Партнеры журнала:

Лесозаготовка

Интенсификация лесного хозяйства: миф или реальность?

Автор этой статьи несколько лет назад был в Дании. Так получилось, что жил на экологической ферме около недели. Как-то раз решил пойти за грибами в лес, на что хозяин фермы сразу же показал участок, где грибы собирать нельзя: «Там выращивают лес, чтобы быстрее рос, в почву добавляют удобрения. Поэтому грибы есть нельзя».

Это частный пример того, как во многих странах лесопользователи стараются максимально вложиться в лесное хозяйство, чтобы как можно скорее получить товарную древесину и, естественно, прибыль от ее продажи.

Качество теряется

Лесная дорога «Монди СЛПК»
Лесная дорога «Монди СЛПК»

В России, к сожалению, случаев, когда арендатор заинтересован в качественном лесовосстановлении и инвестирует в лес, единицы. В большинстве своем бизнес берет то, что можно взять сегодня, не заботясь о том, какого качества насаждения будут завтра. Мероприятия по лесовосстановлению, конечно, проводят - все-таки государство требует, но результат работ в целом далек от идеала. И неудивительно, что все больше специалистов говорят о снижении качественного состава лесных насаждений. Справедливости ради нужно отметить, что ситуация стала складываться не сегодня и не вчера. Если проследить динамику, то мы увидим постепенное снижение доли хвойных в расчетной лесосеке с 50-х годов прошлого столетия.

К примеру, если в 1956 году в Архангельской области она составляла 89,8%, то в 2008 году уже 60,2%. По Вологодской области примерно та же ситуация: падение с 47,8 до 31,1%. Даже если участь факт, что в разные годы критерии подсчета хвойных насаждений менялись, мало кто станет отрицать факт интенсивной замены хвойных пород лиственными в лесах, где сегодня массово заготавливается древесина. Это следствие господствующей экстенсивной модели лесопользования. То есть пионерного освоения лесов. Что выросло, то и заготовили. Целенаправленного выращивания насаждений, направленного на получение определенных сортиментов, либо нет, либо данные о нем просто «рисуют» в отчетах властям. Использование этой модели приводит к постепенному снижению качества лесов из-за длительного оборота средств, не позволяет создать и поддерживать лесную транспортную инфраструктуру. А без лесных дорог, как известно, говорить о качественном ведении лесного хозяйства не приходится.

Главными проблемами экстенсивной модели лесного хозяйства эксперты считают ухудшение породного состава, истощение запасов древесины в районе крупных лесоперерабатывающих предприятий и на сопредельных территориях, где плечо перевозок делает ее экономически доступной.

Вторичные леса, появившиеся после пионерного освоения лесов, за редким исключением характеризуются сокращением запаса деловой древесины. Ведь ключевой показатель, по которому оценивается эффективность, - площадь лесовосстановления. Но без последующих рубок ухода в молодняках эта работа теряет смысл: по существу, это напрасная трата денег и сил.

По оценкам специалистов, запасы спелой древесины в России превышают 80 млрд м3, это колоссальный ресурс. Но до большей части этих лесов добраться можно разве что на вертолете. То есть каша есть, а нечем есть. Древесину попросту не достать. Точнее, достать-то можно, но обойдется это в очень большие суммы. А лиственницу, запасы которой преобладают в России, увы, не сплавить по рекам - она утонет в воде. Поэтому лесозаготовки преимущественно ведутся там, где построены дороги и есть деревообрабатывающие предприятия.

Решение есть?

И органы власти, и бизнес, и общественные организации в нашей стране признают, что выход деловой древесины с гектара далек от показателей Северной Америки и Скандинавии, стран с похожими природными условиями.

Интенсивное же ведение лесного хозяйства подразумевает повышение экономической отдачи от использования лесов. Здесь лесопользователь полноценно включается в управление экономическим циклом лесовыращивания. Грамотное ведение лесного хозяйства позволяет быстро сформировать поспевающие леса за счет многоразовых рубок ухода, в результате чего сокращается оборот рубки и повышается съем древесины с одного гектара в 2-3 раза, что дает положительный экономический результат.

Лесные культуры АО «Монди СЛПК»
Лесные культуры АО «Монди СЛПК»

Для сравнения: в России годовой ВВП лесного сектора в расчете на 1 га эксплуатационной площади составляет $38, в Канаде - $117 (лесной сектор развивается преимущественно экстенсивно), в США - $469, в Швеции - $508, в Финляндии - $512.

Взять ту же Финляндию. Ведь около 80% финских лесов восстанавливаются с помощью высаживания сеянцев с закрытой корневой системой, используются только семена с лесосеменных плантаций, проводится мелиорация лесных земель, распространена практика внесения удобрений в почву, никто не экономит на рубках ухода. Все это дает заметный результат. Попробуем сравнить Финляндию и Карелию. Лесопокрытая площадь Карелии примерно в 2,7 раза больше, чем у Финляндии. При этом финны заготавливают в 11,3 раза больше древесины - в основном за счет своевременных рубок ухода.

Для того чтобы приблизиться к показателям зарубежных коллег, Федеральное агентство лесного хозяйства начало внедрять интенсивную модель лесного хозяйства.

Углубившись в историю, можно узнать, что впервые подобная модель стала применяться в Швеции и Финляндии. Повсеместно выращивались хвойные древостои, в результате почти вся лесная территория была занята коммерческими лесами с монокультурой. Все бы хорошо, только практика показала, что при высоких экономических показателях эта модель лесного хозяйства привела к снижению устойчивости подобных лесов к болезням. Ведь из-за отсутствия биоразнообразия механизмы защиты насаждений ослабевают.

Поэтому начиная с 80-90-х годов прошлого века остро встал вопрос сохранения биологического разнообразия в лесах, чему и сегодня уделяется особое внимание.

Псковский модельный лес

В нашей стране тоже есть отдельные примеры внедрения приемов интенсивной модели лесного хозяйства. Например, у всех на слуху Псковский модельный лес.

За время работы проекта, то есть с 2000 по 2008 год, на модельной территории создана сеть участков, на которых демонстрируются разные лесохозяйственные приемы, эффективные в условиях Псковской области и Северо-Запада России в целом. Большинство подходов разработано на основе традиций лесного хозяйства России, измененных с учетом требований сортиментной технологии заготовки древесины и опыта лесного хозяйства скандинавских стран. На демонстрационных участках проиллюстрированы мероприятия, проводимые на разных этапах развития насаждения.

Основное внимание уделено планированию и проведению рубок ухода в молодняках, что наглядно показано на участках «Планирование и проведение рубки ухода в хвойном насаждении по скандинавской технологии», «Рубка ухода в березовом насаждении» и др.

Наработки Псковского модельного леса в настоящее время используются рядом крупных лесозаготовителей. По имеющимся оценкам, подобные работы ведутся на площади около 1,5 млн га.

Внедрять в России

Однако централизованной работы по интенсификации лесного хозяйства на федеральном уровне до недавнего времени не велось. Ситуация изменилась в 2015 году, когда по заказу Министерства природных ресурсов и экологии Санкт-Петербургским НИИ лесного хозяйства началась разработка концепции интенсивного использования и воспроизводства лесов. В ее основе лежит опыт внедрения элементов интенсивной модели лесного хозяйства в России за последние 15 лет, а также анализ ведения лесного хозяйства в других странах бореальной зоны, в том числе опыт сохранения уникальных ландшафтов и экосистемы при интенсивном лесопользовании. В текст концепции включено более 100 дополнений, полученных после широкого обсуждения ее проекта со всеми заинтересованными сторонами.

Для реализации интенсивной модели ведения лесного хозяйства изменяется нормативно-правовая база, регулирующая деятельность лесопользователей. Прежде всего арендатору предоставляется возможность выбрать способы лесовосстановления, мероприятия по уходу за молодняками и долю выборки насаждений, что позволяет предпринимателям самостоятельно принимать решения при уходе за лесами исходя из экономической целесообразности тех или иных мероприятий.

Для практического внедрения модели интенсивного ведения лесного хозяйства Рослесхозом выделены новые лесные районы, которые прежде всего связаны с деятельностью ЦБК: Двинско-Вычегодский таежный район (Архангельская область, Республика Коми), Балтийско-Белозерский таежный район (Ленинградская и Вологодская области), Карельский таежный район (Республика Карелия), Среднеангарский таежный район (Иркутская область), Нижнеангарский таежный район (Красноярский край), Верхнеленский таежный район (Иркутская область) Западно-Уральский таежный район (Пермский край, Республика Коми).

В частности, в Среднеангарском таежном районе общий запас древесины составляет 2,1 млрд м3 (2,6% общего запаса по РФ), в том числе спелых и перестойных насаждений - 24,8 млн м3 (из них хвойных - 15,6 млн м3), в Карельском таежном районе общий запас - 577 млн м3 (0,7%), в том числе спелых и перестойных - 6,1 млн м3 (из них хвойных - 4,4 млн м3).

При разработке концепции интенсивного использования и воспроизводства лесов были определены пилотные регионы на территории новых лесных районов. Соглашения об участии в пилотных проектах были подписаны между Рослесхозом и Республикой Карелия, Удмуртской Республикой, Красноярским краем, направлены письма о подписании соглашений руководству Республики Коми, Пермского края, Архангельской, Вологодской, Иркутской и Ленинградской областей.

Аренда АО «Монди СЛПК»
Аренда АО «Монди СЛПК»

Инициативу Рослесхоза о внедрении интенсивной модели ведения лесного хозяйства с энтузиазмом встретили крупные лесопромышленники. Ведь при сохраняющейся практике лесопользования неизбежен дефицит сырья в зоне транспортной доступности. Поэтому крупные игроки, вложившие немалые средства в мощности по переработке древесины, уже сейчас думают о переходе на эффективную модель ведения лесного хозяйства. Ведь при постоянно увеличивающихся запасах мелкотоварной лиственной древесины качественное сырье приходится возить с делянок, находящихся за сотни километров, что серьезно бьет по экономике предприятий.

Хорошим подспорьем во внедрении интенсивной модели ведения лесного хозяйства является строительство по инициативе Рослесхоза селекционных центров по выращиванию сеянцев с закрытой корневой системой. Сеянцы из закрытого грунта обладают лучшей приживаемостью и могут давать лучший прирост. Кроме того, работы по лесовосстановлению можно проводить не только весной и осенью, но и в течение всего лета, что заметно упрощает задачу лесопользователей.

В то же время, производя посадочный материал в теплицах и добиваясь почти 100% приживаемости, нужно понимать, что естественный отбор в таком случае приближается к нулю. Поэтому повышается роль качества семенного материала. «Безусловно, необходимо использовать районированные семена с улучшенными генетическими свойствами, - считает директор Центра защиты леса Ленинградской области Роман Глебов. - Важно возродить работу по закладке лесосеменных плантаций. Специалисты нашего учреждения отвечают за серьезный пласт работы, выполняя контроль качества семян. Теперь у нас появилась генетическая лаборатория, что позволяет выполнять широкий спектр задач».

Где взять деньги?

Хранение семян, Лужский селекционный центр
Хранение семян, Лужский селекционный центр

Интенсивная модель ведения лесного хозяйства подразумевает использование в первую очередь уже освоенных лесов с развитой лесной инфраструктурой. Крайне важно поддерживать лесные дороги в рабочем состоянии. Иначе организовать интенсивное лесное хозяйство в принципе невозможно. Поэтому интенсификация во многом зависит от желания и возможностей лесопромышленников вкладываться в строительство или ремонт транспортной сети.

Но это еще не все. Нужно понимать, что при интенсивной модели ведения лесного хозяйства затраты арендаторов на воспроизводство лесов с последующим уходом за молодняками увеличиваются в полтора раза по сравнению с существующими сейчас. Зато рентабельность в долгосрочной перспективе возрастет в два с половиной раза. Необходимо создание экономических стимулов для бизнеса, способствующих переходу к интенсивной модели лесного хозяйства. Это могут быть, например, отсутствие индексации арендной платы, упрощенная схема продления аренды и другие меры.

Все мы прекрасно знаем: чтобы что-то получить, нужно сначала вложить средства. Лес - не исключение. Первым этапом интенсификации лесного хозяйства должны стать неликвидные или не приносящие доход рубки ухода, плюс, как уже сказано выше, строительство густой сети лесных дорог. На это нужны немалые средства, и вкладывать их должен арендатор. Будет ли он это делать, имея на руках договор аренды на 49 лет, да еще и в условиях кризиса? Вряд ли. Только если у него есть свои перерабатывающие мощности, в которые вложены серьезные инвестиции, и если он будет уверен, что лес, в который он сегодня вложился, завтра не отдадут в аренду его конкуренту.

Поэтому весьма логично введение института долгосрочной аренды лесных участков. Но пока этот шаг только обсуждается. По действующему законодательству, ответственным арендаторам, выполняющим все условия договора аренды, отдается предпочтение при заключении следующего договора на этот же участок. Но мы понимаем, что это будет в лучшем случае через 40 лет. А учитывая то, что при желании, применив административные методы, можно выгнать с лесного участка, по сути, любого арендатора, уверенности в завтрашнем дне отечественным лесопользователям явно не хватает. Рассчитывать, что они все завтра побегут с мешками денег закупать технику для строительства лесных дорог, оплачивать дорогостоящие работы по рубкам ухода, скажем прямо - наивно.

Переработака шишек, Лужский селекционный центр
Переработака шишек, Лужский селекционный центр

Более того, все участники процесса должны понимать, что банальное снижение возраста рубки в угоду целлюлозно-бумажной промышленности будет иметь крайне негативные последствия для экономики многих субъектов. Ведь если сегодня начать рубить балансовую древесину - тонкомеры, которым менее 40 лет, то наиболее востребованный лесопильными производствами пиловочник попросту не вырастет. Огромные территории нашей страны его лишатся на долгие годы. А это потеря рабочих мест и ощутимый ущерб для экономики. Кроме того, в условиях свободы выбора бизнесом способа лесовосстановления высок риск создать ситуацию, когда подавляющая часть арендаторов перейдет на естественное заращивание лесов. То есть лесозаготовители будут снижать издержки под флагом интенсификации.

Заместитель директора Санкт-Петербургского научно-исследовательского института лесного хозяйства по региональному развитию Александр Степченко в разговоре с корреспондентом журнала «ЛесПромИнформ» подчеркнул: «Интерес к интенсификации у лесопользователей очень большой. И он понятен, потому что переход к правильному ведению лесного хозяйства привлекателен с точки зрения увеличения его доходной части. Но это не значит, что нужно просто снизить возраст рубки. Наоборот, можно получать больше дохода с единицы площади лесных насаждений, проводя своевременно разные приемы выборочных рубок. То есть то, чем сегодня занимаются, по сути, во всем мире».

Отвечая на вопрос о необходимости серьезных вложений в строительство лесных дорог и неликвидные рубки ухода, Александр Степченко сказал, что речь не идет о том, что нужно начинать работу с нуля и завтра делать неликвидные рубки. По его мнению, переход на новый метод - это постепенный процесс: с одной стороны, нужно по-другому ухаживать за молодняками, с другой - уже сейчас можно вести более правильные - с лесохозяйственной точки зрения - рубки в насаждениях на арендованных участках и тем самым увеличить доходную часть бизнеса. Другое дело, что немалую часть этих денег придется тратить на ведение лесного хозяйства.

Также Александр Степченко считает, что за 49 лет арендатор может получить отдачу от вложенных средств. «Экономический результат невозможно получить быстро, за несколько лет, но за 49 лет - точно можно, плюс нужно помнить о приоритетном праве на продление аренды. Если лесопользователь эффективный и добросовестный, у него приоритетное право на заключение договора аренды на лесной участок».

Есть еще один важный аспект, который мало кто учитывает. Касается он почти всех жителей крупных городов. Это состояние защитных лесов. Сложившаяся практика ограничений на проведение рубок в этих лесах приводит к тому, что возрастная структура древостоя распределена неравномерно, преобладают перестойные насаждения, что обуславливает постоянно ухудшающееся санитарное состояние. «Один из вариантов улучшения состояния защитных лесов - изменение нормативов проведения рубок, - отметил специалист СПбНИИЛХ. - Если мы в этих лесах, подверженных колоссально антропогенной нагрузке, сейчас будем вести себя как в заповеднике, то неизбежны последствия в виде санитарных рубок на гигантских площадях, как это было в Московской области. Там тратятся огромные бюджетные средства на ликвидацию последствий усыхания. Именно такая ситуация сейчас может сложиться в Ленинградской области в лесах Карельского перешейка, где насаждения перестойные. Арендаторы фактически вынуждены догонять короеда с топором и при этом получать низкокачественную древесину со всеми вытекающими негативными последствиями для экономики. Если бы они своевременно и правильно, как в той же Финляндии, вели лесное хозяйство, то сейчас бы эти леса были в лучшем санитарном состоянии, лучше выполняли свои защитные функции, причем бизнес бы получал лесной доход, платил налоги, создавал дополнительные рабочие места - в рамках интенсификации именно так следует вести лесное хозяйство».

Капитализация лесного участка

Есть и обратная сторона медали: предположим, что арендатор все-таки вкладывает средства в лес. А лес принадлежит государству, значит государственная собственность повышается в цене: лесной участок с мелиорацией, с лесными дорогами, с качественными рубками ухода становится дороже.

У арендатора должен быть механизм капитализировать эти неотделимые улучшения. Статьей 95 Лесного кодекса предусматривается возможность использования закона 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», в соответствии с которым возможно привлечение независимых экспертов для оценки лесных участков и имущественных прав, возникающих при использовании лесов. Но такая практика пока не наработана.

Неотделимые улучшения лесного участка, такие как лесные дороги, лесные культуры после их перевода в покрытую лесом площадь и проведенных интенсивных уходов за ними могут стать объектами оценки увеличения стоимости лесного участка.

В случае отказа арендатора от права продления срока аренды право пользования должно передаваться через аукцион с учетом стоимости неотделимых улучшений. При этом разница между ставками и ценой, т. е. объем затраченных арендатором средств в процессе лесохозяйственной деятельности на арендуемом участке возвращается арендатору. В теории такая схема позволит заинтересовать арендаторов в развитии лесного хозяйства. Но здесь, опять же, множество подводных камней: от мошеннических схем наподобие возврата фиктивного НДС до элементарной путаницы при оценке неотделимых улучшений. Но если детально проработать вопрос, то определенного эффекта можно добиться. Тем более что добросовестные арендаторы должны сами быть заинтересованы во внедрении подобной системы.

Арендаторы готовы?

Безусловно, крупные вертикально интегрированные компании со своими перерабатывающими мощностями уделяют большое внимание устойчивому лесоуправлению - для них важно в долгосрочной перспективе гарантировать сырьевую базу. Например, предприятие из Ленинградской области «Мется Форест Подпорожье» старается увеличивать площадь искусственного лесовосстановления, инвестирует в подготовку почвы, закупает сеянцы с закрытой корневой системой, которые обеспечивают активный рост лесных культур уже с первых лет.

Интенсивный уход за молодняками создает условия для формирования коммерчески ценных насаждений. «Через оптимизацию породного состава и густоты достигается увеличение прироста целевых пород и улучшение товарной структуры древостоев, - отмечают на предприятии. - Важным условием устойчивого развития считается полноценная связь между лесным хозяйством и лесопользованием. Общие объемы, качество и виды мероприятий по воспроизводству лесов рассматриваются в контексте окончательных результатов лесовыращивания, а именно - получения лесной продукции определенного вида с высокой добавленной стоимостью на конкретном лесном участке в расчетные сроки».

Но бизнесу для полноценного включения в работу по интенсификации лесного хозяйства все-таки не хватает гарантий со стороны государства. Говорит начальник службы лесопользования АО «Монди СЛПК» Алексей Зайцев: «Модель интенсивного ведения лесного хозяйства начинает становиться востребованной, особенно крупными предприятиями и комбинатами в связи с увеличением расстояния вывозки заготовленной древесины. Экономика подталкивает нас к тому, чтобы найти пути к сокращению этого расстояния. Помимо общих экономических предпосылок нет ничего, что помогало бы бизнесу перейти на эту модель.

Основными сдерживающими факторами являются, во-первых, отсутствие каких-либо гарантий на сохранение за арендатором экономических вложений в реализацию интенсивной модели, в проведение необходимых лесохозяйственных мероприятий; во-вторых, развитие инфраструктуры. Самые дорогие вложения в лесные участки - это инвестиции в создание дорог. Если сохранность этих инвестиций не гарантируется государством, если нет гарантий, что предприятие сможет пользоваться созданной инфраструктурой в течение длительного времени, то развитие интенсивного лесного хозяйства невозможно.

Все остальное, например нормативная база - нарабатывается. У нас накоплен опыт по разным видам лесохозяйственных мероприятий, есть и демонстрационные объекты, на которых ведется выращивание сеянцев с ЗКС, используются разные способы подготовки почвы, методы содействия естественному возобновлению, ведутся высокоинтенсивные рубки ухода в молодняках и коммерческие рубки ухода в средневозрастных насаждениях, есть участки, на которых применялись химические методы ухода за лесом. Все перечисленное выше может завтра широко использоваться в нашем бизнесе. Но требуется решение вопроса государственных гарантий защиты инвестиций - он, конечно, сложный и одновременно ключевой для внедрения методов интенсивного лесного хозяйства».

Валерий НОВИКОВ