Партнеры журнала:

В центре внимания

Санитарное время

Публикации о псевдосанитарных рубках регулярно сотрясают информационное поле. Примеры прошлого года - проверки прокуратуры, уголовные дела, всевозможные инспекции в Республике Татарстан, Ленинградской, Ивановской областях. Список «громких» регионов легко продолжить, введя в любом поисковике в интернете фразу «уголовное дело санитарные рубки».

Буквально недавно Общероссийский народный фронт выявил нарушения в Иркутской области. Неужели невозможно наладить эффективный контроль в этой сфере? Или у властей попросту нет желания? Постараемся разобраться в проблеме.

Для примера возьмем Ленинградскую область, где ученые, лесники, экологи, лесопромышленники спорят, стоит ли назначать санитарные рубки в ряде лесничеств. Внимание общественности приковано в основном к Карельскому перешейку, ведь это излюбленное место отдыха петербуржцев, и массовые рубки там неизбежно вызывают шквал обращений во всевозможные контрольные и надзорные органы.

«В последние годы санитарные рубки все чаще вызывают протесты граждан и общественных организаций, которые обращают внимание на проблему беспризорности лесов, - отмечает сопредседатель регионального штаба ОНФ в Ленинградской области Александр Кузьмин. - Очаги вредоносных организмов обнаруживаются слишком поздно, процедура назначения санитарных рубок весьма длительна. Поэтому санитарные рубки проводятся с целью уборки мертвой и поврежденной древесины либо становятся предлогом для заготовки деловой древесины в тех районах, где подобная заготовка запрещена или ограничена».

Ужасы природы

В 2010 году над территорией Ленинградской области пронесся мощный ураган. Стихийное бедствие принесло немало бед: буквально за несколько часов были обесточены социальные объекты и жилые дома, дороги завалило деревьями, не обошлось без пострадавших... Очевидцы рассказывают, что небо в считаные минуты заволокло свинцовыми тучами, налетел страшной силы ветер, который пригибал вековые деревья к земле. Неудивительно, что объем древесины деревьев, погибших в результате ветровала, достиг годовой лесосеки Ленинградской области.

После удара стихии была приостановлена заготовка сырорастущего леса. Расчетную лесосеку по Ленинградской области увеличили с 7,9 до 10,6 млн м3. Участки, пострадавшие от урагана, разбили на сектора и в срочном порядке прорубили противопожарные разрывы. Комплекс проведенных мероприятий позволил избежать возникновения крупных лесных пожаров, обеспечить жизнедеятельность населенных пунктов в зоне стихийного бедствия и оперативно начать разбор поврежденных насаждений.

Уже к августу 2012 года поваленные деревья были убраны с 30 тыс. га. То есть всего за два года почти весь объем поврежденной древесины был вывезен из леса. Региону повезло, поскольку в Выборгском районе был пущен крупнейший в Европе завод по производству пеллет: именно он принял на переработку основной объем низкосортной древесины. В результате удалось, если можно так выразиться, деактивировать бомбу замедленного действия в виде тысяч гектаров сухого леса, который мог в любой момент вспыхнуть и превратиться в неуправляемый лесной пожар.

Все бы хорошо, но в результате урагана значительная часть деревьев были повреждены и ослаблены. Поэтому из-за аномально снежной зимы 2010-2011 года, сильных морозов и ветров площадь погибших и поврежденных насаждений увеличилась.

Как и следовало ожидать, поврежденный лес стал рассадником всевозможных болезней и вредителей, и если не принять необходимые меры, они могут легко перекинуться на стену здоровых деревьев. Наибольшую опасность для лесов Карельского перешейка с их вековыми елями представляет короед-типограф, который уже успел обработать немалые площади. С учетом того, что масса этого вида вредителей уже превысила допустимые нормы, принятие хирургических мер в виде сплошных санитарных рубок неизбежно.

«Иногда говорят: два юриста - три мнения. У профессиональных лесопатологов мнения тоже не всегда совпадают, - говорит эколог, член Общественного экологического совета при губернаторе Ленинградской области Елена Тутынина. - Безусловно, есть лесные участки, где в оценке ошибиться невозможно, но когда поражение древесины еще на начальной стадии, есть риск злоупотреблений. Я не говорю об откровенном криминале, когда по документам заготавливается поврежденный вредителями лес, а фактически рубят здоровые деревья. Такое, увы, тоже встречается. Но, как правило, речь идет о так называемых спорных участках, где лесопатологи из какого-нибудь ООО "Рога и копыта" искусственно завышают площади рубок в угоду лесозаготовителям».

Главный враг лесов

Короед-типограф распространен по всей Европе за исключением степной зоны, в Закавказье, Сибири, на Дальнем Востоке. Питается древесиной ели. Иногда повреждает сосну обыкновенную, причем на Кавказе и в Сибири такие случаи встречаются чаще всего. Прежде всего этот жук заселяет свежий бурелом, ветровал, осваивает штабели бревен на складах лесоматериалов, порубочные остатки на просеках, брошенные бревна, а также больные и ослабленные деревья.

За 100 лет наблюдений за волнами усыхания ели, прошедшими на европейской части России, энтомологи сделали ряд важных выводов. Усыхание ельников каждый раз сопровождается массовым размножением короеда-типографа. Продолжительность вспышек массового размножения короеда чаще всего четыре - пять лет, но при повторных засухах эти вспышки могут быть затяжными и продолжаться до 12 лет. В европейских исторических хрониках начиная с 1473 года приводятся многочисленные примеры того, как типограф опустошал еловые леса в Швеции, Норвегии, Германии, Австрии, Швейцарии, Польше, Франции и ряде других стран, где ель произрастает в естественных насаждениях либо культурах.

Защитные леса: беда или спасение

Безусловно, можно считать, что природа лучше знает, что делать, и стараться не вмешиваться в природные процессы. То есть если в лесу завелся короед, не нужно принимать меры, поскольку на месте поврежденных деревьев рано или поздно появятся новые - природа возьмет свое. Но карельские леса находятся, по сути, рядом с мегаполисом, вокруг которого множество небольших городов, поселков и деревень, санаториев, детских лагерей и разных объектов инфраструктуры.

«На эти леса ложится колоссальная рекреационная нагрузка со всеми вытекающими последствиями, - говорит руководитель природоохранной организации «Зеленый крест» Юрий Шевчук. - Естественно, весьма высока опасность возникновения лесных пожаров. А при наличии сухого валежника в лесах он является настоящей бомбой замедленного действия».

Что же считают профессиональные «лесные доктора»?

«На сегодня на Карельском перешейке очаги короеда-типографа после проведенных рубок распространены на площади немногим более 1 тыс. га, - комментирует ситуацию директор Центра защиты леса Ленинградской области Роман Глебов. - Санитарно-оздоровительные мероприятия в этих насаждениях необходимо продолжать, ведь если упустить момент, придется проводить сплошные санитарные рубки на огромных территориях».

Численность стволовых вредителей на участках, расстроенных ураганными ветрами 2010 года, стабилизировалась, и новые вспышки на старых, неразработанных ветровалах не прогнозируются, но, в связи с частыми ураганными ветрами в мае-июне 2015 года, продолжают вываливаться деревья по границам вырубок и в устоявших в предыдущие годы куртинах.

«Ухудшение состояния лесов мы наблюдаем последние лет пять, - подчеркивает учредитель ЗАО «Лемо-вуд», лесозаготовительного предприятия, работающего на Карельском перешейке, Василий Лавришин. - Весьма ощутимо процессы, свидетельствующие об ухудшении здоровья насаждений, проявились в 2013-2014 годах, и далее только усиливаются. То ли корневая система нарушена, то ли климат меняется... Причем даже на тех участках, где не было ветровала, ель тоже погибает».

По данным лесопатологов Центра защиты леса Ленинградской области, на Карельском перешейке из-за неблагоприятных почвенно-климатических факторов повреждены деревья на 15 тыс. га, в том числе более чем на 12 тыс. га насаждения погибли. Этот сухой лес способствует распространению стволовых вредителей на соседние участки, а также представляет повышенную пожарную опасность.

Как показала практика, остановить распространение типографа можно только своевременным проведением санитарно-оздоровительных мероприятий и срочным удалением зараженных деревьев и сухой древесины из насаждений. В случае промедления можно потерять спелые ельники в Ленинградской области. Наглядные примеры: Московская, Тверская, а также Архангельская области, где еловые насаждения погибли на значительных площадях. В последнем случае короед-типограф превратил в сухостой ценные ельники на площади более 2,5 млн га. Ущерб оценивается астрономической суммой. Хорошо еще, что сухостой в Архангельской области находится в междуречье и в случае лесного пожара огонь остановят водные потоки.

Гораздо хуже ситуация в Новгородской области, где леса, как и в Ленинградской, сильно пострадали от ветровала 2010 года. Но если в Ленобласти основной объем поваленных деревьев разобран и осталось ликвидировать отдельные участки поврежденных деревьев, то в Новгородской полноценная работа по расчистке леса до настоящего времени не проведена.

В результате на территории Боровичского, Любытинского и Неболчского лесничеств скопилось множество сухих и поврежденных деревьев, валежника и т. д., что способствует возникновению лесных пожаров, создает угрозу районному центру Любытино, пос. Неболчи и 273 населенным пунктам на территории Любытинского муниципального района и 39 населенным пунктам на территории Боровичского муниципального района. Аналогично обстоят дела и в Вологодской области, часть лесов которой тоже задеты ураганом 2010 года.

Цена вопроса

Пострадавшие участки разбирать надо, бесспорно. Также необходимо вовремя вырубать больные деревья, чтобы не допустить вспышки болезней и вредителей. Но нельзя не учитывать, что при нынешних курсах валют велик соблазн заготовки спелой здоровой древесины под предлогом борьбы с лесными болячками. Поэтому контролирующие органы уделяют пристальное внимание санитарным рубкам.

В этом году Федеральное агентство лесного хозяйства провело проверки в Московской и Ленинградской областях. Результат: выявлены многочисленные нарушения, факты о наиболее вопиющих случаях переданы в правоохранительные органы, принято решение провести аналогичные проверки близ всех городов-миллионников. Впечатляет, когда в Московской области выявляют назначение сплошных рубок по ликвидации очагов короеда-типографа в ельниках, в то время как в материалах лесоустройства они значатся лиственными или сосновыми лесами. При этом на лесосеках не проводилась натурная таксация, то есть оценка фактического состава лесов, их состояния, запаса и т. д. В результате искажения материалов лесопатологических обследований необоснованно назначались сплошные санитарные рубки.

Кроме того, установлены факты проведения сплошных санитарных рубок на площади более 59 га в Московском учебно-опытном, Волоколамском, Клинском, Орехово-Зуевском лесничествах на лесных участках, частично расположенных в водоохранных зонах. Это прямое нарушение действующего законодательства.

«Факты незаконных вырубок леса под видом санитарно-оздоровительных мероприятий, выявленные активистами Общероссийского народного фронта в Ленинградской области, не раз получали подтверждение, - говорит Александр Кузьмин. - В период с ноября 2015 года по январь 2016 года факты незаконного назначения санитарных рубок были выявлены в Приозерском, Волховском и Бокситогорском районах области».

А судьи кто?

К сожалению, приходится констатировать, что многочисленные нарушения являются следствием системы, которая позволяет недобросовестным частным лесопатологам выдавать «липовые» заключения, разрешающие вырубку якобы поврежденных деревьев, - в абсолютном большинстве скандальных ситуаций фигурируют некие фирмы, оказывающие услуги по проведению лесопатологических обследований.

К работе специалистов Рослесозащиты претензий никто не предъявляет. Оно и понятно: сотрудники государственной организации дорожат своей репутацией и не идут на сомнительные сделки с недобросовестными представителями лесного бизнеса. Более того, именно специалисты Рослесозащиты привлекаются в качестве независимых экспертов для перепроверки результатов труда частных лесопатологов.

Конечно, назначение рубок выполняет лесничество, и перед рубкой лесничий обязан осмотреть каждую делянку и убедиться в правильности вывода лесопатолога. Но, во-первых, не все лесные болезни легко определить, не имея хотя бы некоторых навыков лесопатолога. А во-вторых, нередко у лесничих просто физически нет возможности осмотреть каждый участок. Инструкция инструкцией, а жизнь есть жизнь.

Ряд экспертов видят решение проблемы в повышении прозрачности принимаемых решений. Так, Александр Кузьмин считает: «Главная проблема в том, что нет прозрачной процедуры принятия решения о назначении сплошных санитарных рубок. Поэтому первое, что требуется сделать, - это открыть доступ к информации по лесопользованию всем желающим, размещать информацию как на сайтах органов власти, так и на каком-либо специализированном портале, что позволит снизить социальное напряжение, а также поможет властям полноценно использовать инструменты народного контроля. Общественные активисты могли бы информировать власти об обнаружении очагов заражения, помогли бы создать "народную карту" больного леса».

Действительно, создание интерактивной карты может способствовать решению целого ряда проблем, например, сократить поток запросов жителей и представителей общественных организаций к органам власти, а также помочь правоохранительным органам, уделяющим в последнее время повышенное внимание санитарным рубкам. Тем более что наработки в этом направлении уже есть: в Московской области создана подобная карта. Любой желающий может легко узнать, где будут валить зараженный лес. Открытость в этом вопросе существенно снижает общественное напряжение.

А рубить больные деревья надо. Это нам подтвердил председатель Союза лесопромышленников Ленинградской области Юрий Орлов: «Считаю, что при санитарных мероприятиях единственный выход - это рубка пораженного короедом-типографом леса, в противном случае будут негативные последствия как для лесной экономики, так и для растительного и животного мира. Согласен с тем, что публичность лесопатологических обследований сейчас недостаточная, но хочу заметить, что арендатор не имеет права выполнять лесопатологические обследования. Несовершенство лесного законодательства не позволяет оперативно проводить санитарные рубки, и процедура согласования длится порой больше года. Сложившаяся система лесного управления - это главная причина отсутствия механизма быстрого реагирования на изменения состояния насаждений в результате, например, воздействия насекомых-вредителей».

В итоге в Ленинградской области сложилась довольно странная ситуация: основная масса ветровальной древесины разобрана, но остались еще участки усыхающей ели, которые никак не могут разобрать. С учетом того, что с каждым годом пораженная древесина теряет в цене, дальше все сложнее будет заставить арендаторов вывезти ее из леса.

Выход есть?

Современную ситуацию с санитарными рубками одним словом можно охарактеризовать как истерию - то разрешают рубить, то запрещают. Из-за отдельных недобросовестных, а то и откровенно криминальных заготовителей под угрозой оказывается здоровье тысяч гектаров лесов, теряется ценный ресурс, экономика лесопромышленных предприятий страдает. А при возникновении серьезных лесных пожаров могут пострадать и люди.

Для нормализации ситуации Рослесхозом подготовлены изменения в законодательство по санитарным рубкам. В  Федеральном законе № 455 содержатся изменения в Лесной кодекс в части совершенствования регулирования защиты лесов от вредных организмов. С одной стороны, нововведения предусматривают сокращение сроков получения разрешения на рубку с момента выявления факта поражения леса до выдачи разрешительных документов, с другой - создается заслон злоупотреблениям. Но это в теории. Как будет складываться ситуация на самом деле, покажет время.

По мнению ряда экспертов, без создания системы аккредитации на базе Рослесозащиты едва ли можно переломить ситуацию с псевдосанитарными рубками. Однако и инициатива ОНФ по созданию «зеленого щита» вокруг крупных мегаполисов тоже не вызвала бурю восторга в профессиональном сообществе. Ведь запрет на хозяйственную деятельность в лесонасаждениях этого щита неизбежно приведет к деградации лесов и ухудшению породного состава.

Наиболее перспективным представляется путь внедрения механизмов интенсивного лесного хозяйства, который позволит избегать ситуаций, когда приходится ставить вопрос о вырубке сотен гектаров лесов, для того чтобы спасти тысячи. Арендатор сам должен выбирать методы ведения лесного хозяйства и при этом нести ответственность за результат своей деятельности. Это означает, что за 49 лет аренды он обязан как минимум не понизить качество лесного участка. А в идеале повысить.

А пока остается следить за развитием ситуации и ждать новых громких дел, связанных с нарушениями при проведении санитарных рубок...

Алексей ГРОМОВ