Партнеры журнала:

В центре внимания

Влияние административной реформы управления на развитие лесного хозяйства

Лесные отношения последние десять лет развиваются в рамках проводимой в стране административной реформы управления. Одним из признаков государственного управления является его юридическая регламентация, образуемая разными источниками права или нормативными правовыми актами (законами, указами Президента РФ, постановлениями Правительства РФ и пр.).

Указом Президента РФ были определены следующие приоритетные направления административной реформы управления: ограничение вмешательства государства в экономическую деятельность предпринимателей, сокращение избыточного госрегулирования; исключение дублирования функций и полномочий федеральных органов исполнительной власти; развитие системы саморегулируемых организаций в области экономики; разделение функций регулирования экономической деятельности, надзора и контроля, управления государственным имуществом и предоставления государственными организациями услуг гражданам и юридическим лицам; завершение разграничения полномочий между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, оптимизация деятельности территориальных федеральных органов исполнительной власти.

Административная реформа по единому шаблону преобразовала все сферы государственного управления страны, невзирая на своеобразие видов экономической деятельности и ведомственной подчиненности организаций, степени их готовности к рыночным преобразованиям. Применительно к лесному хозяйству вышеуказанные приоритетные политические направления были закреплены Лесным кодексом Российской Федерации (2006 год), который установил правовые основы современных лесоэкономических отношений.

Лесному закону отведена роль драйвера развития лесного сектора экономики, с его принятием сделан акцент на лесной бизнес с надеждой на приток инвестиций, государственные лесхозы, выполнявшие производственные функции, сменили лесничества, наделенные функциями управления, а производственные функции были переданы предпринимательским структурам.

По замыслу авторов административной реформы и нового лесного закона, лесные отношения должны были выйти на новый уровень экономического развития, стать более экологизированными и социально направленными.

Такие замыслы преследовали триединую цель: в экономическом аспекте - сокращение бюджетных расходов на ведение лесного хозяйства, повышение поступлений от использования лесов и качества государственных услуг; в экологическом плане - сохранение лесов от пожаров, вредителей и болезней лесов, развитие сети особо охраняемых природных территорий; в социальном - создание новых рабочих мест, приток молодых специалистов в лесное хозяйство, повышение уровня их материального состояния и социальной защищенности и др.

По сути, была выстроена идеальная теоретическая модель лесных отношений в условиях государственной собственности на леса, что могло быть только при наличии следующих условий: необходимого бюджетного финансирования структуры государственного управления лесами, равновесного спроса и предложения лесных ресурсов, развитого рынка рабочей силы, необходимого числа лесных специализированных предпринимательских структур, оптимального географического размещения лесных ресурсов и перерабатывающих мощностей, наличия лесных дорог и др.

На момент начала административной реформы отечественное лесное хозяйство подобными условиями не располагало, не располагает и сейчас. Революционные преобразования были проведены без учета мнений большинства лесных специалистов, которые предупреждали о негативных экономических, экологических и социальных последствиях реформы.

Рынок лесных ресурсов

Административная реформа искусственно связала государственные леса с частным капиталом и наемной рабочей силой и тем самым образовала монопольный отраслевой рынок лесных ресурсов, характерными чертами которого являются: наличие единственного собственника и продавца лесных ресурсов в лице государства, неразвитость лесной политики или переговорного процесса по установлению баланса интересов бизнеса и власти, преобладание императивных методов государственного управления лесами, централизованное государственное ценообразование на лесные ресурсы, отсутствие связи между рыночными ценами на круглые лесоматериалы и ценой леса на корню, сильная зависимость лесного бизнеса от решений государственных органов управления и др.

Для оценки степени реализации поставленных целей в лесном хозяйстве проведем анализ лесных отношений за последние десять лет.

Лесная экономика

Фактически основа современной лесной экономики образована постановлением Всероссийского центрального исполнительного комитета от 16.10.1924 г., определившим порядок финансирования лесного хозяйства: «Установить, что финансирование лесного хозяйства должно производиться в сметном порядке по государственному бюджету». Этот порядок в лесном хозяйстве действует по сей день.

Поэтому лесной экономики в ее классическом содержании, с соизмерением затрат и результатов, с 1924 года по настоящее время не было и нет. Ее заменяет элементарное счетоводство, и мы по-прежнему находимся на первой стадии развития экономических отношений.

Предстоит пройти непростой эволюционный путь развития лесной экономики от оккупационного лесного хозяйства до учета затрат и результатов по хозяйствам: хвойному, лиственному (экономика хвойного хозяйства, экономика лиственного хозяйства) - и детального учета сведений по отдельным древесным породам (экономика выращивания и эксплуатации сосновых, еловых, березовых и прочих насаждений).

Реформируя систему управления, авторы реформ не меняли базовую экономическую модель развития страны, ее структура осталась ресурсоориентированной, с врожденными основными чертами административно-командной экономики и заимствованными у зарубежных стран элементами социально-рыночной экономики. В таких условиях сформировалась своеобразная экономическая модель лесного хозяйства страны со сложными и малоэффективными экономическими отношениями.

Основные черты экономической модели развития лесного хозяйства нашей страны:

  • государственная собственность на леса (все леса, произрастающие на землях лесного фонда, составляющих около 70% земельной территории страны);
  • единая модель ведения лесного хозяйства и платного лесопользования для всей страны (лесное законодательство не предусматривает дифференциацию лесоэкономических схем ведения лесного хозяйства для многолесных и малолесных регионов, провозглашает принцип платности использования лесов);
  • отсутствие в лесной экономике базовых рыночных категорий: себестоимости, цены, рентабельности и др.;
  • отсутствие соизмерения затрат на ведение лесного хозяйства и результатов и наличие плановых убытков государства от использования своего лесного имущества (из бюджета финансируются отдельные работы лесного хозяйства, а не конечные результаты этих работ, поступления от использования лесов на протяжении многих лет в два раза меньше государственных расходов на управление лесами и ведение лесного хозяйства);
  • срочное и возмездное использование лесных ресурсов и восстановление лесов частным бизнесом (долгосрочное - до 49 лет или краткосрочное - до одного года);
  • уход государственных организаций из производственной сферы и их финансирование за счет государственного бюджета (сохранение функций управления, контроля и надзора за государственными органами управления лесами, законодательное запрещение использования лесов органами государственной власти, органами местного самоуправления);
  • административно-рыночное ценообразование на лесные ресурсы (централизованное установление Правительством РФ минимальных ставок лесных платежей для всех лесных ресурсов, запланированных к использованию, с последующим их администрированием, без учета их рыночной стоимости и затрат на освоение и проведение аукционных процедур по продаже права пользования лесными ресурсами);
  • плановое ведение лесного хозяйства и организация лесопользования (обязательность лесных планов субъектов Российской Федерации, лесохозяйственных регламентов государственных лесничеств, проектов освоения лесов у частного лесного бизнеса);
  • наличие многоукладной лесной экономики (официальная - для государственной статистики, теневая - для предпринимателей и коррупционная - для бизнеса и государственных органов управления лесами);
  • значительное различие (в десять и более раз) уровней заработной платы руководителей и рабочих лесных и лесоперерабатывающих предприятий;
  • индифферентное отношение государства к проблемам лесного бизнеса, активное государственное регулирование экспортно-импортных операций и государственный учет заготовленной древесины (квоты и лицензии на вывоз круглого леса, сообщение сведений о законности происхождения древесины в ЕГАИС) др.

Таким образом, можно говорить о наличии в России административно-рыночной лесной экономики и специфической схемы государственного управления лесами с доминированием императивных методов управления.

Экономическая модель лесного хозяйства единая для огромной страны, на территории которой 11 часовых зон. Сущность этой модели, которая не учитывает региональные особенности, заключается в предоставлении собственником лесов - государством отдельных лесных участков в пользование частному бизнесу (в том числе и иностранному) в аренду на срок от 10 до 49 лет или краткосрочно - до одного года.

За лесопользование арендатор платит государству лесную ренту, а также разные налоги и сборы. Средний размер арендной платы - около 45 руб./м3 (0,6 евро/м3). Доля затрат на арендную плату в себестоимости заготовки круглого леса - около 10%.

Общая сумма годовых платежей арендаторами в 2014 году составила 17 млрд руб. (236 млн евро). Государственные расходы на управление лесами и выполнение лесохозяйственных работ на свободных от аренды лесных площадях, по данным Федерального казначейства России, составили в 2014 году 31,4 млрд руб. (436 млн евро).

Расходы государственного бюджета на лесное хозяйство на протяжении постреформенных 15 лет стабильно превышают доходы лесного хозяйства и составляют около 50 руб./га (0,7 евро/га). Подобное превышение характерно не для всех субъектов Российской Федерации. Например, лесная экономика Ленинградской области показывает положительное сальдо: на один рубль субвенций из федерального бюджета область возвращает в федеральный бюджет около четырех рублей. Однако это никак не учитывается при защите бюджетных проектировок и последующем распределении бюджетных средств на очередной хозяйственный год. Налицо скрытый конфликт бюджетных интересов (регионального и федерального), а следовательно и представителей исполнительной и законодательной властей разных уровней.

Проект новой (марта 2016 года) методики распределения между субъектами Российской Федерации субвенций из федерального бюджета на осуществление отдельных федеральных полномочий в области лесных отношений не вносит кардинальных изменений в существующее положение: методика по-прежнему «распределяет» средства вне зависимости от конечных результатов регионов по государственному управлению лесами.

Достижения лесной экономики - зеркальное отражение эффективности лесных отношений, которые регулирует Лесной кодекс.

Время не стоит на месте, и уже на самом высоком уровне ведутся дискуссии о переходе к «зеленой» экономике - принципиально новым отношениям между обществом, природой и бизнесом. В октябре 2014 года в Казани прошло выездное заседание Комитета по лесам и лесной отрасли Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК ООН), на котором рассматривался вклад лесного сектора в развитие «зеленой» экономики. В апреле 2016 года в Санкт-Петербурге прошла III Международная научно-практическая конференция «Устойчивое развитие: общество и экономика», в которой принял участие лауреат Нобелевской премии по экономике 2010 года Кристофер Писсаридес и многие другие известные экономисты.

Может ли страна перейти к «зеленой» экономике без полноценной «лесной» экономики?

Интенсивная модель

Растет интенсивность использования ресурсов ради получения налогов и сборов для государства или прибыли для частного бизнеса. Последний пример - широко пропагандируемый Рослесхозом проект интенсивного лесопользования, который в последнее время стал именоваться интенсивным лесным хозяйством.

Сущность проекта, инициированного лесным бизнесом, сводится к уменьшению возраста рубки насаждений. Если проект будет одобрен, то лесной бизнес получит определенные преференции: не нужно будет строить лесные дороги для освоения удаленных лесов, можно будет заготавливать древесину на уже освоенных территориях.

Сырьевая база спелых лесных насаждений вокруг действующих лесоперерабатывающих предприятий значительно истощена, почти не ведется освоение новых лесных массивов, поскольку подобная деятельности сопряжена с большими расходами на строительство лесовозных дорог, поэтому возникла идея интенсификации лесозаготовок на уже разработанных арендованных лесных участках.

Отчетливо просматривается ориентация органов власти и частного бизнеса не на вовлечение труднодоступных лесных массивов в эксплуатацию, не на качество воспроизводства лесонасаждений, создание чего-то нового, прогрессивного в деле освоения лесов, а на интенсивное использование лесных ресурсов, растущих недалеко от пунктов их переработки или транспортных путей.

Интенсивная модель лесопользования - очередная попытка слепого копирования отдельных зарубежных элементов использования лесов без учета отечественных традиций, обычаев и менталитета.

Количественные показатели лесной отрасли порой становятся определяющими при оценке эффективности управления и отодвигают качественную составляющую на второй план. Но даже при таком подходе площадь лесов, переданных в аренду, не превышает 25% общей площади лесов страны. За 2014 год арендаторами было заготовлено около 200 млн м3 древесины (без учета нелегальной заготовки). Для сравнения: в 1913 году в России заготавливали около 260 млн м3 древесины.

Ежегодная площадь лесовосстановления составляет около 850 тыс. га. Воспроизводство лесных ресурсов по площади компенсирует площадь их выбывания (от пожаров, рубки леса), но качество восстановления и смена породного состава говорят о необходимости изменения подходов к воспроизводству лесов.

Площадь лесных пожаров в 2014 году, по данным Гринпис России (сведения получены по термоточкам системы FIRMS), составила 6,24 млн га, а по официальным данным, площадь лесных пожаров в 2015 году составила всего 3,6 млн га.

Подготовка кадров

Ведомственное разобщение органов управления лесами (Рослесхоза) и подготовки кадров для лесной отрасли (Минобрнауки) отрицательно сказывается как на воспроизводстве кадров, так и на притоке молодых специалистов в лесной сектор.

Воспроизводство кадров для лесной отрасли в рамках федеральных образовательных стандартов ведется более чем в 20 вузах страны, но качество подготовки специалистов не соответствует требованиям работодателей. Из-за низкой заработной платы на местах и неразвитой социальной инфраструктуры молодые специалисты не желают работать в отрасли.

Не лучше и материальное положение работников вузов, заработная плата которых остается на очень низком уровне. Слабая материальная база, низкая заработная плата, резкий рост объемов бумаготворчества, риск потерять работу в результате объединения вузов - вот основные причины, по которым молодежь не желает заниматься преподавательской и научной деятельностью.

В сфере образования административная реформа управления привела к бурному развитию бюрократии, резкому повышению бумаго-творческой деятельности преподавателей, выхолащиванию отраслевой направленности высшего образования. В результате нарушена преемственность в лесной науке и образовательном процессе, в течение многих лет интенсивно эксплуатируются созданные ранее разработки и методики, оставшиеся трудовые и интеллектуальные ресурсы.

Автономизация госуправления

Противоречия между развивающейся системой государственного управления и стагнирующим отечественным производством с каждым годом все заметнее.

Система госуправления вышла на качественно новый уровень развития - она стала воспроизводить сама себя независимо от конечных результатов управленческой деятельности и оставшихся ресурсов: природных, трудовых, финансовых.

В эту модель госуправления как нельзя лучше вписались существующие методы лесопользования, но не методы ведения лесного хозяйства, часть которых носят ярко выраженный экологизированный характер и не приносят быстрой прибыли, а требуют бюджетного финансирования в условиях государственной собственности на леса.

Таким образом, возникла проблема, которая заключается в автономизации системы государственного управления лесами, характеризующейся независимостью от конечных результатов деятельности и направленной не на воспроизводство и сохранение лесных ресурсов, а на их интенсивное использование.

Автономизация охватила все уровни лесоуправления: федеральный (Минприроды, Рослесхоз), межрегиональный (окружные департаменты лесного хозяйства), региональный (органы управления лесами в субъектах федерации) и локальный (лесничества).

Решение возникшей проблемы управления лесами невозможно в рамках проводимой административной реформы. Основная причина: реформа никак не связана с объектом управления - лесами и слабо связана с субъектами управления - лесопромышленниками и лесничествами. Автономность и стремление к полной регламентации деятельности управленческого персонала не оставляют места для творческого подхода на местах и сводят на нет любые попытки решения назревших проблем очередным руководителем отрасли. Практика показывает, что появление нового федерального или регионального руководителя управления лесами не влияет на развитие лесных отношений в стране.

Реформирование целой отрасли требует времени и сопряжено с разными видами рисков. Разработчики реформы не могли учесть все риски - ни экономические, ни политические, ни прочие, с которыми столкнулась наша страна в настоящее время. Причем политические риски стали определяющими в развитии экономических лесных отношений.

Реакция государства на экономико-политические вызовы

Лесное хозяйство постперестроечной России никогда не представляло для государства приоритетный вид деятельности. Финансирование государственного лесного хозяйства ведется по так называемому остаточному принципу, что предусматривает первоначальное финансирование приоритетных направлений: армия, полиция, безопасность и прочее, - а на последнем месте в списке находится лесное хозяйство.

Сильное падение цен на нефть привело к сокращению поступлений в бюджет и, как следствие, сокращению бюджетного финансирования почти всех бюджетных расходов, в том числе и на ведение лесного хозяйства на 10%. Уход государства из лесной производственной сферы стал причиной дополнительных бюджетных расходов. Государственное управление лесами без надлежащего финансирования не работает. Постоянное невыполнение принимаемых стратегических программ развития лесного хозяйства по разным причинам ведет к обесцениванию правительственных решений, снижению их актуальности.

Министерство природных ресурсов пытается корректировать планы развития лесного хозяйства с учетом сокращения расходов государственного бюджета. В результате этих корректировок будет снижено качество и сокращены объемы лесохозяйственных работ.

Сокращается число занятых в отрасли по причине ухода из нее профессионалов, растут объемы документооборота. Так, по данным Комитета по природным ресурсам Ленинградской области, в 2015 году в комитет ежедневно поступало около сотни писем от разных инстанций, руководящих органов и граждан. Творческий подход к ведению лесного хозяйства, по сути, невозможен из-за чрезмерной регламентации деятельности по управлению лесами и отсутствия времени у работников лесничеств на разработку и внедрение полезных эффективных новинок или использование опыта прошлых поколений.

Это настоящая кадровая катастрофа: сегодня в России средняя площадь одного лесничества составляет 796 тыс. га, а средняя численность работников лесничества - около 15 чел. Это означает, что на одного работника лесничества в среднем приходится 53 тыс. га. При низком уровне оплаты труда работников лесного хозяйства, огромных лесных площадях контроль нелегальных лесозаготовок в лесу становится нереальным.

Однако государство не спешит бороться с причиной, а вкладывает финансовые средства в борьбу с последствиями. Принимается решение о создании единой государственной автоматизированной системы (ЕГАИС) учета древесины, аналогичной созданной еще в 2005 году системе ЕГАИС для учета объема производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Несмотря на повсеместное внедрение «алкогольной» ЕГАИС, рынок нелегальной алкогольной продукции продолжает существовать и развиваться. Возможно, эффективность «лесной» ЕГАИС, ее влияние на снижение объема нелегальных лесозаготовок будет сильнее. Время покажет.

Лесное машиностроение

Современная экономическая и политическая ситуация создала условия для резкого роста стоимости импортных машин. Правительством страны поднимается вопрос о развитии собственного машиностроения, которое уже несколько лет находится в глубоком кризисе и продолжает деградировать. По данным Союза машиностроителей России, моральный и физический износ лесной техники свыше 80%, парк машин ежегодно обновляется не более чем на 3%. Основная проблема - низкая рентабельность лесозаготовительного производства, высокие процентные банковские ставки на кредиты для арендаторов лесных участков.

Принятая Стратегия развития лесного комплекса Российской Федерации на период до 2020 года (утверждена Приказом Минпромторга России, Минсельхоза России от 31.10.2008 г. № 248/482) не предусматривает развитие собственного машиностроения в России.

Это означает, что в обозримом будущем государство не планирует оказывать финансовую поддержку российскому лесному машиностроению, равно как и лесным товаропроизводителям - арендаторам лесных участков, для которых Постановлением Правительства РФ от 06.02.2016, № 81 в отношении машин и оборудования для лесного хозяйства установлен утилизационный сбор, в среднем составляющий половину остаточной стоимости техники. А ведь еще необходимо возрождать научные школы и готовить специалистов для лесного машиностроения.

Законодательные органы власти

Анализ законодательных актов, принятых к рассмотрению Комитетом Государственной думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии (Государственной думы VI созыва) в области регулирования природоресурсных отношений, охраны окружающей среды и экологической безопасности (данные АСОЗД на 14.04.2016) и их правоприменительная практика позволяют сделать следующие выводы и предложения.

Субъектами законодательной инициативы в думу текущего созыва было внесено 190 законопроектов, направленных на регулирование природоресурсных отношений, из них 57 (30%) были посвящены вопросам правового регулирования лесных отношений, шесть получили статус «опубликование закона».

Подобная активность субъектов законодательной инициативы говорит о необходимости пересмотра всей системы существующего лесного законодательства и создания новой. Во главе новой системы должен быть рамочный федеральный лесной закон, а лесные субъекты Российской Федерации должны принимать собственные лесные законы с учетом лесорастительных, экономических и социальных условий.

В феврале 2015 года в Госдуме состоялись парламентские слушания «Правовые и экономические аспекты повышения эффективности и развития лесного комплекса Российской Федерации». На заседании было решено начать подготовку новой стратегии развития лесного сектора экономики до 2030 года, которая должна интегрировать все вопросы, связанные с использованием леса как природного ресурса и экологической системы.

Следует заметить, что любые предложения можно реализовать только в том случае, если они подкреплены финансовыми ресурсами. Финансовых ресурсов для лесного хозяйства в России нет, следовательно высока вероятность неисполнения очередных планов. Эффективность развития лесного хозяйства есть результат воздействия лесной политики на лесную экономику, и наоборот. Современный этап развития нашей страны - яркий пример воздействия внешней и внутренней политики на национальную экономику, основные показатели ее эффективности.

Лесное хозяйство не является исключением, его результативность в настоящее время также зависит от политических процессов, результатом которых стали экономические санкции. Однако эта зависимость для лесного хозяйства не так сильна, как для других видов экономической деятельности.

Основной производственный фактор лесного хозяйства - природный, он не подвержен влиянию ни политических процессов, ни экономических санкций. Исключение составляет лесозаготовительная деятельность.

Выводы

В сложившихся экономико-политических условиях руководству страны необходимо обновить реформу управления, взять новый курс экономической политики с учетом дифференцированного подхода к отраслям экономики.

Важен не столько поиск внутренних экономических резервов, сводящийся к сокращению персонала и экономии бюджетных расходов, сколько конкретная государственная идеология (новая идея или идеи) переходного периода. Пока таких идей нет.

Но история повторяется, и государство будет вынуждено признать необходимость принятия НЭП с ее новым содержанием. По крайней мере, вместо «смычки города и деревни» мы будет говорить о необходимости реального соединении лесного хозяйства и лесной промышленности.

Государство, как собственник лесов, обязано выразить свою позицию по отношению к лесам в изменившихся экономических и политических условиях. Именно ясная и последовательная идеология порождает доверие бизнеса к власти, препятствует оттоку капитала.

Конструкция лесного законодательства, находящегося в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, должна отражать специфику каждого региона, его экономический природный и трудовой потенциал. Сегодня лесное законодательство де-юре находится в совместном ведении, а де-факто - в ведении Российской Федерации.

Принцип нахождения уголовно-исполнительного законодательства в ведении Российской Федерации нельзя шаблонно применять к лесному законодательству.

Осуществлять централизованное управление легче, но эффективность лесного хозяйства при этом всегда низкая.

Необходимо принятие небольшого рамочного федерального лесного закона, в границах которого лесные субъекты РФ должны принимать собственные лесные законы, учитывающие специфику лесных отношений, определяемую лесорастительными, экономическими и социальными особенностями.

В рамках единых прав пользования экономическое содержание лесных отношений должно быть разным, с учетом особенностей субъектов РФ, степени освоения лесов, наличия лесной и лесоперерабатывающей инфраструктуры.

«Шаблонизация» лесных отношений находит свое выражение в готовящихся проектах типовых договоров лесных участков по видам лесопользования. Это ошибочный путь; гораздо эффективнее строить лесные отношения в области использования лесов на основе примерных договоров аренды лесных участков.

Эффективность управления лесами напрямую зависит от точной информации о состоянии лесных ресурсов. Программно-целевое управление лесами зависит от документов лесного планирования, а они, в свою очередь, от материалов лесоустройства или изученности лесов. Только у 23% лесов срок давности лесоустройства - до 10 лет, у 17% - от 10 до 15 лет, у 29% - от 16 до 20 лет и у 40% - от 21 года и более (данные Государственного лесного реестра за 2013 год).

Необходимо принять меры для сокращения документооборота в области государственного управления лесами и приостановления реализации отдельных направлений: автоматизированной информационной системы Государственного лесного реестра (АИС ГЛР); государственного лесного кадастрового учета лесных участков, предоставляемых в аренду, и др.

Пора решить вопрос об оптимизации числа документов, предоставляемых осуществляющими использование лесов лицами в уполномоченные органы в области лесных отношений.

Не будут служить повышению эффективности лесопользования типовые договоры аренды лесных участков. Они не такие «гибкие», как примерный договор аренды, а следовательно, не будут учитывать специфику лесных отношений в конкретном регионе.

Для сохранения оставшихся научно-педагогических кадров правительству страны следует определиться с базовым лесным вузом и перевести его из ведения Минобрнауки в ведомственное подчинение федеральному органу исполнительной власти в области лесного хозяйства.

Необходимо принять постановление Правительства Российской Федерации «Об экономической организации лесного хозяйства», в котором установить категории «лесной доход», «лесной налог», «продукция лесного хозяйства» и другие, определяющее порядок образования и расходования финансовых средств, полученных от лесного дохода. В целях стимулирования субъектов Российской Федерации к повышению доходности от использования лесов часть доходов должна возвращаться в бюджеты субъектов РФ в зависимости от перечисленной в федеральный бюджет суммы превышения платежей за право пользования лесными участками.

Напрашивается общий вывод: повышению эффективности государственного управления лесным хозяйством мешают не столько внешние экономические санкции, сколько внутренние организационно-экономические проблемы, порожденные административной реформой. Система лесного законодательства и шаблонная система управления - продукты этой реформы. Поэтому сейчас нужны существенные корректировки административной реформы и структурные сдвиги как во всей экономике страны, так и в лесной экономике.

Ни одна система управления лесами не станет эффективной, если она экономически не зависит от результатов управления: количественных и качественных показателей объекта управления - леса.

Владимир ПЕТРОВ, д-р экон. наук, проф., зав. кафедрой лесной политики,
экономики и управления Санкт-Петербургского лесотехнического университета