находят те или иные лазейки, чтобы заполучить свои куски общественной собственности. Для того чтобы защищающие леса нормы законодательства реально работали, нужны еще люди, объективно заинтересованные в том, чтобы эти леса продолжали быть лесами, оставались в общественной собственности и содержались в порядке. Последнее очень важно, поскольку хаос в лесу - замусоренность, захламленность мертвой древесиной и т. д. - традиционно используется как важнейший аргумент в пользу того, что этот лес надо пристроить кому­-то в пользование («отдать хозяину»).

Лесам в густонаселенных районах приходится конкурировать с разнообразными видами использования земель, не предполагающими существование леса. Законодательство может быть на стороне леса («изменение границ лесопарковых зон, зеленых зон и городских лесов, которое может привести к уменьшению их площади, не допускается», см. ст. 105 Лесного кодекса РФ), но реальный результат конкуренции зависит не только от него. Конкурентоспособность леса в густонаселенных районах во многом зависит от числа людей, жизнь и работа которых тесно связаны с этим лесом, а социальное благополучие этим лесом обеспечивается. В сильно урбанизированной среде лес как источник социального благополучия людей и место для отдыха имеет гораздо больше шансов на сохранение, чем как просто место для отдыха. Интенсивное лесное, а тем более лесопарковое хозяйство - это как раз и есть механизм превращения леса в том числе в источник социального благополучия большой группы людей. Иными словами, ведение интенсивного лесного или лесопаркового хозяйства в лесах на густонаселенных территориях умножает число тех, кто объективно заинтересован в сохранении лесов и в силу этой объективной заинтересованности готов профессионально за эти леса бороться.

Теперь посмотрим на лес с точки зрения требований пожарной безопасности (которая имеет самое прямое отношение к безопасности окружающей среды вообще). Можно по­-разному относиться к лесным пожарам в дикой тайге, где огонь является одним из древних факторов формирования лесных ландшафтов. Но в освоенных лесах, где огонь конкурирует с человеком за лесные ресурсы, особенно в населенных районах, где задымление ведет к существенному росту смертности, лесные и тем более торфяные пожары - это однозначное зло. Охрана лесов и лесных торфяников от пожаров - важнейшая природоохранная задача, по крайней мере если понимать охрану природы широко, в том числе как сохранение благоприятной для людей окружающей среды. В связи с изменением климата, увеличением продолжительности бесснежных и засушливых периодов значение охраны лесов от пожаров будет только возрастать.

Наверное, можно создать чисто бюджетную систему охраны лесов от пожаров, никак не связанную с прочей хозяйственной деятельностью в лесах. Но эффективность борьбы с лесными пожарами прежде всего определяется тем, насколько хорошо охраняемым предстает лес посетителям, насколько быстро обнаруживаются начинающиеся пожары, как скоро профессиональные и знающие лес люди могут приступить к их тушению. То есть в конечном счете успех борьбы с пожарами по большей части определяется числом людей, работающих в лесу и в той или иной степени профессионально связанных с охраной лесов от пожаров. Содержать достаточное число людей для гарантированной охраны лесов от пожаров за счет бюджета нереально, тем более в большой стране, где основные лесные площади находятся за пределами досягаемости подразделений пожарной охраны, прикрывающих населенные пункты. Можно выстроить бюджетную систему охраны лесов от пожаров в масштабах отдельных регионов (например, Московской области), но не стоит забывать, что уровень финансирования из федерального бюджета переданных этому региону лесных полномочий превышает средний по стране: в пересчете на гектар лесных земель примерно в тридцать раз (и еще непропорционально много добавляется из регионального бюджета). В масштабах всей страны выстроить такую систему исключительно на бюджетные деньги невозможно - это потребовало бы многократного увеличения лесных субвенций. По ряду регионов есть даже судебные решения, подтверждающие многократное недофинансирование системы охраны лесов от пожаров, - вот только денег от этого больше никак не становится.

Единственным выходом является опять же развитие интенсивного лесного хозяйства, которое не только требует работы в лесу большого числа людей, но и способно при грамотной организации обеспечить средства для этой работы (если же оно на это не способно, его и хозяйством назвать нельзя). Конечно, развитие лесного хозяйства не отменяет необходимость существования государственной централизованной системы борьбы с лесными пожарами, в том числе авиационной охраны лесов, федерального резерва сил пожаротушения, но может сократить до разумного минимума, по крайней мере в освоенных лесах, количество лесных пожаров, перерастающих в неконтролируемые чрезвычайные ситуации.

Вот только некоторые, хотя и очень важные, примеры тесной связи охраны природы и лесного хозяйства - такой, что даже точную границу между этими двумя видами деятельности часто провести невозможно. Исторически в нашей стране они были очень тесно связаны, но в период господства идеологии «покорения природы» изрядно разошлись, да так и не сошлись снова в полной мере. Сейчас, когда ситуация и в лесном хозяйстве, и в охране природы более чем тоскливая, есть смысл подумать об объединении двух профессиональных сообществ и выработке общей, приемлемой для всех стратегии.

 

Алексей Ярошенко,
 руководитель лесного отдела Гринпис России